Как бороться против наступающего фашизма

Вопрос более чем насущный, и как мы уже говорили в статье «Можно ли назвать происходящее в Украине фашистским переворотом?» , касающийся отнюдь не только Украины, поскольку аналогичные процессы, суть которых повсеместное сворачивание демократии, в той или иной форме идут по всему миру, и особенно на постсоветском пространстве. Причина тому, общий кризис капитализма, одним из ярких проявлений которого является глобальный экономический кризис, вот уже несколько лет цепко держащий в своих объятиях весь капиталистический мир.

Да, нам по телевизору о кризисе не говорят или почти не говорят. Буржуазия, чтобы не пугать население, давно использует ловкий прием, выдумывая, когда того требует ситуация, новые термины и внедряя их в сознание трудящихся, чтобы они не слишком нервничали и мало что понимали в происходящем.

Один из таких терминов, активно употребляемых буржуазными СМИ, чтобы скрыть экономический кризис, это «рецессия», означающий «относительно умеренный, некритический спад производства или замедление темпов экономического роста»[1].  Вот только спад производства он и есть спад производства. А  «критичен» он или «некритичен», не столь важно, важно, что он есть. Конкретные же цифры ни о чем не говорят – они, если нужно, легко «рисуются» и предназначены по большей части для «широкой публики», поскольку специалисты и господствующий класс отлично понимают, что происходит на самом деле.

Такого же рода и термин «стагнация», означающий небольшой рост производства (такой небольшой, что его никто, в реале не видит!). Но как ни назови, пытаясь скрыть очевидное, а промышленное производство – основа всякой экономики — падает, заводы закрываются, рабочих тысячами выбрасывают на улицу, зарплаты и социальные расходы сокращаются и пр. – а это все действия, которые осуществляет буржуазия только в случае экономических кризисов.

Что же касается нынешнего кризиса, то он особого рода. Умирающий капитализм, как и предсказывали классики марксизма-ленинизма, изжил сам себя. Мы живем во время его агонии. Господствующий в условиях капитализма класс буржуазии на последней, заключительной стадии своего существования настолько увлекся откровенным паразитированием, что утерял всякую связь с производством. Он теперь не управляет, как раньше, производственными процессами, не организует их, — теперь  все работает без него! Везде и всюду, даже на финансовых рынках, за этих «господ» трудятся наемники, создавая и обеспечивая им прибыль.

Буржуазия стала лишним звеном существующей системы общественного производства – вот в чем главная суть того этапа капитализма, в котором мы сейчас живем!

Господствующий класс напрочь оторвался от реальности и перестал видеть очевидное. Капиталисты оперируют теперь не реальной экономикой, как раньше, когда молодой капитализм был прогрессивным явлением общественной жизни, а виртуальной экономикой, т.е. экономикой, которой не существует в природе и которая никого не способна ни накормить, ни одеть-обуть. Буржуазия сегодня живет в иллюзорном мире. Те же кризисы буржуазные правительства и их аналитики-экономисты сегодня определяют не по объемам  реального производства, без которого мир и дня не проживет, а по движению ВВП, повышения которого несложно добиться путем финансовых спекуляций или примитивного поднятия цен. Тем более что исчисляется ВВП в денежном эквиваленте, а не в количестве произведенной продукции или оказанных услуг.  Но этот высосанный из пальца «рост ВВП» будет на бумаге, а не в реальном мире. В жизни же ситуация только ухудшается – заводы останавливаются, трудящие все более и более нищают.

Чувствуя, что почва уходит у него из-под ног, что его историческое время вышло, господствующий класс буржуазии всеми силами пытается удержаться на плаву и сохранить свое господство. Он повсеместно переходит к реакции, отлично осознавая, что у него теперь нет серьезной опоры даже в экономике, ведь он стал тем самым фактором, который мешает общественному производству развиваться дальше, тормозя прогресс производительных сил. Все объективные условия для гибели буржуазии созрели и спасает ее сейчас только отсутствие субъективных условий — разрозненность трудящихся, непонимание ими своих коренных целей и исторических задач. Но эти условия появятся обязательно, ибо таковы законы общественного развития, которые настоятельно требуют привести мировые производственные отношения в соответствии с уровнем развития мировых производительных сил. Если рабочий класс сможет объединить свои усилия и выступить против класса буржуазии единым фронтом, то капитализму не поможет уже ничто — он не продержится и дня.

Откуда следует прямой и самый насущный на настоящий момент времени вывод – объединение рабочего класса не только одной страны, но в рамках всего мира, преодоление всех расколов рабочего движения жизненно важно для борьбы за новое общество. Это сегодня самая главная задача, без решения которой буржуазию не победить и капитализм не уничтожить. И пока эта задача не будет решена, капитализм будет гнить и смердеть, отравляя все вокруг продуктами своего разложения.

Один из таких продуктов гниения капитализма – фашизм, который уже принес немало горя народам всего мира.  Сегодня он вновь стоит на пороге многих капиталистических стран, угрожая человечеству новой мировой войной. И это не преувеличение. Стремление к внешней экспансии, территориальные захваты и развязывание империалистических войн это одна из главных целей всех или подавляющего большинства фашистских диктатур.

Империалистические войны и фашизм тесно связаны между собой. Оба этих явления есть следствие глубоких экономических проблем капиталистических стран в эпоху империализма. Причины Первой мировой войны общеизвестны —  это битва за передел мира между крупнейшими империалистическими странами, дележ между ними рынков сырья и сбыта. Уже тогда проявились первые черты будущего фашизма, который в полную силу показал себя через два десятилетия. Исторически фашизм возник как результат «Великой Депрессии» — глубочайшего экономического кризиса 1929-1933 гг., из которого мировой империализм толком не мог выбраться более 10 лет. В 1937 году к тому же ведущие страны мира – США, Англию, Францию и др. поразил еще один экономический кризис, выходом из которого для мировой буржуазии и стала Вторая мировая война. Вот тогда народы мира воочию столкнулись с фашизмом, заплатив за это печальное «знакомство» страшную цену – десятки миллионов человеческих жизней.

В середине XX века человечеству удалось обуздать фашизм – первая в мире социалистическая страна СССР ценой громадных жертв советского народа остановила его победное шествие по миру. Но фашизм не исчез, он только затаился на время, потому что главная его причина и единственный его носитель – мировой финансовый капитал не был уничтожен и продолжал существовать.

После гибели СССР мировой финансовый капитал чрезвычайно усилился. Его агрессивность возросла в разы, и угроза новой империалистической мировой войны стала вполне реальной. Да, ядерное оружие это фактор, серьезно сдерживающий аппетиты империалистических хищников, но они нашли выход из этого положения — множество малых войн в разных концах света вполне позволяет империалистам добиваться тех же целей, только несколько другим способом. В условиях же глобального экономического кризиса расширение зон локальных конфликтов, которые и так идут, не прекращаясь, вот уже много десятилетий в разных регионах мира, в том числе на постсоветском пространстве, им только на руку. Афганистан, Палестина, Сирия, Ливия, Ирак, Карабах, Северный Кавказ на территории России и пр. Теперь вот мировой империализм зоной такого конфликта стремится сделать Украину. И сделает, если государственную власть на территории Украины окончательно приберут к рукам фашисты.

И пока политические процессы в этой стране развиваются, к сожалению, именно в этом направлении. Решение нового украинского правительства об образовании в Украине национальной гвардии, основой которой станут боевики «Правого сектора», означает, что этим фашиствующим бандитам новоявленная украинская власть решила придать государственный статус. А это более чем серьезно. Ведь одно дело пусть и вооруженные, но все-таки бандиты, т.е. незаконные вооруженные формирования, с которыми так или иначе государственная власть будет вынуждена вести борьбу. И совершенно другое дело, когда за бандитами стоит сила самого государства, когда все их действия принимают законный характер и вся правоохранительная система с ее следствием и судами к их услугам, когда их финансирует не частное лицо, пусть и располагающее солидными ресурсами, а целое государство, у которого финансовые возможности на порядок выше. Самое печальное в том, что значительная часть населения западных областей Украины поддерживает создание такой национальной гвардии и толпами идет записываться в нее, одурманенная лозунгами о «защите Отечества».

Да и в России не все обстоит гладко. Есть немало оснований полагать, что фашизация политического режима идет и в нашей стране. Причем инициаторам этого процесса не требуется устраивать майданы, они давно на российском политическом олимпе страны. А это на порядок серьезнее, чем возможное установление фашистской диктатуры на Украине. Ибо вкупе с колоссальными ресурсами и ядерным оружием Россия фашистская будет представлять серьезную угрозу не только для своего собственного трудового народа, но и для народов всего мира.

Можно ли что-то предпринять, чтобы остановить все эти негативные процессы? Могут ли что-то сделать прогрессивные силы на Украине и в России в существующих условиях, чтобы не допустить такого печального развития события?

Да, могут. Еще в 1935 году на VII Конгрессе Коммунистического интернационала, проходившем в г.Москве, было указано, что только создание единого рабочего и народного фронта борьбы за демократизацию общества способно остановить наступление фашизма. Задача единого фронта – сплочение вокруг пролетариата и его партии широких народных масс для борьбы с наступающим фашизмом и надвигающейся опасностью новой империалистической войны. В этот фронт должны войти все прогрессивные (по сравнению с наступающими силами реакции) политические силы страны, общественные организации, рабочие объединения, и в первую очередь профсоюзы.

Создание единого фронта прямо вытекает из классовой сущности самого явления «фашизм». Приход фашистов к власти не является простой сменой одного буржуазного правительства другим, а представляет собой замену буржуазно-демократической формы правления формой террористической диктатуры, угрожающей ликвидацией всех демократических завоеваний трудящихся и самым жестким режимом эксплуатации.

Потому в данных условиях вопрос об отношении коммунистической партии и рабочего класса к буржуазной демократии ставится следующим образом. Раз реакционные круги буржуазии стремятся уничтожить демократические права и свободы трудящихся, урезать права парламента, значит, борьба за демократию приобретает особое значение. Г.Дмитров, выступая с докладом на указанном Конгрессе Коминтерна, говорил, что «коммунисты не анархисты и им вовсе не безразлично, какой политический режим существует в данной стране: буржуазная диктатура в форме буржуазной демократии, хотя бы и с самыми урезанными демократическими правами и свободами, или буржуазная диктатура в ее открытой, фашисткой форме»[2].

Тогда же в резолюциях Коминтерна было подчеркнуто, что недопустимо недооценивать серьезную опасность реакционных действий буржуазии, которая подготовляет приход фашистов к власти постепенно, раз за разом проводя все более жесткие мероприятия, по крохам урезая права и свободы трудящихся и усиливая репрессии против революционного и рабочего движения.  Бороться с фашизмом следует уже на этих начальных этапах, ибо подобные действия буржуазных правительств облегчают приход фашистов к власти. «Кто не борется на этих подготовительных этапах против реакционных мероприятий буржуазии и против нарастающего фашизма, тот не в состоянии помешать, тот наоборот, облегчает победу фашизма»[3], — говорил Г.Дмитров.

Коминтерн особо подчеркивал связь фашизма и оппортунизма, указывая, что в некоторых европейских странах фашизм смог победить только потому, что было расколото рабочее движение, и назвал главную причину этого раскола – оппортунизм, который всегда в той или иной форме проповедует политику «классового сотрудничества» с буржуазией.

Выступать оппортунизм может в любой форме, но это всегда есть и будет буржуазная политика в рабочем движении, задача которой и идейно, и организационно расколоть единство пролетариата, и сделать его полностью неспособным на сопротивление наступающей буржуазии. Последнее как нельзя лучше доказали события конца XX века, когда многократно превосходящий по численности советский рабочий класс, одурманенный оппортунистической позднесоветской пропагандой, оказался неспособным противостоять наступающей буржуазной контрреволюции, разрушившей СССР и уничтоживший советский социализм.

О чрезвычайной опасности оппортунизма неоднократно предупреждал и Владимир Ильич Ленин. Еще в 1915 году в работе «Под чужим флагом» он разъяснил генетическую связь между оппортунизмом и национал-социализмом: «социал-национализм вырос из оппортунизма, и именно этот последний дал ему силу»[4]. Здесь Ленин именует известный нам национал-социализм (нацизм, государственная идеология фашистской Германии) «социал-национализмом», но это одно и то же явление. Суть его —  в соединение национализма и шовинизма с идеями мелкобуржуазного социализма, что кратко может быть сформулировано идеологемой  — «социализм для одной нации», которой как раз и одурманивали пролетарские массы в фашистской Германии.

Ленин показал механизм рождения социал-национализма: «Каждое из многочисленных проявлений оппортунизма… во всех европейских странах были ручейками, которые все вместе «сразу» слились теперь в большую, хотя и очень мелководную – (а в скобках добавить: мутную и грязную) – социал-националистическую реку».[5] Вот так, шаг за шагом делая уступки буржуазии и предавая пролетариат вроде бы в мелочах, под разными предлогами идя на маленькие компромиссы в идеологии, угождая то одним мелкобуржуазным слоям трудящихся, то другим (чтобы их «не отпугнуть» излишней революционностью!), откладывая на потом (на неизвестно когда!) борьбу за социализм и довольствуясь только борьбой за сиюминутные интересы трудящихся масс и пр., приходят оппортунисты к мелкобуржуазному социализму и национализму, законченным результатом соединения которых и является фашистская идеология — нацизм.

Как же так, не согласится с нами наивный читатель, ведь оппортунисты часто выступают за интернационализм? Как же они могут быть националистами? На что Ленин отвечает в той же самой работе: «Сторонник международности, не являющийся самым последовательным и решительным противником оппортунизма, есть мираж, не более того. Может быть отдельные лица такого типа могут искренне считать себя «международниками», но о людях судят не по тому, что они о себе думают, а по их политическому поведению: политическое поведение таких «международников», которые не являются последовательными и решительными противниками оппортунизма, всегда будет помощью или поддержкой течения националистов»[6].

Примеров, подтверждающих этот ленинский вывод, полно в нашей сегодняшней жизни. И речь не только о КПУ и КПРФ, махровых социал-демократах, которых и оппортунистами-то уже не назвать, поскольку они полностью отказались от всякой коммунистической идеологии, перейдя полностью и окончательно на позиции господствующего класса буржуазии и оставив себе только название — «коммунистические», чтобы вводить в заблуждение наивно в них верящие трудящиеся массы. Речь еще о множестве других «коммунистических» партий, организаций, групп и сект, в которых коммунизмом тоже, к сожалению, не пахнет.  Там цветет пышным цветом тот самый оппортунизм, частенько проявляя свою буржуазную сущность в том числе и в национальных вопросах. Многие из этих коммунистических организаций на словах декларируют свою приверженность принципу интернационализма («международности» в цитате Ленина), а вот на деле оказывается, что они то поддерживают «восток против запада» (Восточную Украину против Западной Украины, где якобы никто работать не хочет, а живут только за счет трудящихся восточной и юго-восточной части Украины), то выступают за ограничение миграции из Средней Азии («понаехали тут, только работу у наших российских рабочих отбирают»), то одобряют антикавказскую истерию, считая всех выходцев с Северного Кавказа паразитами и бандитами («Хватит кормить Кавказ!»)  и т.п.

Но окончательно коммунистический покров с них сорвали события на Украине и реакция на них российского правительства. Российские и украинские «коммунисты» просто-таки зашлись, иначе и не скажешь, в приступе великорусского национализма и буржуазного патриотизма, который и так  охватил чуть ли не всю Россию. Вместо того чтобы разъяснять российским и украинским трудящимся, что происходит, объяснить им, что их наивную тягу к советскому прошлому (тягу, лишенную всякой классовой основы, ибо сущность СССР подавляющей массой бывшего советского населения так и не понята, за что нужно сказать отдельное «спасибо» нашим левым и «коммунистам»!) российская буржуазная власть использует для своих империалистических интересов, эти «коммунисты» и леваки оказались неспособными сами стоять на классовой позиции пролетариата. Они полностью солидаризировались с российской и украинской буржуазией в деле раскалывания рабочего класса, в разведении его по национальным квартирам, где потом буржуазии будет удобнее задавить его по одиночке.

Последнее есть наглядный пример того, о чем говорил Ленин, что «международность», т.е. интернационализм у оппортунистов только на словах, на деле же интернационализм у них всегда превращается в национализм, русский или украинский, несущественно. В данном конкретном случае вся эта оппортунистическая масса российских и украинских коммунистов фактически перешла на сторону русского национализма против украинского. Противопоставить всяким националистам пролетарский интернационализм они не смогли, ибо в корне не поняли, что это такое.

Эти так называемые коммунисты даже не сумели сообразить и, следовательно, разъяснить трудящимся, что никакой «дружбы народов» в классовом обществе не бывает и быть не может, потому что народы в классовом обществе НЕ ЕДИНЫ, что они разделены на классы, интересы которых и являются главным фактором всех происходящих в этих обществах процессов! О «дружбе народов» может идти речь только в условиях пролетарского государства, в условиях политической власти рабочего класса, когда действительно народы получают возможность свободно решать сами свою судьбу и когда право на самоопределение для них становится не фикцией, а реальностью. Тогда и только тогда разные народы, будучи истинно свободными от всякого национального угнетения и притеснения, могут жить спокойно и в мире друг с другом – дружить между собой, а не воевать, направляемые буржуазией, желающей отхватить лакомый кусок у соседа, как это происходит во всяких капиталистических обществах.

Вообще говоря, происходящее на Украине и реакция на эти события в России наглядно показывают, что все постсоветское коммунистическое движение потерпело полный крах, так и не сумев очиститься от позднесоветского оппортунизма, приведшего СССР к разрушению. Теме об уроках событий на Украине, ввиду ее особой важности, имеет смысл посвятить отдельную статью, поскольку нашим коммунистам давно пора уже сделать выводы из своих ошибок, а не повторять их вновь и вновь, раз за разом предавая свой трудовой народ, которому и надеяться-то больше не на кого. Пока же продолжим разговор о том, что могут и должны сделать все прогрессивные силы страны, чтобы не допустить установления фашисткой диктатуры.

Л.Сокольский, «Рабочий Путь»

Аудио

Окончание


[1] Википедия

[2] Г.Дмиров «В борьбе за единый фронт против фашизма и войны».

[3] Там же.

[4] В.И.Ленин ПСС, т.26, с.151

[5] Там же, с.151-152

[6] Там же, с.153-154

Как бороться против наступающего фашизма: 2 комментария

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь.