Когда и как у советского народа отобрали все его достояние

Подавляющее большинство наших граждан до сих пор полагают, что советский социализм умер 8  декабря 1991 года, когда главами Российской Федерации (РСФСР), Республики Беларусь и Украины были подписаны Беловежские соглашения, то есть когда волей трех новоявленных президентов советских республик был разрушен СССР.

Другая часть считает, что советский социализм был уничтожен в 1993 г., когда в Москве расстреливали Верховный Совет (Белый Дом).

Третьи называют дату 25 декабря 1993 года, когда вступила в силу действующая поныне Конституция РФ, которая уже не содержала упоминания ни о каких Советах и о власти трудового народа.

Но ошибаются и первые, и вторые, и третьи — и в декабре 1991 года, и тем более в 1993 году, капитализм уже давно шагал по нашей стране. А появился он в ней отнюдь не благодаря буржуйскому парламенту, а в результате действий высших органов самой Советской власти — тех самых Советов, власть которых была установлена в октябре 1917 года. Вот только к тому времени из органов пролетарской власти они уже стали проводниками воли и интересов народившейся в стране буржуазии, хотя и сохранили еще прежнее свое название — Советы.

Но для того, чтобы это понять, стоит вспомнить, что такое капитализм и чем этот общественно-экономический строй отличается от других общественно-экономических формаций, которые существовали в истории человечества.

У капитализма 3 главных признака: товарный характер производства, частная собственность на средства производства и рынок рабочей силы.

Советская экономика товарной в полной мере не была. Товарной ее можно назвать только в отношении производства товаров народного потребления, да и то с большой натяжкой, поскольку эти товары хотя и продавались населению за деньги, но не на свободном рынке, как это имеет место при капитализме, а по фиксированным ценам, установленным государством и одинаковым по всей территории СССР. Даже колхозные рынки, где колхозы реализовывали ту часть своего продукта, которая оставалась в их полном распоряжении после выполнения плановых заданий Советского государства, и где сельские жители продавали выращенное на своих личных подсобных участках, и то нельзя в полной мере считать свободным рынком, потому что цены там тоже отслеживались государством и, при необходимости, регулировались. Например, в случае резкого повышения цены на какой-то товар, этим товаром из государственных запасов мгновенно заполнялись все рыночные прилавки, и цены колхозного рынка немедленно опускались до приемлемых для широких масс советских трудящихся.

Большая же часть советской экономики — в первую очередь, промышленность — вообще не была товарной, т.е. купить и продать производимую во многих отраслях промышленности продукцию, например, те же средства производства, было в принципе невозможно.

Напомним, что средства производства — это то, без чего невозможно произвести нужные человеку предметы потребления, например, станки, оборудование, сырье, недра, здания, сооружения, земля и т.п. Все средства производства находились в СССР в общенародной или колхозно-кооперативной собственности. Причем все основные средства производства — земля, недра, поля, леса, водоемы — только в общенародной собственности. Этой собственность от имени всего народа СССР управляло советское государство, потому она часто называлась государственная собственность, подразумевая, что имеется в виду государство рабочих и колхозного крестьянства.

И это не было пустой формальностью, всего лишь записанной в Конституции СССР, как сейчас при капитализме в буржуазной РФ, когда права у народа вроде на бумаге обозначены, а на деле их нет — они есть только у буржуазии, у олигархов. При политической власти в руках рабочего класса и всего трудового народа страны, осуществляемой через разного уровня Советы (от местных, городских и районных, сельских и поселковых до Верховного Совета — высшего органа власти в СССР), которые избирались самими рабочими, колхозниками и трудовой интеллигенцией и которые из них же, из трудового народа, и состояли, общественная собственность на средства производства имела принципиальные последствия. Одно из них состоит в том, что в СССР не было безработицы. В Советском Союзе, напротив, была нехватка рабочих рук. И люди там работали не по принуждению, не потому, что больше работать негде, а выбирали себе работу по вкусу, исходя из своих наклонностей, способностей и талантов, своих желаний и стремлений. По той же причине в СССР никогда не задерживали зарплату, а о том, чтобы ее не выплатить, речь вообще не могла идти!

Почему все это так? Да потому что заводы и фабрики, на которых они работали, электростанции и колхозы, были их собственными! Их, собственников, никто не мог лишить работы и возможности прокормить себя и свои семьи! И весь произведенный ими продукт принадлежал не каким-то частным лицам, единицам богачей, как сейчас, а им самим! Потому в СССР и не было голодных, не было нищих, не было бездомных. Все, что им требовалось для жизни, советские рабочие и крестьяне создавали и строили сами и сами и распределяли — каждому по мере вложенного им в общее дело труда.

В таких условиях  — в условиях общественной собственности на средства производства, ограниченного товарного производства и, как следствие, отсутствие свободного рынка, т.е.  возможности продать все и вся любому и по любой цене, и главное — рынка свободной рабочей силы (тысяч безработных, готовых трудиться на кого угодно за копейки, лишь бы не умереть с голоду) — капитализм в СССР развиться не мог, поскольку именно частная собственность на средства производства и наемный труд являются необходимыми условиями получения прибавочной стоимости – источника всякой капиталистической прибыли.

Чтобы вновь сделать страну капиталистической — все это требовалось сломать и уничтожить. Забрать политическую власть из рук рабочего класса и колхозного крестьянства, уничтожить общественную собственность, заменив ее частной собственностью на средства производства, которая немедленно распространит товарное производство на все сферы экономической жизни страны, и самое главное — создать рынок рабочей силы, т.е. миллионы безработных, нищих и голодных людей в стране, которые бы пошли к новоявленным частным собственникам наниматься на работу — пошли продавать единственное, что у них осталось — свою способность к труду.

И все это было сделано в Перестройку — для того, собственно, она и затевалась ее инициаторами, мировым капиталом, который пошел ва-банк, не выдерживая конкуренции с социалистической экономикой, и теми лицами внутри страны, которые давно и верно ему служили — оппортунистами и ревизионистами.

19 ноября 1986 г. Верховный Совет СССР принял Закон «Об индивидуальной трудовой деятельности», а 5 февраля 1987 года Совет Министров СССР издал постановление «О создании кооперативов по производству товаров народного потребления», которые фактически легализировали «теневых» дельцов в СССР и дали официальный старт развитию в стране малого и среднего предпринимательства. Использование наёмного труда пока еще запрещалось, однако предусматривалось оказание государственной поддержки тем гражданам, которые пожелали заняться предпринимательством.

Примерно в то же время создаются совместные предприятия, с помощью которых иностранный капитал получил возможность за бесценок вывозить из СССР все, что ему приглянулось: Постановление ЦК КПСС Совета Министров СССР от 19 августа 1986 года № 991 «О мерах по совершенствованию управления внешнеэкономическими связями» и № 992 «О мерах по совершенствованию управления экономическим и научно-техническим сотрудничеством с социалистическими странами», Указ Президиума Верховного Совета СССР от 13 января 1987 года «О вопросах, связанных с созданием на территории СССР и деятельностью совместных предприятий, международных объединений и организаций с участием советских и иностранных организаций, фирм и органов управления», постановления Совета Министров СССР от 13 января 1987 года № 48 «О порядке создания на территории СССР и деятельности совместных предприятий, международных объединений и организаций СССР и других стран-членов СЭВ» и № 49 «О порядке создания на территории СССР и деятельности совместных предприятий с участием советских организаций и фирм капиталистических и развивающихся стран».

11 июня 1987 г. вышло Постановление ЦК КПСС, Совмина СССР N 665 «О переводе объединений, предприятий и организаций отраслей народного хозяйства на полный хозяйственный расчет и самофинансирование», которое превратило советскую не вполне товарную экономику в полностью товарную, где продается и покупается абсолютно все, в том числе средства производства.

Таким способом в стране стала постепенно насаждаться частная собственность на средства производства, которая юридически еще была запрещена, однако в реальности стала оказывать все большее и больше влияние на народное хозяйство страны. Планировать производство в таких условиях становилось все сложнее — оно, как и положено производству при частной собственности — становилось все более хаотичным и беспорядочным. Об удовлетворении потребностей населения страны речь уже идти не могла — новых собственников интересовала прибыль, а не запросы людей. И первое, что они сделали, это стали усиленно распродавать все за рубеж, поскольку себестоимость советской продукции была крайне низкой, качество высочайшее и покупали их за границей по бешеным ценам (это к вопросу о конкурентоспособности советских товаров).  Советские магазины опустели. Разросся черный рынок. Появились коммерческие магазины, где те же советские копеечные товары продавались тем, кто их производил — советским рабочим втридорога. Стала раскручиваться инфляция, съедая ростом цен денежные запасы трудящегося населения Советского Союза.

6 марта 1990 г. законом СССР N 1305-1 «О собственности в СССР»  частная собственность на средства производства была узаконена официально, а «общенародная (государственная)» собственность стала просто «государственной».

Закон этот был подписан Председателем ВС СССР Горбачевым, и на момент своего подписания полностью противоречил действующей Конституции СССР (1977 г.). В связи с чем, в Конституцию СССР срочно пришлось вносить поправки, что и было сделано 14 марта 1990 г. на III Внеочередном съезде народных депутатов  принятием Закона «Об учреждении поста Президента СССР и внесении изменений и дополнений в Конституцию СССР».

Вот так простым росчерком пера, а точнее – поднятием рук «народных» депутатов, был поставлен крест на общенародной  социалистической собственности, за которую умирали в Революцию, в Гражданскую и в Великую отечественную миллионы рабочих и крестьян. Бывшей общенародной собственностью теперь стали распоряжаться госслужащие. А рабочий класс СССР остался ни с чем.

Советский народ ничего не понял — ему показалось, что ничего не изменилось — ведь и раньше общенародная собственность часто называлась государственной. Назвалась, да, вот только государство тогда было иное. Если раньше Советское государство состояло из трудового народа, из рабочих, служащих и крестьян, и представляло интересы трудового народа, от его имени и по его поручению распоряжаясь всем народным имуществом, то теперь оно стало выражать интересы нарождающегося класса частных собственников — буржуазии. Это они при полном попустительстве рабочего класса и трудящихся масс формировали теперь состав Советов и проводили через них те законы, которые им были нужны для большего обогащения.

Надо сказать, что политическая власть у трудового народа СССР была перехвачена умело — десятилетия торжества в стране оппортунизма сделали свое дело: советский народ был тотально политически безграмотен и полностью демобилизован в том смысле, что о существовании классовых врагов в стране даже не подозревал и к классовой борьбе готов не был. Этим и воспользовалась контрреволюция.

В самом начале Перестройки политика «гласности», т.е. пропаганда буржуазной идеологии и в частности, буржуазного плюрализма и буржуазной свободы слова, привела к тому, что в стране было официально узаконено существование антисоветских контрреволюционных организаций. Затем изменился порядок выборов в органы государственной власти — Советы.

В июне-июле 1988 года М. С. Горбачёв на XIX конференции КПСС объявил курс на политическую реформу, которая была закреплена в Законе СССР «О выборах народных депутатов СССР» от 1 декабря 1988 года, одновременно были приняты и внесены необходимые изменения в Конституцию СССР 1977 года.

«Депутаты трудящихся» превратились в «народных депутатов». Выборы стали проводиться на альтернативной основе (в местные Советы на альтернативной основе избирать стали уже с лета 1987 года), причем выдвигаться кандидатами получили возможность все желающие. Тщательное обсуждения и выдвижение кандидатов в депутаты в трудовых коллективах и общественных пролетарских организациях осталось в прошлом. Учитывая, что все средства массовой информации находились в руках инициаторов Перестройки, не удивительно, что значительную часть во вновь избранных органах государственной власти СССР стали составлять пробуржуазные и прямо буржуазные элементы. Так Советы изменили свой классовый характер, превратившись из органов диктатуры рабочего класса в органы, проводящие интересы нарождающейся в стране буржуазии.

Вот это полубуржуазное государство, сохранившее еще название советского, с принятием закона «О собственности в СССР» в марте 1990 г. и стало основным собственником всех средств производства на территории СССР. Тем самым у советского народа не просто отобрали все его достояние, передав его в руки госчиновников, выражающих теперь интересы растущей буржуазии, — его лишили самого главного – средств производства, собственность на которые и являлась залогом его свободы, сытой и счастливой жизни. Теперь советские рабочие и служащие стали неимущими, нищими, не способными выжить без продажи своей рабочей силы новым собственникам средств производства.

Фактически 14 марта 1990 года изменением ст. 10 и 11 Конституции СССР в стране было узаконено уничтожение социализма и официально признан госкапитализм, но никто по этому поводу даже не возмутился!!!! Мало того, до сих пор этот факт в массовом сознании российского населения и даже «коммунистов» не понят и не оценен. Если о дате 14 марта 1990 г.  когда и вспоминают, то только в связи с изменением ст.6 Конституции СССР, сделанном в том же Законе — эта поправка отменяла монополию коммунистической партии на власть в СССР. Но нигде ни единым словом не говорится, что в тот же самый момент было совершено гораздо более подлое преступление в отношении сотен миллионов советских трудящихся,  в миг превращенных из свободных людей в наемных рабов капитала.

Это теперь мы удивляемся, на каком основании мэры и губернаторы продают наши леса и озера, делают платными автодороги, распоряжаясь всем, что раньше было общим, по собственному усмотрению. А корень-то проблемы вон где лежит! Вот, оказывается, когда нас всех «освободили» от нашего общенародного достояния, десятилетиями создаваемого тяжелейшим трудом наших отцов и дедов, и сделали неимущими пролетариями, вынужденными продавать свой труд капиталистам. Народно-избранные депутаты постарались! Жаль, не знаем мы их всех поименно, а надо бы….

Советский социализм имеет конкретные даты рождения и смерти: 7 ноября 1917 года – 14 марта 1990 г. С 14 марта 1990 года в стране началась новая эпоха – эпоха узаконенного капитализма. Буржуазная контрреволюция в СССР победила полностью. И далее победивший класс буржуазии уже только закреплял свою победу – закреплял юридически, экономически, политически и идеологически. Он делил украденное у трудового народа имущество и устраивался поютнее, переделывая страну под себя.

19 апреля 1991 года буржуазия поставила в трагедии советского трудового народа последнюю точку, закрепляя свое право эксплуатации сотен миллионов советских трудящихся – был принят Закон «О занятости населения в РСФСР» N 1032-I, который легализовал в России безработицу. Рынок труда был узаконен официально.

Капитализм в СССР стал реальностью и даже был полностью оформлен юридически. А советские трудящиеся все молчали…

Почему они молчали, как раз и предстоит нам выяснить.

Г.Гагина

(из статьи «Кризис коммунистического движения и как из него выбраться»)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь.