Возможна ли в России «новая индустриализация»?

04b26366bb91a748016ef387022_prevТема необходимости проведения в России «новой индустриализации» поднимается в российских СМИ с завидной регулярностью, и особенно часто – в последние месяцы в связи с резким обострением ситуации на Украине. Причем нигде и никогда, даже в левой печати, в форме вопроса она не ставилась, поскольку как-то априори предполагалось, что дело это вполне возможное и главное тут – крепко захотеть. Однако же не все так просто. Почему, попробуем разобраться.

Возьмем для примера заявление вице-премьера правительства РФ Дмитрия Рогозина, которое он сделал в середине августа на международной выставке «Оборонэкспо-2014» в подмосковном городе Жуковском. Рогозин тогда сообщил российской общественности, что российское станкостроение, оказывается, не соответствует международному уровню сегодняшнего дня и его нужно срочно возрождать.

«Состояние комплекса станкостроения не соответствует масштабу задач промышленного развития государства», — сказал Рогозин и привел замечательные по своей циничности цифры, показывающие, что удельный вес отечественного оборудования на российских предприятиях составляет 4,9% от всего объема, в то время как  в развитых капиталистических странах – тех самых, с которыми ныне пытается «бодаться» Россия, этот процент раз в десять-пятнадцать выше. При этом он ни словом не обмолвился о том, как же это буржуазная Россия умудрилась докатиться до такого катастрофического состояния, учитывая то громадное наследство, которое она получила от СССР. Не назвал Рогозин и причин деиндустриализации в России, не указал  виновников этого печального процесса. Однако в конце своей «критическо-программной» речи, выдал: «Настало время возродить отечественную станко-инструментальную промышленность», тем самым страшно обрадовав российских ура-патриотов, среди которых немало граждан левых и даже якобы коммунистических убеждений.

Услышав такое, да еще не от последнего в российском царстве-государстве человека, который сам от себя заявлять вряд ли что рискнет, ура-патриоты в очередной раз размечтались, представляя, как теперь российская буржуазия, засучив рукава, примется восстанавливать отечественные производство, науку и (о, радость-то долгожданная!) образование, безжалостно уничтоженные за последние четверть века. Вот только для этой наивной детской радости нет никаких оснований.

Таких красивых слов о «возрождении», «модернизации», «реформировании» и даже «новой индустриализации», а несколько ранее — об «ускорении» и «перестройке», мы слышали за последние десятилетия столько, что кое-кому пора было бы и понять, что все эти разговоры не что иное, как пустая болтовня. Цель этой болтовни прямо противоположная – прикрыть обратный процесс, который осуществляется по строгому и целенаправленному указанию российской власти, действующей исключительно в интересах господствующего в России класса монополистической буржуазии. А нашим монополистам, давно тесно сросшимся с международными монополиями, сверхвыгодно именно уничтожение бывшей советской, а ныне российской, промышленности, а не ее развитие или возрождение.

Если не верить огульно всему, о чем говорится с российских телеэкранов, а проанализировать происходящее, критическим взглядом посмотрев на то, что действительно делается российским правительством,  сразу становится ясно, что российскую экономику, и в первую очередь ее главное звено  — тяжелую промышленность, производящую средства производства, т.е. металлургию, машиностроение, станкостроение, приборостроение, химическую промышленность и т.п.  (те самые станки и механизмы, о которых скорбел Рогозин!), как в России убивали, так и продолжают убивать. Самое главное – приватизацию, которая без перерыва идет у нас в стране вот уже третий десяток лет, никто отменять не собирается, несмотря ни на какие красивые заявления. Причем на текущий 2015 год, как и на следующий 2016 г., запланирована распродажа в частные руки уже не просто предприятий, а стратегических предприятий – тех, которые в предыдущие десятилетия российское буржуазное государство все же предпочитало иметь в своей собственности!

Обострение международной обстановки в 2014 году и как следствие этого явная милитаризация страны, целью которой является не что иное как подготовка к новой мировой империалистической войне, в той или иной степени отразилась практически на всех сферах общественной жизни в России. Однако существа «Программы приватизации федерального имущества на 2014-2016 годы», разработанной по прямому Указу Президента РФ от 7 мая 2012 года N 596 «О долгосрочной государственной экономической политике», она не изменила. В связи с напряженной внешнеполитической обстановкой в нее, разумеется, были внесены некоторые изменения, но какие! Только лишь увеличивающие количество приватизируемых предприятий, причем предприятий стратегических, т.е. жизненно важных для трудового народа отраслей промышленности и сельского хозяйства, в том числе того самого машиностроения и станкостроения, о которых так печалился на публику гражданин Рогозин. Последнее изменение такого рода опубликовано на сайте кабинета министров РФ 21 августа 2014 года, и с ним при желании легко можно ознакомиться, лично убедившись, что мы ничуть не преувеличиваем.

Что это означает? Только одно — направление внутренней экономической политики российской власти осталось прежним – неолиберальным, несмотря на то, что за четверть века такая политика полностью доказала свою порочность и бесперспективность для развития страны.

Вот что конкретно намерена сделать в текущем и следующем году российская власть:

В государственной собственности Российской Федерации на 1 января 2013 года  находилось 1795 федеральных государственных унитарных предприятий. Еще в той или иной степени российское государство участвовало в 2337 акционерных обществах.

В соответствии с вышеозначенным указом Президента Путина российское государство должно до конца 2016 года полностью выйти «из капитала компаний «несырьевого сектора», не относящихся к субъектам естественных монополий и организациям оборонного комплекса, за исключением:

     организаций, включенных в перечень стратегических акционерных обществ и стратегических предприятий, которые будут включаться в прогнозный план после принятия Президентом Российской Федерации решения об уменьшении степени участия Российской Федерации в управлении стратегическими акционерными обществами или об исключении соответствующих предприятий из числа стратегических предприятий;

     находящихся в собственности Российской Федерации миноритарных пакетов акций акционерных обществ, являющихся дочерними обществами головных компаний вертикально-интегрированных структур, в целях их последующего внесения в уставные капиталы головных обществ соответствующих интегрированных структур;

     находящихся в федеральной собственности «единичных» акций акционерных обществ, затраты бюджетных средств на подготовку к приватизации которых превышают возможные доходы федерального бюджета от их приватизации.»[1]

Если все это буржуйское рифмоплетство перевести на нормальный язык, то выделенное курсивом означает, что российское государство пожелало избавиться от всех предприятий, где его доля собственности была невелика, но которая все же по законодательству РФ позволяла ему контролировать эти предприятия. Теперь же после приватизации частный капитал на таких предприятиях сможет работать абсолютно бесконтрольно – производить, что хочет и как хочет, или вообще ничего не производить, и никто ему будет не указ. Это первый момент.

Второй момент, значительно более существенный. Перечень приватизируемых предприятий Программой точно не определен – по факту сказано (см. первый подпункт приведенной цитаты), что какое захотим, такое и продадим. И даже обрисован механизм, как это будет сделано, чтобы все было как бы «по закону». Сначала уменьшат долю участия государства в предприятии, продав ее часть  частникам (у буржуазных демагогов это называется «привлечь к участию в предприятии инвесторов или частный капитал»), а потом продадут то, что осталось от госдоли, поскольку такое предприятие будет подпадать под подпункт второй приведенной цитаты.

По предварительному плану российское правительство к концу 2016 года намерено приватизировать федеральных государственных унитарных предприятий почти треть —  514 и еще избавиться от 436 ОАО,  акции которых находились до сих пор в федеральной собственности. Плюс к этому продать в частные руки 4 ЗАО и 94 объекта «иного имущества государственной казны Российской Федерации». (Что это за «иное имущество» остается только догадываться. Вероятно, не самое плохое, раз ими занимается сама госказна и они до сих пор сохранились в государственной собственности.)

Во всех последующих изменениях к «Программе приватизации» число приватизируемых предприятий постоянно увеличивалось. К примеру, по опубликованному 21 августа 2014 г. указу премьера российское правительство решило дополнительно продать еще 426 предприятий[2].

Причем, хотя в Указе Путина и «Программе приватизации» четко и ясно сказано, что приватизироваться будут только предприятия «несырьевого сектора», на деле российское правительство желает распродать и сырьевые предприятия, причем не какие-нибудь, а как раз-таки стопроцентно стратегические, к примеру, крупнейшую российскую компанию «Роснефть»[3]. Механизм, как можно видеть по ссылке, используется именно тот, что мы описали выше – сначала уменьшат долю государства в компании, ну, а затем постепенно избавятся и от того, что осталось, подарив громадные доходы от нефтяного бизнеса частным лицам. Ну, а чтобы казна российского буржуазного государства не осталась без денег, их любыми способами будут выжимать из трудящегося населения – ведь именно для этого и существуют разнообразные налоги, платежи, штрафы, пени, тарифы, акцизы, пошлины и пр.

На сегодняшний день, учитывая все внесенные в «Программу приватизации» изменения, картина складывается такая, что полностью в частные руки передадут почти 100 предприятий, производящие какие-либо машины, механизмы, станки и оборудование, т.е. те самые средства производства, без которых говорить о возрождении промышленности или сельского хозяйства бессмысленно. Но представители российского государства нагло в лицо продолжают лгать всему российскому народу о «модернизациях», «инновациях» и «возрождении экономики России».

О производстве средств производства

Почему без собственного производства средств производства, т.е. без своей промышленности, производящей станки и оборудование для производства каких-либо продуктов, а также связанной с ней напрямую добывающей промышленности и энергетики, нельзя возродить российскую экономику? Ведь сплошь и рядом мы слышим как буржуазные экономисты, аналитики, эксперты разных мастей, не говоря уже о всяких представителях российской власти, убеждают своих читателей, слушателей или телезрителей, что капиталистическая экономика, мол, может прекрасно существовать за счет экспорта сырья, произведенных предметов потребления или туризма.

Весь вопрос в том, какая это экономика. То ли это экономика прислуги, то ли это экономика хозяев капиталистического мира.

Основу экономики хозяев капиталистического мира, т.е. экономики стран капиталистического центра (метрополий), всегда составляет производство средств производства, точнее той его части, которая отвечает за производство станков и оборудования.

А вот у зависимых стран, или стран третьего мира, все с точностью до наоборот – станков и оборудования для производства каких-либо продуктов они или совсем не производят, или почти не производят, получая нужное им промышленное или сельскохозяйственное оборудование от стран капиталистического центра. Экономика таких стран базируется либо на добыче и экспорте сырья в страны капиталистического центра (Россия, ОАЭ, Иран, Ирак и пр.), либо на производстве предметов потребления для этих же стран (Китай, страны ЮВА и др.), либо на оказании им же десятистепенных услуг типа туризма (Мальта, Тунис, Египет и т.п.).

Современные буржуазные экономисты называют это «мировым разделением труда», которое объясняют причинами объективного характера, к примеру, исторически сложившейся системой хозяйствования в этих странах или меньшими издержками, которые якобы и определяют специализацию страны на мировом рынке (см. «теория сравнительных издержек» и ее всевозможные модификации). Но правда состоит в том, что сложившееся в капиталистическом мире международное разделение труда есть не что иное, как целенаправленная политика империалистических держав, получившая в середине прошлого века название «неоколониализм». Это прямое следствие важнейшего объективного закона капитализма – неравномерности развития капиталистических стран, особенно усиливающего свое действие в период империализма.

Неоколониализм – система неравноправных (экономических и политических) отношений, навязываемая империалистическими государствами формально суверенным и независимым, но менее развитым странам мира, направленная на сохранение и усиление империалистической эксплуатации и зависимости народов этих стран от стран капиталистического центра. Материальной основой неоколониализма является монополистический капитал империалистических держав — ТНК, банки и пр., который использует, закрепляет и усиливает экономическое и научно-техническое отставание этих стран от стран капиталистического центра.

Как можно сохранить и усилить эксплуатацию и зависимость народов развивающихся стран от метрополий?

Способов, вообще говоря, современный империализм знает немало, но главный из них — не позволять развивающимся странам самим производить те средства производства, с помощью которых можно произвести необходимые населению этих стран жизненно важные продукты.

Но поскольку эксплуатируемые и угнетаемые народы стран третьего мира надо обеспечивать хотя бы минимумом материальных благ, чтобы их можно было использовать как рабочую силу для извлечения сверхприбылей, империалистические державы поступают следующим образом: они либо поставляют развивающимся странам в ограниченном количестве нужные тем средства производства, чтобы те могли производить то, что им требуется для жизни, либо снабжают эти страны уже произведенными где-то предметами потребления.

Во втором случае зависимость полная и очевидная, и именно так обстоит дело у нас в России, которая по большинству жизненно-важных для населения продуктов (продуктов питания, лекарств и т.п.) на 70-90% зависит от импорта.

В первом же случае (Китай, Индия, страны ЮВА, ряд африканских и южноамериканских стран) зависимость скрытая, но суть та же самая. Несмотря на значительный объем производства, эти страны всего лишь страны-батраки международных монополий и стран капиталистического центра. Потому все рассуждения о «великолепном китайском примере», которые сплошь и рядом ведутся некоторыми российскими левыми, в частности, руководителями КПРФ, есть циничная демагогия и подлое вранье. Дело в том, что импортируемые из развитых стран капитализма станки и оборудование со временем стареют и изнашиваются, их нужно рано или поздно менять на новые. К тому же промышленные технологии развиваются, возможности современного общественного производства возрастают и вместе с ними растут и потребности людей, которые хотят иметь новые товары — такие, которых раньше не существовало. Т.е. замена нужна не просто на новые станки, а на более современные или совсем иные, производящие то, чего раньше не производилось. Если развивающаяся страна сама эти станки не производит, значит, она не может их и совершенствовать, а уж тем более создать новые. Получается, что такой стране опять нужно идти на поклон к странам, производящим средства производства. В силу чего страны-производители средств производства находятся всегда в привилегированном положении и могут диктовать странам-батракам свои условия, и те вынуждены будут их исполнять, ибо ничего взамен противопоставить не смогут.

Экономическая, а значит и политическая независимость сырьевых стран и стран-батраков всегда декоративна. На деле такие страны есть не что иное, как колонии – придатки развитых капиталистических держав мира. Любая их попытка вести более-менее самостоятельную политику, тут же встречает решительное противодействие со стороны стран капиталистического центра, которые имеют возможность мгновенно заставить экономически зависимые от них страны подчиниться, например, путем простого прекращения поставок им жизненно важных товаров или средств для производства таких товаров.

Такого рода силовое экономическое воздействие мы как раз и наблюдаем на примере нашей собственной страны – России, против которой западные страны — страны капиталистического центра не так давно ввели серьезные экономические санкции всего лишь за попытку проведения собственной политики, которая их в чем-то не устроила.

То, что российское правительство старается перед своим народом выглядеть как победитель, убеждая всех, что особого урона России эти санкции не принесли, есть всего лишь блеф, суть которого хорошо описывается выражением «красивая мина при плохой игре». На самом же деле положение российской экономики катастрофическое, особенно в стратегических отраслях промышленности и сельском хозяйстве.

Первое – достаточно легко было подрубить по корень, что как мы видим, и было сделано с помощью «майданной революции» на Украине. Это значит, что сегодня Россия практически обезоружена перед лицом внешней военной агрессии, которую в условиях империализма и постоянной конкуренции между собой империалистических хищников, исключать никогда нельзя. Если не дай бог все-таки начнется война, то долго Россия не продержится несмотря ни на какой героизм ее народа, ибо кроме героизма (которого, в общем-то, ждать неоткуда, ибо нынешняя власть в стране буржуйская, а не трудового народа, и умирать за богатства олигархов найдется немного желающих) требуется еще и кое-что посущественнее — мощная экономика, которая бы могла обеспечивать и армию, и население всем необходимым, ни от кого при этом не завися.

Война — это сражение экономик. Воюющую армию надо, как минимум, кормить и чем-то вооружать.  А сегодняшняя Россия даже в мирное время себя теперь прокормить не способна. Но если сейчас она худо-бедно живет за счет импорта продуктов питания, то во время военных действий привезти еду за тридевять земель ей никто не позволит. А это значит, что продержится буржуазная Россия недолго — пока продуктовые запасы в стране не кончатся. А потом, увы, придется сдаваться на милость победителя, кем бы он ни был…

О положении в сельском хозяйстве и можно ли его восстановить в буржуазной России мы подробнее поговорим в отдельной статье. Сейчас же нас интересует промышленность, и в первую очередь, то самое станкостроение и машиностроение, о которых говорил Рогозин, поскольку без восстановления этих отраслей промышленности невозможно будет «поднять с колен» и сельское хозяйство.

Некоторые пояснения к приватизации

Выше мы возмущались продолжающейся в стране приватизацией. Но как связана между собой передача госсобственности в частные руки с катастрофическим положением в российском станкостроении и машиностроении? Почему мы вообще так резко настроены против приватизации? Разве не с помощью частного капитала существуют страны капиталистического центра и разве имеющееся там производство средств производства не принадлежит по большей части частным лицам?

Дело в том, что приватизация, как мы выше уже говорили, доказала за четверть века современного российского капитализма свою абсолютную порочность и бесперспективность, по крайней мере, для нашей страны и всех остальных бывших социалистических стран точно. Чтобы убедиться в этом, достаточно просто сравнить уровень развития экономики этих стран тогда, при социализме, с тем, что имеется в этих странах сейчас. Это сравнение настолько очевидно свидетельствует НЕ В ПОЛЬЗУ капитализма с его абсолютизацией частной собственности, что буржуазные экономисты всячески стараются не поднимать этого вопроса. Но в той или иной степени, особенно в острые кризисные периоды, которых при капитализме случается немало, кое-какие цифры населению сообщаются, как, к примеру, сделал это Рогозин. А это означает, что апологеты капитализма прекрасно осознают всю порочность капиталистического способа производства, его полнейшую неспособность устранить резкие социальные противоречия и тот факт, что социалистический способ производства на порядок разумнее, совершеннее и прогрессивнее капитализма. Иное дело, что прямо и публично они этого признать не могут – это не в их интересах. Им невыгодно говорить правду трудящемуся населению, ведь ложь является одним из важнейших условий их личного процветания — вот в чем все дело!

Но нас-то интересует не выгода единиц –  буржуазии и ее холуев. Нам  важно понимать, какой общественный строй и почему лучше удовлетворяет жизненные интересы миллионов наемных работников, чьими руками и умом создаются все богатства земли.

Разобраться в этом вопросе несложно — тем, кто еще помнит реалии СССР, достаточно просто выйти из дома и посмотреть на окружающую действительность. Работающие заводские трубы теперь в ней наблюдаются  крайне редко в противовес тому, что имело место в Советском Союзе и других странах социалистического мира. Но личные впечатления это одно — «их на хлеб не намажешь», как могут сказать нам недоверчивые граждане, верящие в телевизор как религиозные фанатики в своих богов, а вот статистика – это совсем другое дело. Неплохо бы, мол, и доказать, что с производством станков и оборудования, о которых вдруг стал мечтать Рогозин, делая вид, что он понятия не имеет, кто уничтожил в России их производство, в нашей стране просто беда.

Собственно, сам Рогозин привел замечательные цифры, в кои-то веки сказав правду, что Россия развитым западным странам по уровню промышленного развития и в подметки не годится. И он в этом оказался не одинок – теперь многие российские буржуазные деятели, так сказать, «публичные люди», вдруг стали говорить правду, сообщая российским гражданам то, что они раньше скрывали. Вот только их правда — не полная правда, а значит, это не совсем правда, а практически ложь. Дело в том, что всю вину за катастрофическое, без преувеличения, состояние страны они сваливают на «прежнюю власть» – Ельцина и его компанию. Только никакая это не «прежняя власть», а та же самая – власть класса буржуазии, который за четверть века наворотив дел, пытается сейчас уйти от ответственности. К примеру, на недавней встрече российского бомонда в Ялте, когда Жириновский в запале «проехался» по Чубайсу, вся бюрократическо-парламентская шатия-братия дружно ему захлопала. Хотя 90% хлопающих несколькими годами ранее точно также дружно приветствовали и одобряли все чубайсовско-гайдаровские инициативы, да еще изрядно потом на них поживились!

Такое лицемерие буржуазных чиновников вполне понятно – этим холуям требуется во что бы то ни стало выгородить не только себя, и не Путина лично, который ныне усиленно противопоставляется российскими буржуазными идеологами Ельцину, сколько путинскую политику, которая на деле ничем от ельцинской не отличается. Но поскольку хвалиться российскому капитализму нечем – никаких положительных достижений у него нет, напротив, во всех областях хозяйственной деятельности одни только провалы и катастрофы, то требуется найти крайнего, на кого бы можно было свалить всю ответственность за содеянное, заодно скрыв тот факт, что страна движется все тем же самым курсом – прямиком в пропасть. Потому эпоху Ельцина стали называть «мутные 90-е годы», а период правления Путина-Медведева – «эпоха стабильности» и даже «возрождение страны». Вот только где оно, возрождение-то? Назовите хоть одну область социально-экономической жизни российского общества, где бы оно имело место? Нет таких в России, как нет их ни в одной из бывших социалистических стран!!!!

Что же касается ситуации в российском станкостроении, то вот любопытная таблица, которую подготовил один из российских левых блогеров[4], за что ему большое спасибо:

О такой разрухе, которую устроила в России частная собственность на средства производства сиречь та самая незабвенная приватизация (не случайно ее в народе называют «прихватизация»), даже Гитлер не мечтал! Ему, сирому и убогому, удалось уничтожить всего лишь около трети народного хозяйства СССР. Внутренний враг оказался гораздо разрушительнее — буржуазной диктатуре Горбачева-Ельцина-Путина удалось стереть в порошок целые отрасли советской экономики, многие из которых в середине 80-х гг. в мире лидировали, да и сама советская экономика тогда была несравнимо мощнее сталинской начала 40-х!Из этой таблицы четко видно, что проводимая в стране политика с 90-х гг. не изменилась абсолютно. Как разрушалась при Ельцине промышленность, так и продолжала она разрушаться при Путине, причем в некоторых отраслях этот процесс при Путине даже ускорился. Некоторые виды станков и оборудования, между прочим, из числа жизненно-важных, т.е. тех самых — стратегических, от которых зависит физическое выживание страны и ее населения, Россия вообще производить перестала, а общий уровень производства средств производства упал примерно до 5-10% по сравнению с производством СССР 1990 года!

Причем основной удар пришелся по тому самому станкостроению, о котором теперь вдруг вспомнил Рогозин, и которое добивали в России под руководством уже действующего президента России — незабвенного В.Путина. Вот они цифры-то, показывающие все наглядно, и от них не скроешься! При Ельцине в 1999 г. Россия производила в среднем 30-40% от объема СССР 90-го года. Ныне же некоторые виды станков мы вообще не производим, а предприятия, которые могли это делать, просто в самом прямом смысле «закатали в асфальт»! То же, что пока еще производится, составляет в среднем 2-5% от производимого в свое время в Советском Союзе! 95-98% потерь противника на войне считаются полнейшим его разгромом. А как назвать тех, кто этому активно способствовал? «Возродителями» страны?

Те наши читатели, которые будут постарше, отлично помнят, как все это происходило. Им памятны все эти перестроечные разговоры, которые вели во всех сначала советских, а потом и российских СМИ маститые и увешанные по самую макушку разнообразными научными регалиями ученые-экономисты, философы, «крепкие хозяйственники», депутаты всяческих «Народных Советов» и Государственных дум. Вся эта перестроечная, а точнее буржуазно-контрреволюционная банда усиленно  убеждала трудящихся, что главное в экономике это производить продукты потребления (товары группы Б в политэкономии), потому что якобы именно такое производство и определяет насыщенность потребительского рынка и, следовательно, обеспеченность населения необходимыми товарами. А, мол, делать так, как делал «неэффективный СССР» — производить преимущественно средства производства (товары группы А, соответственно), это значит обрекать население страны на вечный дефицит и хронические очереди. В качестве доказательства приводились… шуточки и анекдоты по поводу советских заводов, которые что ни возьмутся производить, все у них танки получаются.

Поводом для таких тупых шуточек стало следующее более чем разумное и сверхэффективное экономическое решение, которого «до зеленого поноса» боялись мировые империалисты. Дело в том, что производственная база танков и тракторов в советской промышленности была одинакова. Вот так умело, продуманно, малозатратно, а значит и очень эффективно она была организована. Именно это качество советской промышленности, в том числе и позволило Советскому Союзу выиграть Великую Отечественную войну, поскольку аналогичная система – возможность быстрого перевода ЛЮБОГО промышленного советского предприятия на производство продукции военного назначения имело место практически на всех советских заводах. Практически каждый из них в критическое для страны время в считанные дни или часы был способен перейти на выпуск военной и жизненно необходимой в этот тяжелый период времени продукции. Последнее — отнюдь не повод для насмешек и анекдотов — это повод для величайшей гордости за страну, которая сумела сделать то, что абсолютно не под силу никакому капиталистическому обществу, даже самому сверхразвитому. Насмехаться над тем, что достойно огромного уважения, что наглядно показывает, как выглядит в реале настоящая эффективность и истинная оптимизация — когда максимально экономятся и сырье, и человеческий труд, и время, а  уровень организации производства таков, что капиталистам о таком остается только мечтать — могут только явные классовые враги, мечтающие вновь загнать трудовой народ в рабство. Что, собственно, и было осуществлено в Перестройку с великой помощью всех этих «дипломированных лакеев буржуазии» — позднесоветских продажных ученых — экономистов и обществоведов, которые отлично осознавали, что они лгут, но лгали советскому народу в лицо, напрочь игнорируя всякую разумную и действительно научную аргументацию.

Это «ученое дерьмо», по-другому и не скажешь, все эти Абалкины, Гайдары, Ясины, Аганбегяны и пр., и по сей день считаются столпами российский экономики. Тогда в перестройку и в ельцинские годы они делали вид, что в упор не слышат никаких аргументов и не видят никаких опровержений своих подлых, антинаучных и заведомо разрушительных для страны идей. Не имея возможности объяснить почему же это экономики ведущих капиталистических стран мира выстроены на принципе преимущественного развития производства средств производства (группа А) и почему следует ломать в России то, что УЖЕ ДОКАЗАЛО во время той же Великой отечественной войны свою эффективность, они просто игнорировали эти вопросы и историческую реальность, отделываясь вот так же – шуточками и насмешками. А тех, кто эти вопросы поднимал, кто пытался остановить безумную политику перестройщиков, явно направленную на уничтожение тех отраслей российской промышленности, которые производили средства производства (в частности того самого машиностроения, станкостроения и пр., о которых сегодня льет «крокодиловы слезы» Рогозин), российское буржуазная власть лишала возможности говорить публично. Их увольняли из институтов, не публиковали их статьи и книги, отбирали награды и звания, оплевывали в СМИ и т.п. Кто оказался прав, доказала история – итоги 25 лет, прошедших со времени буржуазной контрреволюции в нашей стране.

Но еще раньше теоретическое раз разъяснение по этому вопросу было давно дано классиками марксизма-ленинизма. К.Маркс в «Капитале» аргументированно показал, что одним из важнейших свойств капиталистического способа производства является расширенное воспроизводство, т.е. такое производство, которое возобновляется во всё увеличивающихся размерах. Простое воспроизводство, когда постоянно производится одно и то же количество продукции, было типично для докапиталистических формаций. Капитализм же необходимо требует постоянного увеличения выпуска товаров – он на этом существует, ибо стремится к максимуму прибыли. А чем может быть обеспечено постоянное увеличение производства продукции? Только все новыми и новыми средствами производства, более совершенными, более производительными, к тому же произведенными в большем количестве, чем раньше. Потому  важнейшим законом расширенного воспроизводства является закон опережающего роста производства средств производства по сравнению с производством предметов потребления.

Этот закон действует во всей капиталистической системе в течение всего периода ее развития, иное дело, что проявляется он в разных капиталистических странах по-разному, особенно в эпоху империализма. В том числе и в силу действия данного закона страны капиталистического мира развиваются неравномерно, и между ними возникает то самое мировое разделение труда, котором мы говорили выше. Не приложив средств труда (машины и оборудование) к предметам труда (земле, природным ресурсам и пр.), ничего произвести нельзя. В силу чего страны, производящие средства труда (страны капиталистического центра), будут закономерно доминировать над странами, располагающими предметами труда. Вот это неприкрытое доминирование, даже больше – откровенный диктат мы и наблюдаем в современном нам капиталистическом мире.

Что же касается социалистического способа производства, то поскольку его целью является обеспечение потребностей всех членов социалистического общества, закон опережающего роста производства средств производства по сравнению с производством предметов потребления для социалистической экономики приобретает еще большее значение. Потому правильной была именно сталинская линия экономического развития страны, а не правооппортунистическая хрущевско-брежневская, когда впрямую действие этого закона в советской экономике не отрицалось, но, тем не менее, делалось все, чтобы ограничить его действие.

Что же касается современной нам буржуазной России, то совсем без станков российская капиталистическая экономика обходиться не могла – в противном случае нам, российским гражданам,  осталось бы только на деревья залезть и забыть о том, что когда-то наши предки жили в условиях цивилизации, да еще и в космос летали. Но раз российская промышленность их больше не производила, значит, станки и производственное оборудование мы стали закупать за рубежом. Что, собственно, и требовалось странам капиталистического центра, получившим в свое полное распоряжение новую колонию, замечательно богатую ресурсами, куда можно было сбывать свои товары. Причем наши перестроечно-буржуазные кормчие от Горбачева до Путина сознательно стремились сделать из России не страну капиталистического центра, а именно колонию западных держав, именно поэтому они и уничтожали в нашей стране производства средств производства!

Вот замечательный график, наглядно показывающий, что больше всего в странах дальнего зарубежья (т.е. в развитых капиталистических странах мира) буржуазная Россия получала именно машины и станки для производства (см. черная линия):

Один только этот график неопровержимо доказывает, что период правления гражданина Путина никак нельзя назвать переломным и уж тем более противопоставлять его ельцинскому десятилетию. Вектор проводимой Путиным и его командой внутренней экономической политики ничуть не изменился, слегка изменилась только форма управления страной – российское буржуазное государство стало более централизованным и менее демократическим.

Но последнее вполне закономерно – Россия, попытавшись вновь жить по капиталистическим законам, на своей собственной шкуре испытала, что с историей шутить не стоит. Оказалось, что открытые Марксом и Лениным законы общественного развития объективно существуют и их действие отменить НЕВОЗМОЖНО.

Фактически новая капиталистическая Россия за два с небольшим десятилетия (с 1987 г. по 2014 гг.) ускоренным темпом прошла более чем 400-летний путь развития старых капиталистических стран – от дикого капитализма с присущей ему свободной конкуренцией, первоначальным накоплением и концентрацией капитала (перестройка Горбачева и десятилетие Ельцина) до империализма с элементами государственно-монополистического капитализма (время Путина-Медведева), когда капиталистические монополии так тесно сращиваются с буржуазным государством, что оно целиком обслуживает уже не интересы всего класса буржуазии, как раньше на первоначальном этапе развития капитализма, а только и исключительно интересы узкой группы лиц — олигархии (монополистического капитала).

Потому, когда мы говорим, что проводимая в России политика «порочна и бесперспективна» или что она есть «явление негативное», то мы всегда должны понимать, что негативна, порочна и бесперспективна она для трудового народа, для пролетариата и трудящихся слоев населения, которые составляют подавляющее большинство российского народа. А вот для ничтожной группы олигархов и крупных капиталистов (их число в России не так давно сообщим нам Жириновский[5] – 5-6 тыс. человек) эта политика отнюдь не порочна и не негативна, а НАИБОЛЕЕ ВЫГОДНА и ЕДИНСТВЕННО ВОЗМОЖНА !

Почему? Да потому что это единственный способ для российской буржуазии сохранить себя как класс! Сохранить не физически представителей буржуазии как людей, как живые человеческие организмы, а сохранить экономически — ведь живет буржуазия паразитированием на чужом труде — труде ее наемных рабочих. Для того ей и нужны СРЕДСТВА ПРОИЗВОДСТВА, чтобы владея ими, присваивать себе труд рабочих и жить за их счет.

Ведь когда мы говорим о частной собственности, то речь идет не просто собственности человека на любую ведь, а только на такую вещь, с помощью которой можно производить другие вещи, т.е. о средствах производства! Вот эту самую задачу – передачу средств производства из государственной собственности в руки частных лиц и выполняла ПРИВАТИЗАЦИЯ.

Заметьте, что никто не приватизировал зубные щетки и кастрюли, велосипеды и радиоприемники, а заводы, фабрики, электростанции, шахты и землю – то есть то, без чего нет и не может быть современной производства, без чего невозможно создать предметы, необходимые для жизни современного человека.

Получается, что если мы хотим действительно понять происходящие в обществе события, классовая точка зрения для нас обязательна! Без нее мы уподобимся прекраснодушным обывателям, коих немало развелось не только в нашей левой среде, но даже среди либеральствующих граждан. «Либеральствующих» — это значит понимающих, что ситуация в стране оставляет желать лучшего, и что все надо менять, но что именно менять и как менять — об этом не имеющих никакого понятия. Такие граждане обычно наивно полагают, что существующий способ производства тут не при чем, а уж частная собственность и тем паче, она, мол, вещь неплохая, чувство хозяина вызывает, и это Путин (тут вариации — Ельцин, Чубайс, евреи или кто-то еще) во всем виноват — свернул Россию с правильного пути.

Но дело-то все в том, что на месте Путина никто из представителей класса буржуазии не мог бы поступить по-другому! Вот в чем вся соль! Не Путин лично виноват в том, что в стране сложилось такое положение, что все разрушено и нет никаких перспектив (а их у нашей страны действительно нет в условиях капитализма!). В этом виноват сам капитализм и его главное звено – частная собственность на средства производства!

О частной собственности на средства производства

Попробуем пояснить почему это так на примере того же станкостроения, о котором вспомнил Рогозин. За 25 лет потерять 95-98% важнейшей стратегической отрасли экономики, это надо умудриться! Однако же это факт! Это реальность нашего с вами бытия, из которого хочешь-не хочешь, а надо выбираться. В принципе, последнее признают уже все или подавляющее большинство российских граждан – хоть сторонники капитализма, хоть его противники. Спор только о путях, какими это можно сделать. Одни заявляют, что дальше следует двигаться все тем же путем, каким шли — рыночным, а вот другие совершенно разумно предлагают принципиально иной путь — тот, которым наша страна успешно шла 70 лет, да немного не дошла, свернув от него на кривую дорожку рынка.

Потому важно показать, что путь капиталистической частной собственности никуда не приведет. Что ни изобретай, а в итоге получишь то же самое – развал и разруху, т.е. то, в чем мы и так сегодня сидим по уши. И если быстро не очнемся — увязнем в этом еще глубже.

Чуть выше мы говорили, что приватизировали и приватизируют (передают в частные руки) не что-нибудь, а именно средства производства, т.е. по сути как раз эти самые станки и оборудование,  потому что приватизируемые фабрики и заводы ценны именно этим – своей способностью производить какую-то продукцию.

Прочитав последнее, недоверчивые товарищи могут нам сказать, что мы сами себе противоречим. Ведь если буржуазии так нужны станки, то чего же это она их разрушала-то? Как раз-таки ей было не выгодно их разрушать — ей выгодно, чтобы заводы работали! А уж то, что они не работают сейчас, это не ее, буржуазии, вина, это само так получилось — рынок так распорядился.

Логично? На первый взгляд да, логично. Но это логика обывателя, судящего по форме, по видимости, а не по содержанию. Потому и ловит буржуазия в свои силки людей с обывательской логикой, что они не удосуживаются заглянуть вглубь вещей.

Стоит обыватель на идеалистической позиции — во всем у него виновато что-то стороннее, внешнее, какие-то «злые силы». Для него в жизни людей не существует внутренних закономерностей. И логика обывателя – формальная логика, механистическая. Но окружающий нас мир реален, а не выдуман человеком, это не продукт его сознания. И живет этот мир не по законам механики (формальной логики), он живет по законам диалектики (диалектической логики). Потому действительно понять происходящее можно только в том случае, если подходить к событиям и явлениям материалистически и оценивать их диалектически, учитывая, что они все связаны между собой и взаимно влияют друг на друга.

О «чувстве хозяина»

С вопросом о станках тесно связан еще один, опять-таки упомянутый нами выше вопрос — о «чувстве хозяина», которое якобы возникает у частного собственника. При этом рассуждающие о «чувстве хозяина» воспринимают понятие «хозяин» в положительном смысле. Для них это синоним ответственного человека, который заботится о сохранности принадлежащих ему вещей, заставляя их «работать», а не простаивать.

Но что значит «работать»? Для чего вообще «хозяину» (т.е. частному собственнику, капиталисту) собственность, т.е. эти самые средства производства – станки и оборудование?

Они нужны ему не сами по себе, не для морального удовлетворения, а для того, чтобы получать прибыль, причем не всякую прибыль, а максимальную прибыль. А как именно будет получена эта максимальная прибыль, «хозяину» разницы нет. Если у него будет возможность получить больше от того, что принадлежащее ему предприятие будет уничтожено, по сравнению с той прибылью, которую оно может дать, работая — он уничтожит его, не задумываясь. И будет абсолютно прав со своей классовой точки зрения.

Почему прав? А потому что в капиталистическом мире – мире частных собственников выживаемость конкретного капиталиста определяется размером его капитала — чем богаче капиталист, тем он сильнее, а значит тем меньше у него таких конкурентов, которые могут его разорить и уничтожить.

Потому все разговоры о каком-то врожденном «чувстве хозяина» у частных собственников, об их ответственности и заботе о своем имуществе есть не что иное, как наивные иллюзии людей, которые либо не знают, о чем говорят, либо врут сознательно, стремясь обмануть и запутать других.

Деиндустриализация в России, и ее основные причины

Отсюда становится ясно, почему приватизация (т.е. передача в частные руки) госсобственности привела к катастрофическому положению в российской экономике, в частности к почти полному уничтожению станкостроения и машиностроения.

Дело в том, что буржуазное государство, владеющее предприятиями, тоже можно рассматривать как совокупного капиталиста, частного собственника или «хозяина». Только в отличие от частных лиц, буржуазное государство отражает не интересы какого-то конкретного частного лица, а как мы уже говорили выше, либо всего класса буржуазии, либо наиболее могущественного его слоя – монополистического капитала. Особенность буржуазного государства как совокупного частного собственника состоит в том, что у него практически нет конкурентов, по крайней мере, внутри страны, как по размеру капитала, который просто несравним с капиталом любого олигарха, так и по своей способности применять, если потребуется, насилие в любой его форме. Потому капиталистическое государство вполне может позволить себе не стремиться к получению максимальной прибыли с принадлежащих ему предприятий, а довольствоваться средней или даже незначительной прибылью, а то и идти на прямой убыток ради более важных для него целей, к примеру, геополитических или социальных.

В государственном владении бывшие советские предприятия еще имели шанс худо-бедно выжить, если бы целью российского буржуазного государства было действительно обеспечить экономическую и политическую независимость страны. Но переданные в частные руки (приватизированные), они такого шанса были попросту лишены, поскольку индивидуальные частные собственники не были способны справиться с той сложнейшей производственной системой и особой, специально созданной для социалистических производственных отношений организацией производственного процесса, доставшихся им в наследство от советского социализма.

Мог ли в 90-х гг. вновь развивающийся капитализм не пойти по пути уничтожения производства и самого его главного компонента – производства средств производства? Могли ли новоявленные российские капиталисты воспользоваться преимуществами высокоразвитой советской техники, советскими заводами, оборудованием и технологиями, зачастую уникальными, которых не было нигде в мире, чтобы обеспечить себе и всей стране «капиталистическое процветание»? Могла ли новая капиталистическая Россия не стать примитивной сырьевой колонией, потеснив на капиталистическом олимпе страны капиталистического центра?

К сожалению, нет, не могла. И вот почему.

1. Да, у нее были для этого все материальные и человеческие ресурсы. И даже верх того – их было значительно больше, чем требуется капитализму – обществу, стоящему на более низкой ступени общественно-экономического развития. Но! Способ, в соответствии с которым они функционировали в СССР, был абсолютно противоположен капиталистическому. И самое главное – полностью противоположны были ЦЕЛИ этих двух производств – социалистического и нового, только что вновь возрожденного, капиталистического.

Капиталистическое предприятие работает ради получения прибыли его собственником. Заметьте, получения прибыли не кем-то абстрактным, не обществом в целом, а именно и только собственником (собственниками) этого предприятия. У социалистического предприятия цель совершенно иная – его задача обеспечить удовлетворение той или иной части потребностей всего социалистического общества, т.е. произвести такое-то количество продукции, требуется всему обществу. Задача получить прибыль у социалистического предприятия не стоит – она его просто не интересует, как не интересует прибыль и все социалистическое общество в целом. Социалистическое производство интересует прибавочный продукт, а не прибыль, поскольку с его помощью удовлетворяются потребности членов социалистического общества.

Казалось бы, причем тут цели производства? А очень даже причем. Дело в том, что капиталистическое предприятие работает только потому, что это нужно его собственнику – вполне конкретному частному лицу (или лицам). И работает оно так, как нужно именно ему — как оно может принести ему лично максимальную прибыль. Опять-таки обращаем внимание читателей на слово «максимальную». Это очень существенный момент, которого многие российские граждане не понимают. Судя со своей позиции, они нередко удивляются «неразумности» и «непрофессионализму» руководства каких-то конкретных предприятий или российского правительства, которые, по их мнению, что-то делают не так, хотя можно было бы «вот так и вот так». Но в том-то и дело, что  позиция этих граждан — это не позиция частных собственников предприятий и не их слуг — чиновников российского государства. Позиция граждан — это точка зрения трудящегося населения страны — классовая позиция пролетариата или наемных работников. Это пролетариату свойственно т.н. «государственное мышление» — когда думаешь о благе всех, всего общества в целом. А позиция «хозяев» предприятий — частных собственников совершенно иная — она полностью противоположна классовой позиции пролетариата, ибо частные собственники думают не обо всем народе и не о выгоде или пользе для всех, а только о своей личной выгоде. Они отражают свою классовую позицию — позицию буржуазии. И эту выгоду собственников «заводов, газет, пароходов» отражает и ее вернейший слуга — российское буржуазное правительство.

Откуда получается, что «капиталистическое процветание» в России и так есть – достаточно посмотреть, сколько у нас в стране олигархов. Крупные капиталисты вполне себе процветают. А вот что касается процветания трудового народа, то тут извините — этого никто и не обещал, такого  при капитализме вообще не бывает! В любой, даже самой развитой капиталистической стране, миллионы обездоленных людей – нищих, безработных или живущих впроголодь.  И именно потому, что они есть, потому есть и олигархи  — богатые.

Нищета миллионов — главное условие богатства единиц! Это основной закон капиталистического общества. Так что бывших наивных советских граждан, запомнивших популярный в перестроечное время антисоветский анекдот о «правильном» дедушке, который якобы хотел, чтобы не было бедных, в отличие от «подлецов»-большевиков, которые стремились к тому, чтобы не было богатых, придется разочаровать. Вас, любезные, здорово обвели вокруг пальца, ибо «правильный» дедушка был либо политический невежда крайней степени, либо заведомая сволочь и демагог, рассчитывающий как раз на то, что слушающие его байки никогда не держали в руках Маркса. А вот если бы советские граждане потрудились в свое время открыть Маркса, да внимательно его изучить, то они бы никогда не оказались в том плачевном положении, в котором сейчас находятся.  Ибо понимали бы, что богатство вырастает только от того, что есть возможность эксплуатировать (присваивать) труд бедных. И чем больше этих бедных, тем больше богатство.

Наивные и избалованные социализмом советские трудящиеся этого не знали, а вот те, кто стремился к власти в Перестройку – подросшая и укрепившаяся буржуазия понимала эту прописную истину прекрасно. Потому первое, что она сделала, это отобрала собственность у трудового народа и стала уничтожать советские предприятия, поскольку без этого в социалистической стране, где средства производства принадлежат всему народу, где у всех есть работа и рабочих мест больше, чем трудящихся, нищих и безработных по-другому не создать. Но если не будет безработных, то не будет и голодных, а это значит, что некого будет нанять на работу за копейки, заставив большую часть времени работать на себя бесплатно. Богатеть кое-кому будет не с чего — своим трудом много не наработаешь. Сказки же об олигархах, заработавших свои миллиарды «честно», пусть детки в ясельной группе слушают.  Вот вам первая причина разрушения советских предприятий, без которого ни о каком капитализме в России не могло быть и речи — создание рынка свободной рабочей силы. (Начался этот процесс еще в Перестройку, подробнее см. здесь).

2. Какие предприятия стали первым делом ликвидировать? Самые опасные для западного капитала, и в первую очередь, для американского, которые составляли ему серьезную конкуренцию на мировом рынке, производя продукцию лучшего качества и значительно дешевле. Т.е. уникальные, наукоемкие и самые передовые советские производства.

Почему это делалось? Потому что это было одним из условий помощи западного капитала рвущемуся к власти классу советской буржуазии — помощи финансовой, идеологической и самое главное – консультационно-организационной, без которой никакой Перестройки (буржуазной контрреволюции) в СССР осуществить бы не удалось. Западный капитал – опытный и хитрый боец. Он хоть и помогал поднимающейся российской буржуазии, но отлично понимал при этом, что сильный конкурент в будущем ему не нужен. А вот еще одна колония, да какая — 1\6 часть суши, очень даже пригодится. Потому он исходно делал так, чтобы обезопасить себя со всех сторон, и получить с операции по уничтожению СССР максимум прибыли. Вот вам и еще одна причина сознательного и целенаправленного разрушения советского производственного потенциала – внешняя. Теперь остальные причины деиндустриализации в России.

3. Выше, критикуя приватизацию и частную собственность, мы ставили один вопрос, но пока не дали на него ответа – почему в странах капиталистического центра, где производство средств производства принадлежит по большей части частным лицам, станкостроение и машиностроение прекрасно существуют, и умирать не собираются, а у нас в России оно оказалось уничтожено?

Да, в странах капиталистического центра бал правит частная собственность, и предприятия, производящие средства производства, действительно принадлежат там в основном частным компаниям. Но дело в том, что эти страны не знали более высокого способа общественного производства – социализма. Капитализм у них развивался, как ему и положено, из феодального способа производства, где уровень развития производительных сил был чрезвычайно низок, и где частная собственность также являлась основой производственных отношений, хотя и в иной, отличной от капиталистической, форме.

Как исторически возник капитализм?

Из мелкого частного хозяйства. До тех пор пока человеческое общество располагало примитивными орудиями труда, позволяющими кое-как обрабатывать землю, ни о каком капитализме не могло быть и речи. Капиталистический способ производства стал зарождаться с изобретением машинного производства, когда станки стали заменять труд значительного числа мелких индивидуальных производителей – крестьян и ремесленников. Но к машинам потребовались рабочие – те, кто готов был бы за миску похлебки сутками напролет трудиться на капиталиста. Таких желающих в феодальном обществе не было до тех пор, пока крестьян насильно не стали лишать земли и выгонять из принадлежащих им домов. Только когда появились нищие, не имеющие в своем распоряжении средств производства — земли, сохи, лошади и пр., позволяющих им все нужное для жизни произвести самостоятельно, появились и люди, которые готовы были отдавать часть своего труда бесплатно владельцам машин – буржуазии. Этих людей стали называть пролетариями или рабочим классом. Развиваясь, капитализм уничтожил остатки старого феодального способа производства (помещичье землевладение, феодальные сословия и пр.), и постепенно подчинил себе все сферы хозяйственной деятельности человеческого общества. Из множества мелких капиталистических предприятий в ходе жесткой конкурентной борьбы выделились сначала средние, а потом и крупные предприятия. Экономические кризисы (кризисы перепроизводства), периодически сотрясающие капиталистический мир, способствовали дальнейшей концентрации капитала и появлению сверхкрупных предприятий – монополий, доминирующих в той или иной области экономики и включающих в себя множество взаимозависимых предприятий и даже целые отрасли промышленности и с\хозяйства. Началась эпоха монополистического капитала – империализм, в которой капиталистическую конкуренцию в значительной степени сменила политика монополий, опирающихся на силу буржуазного государства.

Не все страны мира одновременно перешли к капитализму. В одних новый общественный строй стал развиваться раньше, в других – позже. Те страны, в которых еще сохранялись феодальные производственные отношения, закономерно попали в зависимость от более передовых, капиталистических стран, став их колониями, откуда последние получали сырье, нередко рабочую силу и сбывали туда свой товар. Те страны, которые перешли к капитализму раньше других (например, Англия, Франция, США), получили заведомое преимущество перед странами, где капитализм окончательно победил позднее (Германия, Япония и др.). Но законы капиталистической конкуренции действовали не только внутри каждой отдельной страны капиталистического мира, но и между странами, заставляя их непрерывно воевать друг с другом за лучшие рынки сырья, сбыта, приложения капитала и пр. В итоге к концу XX века капиталистический мир оказался как бы поделенным на две части – страны капиталистического центра и зависимые страны, между которыми существует четкое разделение труда – первые, как мы уже выше говорили, производят средства производства, а вторые – их обслуживают самыми разнообразными способами. Потому станкостроение и машиностроение в развитых капиталистических странах с частной собственностью на средства производства не только сохранилось, но и вполне себе прилично существует (если считать приличным существование умирающего общественного строя), ведь организовывал и строил эти предприятия уже крупный капитал.

В России же и других постсоциалистических странах ситуация совершенно иная. Современный российский капитализм возник из социализма – более высокого общественного строя, где основу производственных отношений составляла общественная собственность на средства производства. Российский капитализм —  результат временно победившей в социалистическом обществе буржуазной контрреволюции, следствие колоссального общественного регресса — шага назад по пути общественного развития, а не продукт закономерного прогрессивного развития общества, как капитализм западных стран, вышедший из недр феодализма.

Да, законы капитализма в странах капиталистического центра и в капиталистической России сейчас действуют одни и те же, но стартовые условия становления их и нашего сегодняшнего капитализма разные. И эпохи, когда развивался западный капитализм и нынешний российский – тоже разные. Потому механически переносить на Россию ту картинку, которая сегодня имеет место в развитых капстранах мира, невозможно. Капитализм западных стран развивал свои производительные силы от ручных орудий труда, заменяя их все более совершенными машинам. Современный же российский капитализм, выйдя из более высокого общественного строя, чтобы  укрепиться и сломать социалистические производственные отношения, вынужден был уничтожить часть мощных производительных сил социализма, изначально основанных не просто на крупном машинном производстве, а на сверхкрупном — работающем в рамках всего общества.  Основой их были общественная собственность на средства производства и прямо вытекающее из нее планирование, а не конкуренции, как при капитализме, потому производительные силы социализма были организованы так, как это было наиболее удобно существовавшим в обществе социалистическим производственным отношениям, ориентированным не на прибыль, а на полезность всему обществу.

Говоря упрощенно, советский социализм – это одна огромная монополия в размерах всего СССР, собственниками которой являлись все граждане советской страны. Для того чтобы всю собственность этой «сверхмонополии» сделать частной собственностью узкого слоя лиц (нынешней крупной российской буржуазии и олигархии), ее следовало не укрупнять, как в свое время делал это стихийно столетиями развивающийся в Европе, США и других странах мира капитализм, а напротив – раздробить на мелкие части и передать их частным лицам. При частной собственности невозможно единое централизованное планирование, там начинает действовать рынок и его законы — законы капиталистического способа производства, важнейшие из которых законы анархии и прямо вытекающей из нее конкуренции вновь приводят к укрупнению предприятий (концентрация капитала) и образованию монополий, сосредотачивая основную собственность в руках немногих сверхбогатых лиц — олигархов. Законы общественного развития четко показали горе-реформаторам, что их действие объективно и не зависит от воли отдельных людей. Что с этими законами следовало считаться, а не питать наивных иллюзий. Розовый  капитализм со множеством мелких собственников вечно существовать не может — сами законы капитализма неизбежно приводят его к состоянию капитализма зрелого, монополистического, подготавливая тем самым все условия для нового общественно-экономического строя — социализма.

Сегодня российская экономика в значительной степени монополизирована, и наша страна вновь стоит перед лицом новой социалистической революции, главная задача которой — уничтожить старую, уже негодную для дальнейшего развития общества частную собственность на средства производства. Иное дело, что этот процесс познания давно доказанных научных истин на  практике не обошелся без издержек. За временный переход от социализма к капитализму пришлось заплатить разрушением производительных сил СССР – его громадных средств производства, уникальных технологий и квалифицированных научных, инженерно-технических и рабочих кадров.

Место в капиталистическом центре для новой капиталистической России никто уступать не собирался. Ее удел был предопределен  заранее – страна-полуколония, сырьевой придаток ведущих капиталистических держав мира. Предопределен не столько даже желанием мировой олигархии, сколько еще и самими законами капитализма. Именно законы капитализма вынуждали значительную часть новоявленных российских капиталистов уничтожать доставшиеся им при дележе советского народного достояния предприятия, а не их личное неумение или непрофессионализм.

Можно ли было при дроблении огромной советской монополии на отдельные частные предприятия все их  сохранить?

Нет. С частной собственностью, как мы выше уже говорили, невозможно централизованное  плановое ведение хозяйства. Частная собственность неизбежно рождает анархию производства, когда кто во что горазд, и неизбежное следствие этой анархии — конкуренцию. Выжить на рынке хочет каждый частный собственник, потому каждый стремится к максимуму прибыли для себя лично. А такая «организация производства» для социалистических производительных сил, где была просчитана каждая мелочь, четко определено место каждого предприятия в экономике и не стояла задача получить на каждом этапе производственного процесса максимальную прибыль (как не стоит такая задача сейчас в рамках ТНК), есть не что иное, как дезорганизация, закономерно приводящая к разорению тысяч и тысяч частных собственников и выживанию единиц. Обанкротившиеся стремятся ухватить себе хоть что-то, а потому продают на металлолом ценнейшие станки и оборудование, сырье и материалы отправляют куда-нибудь за рубеж, туда же за бесценок отдают уникальные советские технологии. А еще и частенько сносят заводские здания, чтобы продать землю под ними под строительство всякой капиталистической ерунды типа торговых и бизнес центров и пр., не оставляя при этом камня на камне от гигантов советской индустрии и гордости советского трудового народа. Откуда прямо следует, что уничтожение бывшего советского станкостроения и машиностроения было явлением закономерным и неизбежным для нового российского капитализма, ибо по-другому этот капитализм существовать в постсоветской России  просто не мог.

Это основные и главные причины деиндустриализации в России, как, собственно, и во всех остальных бывших советских республиках и в значительной степени других бывших соцстранах, — того печального процесса, который мы наблюдали последнюю четверть века.

Причем, следует отметить особо, что наша постсоветская, а точнее — постсоциалистическая деиндустриализация совершенно иного рода, чем та, которая имеет место в развитых капиталистических странах. Там со второй половины XX века идет процесс переноса производства предметов потребления в страны третьего мира, поскольку в этих странах крайне дешева рабочая сила, невелики издержки производства, там рынки сырья для производства и сбыта произведенных товаров. А вот производство средств производства страны капиталистического центра предпочитают оставлять у себя, храня их как зеницу ока, поскольку отлично понимают, что на этом и держится по большей части их привилегированное положение в капиталистическом мире.

Из всего сказанного закономерно вытекает крайне неприятный для капиталистической России вывод — возрождение российской промышленности, т.е. «новая индустриализация» в капиталистической России невозможна. И невозможна она в основном по тем же самым причинам — этого не позволят сделать сами законы капиталистического способа производства – присущая ему анархия производства и стремление к максимуму прибыли, потому, что в тех условиях, в которых находится современный российский капитализм крупному капиталу это просто невыгодно. В нынешних российских условиях с еще советским размещением инфраструктуры, мест базирования добывающих производств и источников энергии, российскому капиталу проще поставить нужные производства где-нибудь в Азии, чем здесь, в России, где требуется переделывать под капитализм все и вся. Ведь создавалась вся нынешняя российская инфраструктура еще в СССР под общественную собственность на средства производства, а не под частную.

Потому без отказа от главного, на чем держится весь капиталистический способ производства – от частной собственности на средства производства о новой индустриализации в России можно и не мечтать. Все разговоры об этом представителей российской буржуазной власти и ее идеологов есть не более чем социальная демагогия, ложь, пустая болтовня, призванная запутать трудящееся население нашей страны, вселить в него очередные иллюзии и наивные надежды на скорое улучшение в самом ближайшем будущем, чтобы под прикрытием очередных красивых слов потуже затягивать удавку на шее трудового народа, ведя страну к полнейшей деградации и разрухе.

Л.Сокольский, сентябрь 2014 г.
обновление февраль 2015 г.

Аудио

[1] http://docs.cntd.ru/document/499030503
[2] http://government.ru/orders/14398/
[3] http://south-worker.com/gosudarstvo-otdaet-polovinu-doxodov-rosnefti-chastnikam/
[4] http://burckina-faso.livejournal.com/388186.html
[5] http://work-way.com/pochemu-zhirinovskij-protiv-demokratii/

Возможна ли в России «новая индустриализация»?: 4 комментария

  1. «Но переданные в частные руки (приватизированные), они такого шанса были попросту лишены, поскольку индивидуальные частные собственники не были способны справиться с той сложнейшей производственной системой и особой, специально созданной для социалистических производственных отношений организацией производственного процесса, доставшихся им в наследство от советского социализма».

    «Именно законы капитализма вынуждали значительную часть новоявленных российских капиталистов уничтожать доставшиеся им при дележе советского народного достояния предприятия, а не их личное неумение или непрофессионализм».

    Надо определиться: либо капиталисты виноваты, так как глупые, либо жажда прибыли.

    Сама статья (как и многие статьи на ресурсе) носит какую-то недосказанность, однобокость, не учитывающие других фактов.

    Статья претендует на объективную оценку вопроса.
    Но о какой объективности можно говорить, если автор занимается в основном не анализом затронутой темы, а социальной демагогией, то есть пытается словами, фразами, написанным убедить читающего, что то, что он говорит — это и есть объективность.

    Ну, пример того, как автор «заговаривается», болтая, я привёл выше, когда в одном месте автор утверждает, что новоявленный российский капиталист — это дуб, который разобраться не может в том, что ему от социалистического государства досталось — этакий профан (создаётся образ некоего ушлого, не понятно откуда взявшегося, человека, который стал капиталистом вдруг, а ведь, я думаю, капиталистами стали в некоторых (может быть, во многих или во всех?) случаях те люди, которые в СССР находились на постах директоров или руководящих работников и управляли предприятиями?), а в другом месте утверждает, что развалили промышленность не потому, что головы не хватило, а потому, что так выгоднее было.

    Что это, как не работа на «толпу», а иными словами — демагогия?

    Если уж писать о серьёзных вещах, то писать серьёзно, не привлекая сюда «работу на толпу» — демагогию. Доказывать верность своих слов, не играя на чувствах людей, а фактами.
    Я не говорю, что у вас фактов нет, я говорю, что вы факты сдабриваете «прикормкой», чтобы народ клюнул — как для дураков. Читателей вы за дураков держите что ли или за равных себе людей?

    1. Никакой объективности в классовом обществе существовать не может. Объективная оценка — это выдумка буржуазии, чтобы одурачить таких, как вы, не понимающих элементарных законов существующего общества. Статья написана с позиций только рабочего класса и что по этому думает противоположный класс и ее холуи, авторам статьи и редакции сайта по барабану.

  2. ну правильно -объективная оценка это выдумка буржуазии, поэтому руководствуемся субъективной — то есть что я считаю правильным, то и будет правильное, а всё остальное происки буржуазии.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь.