Что понимают коммунисты под свободой любви?

Среди разнообразной клеветы и грязи, которую ныне либеральная пропаганда выливает на коммунизм – особенно подлым и бессовестным является  обвинение, что будто бы коммунисты несут половую разнузданность и разврат.

Буржуазные пропагандисты под маркой «ученых», «историков», «обществоведов» с давних пор преподносят обывателям стряпню о том, что якобы коммунисты предполагают в обязательном порядке «национализировать женщин», что большевики, придя к власти, издали декрет «Об отмене брака», разрешили гомосексуализм и даже в самом деле провели «национализацию» женщин. Что коммунисты стоят за свободную любовь – а это, конечно же, значит, что они за повальную разнузданность и половые извращения.

Эта клевета не только отвратительна и бессовестна – но и просто смешна. Достаточно только посмотреть на то, что происходит в современных буржуазных странах и в нынешней капиталистической России.

Почти во всех европейских странах легализована проституция.

Более того – буржуазное государство не только разрешило проституцию – оно делает все возможное, чтобы общество перестало считать ее чем-то безнравственным, чтобы торговля женским телом превратилась во вполне себе пристойное занятие. В сознание общества постоянно внедряется мысль, что проституция – такая же работа, как и всякая другая, и торговать своим телом не более стыдно, чем всяким другим товаром. С этой точки зрения, сутенер и содержатель публичного дома – такой же предприниматель, как и всякий другой (если только платит налоги), т.е. гражданин, достойный всякого уважения. Теперь ему даже незачем скрывать род своих занятий – наоборот, отлично зная, чем он занимается, его могут выбрать депутатом в парламент.

И даже больше того. В некоторых странах государство ОТКРОВЕННО ВЫНУЖДАЕТ женщин заниматься проституцией.  В Германии женщинам, стоящим на бирже труда, дают направления на работу в бордель. Если женщина отказывается от такой работы, ее снимают с биржи[1]. «Основание» такое – раз проституция разрешена законом, раз признано, что это такая же работа, как и всякая другая –  то почему бы не направить женщину в бордель? Ведь это то же самое, как, скажем, массажисткой в косметический салон, или продавцом в магазин.

Половые извращения, как гомосексуализм и лесбиянство, узаконены во всех ведущих капиталистических странах. Так же, как и проституцию, половые извращения стремятся оправдать в глазах общества, придать им статус нормы, пропагандировать и распространять их.

О том, что в этих странах процветает порнография, что тема половых отношений навязчиво, с утра до вечера, звучит во всех СМИ, что фильмы, передачи, песни, шоу, и даже детские мультфильмы  буквально напичканы намеками на интимные отношения полов – незачем и говорить. То же самое происходит и у нас в России с наступлением капитализма.

Смешно и подло, что отлично видя все это, либералы продолжают говорить о «разнузданности», которую якобы несет в себе коммунизм, о «национализации женщин» и тому подобном.

Господа либералы, окститесь! О какой разнузданности вы говорите? Может ли быть большая разнузданность, чем нынешняя разнузданность в капиталистических странах, к которым относится и Россия? Можно ли больше унизить женщину и больше изуродовать интимные отношения, чем это делается в нынешнее время в буржуазном обществе?

Вы прекрасно знаете о кварталах красных фонарей в западных странах, где голые женщины выставлены на показ в стеклянных витринах[2], как колбаса или копченная рыба – живой товар, не больше и не меньше – и продолжаете говорить, что коммунисты несут разнузданность!

Вы, никак, совсем без ума! Или без совести? Как же вы гнусно лжете!

Впрочем, это не с вас началось. Еще во времена Маркса буржуазные идеологи, ненавидя коммунизм, старались очернить его, приписав ему собственные пороки. Почтенные буржуа, для которых соблазнить чужую жену или наведаться в публичный дом было делом самым обычным – лицемерно возмущались «безнравственностью» коммунистов, которые якобы хотят ввести общность жен. Вот что говорил об этом Маркс[3]:

«Но вы, коммунисты, хотите ввести общность жен,- кричит нам хором вся буржуазия.

Буржуа смотрит на свою жену как на простое орудие производства. Он слышит, что орудия производства предполагается предоставить в общее пользование, и, конечно, не может отрешиться от мысли, что и женщин постигнет та же участь.

Он даже и не подозревает, что речь идет как раз об устранении такого положения женщины, когда она является простым орудием производства.

Впрочем, нет ничего смешнее высокоморального ужаса наших буржуа по поводу мнимой официальной общности жен у коммунистов. Коммунистам нет надобности вводить общность жен, она существовала почти всегда.

Наши буржуа, не довольствуясь тем, что в их распоряжении находятся жены и дочери их рабочих, не говоря уже об официальной проституции, видят особое наслаждение в том, чтобы соблазнять жен друг у друга.

Буржуазный брак является в действительности общностью жен. Коммунистам можно было бы сделать упрек разве лишь в том, будто они хотят ввести вместо лицемерно-прикрытой общности жен официальную, открытую. Но ведь само собой разумеется, что с уничтожением нынешних производственных отношений исчезнет и вытекающая из них общность жен, т. е. официальная и неофициальная проституция».

«Высокоморальный ужас» тех буржуа похож как две капли воды на «высокоморальный ужас» нынешних либеральных клеветников. Те, например, находили, что официальная проституция и публичные дома – дело благое, необходимое для гигиены общества, потому как иначе мужчины начнут соблазнять порядочных женщин, и ни один почтенный гражданин не сможет быть спокоен за свой домашний очаг. И эти же самые буржуа, оправдывающие проституцию – с «высокоморальным ужасом» возмущались, что якобы коммунисты собираются ввести общность жен. Наши нынешние либеральные лицемеры рассуждают о плюсах легальной проституции и подсчитывают, какой доход получит казна, если проституция станет законным бизнесом. А потом с «высокоморальным ужасом» рассказывают, что коммунизм это разнузданность и что большевики хотели «национализировать женщин».

Они даже умудряются приведенную нами цитату Маркса использовать как доказательство, что коммунисты ДЕЙСТВИТЕЛЬНО предполагают ввести общность жен! Хотя в этом своем высказывании Маркс ничего подобного не говорит, наоборот, разоблачает лицемерие и ханжество своих клеветников, показывает, что они валят с больной головы на здоровую.

«Вы кричите, что мы хотим ввести общность жен – говорит Маркс лицемерам – Вы валите с больной головы на здоровую, приписываете нам ваше собственное свинство. У вас, в вашем «высокоморальном» обществе эта самая общность жен прекрасно процветает, прикрытая ханжескими фразами о «святости брака». Мы не собираемся вводить «общность жен», это ложь. Но даже если бы мы и собирались сделать это — то мы не ввели бы ничего нового. Мы просто вместо вашей общности жен, прикрытой ханжеством, объявили бы открытую. Так что не лицемерьте, не приписывайте нам вашу собственную развращенность».

Ни Маркс, ни большевики в России и ни один настоящий коммунист не мог бы говорить ни о какой  «национализации» или «обобществлении» женщин. Почему? Потому что, если женщину можно «национализировать» или «обобществить» — это значит, что ею можно распоряжаться, что она существо несвободное, угнетенное. А главная цель коммунизма – уничтожить всякое угнетение человека человеком.

Освободить человека от угнетения, освободить женщину от унижения, от необходимости торговать телом можно только в бесклассовом, свободном и справедливом обществе, в обществе коммунизма.

Разврат, проституция, половые извращения, унижение женщины – все это имеет один корень – классовое деление общества, богатство и могущество одних и нищета и бесправие других.

В классовом обществе, в обществе, основанном на угнетении и порабощении человека человеком, в частности, при капитализме – неизбежно существует и будет существовать разврат,  унижение женщины и купля-продажа женского тела.

В России вплоть до Революции  веками царил  постоянный разврат и унижение женщины, грубый чувственный разгул при внешнем ханжестве и лицемерии.

Мы постараемся показать, что причина этого – классовое деление общества, т.е. богатство одних и нищета других, экономическая зависимость и экономическое принуждение.

При крепостном праве почти у каждого помещика имелся гарем из крепостных девок. Об этом знала не только жена и вся деревня, но и вся округа. Также не составляло тайны, что дети этих девок, которые потом делались  дворовыми холопами – дети помещика. И все знали, что какой-нибудь Ванька, прислуживающий барину в качестве казачка или лакея – родной сын этого барина от крепостной наложницы.

Крепостная наложница была для помещика не больше, чем вещью, орудием наслаждения. Если он, считая женщину существом второго сорта, презирал даже собственную жену-дворянку – то надо думать с каким презрением он относился к женщине крепостной, к рабе. Понятно, что он не испытывал никаких угрызений совести, набирая в свой гарем самых красивых и здоровых женщин и девушек, калеча их души и жизни.

Отчего все это было возможным? Оттого, что существовали классы, что были  помещики и крепостные, господа и рабы.

После отмены крепостного права крепостная зависимость кончилась. Но классы остались, экономическое неравенство осталось. А значит – осталась и экономическая зависимость, которая порабощает человека не хуже, чем крепостная. И не хуже превращает женщину в рабу, в товар.

До Революции в России существовала официальная проституция. Дело было поставлено на широкую ногу. Вся страна была заполнена публичными домами на любой вкус. Содержатели публичных домов, кстати, как и теперь на Западе, отчисляли в казну налоги, и находились под покровительством властей и полиции. Нередко они пользовались именем хорошего семьянина и во всех отношениях почтенного человека.

Тогдашнее богатое общество, которое на каждом шагу осеняло себя крестом, постилось и лобызало руку священникам, смотрело на вопрос проституции так же, как и нынешние либералы: это вещь нужная, лучше уж в публичном доме, чем ехать куда-то  искать. Главное — чтобы дом был приличный, женщины  здоровые, хозяйка вежливая. И опять же – в казну доход. А почтенному отцу семейства спокойнее – раз есть  женщины, специально предназначенные для блуда, значит, его жена и дочь в большей безопасности.  И он может с легким сердцем развлекаться в обществе проституток и не бояться за свой семейный очаг. Ну, а когда этот почтенный развратник узнавал о романе собственной жены или дочери? Тогда он приходил в тот самый «высокоморальный ужас», о котором говорил Маркс.

Кроме публичных домов, богатые мужчины нередко брали себе содержанок из бедного  городского мещанства. Делали любовницами служанок, горничных, ключниц, экономок.

Мужчины развлекались в публичных домах, с содержанками и любовницами.  Женщины тоже находили случаи изменять мужьям, хотя фарисейская мораль осуждала их за это гораздо беспощадней, чем мужчин.  Нередко бывало в бедных классах – что жена изменяла мужу с его начальником или другим влиятельным человеком, чтобы ему же добыть должность, чин, обеспечить семье лучшее материальное и общественное положение. То есть – та же торговля телом, и по причине того же экономического и классового неравенства.

В богатых и средних слоях обычным делом был брак по расчету. Девушке нужно было выйти замуж, нужно было найти того, кто ее будет обеспечивать и кормить, чтобы не остаться старой девой и не висеть до конца дней на шее родителей.  То есть опять таки-разновидность проституции, но при этой проституции девушка или женщина продавала себя не на одну ночь, а на всю жизнь в обмен на пожизненное содержание и общественное положение.

Значит – не только официальная, признанная проституция, но еще и сам брак в классовом обществе  является разновидностью проституции.

В наше время нет крепостного права, нет помещиков, которые держат гаремы из крепостных рабынь, нет родительского права силой выдать замуж или женить. Но есть классы и классовое неравенство, есть капиталистические производственные отношения. Есть экономическое господство и экономическое рабство. И поэтому есть торговля телом и порнография, брак по расчету и унижение женщины, разврат и половые извращения, скабрезность и пошлость.

Почему женщины продают себя? Потому же самому, почему рабочий продает себя капиталисту – потому что рабочий беден, а капиталист богат. Потому что рабочий вынужден себя продать, чтобы не умереть с голоду. Потому и женщина вынуждена продавать свое тело, чтобы ей было на что жить в этом безумном мире.

Почему узаконили проституцию во многих западных странах? Это объясняют гуманностью по отношению к проституткам, уважением их человеческих прав.

На самом деле совсем не гуманность заставила западную  буржуазию легализовать проституцию.  Это просто в логике самого капитализма. Где господствует рынок – там все товар. Проституция  –  золотое дно для буржуазии. И ей, естественно, хотелось бы, чтобы этот бизнес был узаконен и находился под охраной государства. Буржуазное государство делает то, что требуется буржуазии. То есть, легализует выгодный бизнес. Делается это, как было сказано, под видом «гуманизма» и заботы о правах женщин.

Дальше включается в дело либеральная пропаганда, которая начинает внушать населению, что проституция – такая же работа, как и всякая другая, что не имеет никакого значения, продаешь ли ты газеты или собственное тело, что осуждать проституцию как занятие безнравственное и унизительное – не толерантно и не соответствует современным демократическим ценностям, и тому подобное. Опять все подается под соусом гуманизма, демократии, толерантности и т.п. На самом деле подоплека простая – буржуазии, чтобы успешно торговать живым товаром, надо не только легализовать торговлю, но и оправдать ее в глазах общества. Надо общество развратить. Этой цели успешно служат буржуазные СМИ, напичканные  пошлостью и развратом.

Брак по расчету тоже можно назвать торговлей телом. А  он у нас процветает, и не может не процветать, если есть бедность и богатство.

Итак, мы видим — в классовом, капиталистическом обществе женщина обречена быть товаром и торговать собой. Даже когда она не хочет этого делать, ее силой заставляют приносить деньги сутенерам, ибо это слишком выгодно и очень доходно.

От этой участи  ее спасет только коммунизм, справедливое бесклассовое общество.

Либеральные  деятели (которые нам приписывают  «национализацию женщин») заявляют о своем «толерантном»  отношении к проституции.

Мы, коммунисты,  говорим:  ни о какой толерантности к этому общественному злу не может быть и речи! Проституция – отвратительная язва капитализма, самое гнусное унижение женщины, самый яркий пример ее порабощения. Это зло должно быть уничтожено, и оно будет уничтожено, когда мы уничтожим условия для его существования – частную собственность и классовое деление общества.

Мы также непримиримо относимся к разврату и половым извращениям. Мы считаем, что это такое же проявление несвободы и порабощения, как и вынужденная торговля телом.

И разврат, и половые извращения  – искажение нормального полового чувства.  Это искажение имеет психическую природу и связано с социальными условиями общества.  Если в обществе господствуют искаженные отношения между полами – то нормальное половое чувство закономерно принимает  извращенную форму. Значит, половые извращения  –  так же вынуждены в этом несвободном обществе, как и вынужденная торговля телом. Они происходят под давлением ненормальных,  уродливых общественных отношений, которые есть следствие отношений людей в процессе производства.

С уничтожением классов будут уничтожены и безобразные и неестественные отношения между полами.  Значит, не будет и причин для искажения полового чувства.

Либералы обвиняют нас в том, что мы за свободную любовь.  И считают, что это означает повальный разврат и оргии. Да – мы за свободную любовь, за свободный союз мужчины и женщины. Но что это такое?

Чтобы объяснить это, объясним, что не является свободным союзом. Свободным союзом не является такой союз, где есть какое бы то ни было принуждение. Если мужчина и женщина сходятся и остаются вместе не потому, что хотят, а потому что их вынуждают к этому обстоятельства – денежный расчет, соображения карьеры, престижа, страх за завтрашний день – то это НЕ свободный союз и НЕ свободная любовь.  В свободном союзе мужчина и женщина соединяются только потому, что сами хотят этого, что стремятся быть вместе.

Понятно, что в капиталистическом обществе свободный союз мужчины и женщины – большая редкость. В большинстве случаев этот союз носит вынужденный характер.  Мужчина и женщина сходятся и остаются вместе из соображений выгоды, карьеры, престижа. И даже если они любят друг друга, все равно  эти соображения почти всегда присутствуют в браке.

По-настоящему свободным, основанным лишь на взаимной любви, союз мужчины и женщины сможет стать только в коммунистическом обществе, там где будет обеспечено реально равенство всех людей.

Анна Тропинина

Аудио



[1] http://imperiya.by/pc26-18032.html

[2] http://work-way.com/ulica-krasnyx-fonarej-kak-otrazhenie/

[3] К.Маркс «Манифест коммунистической партии»

Что понимают коммунисты под свободой любви?: Один комментарий

  1. «На самом деле подоплека простая – буржуазии, чтобы успешно торговать живым товаром, надо не только легализовать торговлю, но и оправдать ее в глазах общества. Надо общество развратить. Этой цели успешно служат буржуазные СМИ, напичканные пошлостью и развратом.»

    Сейчас это везде, но впереди всех по доле разврата, наверное, идут СМИ, ориентированные на молодёжь. Под видом «молодёжного» им подаётся разврат, похоть. Мораль и нравственность объявляются устаревшими, не «модными», а секс без ограничений с самого малого возраста — «молодёжным».
    Таково например буржуазное радио Динамит ФМ, или ДФМ. Там круглые сутки людям втирают это.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь.