Телевидение и интернет как оружие в классовой борьбе

телевидениеВ конце апреля 2017 г. социологическая служба ВЦИОМ по заказу российской власти провела исследование популярности в России средств массовой информации, результаты которого сильно огорчили заказчика. Выяснилось, что телевидение — основное средство идеологического воздействия на трудовой народ страны, главное оружие современной буржуазии, с помощью которого она очень долго его одурачивала, перестает работать. Если раньше ТВ было основным источником информации для российских граждан, то теперь ему доверяют не более половины россиян. Наибольшей популярностью телевидение пользуется у пожилых людей, то есть у тех граждан страны, которые в силу своего возраста уже не участвуют в общественном производстве, а значит, не могут оказывать серьезного влияния на проводимую в стране политику. А вот молодежь, то есть самый активный, энергичный и потенциально революционный слой, практически совсем не смотрит «голубой экран», отдавая предпочтение интернету. За молодежью тянутся люди среднего возраста, то есть те, на ком держится вся российская экономика, — они также все больше уходят в интернет или получают информацию с помощью «сарафанного радио», путем передачи информации лично, «из рук в руки».

Что означают эти данные? А то, что трудящееся население России все меньше доверяет действующей власти, отказываясь даже слушать то, что говорят ее представители и агенты в лице всяких тележурналистов, экспертов и общественных деятелей. Правда, хотя и медленно, но все же пробивает себе дорогу в море лжи. Большинство тех, кто сегодня создает все национальное богатство нашей страны, а тем более тех, кто станет создавать его завтра, предпочитают осмысливать существующую и историческую действительность самостоятельно или вместе с теми, кого они знают лично. Это означает, что период безраздельного господства буржуазной идеологии в России подходит к концу, и вскоре мы окажемся совсем в иной информационной и идеологической реальности, управлять которой единолично, как это было в предыдущие десятилетия, господствующий ныне класс буржуазии уже не сможет.

Тенденция отказа трудящихся России от телевидения замечалась буржуазными экспертами и аналитиками и ранее, но теперь, видимо, она приобрела угрожающие для господства буржуазии размеры, раз верные слуги капитала «забили в колокола», тем более, что эта тенденция косвенно подтверждается и другими данными, в том числе сугубо экономического характера:

  • С 2008 г. по 2011 г. спрос на телевизоры в России рос только за счет увеличения объемов потребительского кредитования. В 2012 г. эта мера помогать перестала — темп роста продаж телевизоров замедлился.[1]
  • В 2015 году объем проданных в России телевизоров сократился на 47% по сравнению с 2014 г., выручка (в валюте) упала на 56%[2].
  • За 2014 и 2015 гг. из России ушло около 60 известных мировых брендов и компаний, производящих телевизоры. В период первой волны экономического кризиса (2008 г.) эта цифра была в полтора раза меньше.[3]
  • С 2013 г. стал снижаться рынок кабельного телевидения в России[4], который до того стабильно рос.
  • Рынок платного ТВ в 2016 году, хотя и подрос, но совсем незначительно — число новых подключений увеличилось всего на 3,6%.[5] Причем, буржуазные аналитики и эксперты не скрывают, что это увеличение произошло в большей степени за счет возрастания числа телевизоров у старых потребителей услуг (увеличилось количество телевизоров в одной квартире), а не за счет появления новых абонентов.

Конечно, эти цифры не могут служить прямым доказательством того, что россияне стали хуже относиться к «голубому экрану», поскольку основной причиной падения продаж телевизоров и подключения к услугам платного телевещания является все-таки обнищание трудящегося населения страны, вызванное глубочайшим экономическим кризисом, в который все глубже и глубже проваливается капиталистическая Россия. Однако определенная взаимосвязь между приведенными цифрами и выводами российских социологов просматривается, так как если бы люди считали для себя получение информации через телеэкран вопросом первостепенной важности, то они бы средства на покупку телевизоров нашли, к примеру, через то же, активно развиваемое банками, потребительское кредитование. Но этого не происходит, рынок самых популярных в стране POS-кредитов (в магазинах при покупке товара) снижается — за 4 первых месяца 2017 года он уже потерял почти 1%[6] .

Более надежное свидетельство об уровне интереса россиян к ТВ — это информация аналитиков медиарынка. Данные официального измерителя российских медиа — компании TNS Russia[7] на конец апреля 2016 г. показывают, что российские телеканалы, в том числе крупнейшие федеральные  — «Первый канал», «Россия 1» и НТВ, не первый год теряют своих зрителей. Евгений Балдин, директор по стратегии и исследованиям Media Instinct, указывает даже конкретные цифры: «Совокупная доля аудитории Первого канала, каналов Россия 1 и НТВ еще 5 лет назад составляла более 40%, сейчас – менее 1/3 телезрителей»[8]. Эти свидетельства уже прямо подтверждают указанную выше социологами ВЦИОМ тенденцию, показывая, что недоверие трудящегося населения страны к действующей власти растет значительными темпами.

С точки зрения марксизма — научного классового мировоззрения рабочего класса, усиливающийся отказ трудящихся страны от буржуазного телевещания — явление вполне закономерное и логичное. Так и должно было случиться. Общественное развитие, несмотря на некоторые исторические зигзаги и движения вспять, должно было идти (и оно действительно идет!) своим чередом, так, как и предсказывали классики марксизма, — в соответствии с объективными законами общественного развития.

Капитализм после уничтожения социализма в СССР и странах Восточной Европы подчинил себе все ресурсы планеты, создал гигантские производительные силы, дающие человечеству широчайшие возможности резко поднять уровень жизни всех людей на земле, удовлетворить их самые насущные потребности. Но воспользоваться этими возможностями капитализму не позволяет устаревший способ производства, на котором он основан. Миллиарды людей в мире продолжают жить в нищете и бесправии, как и сто, и двести лет назад. Причем их число постоянно увеличивается — капитал непрерывно создает миллионы новых неимущих и обездоленных, выталкивая людей из относительно благополучных слоев общества. Процесс пролетаризации всерьез затрагивает теперь не только крестьянство и городскую мелкую буржуазию, как это было раньше, но и лиц умственного труда — служащих и интеллигенцию, т.е. ранее привилегированные слои населения, служившие верной опорой капитализма.

Второе десятилетие капиталистический мир не может выбраться из глубочайшего экономического кризиса, в который загнал его способ производства, основанный на присвоении прибавочной стоимости, получаемой путем эксплуатации наемного труда. Меры, предпринимаемые правительствами капиталистических стран и помогавшие в прошлом, не дают сегодня никакого результата. Никаких новых способов стимулировать капиталистическую экономику буржуазные экономисты и политики предложить не могут. Тем временем новые явления, свойственные современному высокомонополизированному капиталистическому производству, в частности  ухудшающееся качество производимых товаров, наглядно показывают, что капиталистическая экономика теряет самое главное — способность удовлетворять потребности людей. Она работает вхолостую, по сути, пожирает сама себя. Становится все более очевидным тот факт, что общественный строй, основанный на частной собственности на средства производства, уже не может развиваться и двигаться вперед.  Капитализм умирает, и надежд на его реанимацию нет.

Капитал — главный и единственный виновник нынешнего, глубочайшего в истории капитализма мирового экономического кризиса, традиционно для себя стремится переложить все его тяготы на плечи людей труда, ухудшая и без того их тяжелое материальное положение. Трудящиеся массы, доведенные гнетом капиталистических монополий и их власти до крайних пределов нищеты и бесправия, все решительнее поднимаются на борьбу за свои человеческие права. Схватки между трудом и капиталом идут на всех континентах земли, охватывая как развитые страны капитализма, так и зависимые и колониальные страны. В своих протестных выступлениях пролетарские массы все чаще поднимают политические вопросы. Требования «изменения системы» звучат повсеместно. Очевидно, что революционизация пролетарских масс нарастает, угрожая снести устаревший общественный строй наемного труда. И постсоветские страны, в том числе капиталистическая Россия, здесь не исключение.

Господствующему в РФ классу буржуазии с каждым днем все сложнее удерживать политическую власть в своих руках — те виды и формы угнетения, которые ранее им применялись для подавления революционной активности масс, работают все хуже и хуже. И есть все основания предполагать, учитывая вышеприведенные данные социологов, что многие их них перестанут работать вообще.

В частности, такая судьба явно уготована телевидению — мощному средству идеологического воздействия, с помощью которого умирающий класс эксплуататоров более чем на полвека продлил в мире свое господство. Судя по всему, российский пролетариат вырабатывает против него нечто вроде иммунитета — определенный политический опыт, который уже не позволит капиталистам так легко, как это было возможно прежде, одурачивать рабочих России. Важнейшая идеологическая удавка, крепко выручившая мировой капитал три десятилетия тому назад, выскальзывает из рук эксплуататоров, ставя под угрозу благополучие господствующего класса буржуазии и даже само его существование в нашей стране.

То, что это отношение простого населения к телевидению — вопрос политический, показывают выводы социологов ВЦИОМ, особо отмечающих, что наиболее сильно недоверие россиян к телевидению проявляется в отношении тем, касающихся внутренней жизни страны, ее экономики, политики и социальной сферы. Здесь центральным и региональным каналам (и официальным, и «независимым») доверяет меньше половины пенсионеров и совсем не доверяют молодежь и люди работоспособного возраста, все чаще выключающие телевизор, а то и совсем убирающие его из своего дома. Причем это недоверие год от года возрастает.

Причина понятна — трудовой народ нашей страны на практике собственной жизни за последние десятилетия убедился в абсолютной необъективности и неприкрытой одиозности российских СМИ, и особенно телевидения, играющего главную роль во всей буржуазной пропаганде. Тотальная ложь, бесконечными потоками льющаяся с телеэкрана, разоблачается самой существующей действительностью, а вслед за этим меняется и отношение российских трудящихся к исторической действительности, которую буржуазная пропаганда усиленно искажала последние десятилетия.

Становящийся все более очевидным обман раздражает теперь не только работающих граждан России и молодое поколение, не имеющее никаких перспектив в этой жизни, но даже доверчивых пенсионеров, до недавнего времени служивших наивной опорой контрреволюционной буржуазной власти в нашей стране. Иной реакции в условиях, когда получаемой крохотной пенсии не хватает даже на скудное пропитание, не говоря уже о лекарствах и коммуналке, ожидать было сложно. И это еще только начало, учитывая тот факт, что российское правительство, несмотря на истерические вопли и крики «Караул!» своих верных слуг — буржуазных социологов, аналитиков и экспертов, раньше других осознавших грозящую капиталистической власти опасность, не желает отступать от своей антинародной политики ни на шаг.

Опасность действительно немалая, ведь с освобождением трудового народа от воздействия буржуазного телевидения рушатся важнейшие опоры господства в России класса буржуазии, слабеет та идеологическая узда, с помощью которой буржуазия тридцать лет удерживала в повиновении советский рабочий класс, заставляя его делать то, чего он делать никогда не хотел — разрушать свою страну, социалистический строй, советскую промышленность, сельское хозяйство, культуру, уничтожая тем самым гарантии своего собственного материального и духовного благополучия. Рабочий класс нашей страны, освободившись от постоянного воздействия дезориентирующего его мощнейшего источника информации, начнет прозревать очень быстро. Он вспомнит то, что забыл, что долгие годы  под давлением массированной буржуазной пропаганды считал для себя неважным и ненужным, вспомнит, что завещали ему его деды и прадеды, а значит, скоро поймет, что и как ему следует делать, чтобы кардинально изменить свою жизнь к лучшему.

Классики марксизма были правы, когда говорили, что человека без мировоззрения, без определенной классовой идеологии не бывает, и что там, где нет идеологии социалистической, ее место занимает идеология буржуазная. В нашем случае, в случае страны, имеющей богатейший революционный исторический опыт и более чем 70-летний опыт успешного социалистического строительства, непременно должна проявить себя и обратная тенденция — избавившись от постоянной буржуазной «промывки мозгов», рабочий класс России начнет стремительно возвращаться к  своему классовому мировоззрению — к идеологии научного социализма, к марксизму-ленинизму. Тем более что в сознании подавляющего большинства российских трудящихся, бывших советских граждан, элементы этого мировоззрения сохранились до сих пор. Наваждение, долгими десятилетиями наводимое буржуазией и ее агентами — оппортунистами на сознание рабочего класса, развеется быстро (особенно если этому процессу помочь!), и вопрос восстановления социализма в России и на всем постсоветском пространстве станет вопросом номер один.

Явление назревания революции уже замечается российскими социологами. Буквально на днях на всероссийском молодежном форуме «Территория смыслов на Клязьме» глава Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ) Валерий Федоров заявил, что в российском обществе нарастают революционные настроения, что «люди перестают терпеть и начинают требовать», «появляется запрос на перемены» и политическая борьба сейчас идет именно за то, какими именно эти перемены будут, «чей образ перемен возобладает»[9].

Буржуазия нервничает и всеми силами пытается предотвратить исторически неизбежное. Меры, применяемые ею для этого, те же, что и прежде — «закручивание гаек» и усиленная идеологическая обработка трудящихся, их одурачивание и обман. Но последнее удается все хуже и хуже, не в последнюю очередь благодаря усиливающемуся недоверию россиян к буржуазным СМИ вообще и особенно к телевидению.

Понимая, что монополия буржуазии на истину становится проблематичной, буржуазная власть стремится поставить под свой контроль новую созданную капитализмом производительную силу — интернет, полагая, что во всемирной сети можно безраздельно господствовать  так же, как в телевещании. Российское правительство принимает один суровый закон за другим, грозит карами интернет-пользователям, устраивает показательные суды и распускает слухи о всевластии своих спецслужб во всемирной сети.

Характерный пример — майский Указ Путина, получивший название «указа об анонимности в интернете». В нем российскому правительству предлагается принять меры, запрещающие анонимность в Интернете, в срочном порядке разработать способы поддержки традиционных СМИ и «урегулировать деятельность похожих на них сервисов», к которым в законе отнесены «сайты сети Интернет». «Урегулировать» — это значит заткнуть рот всем, кто говорит не то, что хочется слышать российской власти. Необходимость этих фашистских мер оправдывается традиционной буржуазной демагогией, что, мол, они вызваны необходимостью «формирования в России информационного пространства, учитывающего потребности граждан и общества в получении качественных и достоверных сведений». Что означает последнее, понятно без перевода — мол, хотим иметь полную монополию на информацию, а всех, кто осмеливается говорить народу правду, к ногтю.

Еще один пример такого же рода. 21 июля 2017 г. Госдума  приняла законопроект (в виде поправок в закон «О защите информации»), запрещающий средства обхода интернет-блокировок — анонимайзеров и сервисов VPN. Под действие этого закона попадают все прокси- и VPN-сервисы, а также анонимные сети Tor, I2P и Freenet. Этим же законом Роскомнадзор получил право блокировать сайты с данными о средствах обхода блокировок, а операторы поисковиков обязаны теперь прекратить выдачу на территории России ссылок на информационные ресурсы, включенные в черный список.

Буржуазная власть явно хочет навести в сети «свой порядок», тот, который бы закреплял ее господство в обществе. Но одно дело хотеть, а другое — мочь. Все эти и им подобные законы могут напугать только очень наивных людей, далеких от понимания политэкономической сущности интернета. Некоторые неудобства пользователям российская буржуазная власть создать может, спору нет, но царствовать в нем у нее не получится при всем желании. Интернет-пользователи найдут тысячу способов обхода таких законов. В итоге интернет как был, так и останется свободным пространством, принадлежащим всем и никому в отдельности, а значит и не подвластным буржуазии и ее государству.

Усилия капиталистов в отношении полного подчинения себе интернета тщетны по определению, потому что интернет — это общественная собственность, он создается самими пользователями и ими же используется, без пользователей интернет не существует, и существовать не может. Но буржуазия этого не понимает, она наивно полагает, что тотальный контроль в интернете, т.е. нечто вроде частной собственности во всемирной сети, — вполне реальное дело.

Субъективизм буржуазии играет с ней злую шутку. Ведь в силу своего идеалистического миропонимания она убеждена, что и Земля вертится по ее приказу. К счастью, это совсем не так. Законы общественного развития объективны и не зависят от воли людей, даже сидящих на самой вершине политического и экономического Олимпа и облеченных в тот или иной исторический момент огромными властными полномочиями. Люди могут только познать эти объективные законы и использовать их в своих целях, но создать новые законы они не в силах. Отрицая существование объективных законов  развития общества, ставя во главе угла свою субъективную волю, буржуазия неизбежно получает в результате своих действий совсем не те результаты, на которые рассчитывает.

Мы живем в эпоху перехода от капитализма, последнего в истории человечества классового общества, к коммунизму — обществу без классов. Это доказано не только теорией марксизма-ленинизма, но и историей последних веков и особенно десятилетий. Доказано тысячами и миллионами фактов. Дни буржуазии, последнего эксплуататорского класса, господство которого действующая в России власть пытается сохранить, действительно сочтены, и действительно, как и предсказывал Маркс, не кто иной, как сам этот общественный класс создает все условия и материальные силы для своего собственного уничтожения. Фактически эти материальные силы для окончательного и бесповоротного уничтожения капитализма, о которых говорил Маркс, уже созданы. Созданы не только технологии в промышленности и сельском хозяйстве, которые способны при правильном (общественном) использовании удовлетворить все материальные потребности всех людей на земле, но и такие материальные силы, которые непосредственно помогут пролетариату свергнуть власть эксплуататоров и уничтожить защищающее их буржуазное государство.

Одной из таких материальных сил являются те самые информационные технологии, которым современный капитализм последние десятилетия пел осанну и которые теперь класс буржуазии надеется полностью подчинить своей воле. Увы, эти надежды — не более чем иллюзии, сказки, в которые исторически отжившему классу хочется верить. Открыть ящик Пандоры, надеясь на то, что освобожденные тобой могучие силы сможешь загнать назад, более чем наивно. В известном древнегреческом мифе это оказалось не под силу даже всесильным богам. Вот и капиталистам придется теперь испытать жестокое разочарование.

Информационные технологии, созданные империалистической буржуазией для своих собственных целей, в первую очередь для еще большего закабаления и ограбления пролетарских масс, неизбежно станут (уже становятся!) мощным оружием самих масс в борьбе со своими угнетателями и эксплуататорами. Пролетариат, получив в свои руки это оружие, обязательно рано или поздно повернет его против тех, кто не дает ему нормально жить, кто всеми способами душит его и угнетает.

Чтобы нашим читателям было более понятно, о чем мы говорим, поясним немного, как развивались события нашей недавней истории.

Весь 20 век капиталистический мир балансировал на грани мировой пролетарской революции, начало которой положил Великий Октябрь. Успешное развитие СССР, его выдающиеся победы и достижения не оставляли мировому капитализму никаких шансов ни в экономике, ни в политике, ни в прямом военном столкновении (это доказали две войны: иностранная интервенция 1918 —1921 гг. и Великая Отечественная 1941-1945 гг.), ни тем более в социальной сфере. Построение социалистического общества в СССР с его беспримерными в истории человечества социальными благами для всех граждан страны стало огромным стимулом для трудящихся масс всего мира, которые так же, как и русские рабочие, стремились к избавлению от капиталистического гнета и эксплуатации.

Мировая буржуазия, желая задавить революционное движение рабочего класса в своих странах и удержать в своих руках политическую власть, в качестве последнего средства самосохранения прибегла к самой зверской реакции — фашизму — неприкрытому государственному террору, важнейшей составной частью которого являлась идеологическая война против своего собственного народа. Велась эта война не только с пролетарской идеологией — научным коммунизмом, не только с правдивой информацией о революционной истории СССР и советской действительности, но даже с исторической памятью народов самих капиталистических стран — со всем прогрессивным и революционным, что было в их собственной истории. Основным методом в этой войне для фашиствующей буржуазии выступил примитивный обман — искажение исторических событий или их объективных оценок, замалчивание, подтасовки, выдергивание отдельных фактов, бездоказательные спекуляции, откровенная демагогия, распространение самых фантастических мифов и иллюзий без каких бы то ни было разумных обоснований. Не имея возможности доказать свою правоту, оправдать как-либо свое господство в обществе, фашисты опирались в этой войне на эмоции, а не на логику, не на знания. Научное знание стало империалистической буржуазии опасно, оно разоблачало ее. Как прямое следствие этого — непримиримая борьба фашизма с материализмом, гонения на науку, торжество идеализма и антинауки.

Казалось бы, ничего нового — все это всегда использовал для оправдания и продления своего политического господства в обществе каждый эксплуататорский класс в истории человечества. Но в условиях крайней империалистической реакции (фашизма) все эти методы стали применяться в глобальном масштабе, и самое главное — они были усовершенствованы и многократно усилены с помощью технических средств, созданных капиталистическим способом производства. Правильно говорили классики марксизма-ленинизма — капитализм ради сохранения своего господства в обществе использует против революционного рабочего класса все имеющиеся в его распоряжении производительные силы, все возможные средства и методы борьбы.

Если в период растущего, поднимающегося капитализма основным техническим средством для буржуазной пропаганды была печать (типографский станок) — книги, газеты и журналы, то в эпоху империализма опорными техническими средствами идеологической обработки населения стали радио и кинематограф — технологии, созданные в конце 19 в. — начале 20 в. и активно применявшиеся германским и итальянским фашистами. После Второй мировой войны пальму первенства в деле обработки массового сознания захватывает телевидение — технология передачи информации (движущегося изображения и звука) на большие расстояния, фактически соединившая в одном лице достоинства радио и кинематографа и, как следствие, многократно превосходящая обоих по своим возможностям и эффективности, особенно после того, как оно стало цветным.

Наверное, никто сейчас в России не станет оспаривать утверждение, что телевидение в период горбачевской Перестройки немало способствовало победе «либералов и демократов» над советским рабочим классом.  Но в чем конкретно состояла его задача?

Ответ на этот вопрос лежит в политике «гласности», проводимой КПСС в Перестройку с подачи ее инициатора — буржуазного «реформатора» М.С. Горбачева. Впервые термин «гласность» прозвучал в выступлении Генерального секретаря ЦК КПСС 1986 г. на XXVII съезде КПСС. Горбачев заявил тогда на съезде о  «необходимости широкой демократизации страны» (разумеется, речь шла о буржуазной демократии, практически лишающей всех прав трудящиеся массы, но этого тогда мало кто понимал), связав ее с «гласностью», т.е. «открытостью принятия решений и свободным доступом граждан СССР к информации».

Никакой «открытости принятия решений», разумеется, не появилось, ибо никаких мер в этом отношении не предпринималось. Буржуазная контра, укрепившаяся за годы хрущевско-брежневского оппортунизма в партийном и государственном руководстве страны, и не собиралась делать достоянием советской общественности свою «кухню», на которой готовились очередные контрреволюционные «подарки» советскому народу. Она и по сию пору помалкивает о том, кто руководил на самом деле процессом уничтожения советского социализма и СССР.

Хотя особо гадать здесь не приходится, и так ясно, кому этот процесс был выгоден больше всего — мировому капиталу во главе с США. Визги о «демократизации» СССР нужны были именно ему и его агентам внутри СССР (имена их до сих пор скрываются) только для прикрытия, чтобы под шумок о «расширении демократии» (на самом деле ее резком ограничении, поскольку пролетарская демократия, которая существовала в СССР — это демократия большинства населения, в то время как буржуазная демократия — демократия ничтожного меньшинства) провести важнейшие контрреволюционные реформы — отодвинуть советский рабочий класс от политической власти и отобрать у советского народа все средства производства.

Открыто такие кардинальные реформы осуществить было невозможно — советские трудящиеся, в том числе подавляющее большинство коммунистов и представителей Советской власти, этого бы никогда не позволили. Единственным средством для контрреволюции было идеологически нейтрализовать советский народ, ввести его в состояние глубоко психологического шока, то есть так ошарашить ложной информацией и задурить голову, чтобы он ничего не понимал в происходящем, а, следовательно, и не мог оказать сопротивления своему непримиримому классовому врагу.

Вот эту самую задачу «идеологической нейтрализации» и должна была выполнить пресловутая «гласность», под которой подразумевалось не что иное, как тотальная буржуазная ложь, выливавшаяся ежедневно огромным грязным потоком на головы ничего не подозревающих советских трудящихся. Главнейшая роль в этом деле отводилась телевидению.

Идея «идеологической нейтрализации» советского народа американская. США ее разработали, и под их руководством она была воплощена в жизнь в СССР и других странах социализма. К сожалению, успешно. А вот базу для этой идеи создали и отработали на своих трудящихся итальянские и германские фашисты еще до Второй мировой войны. Именно гитлеровцы заложили основы той технологии, которую сегодня мировая буржуазия, гордая своей подлостью, напыщенно именует «технологиями манипуляции массовым сознанием». Империалисты США, стремившиеся после войны к мировому господству и как огня боящиеся все шире распространяющегося по миру пролетарского революционного движения, учли «драгоценный» опыт своих предшественников и серьезно его усовершенствовали, предварительно отработав на собственном населении. Эффект превзошел все их ожидания. Мировому капиталу стало понятно, что наука и техника дали ему в руки мощнейшее оружие против рабочего класса и трудящихся масс, на порядок превосходящее по своей эффективности все, что существовало до этого ранее в распоряжении эксплуататорских классов. От старых методов одурачивания народа — религии, образования, прессы, литературы и т.п. тоже никто не думал отказываться, однако, начиная с 50-х годов, телевидение становится для буржуазии главным и основным способом борьбы с мировым революционным движением в сфере идеологии.

Потрясающая эффективность телевидения как средства пропаганды обеспечивалась рядом его особенностей.

Во-первых, ТВ позволяло из одного источника мгновенно обратиться к миллионам людей, находящихся далеко друг от друга. Такой способностью ранее обладало только радио.

Во-вторых, ТВ задействовало сразу два основных канала получения человеком информации из окружающей среды — звуковой и зрительный, чего не обеспечивали ни радио, ни печать. Радио, как известно, использует только звуковой канал воздействия на человека, печать — только зрительный.

У телевидения роль зрительного канала была к тому же многократно усилена по сравнению с самыми лучшими печатными изданиями, потому что телевидение показывало движение, а не статическую картинку. В связи с чем, у людей, смотревших телесюжет о каких-либо событиях по ТВ, возникало ощущение их личного присутствия на месте события. Это значит, что специально сформированный видеоряд мог легко внушить людям, что навязываемая им чужая мысль является их собственной мыслью — выводом, сделанным ими самостоятельно. Переубедить потом таких людей было очень сложно, потому что они «сами видели», «сами там были».

Аналогичной способностью воздействовать сразу на два канала восприятия информации человеком — звуковой и зрительный, обладает еще кинематограф, предшественник телевещания. Кинематограф также показывает движение, вызывая ту же психологическую реакцию ощущения присутствия человека на месте события («эффект присутствия»), чем, собственно, он и был интересен еще германским фашистам. Но у кинематографа (речь о традиционном, использующем кинопроекторы) имелись серьезные недостатки:

1) он не может мгновенно передавать информацию (изображение и звук) на дальние расстояния, в связи с чем имеет малый охват аудитории,

2)  объем передаваемой информации ограничен объемом киноролика,

3) не позволяет оперативную передачу информации,

4) требует материальных носителей для хранения кинофильмов и их воспроизводства, которые не слишком надежны и долговечны, что очень существенно при многократном воспроизводстве кинопродукции,

5) для обслуживания кинотехники необходимо значительное количество рабочей силы,

6) для воспроизведения кинофильмов нужны определенные условия, которые не всегда можно организовать (большой экран, помещение, транспорт и т.п.).

Телевидение, восприняв все достоинства кинематографа, было лишено его недостатков. А присущие ему собственные недостатки капитал сумел обратить в свою пользу.

В частности, одним из недостатков телевидения, являлось то, что телевизионное вещание — дело крайне дорогое и трудоемкое. Организовать его в рамках охвата значительной территории под силу только государствам или крупнейшим капиталистическим монополиям. Революционным пролетарским организациям, всегда при капитализме в финансовом отношении слабосильным, свое телевидение в принципе не по карману, в отличие, например, от той же типографской печати. Как следствие, телевидение повсеместно оказалось в частной собственности олигархии и буржуазных государств и стало верно служить своим хозяевам.

Другим  недостатком телевидения была необходимость обеспечить телезрителей специальными средствами  для просмотра телепрограмм — телеприемниками. Причем, чтобы можно было воздействовать на все трудящееся население страны, такие телеприемники (телевизоры) должны были быть доступны каждому пролетарию, а значит производиться в огромном количестве и стоить достаточно дешево. Но и этот минус капитал быстро обратил себе в плюс. Он сделал телевидение определенным стимулом для развития своей капиталистической экономики: создал мощное производство телевизоров, организовал их широкую продажу среди населения и дал старт развитию самых разнообразных отраслей телеиндустрии — от телеканалов, занимающихся передачей информации в эфир, до продюсерских компаний, создающих сериалы,  развлекательные, спортивные и информационно-новостные телепрограммы. Вся эта огромная система медиа стала работать в интересах олигархии — не только для получения ею огромных прибылей, но, в первую очередь, ради одурачивания миллионных масс трудящегося населения, отвлечения их от революционной борьбы.

В итоге в руках у империалистов оказалось мощнейшее средство борьбы с социалистической идеологией, которой буржуазная идеология до сих пор достойно противостоять не могла. Как известно, социалистическая идеология полностью базируется научном знании, на реалиях жизни самих людей, отражая существующую действительность такой, какая она есть. Буржуазная идеология — это идеология совсем иного рода, она выстроена на иллюзиях и мифах, под которыми нет какой-либо научной основы. Понятно, что буржуазная идеология марксизму проигрывала по всем статьям, ведь существующая реальность опровергала все положения и утверждения буржуазных идеологов и пропагандистов. Теперь, имея в своих руках телевидение, империалистическая буржуазия получила необходимую «основу» для своей идеологии — в виде никогда не существовавшей (виртуальной) реальности, которую трудящиеся массы, благодаря телеэффекту «личного присутствия», воспринимали как настоящую, реально существующую. Вот этот психологический феномен телевидения и использовал умирающий класс буржуазии как оружие против революционного рабочего класса, сумев с его помощью продлить свое господство в мире на несколько десятилетий.

Оружие это мощное, что и говорить, но силу его преувеличивать не стоит — оно далеко не абсолютно, и ему вполне можно противостоять.

Для того, чтобы буржуазная пропаганда, даже применяющая такое мощное средство, как телевидение, срабатывала так, как требуется империалистам, чтобы люди верили фашистской лжи, для этого необходимы два существенных условия:

  1. доверие к источнику информации у них должно быть очень высоким;
  2. а вот образованность должна быть как можно ниже, и прежде всего образованность политическая.

То есть буржуазной пропаганде со всеми ее «технологиями управлениями массовым сознанием» вполне можно противостоять, если критически подходить к той информации, которую предоставляют буржуазные СМИ. Для этого нужно всего лишь твердо стоять на классовой точке зрения рабочего класса и помнить о том, что телевещание (как и подавляющее большинство всех остальных СМИ при капитализме) находится в руках непримиримого классового врага пролетариата и трудящихся масс. Даже одиозно подобранный видеоряд (виртуальную реальность) легко можно разоблачить, поняв, что она не имеет никакого отношения к существующей и исторической действительности, если иметь хотя бы минимум политического и общенаучного знания, если знать законы общественного развития.

Получается, что надежной защитой от всяких идеологических манипуляций может быть только диалектико-материалистическое (истинно научное) мировоззрение. А вот если такого мировоззрения нет, если оно давно идеалистическое или эклектическое, если нет и достаточных политических знаний, а доверие к источнику информации почти абсолютное (например, потому что «государство\партия врать не может»!), то удивляться победе классового врага над тобой не придется.

К сожалению, именно так и получилось у советского народа в Перестройку.

К середине 80-х гг. телевизоры в СССР были практически у всех. Доверие к партии, от имени которой действовала горбачевская контра, было в советском обществе безграничное. Основания для этого у советского народа были — партия никогда его не обманывала, с ней и под ее руководством советский народ одержал все свои великие победы, с каждым годом он жил все лучше и лучше, экономика страны росла как на дрожжах. Соответственно, когда по телевидению (и по всем остальным советским СМИ, в том числе в партийной печати!) вывалился вал грязи на советское прошлое, на все достижения СССР, на действия большевиков, на великих советских героев — революционеров и борцов против фашизма, когда стали очернять всю существующую на тот момент советскую действительность, советские люди пришли в состояние психологического шока — они не понимали, где ложь, а где правда. Верить, тому, что говорят по телевизору, невозможно, не верить нельзя, ведь это сама партия говорит! Первое условие, как видим, было налицо.

К сожалению, второе условие тоже присутствовало в полной мере.

Нам могут сказать, как же так, а лучшее в мире советское образование? А марксизм-ленинизм, который изучали в СССР все, от мала до велика — и в школе, и в институте, и на производстве, в разных политкружках и политшколах?

Да, общекультурное и политехническое образование в позднем СССР было действительно высоким — ни одна капиталистическая страна мира таким образованием, тем более для всех, похвалиться не может до сих пор (и никогда не сможет!). А вот что касается политического образования, т.е. знания марксизма-ленинизма, истории партии и классовой борьбы в СССР, то в этой области у советских людей 80-х годов был огромный провал. Диалектико-материалистическим мировоззрением (т.е. истинно научным) уже мало кто в стране тогда обладал, его, к сожалению, сменило мировоззрение по большей части идеалистическое, что потом и использовали в своих целях «перестроечники». В головах у советского рабочего класса и советской интеллигенции вместо марксизма и истории партии и СССР были сплошные лубочные картинки, никак не связанные между собой отрывки фраз и фактов. О существовании классовой борьбы в стране, ее серьезности и огромной угрозе советскому социализму со стороны мирового капитала тогда никто даже не думал. Большинство советских граждан было убеждено, что классовая борьба осталась далеко в прошлом, где-то в 20-30-х гг., а сейчас в Советском Союзе полная тишь и благодать — ешь, да спи, еще на работу ходи вовремя, и больше ничего от тебя не надо. С таким мелкобуржуазным мировоззрением противостоять грязной лжи горбачевцев было невозможно.

Эта опасная идейная демобилизация рабочего класса и трудящихся масс СССР не была случайностью. Она есть результат целенаправленной политики, проводимой в стране с 1953 года прорвавшими к высоким постам в партии и советском государстве контрреволюционными элементами во главе с Хрущевым и прочими.

Один из основополагающих принципов исторического материализма гласит, что люди не действуют, если у них в голове нет идей. На этот принцип всегда опирались большевики, стремившиеся вооружить пролетарские массы научным пониманием существующей действительности и путей ее изменения. Вот поэтому изучению марксизма-ленинизма и истории партии (по сути, политической борьбы рабочего класса за свое освобождение и за построение социалистического общества) в ленинско-сталинский период придавалось огромное значение. Большевистская партия стремилась к тому, чтобы советский рабочий класс, трудящиеся массы понимали, что они делают и для чего они это делают, понимали, почему делать вот так лучше, чем по-другому.

Эксплуататорские классы всегда поступали наоборот — они боролись с научным знанием, в лучшем случае делали его достоянием лишь привилегированных слоев общества, и всегда препятствовали его распространению в среде трудового народа. Буржуазия здесь не исключение. Если она в силу особенностей капиталистического способа производства, основанного на машинной технике, и вынуждена делиться с пролетариатом определенными техническими и естественнонаучными знаниями, то она всегда старается эти знания ограничить, давать их рабочему классу по минимуму. Она всегда противится широкому общекультурному и политехническому образованию трудящихся масс. (Здесь, кстати, и лежат причины уничтожения советского образования в капиталистической РФ — оно угрожает господству буржуазии, поскольку развивает критическое мышление у народных масс.) В области общественных наук буржуазия всегда распространяет только удобные и выгодные ей лженаучные теории и доктрины, дезориентирующие рабочий класс и трудящиеся массы, лишающие их воли к борьбе.

В хрущевско-брежневский период контрреволюция в СССР не могла действовать такими кардинальными методами оплевывания марксизма и очернения всего советского прошлого, как она действовала потом, в Перестройку. Тогда, в середине 50-х гг., советский народ этого бы не понял и быстро бы смекнул, кто перед ним. Уровень политического знания и политический опыт рабочих масс и рядовых партийцев тогда еще был довольно высоким. Хрущев попытался было начать решительное наступление на советскую идеологию и политику (20 съезд КПСС, секретный доклад  Хрущева с критикой Сталина и его большевистской линии), но быстро понял, что это может плохо кончится для него и всей контрреволюции. Про Сталина предпочли забыть на несколько десятилетий — так оказалось надежнее. К желанной цели — идейному обезоруживанию советского рабочего класса, его полной дезориентации, необходимой для реставрации в стране капитализма — контрреволюция стала двигаться постепенно и скрытно, используя для этого оппортунизм в форме ревизии марксизма-ленинизма. Хрущевско-брежневские ревизионисты, усердные помощники мирового капитала, десятилетиями затушевывали  революционное социалистическое сознание советских трудящихся, распространяли под видом марксизма-ленинизма мелкобуржуазные, меньшевистские идеи, подняли на щит все то гнилье, что выдвинула  в 20-30-е годы «оппозиция» и что было в свое время полностью разгромлено большевиками, искурочили историю партии и советской страны, бессовестно скрыли многие важнейшие факты истории классовой борьбы в СССР, привнесли антинаучные буржуазные идеи в сферу естествознания, пока, наконец, не добились того, что политическое знание советских трудящихся при внешнем признании верности марксизма-ленинизма стало просто ничтожным. К середине 80-х гг. идейная почва для решительного наступления контрреволюции была подготовлена  (мы говорим сейчас только о классовой борьбе в СССР в сфере идеологии, экономические и политические вопросы будут рассмотрены в других статьях — прим. В.К.). И оно началось с развертывания горбачевской политики «гласности». На советский рабочий класс через все подконтрольные партии советские СМИ и, в первую очередь, телевидение, контрреволюция выплеснула весь тот идейный мусор, который мировая буржуазия скопила за много веков.

Повторяем, успех этой идеологической диверсии мирового капитала (как сейчас гордо заявляют холопы буржуев — буржуазные пропагандисты разных мастей, «победа в Холодной войне») оказался возможен только потому, что инициатором всех контрреволюционных мероприятий в Перестройку выступала коммунистическая партия (КПСС), которой советский народ доверял безоговорочно. «Руководящую и направляющую силу советского общества» классовый враг направил против самого этого общества. Вот потому контрреволюция в лице всяких «оппозиций» (троцкисты, зиновьевцы и т.п.) рвалась всегда к руководству в партии — она стремилась подчинить интересам мировой буржуазии единственную силу, способную остановить социалистическое строительство.

Казалось бы, разрушив СССР и уничтожив советский социализм, мировой буржуазии можно было спокойно почивать на лаврах, и уже не бояться за свое капиталистическое будущее. В России и во всех постсоветских республиках внешне было относительно спокойно — новый буржуазный госаппарат был выстроен, карательные структуры в лице армии, полиции, служб безопасности, омонов и росгвардий были наготове, прибыли от уничтожения советского народного достояния и выкачивания национальных богатств страны текли рекой. Верные и преданные капиталу средства массовой информации, и прежде всего, телевидение, крепко держали в своих тисках сознание трудящихся масс, не давая ему вырваться из плена тотальной дезинформации и обмана. Рабочие массы от проникновения в них социалистической идеологии надежно защищали оппортунисты. Живи и радуйся!

Но радоваться буржуазии долго не пришлось. Советский народ  в примитивного капиталистического потребителя переделывался плохо, он постоянно сравнивал «до и после», его все время тянуло назад — в социализм. С ним приходилось держать ухо востро. Надежды на молодое поколение, не знавшее социалистической действительности, не оправдывались — оно с самого начала стало проявлять революционные настроения, не довольствуясь той участью, которая была ему уготовлена в стране, ставшей примитивной колонией развитых капиталистических стран.

Еще более подвели буржуазию экономические законы дорогого ее сердцу способа производства. Оказалось, что законы общественного развития действительно объективны, и не зависят от воли не только конкретных людей, но даже целых общественных классов. Капитализм стал глобальным, охватывающим теперь весь мир. Но глобальными стали и экономические кризисы, которые периодически вызывает этот способ производства, основанный на анархии производства. Глобальный характер приобрели и противоречия между трудом и капиталом, тесно связав единой цепью экономических, а, следовательно, и политических отношений весь мировой пролетариат. Коммунистический лозунг «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» в условиях глобального капитализма приобрел совсем иное звучание, чем прежде, безмерно пугая буржуазию неизбежностью ее грядущего исторического поражения. Тем более, что она сама дала в руки пролетариев новые, созданные капитализмом, производительные силы, способные уничтожить ее окончательно. Весь вопрос заключался теперь только в том, когда пролетариат, осознав себя единой мировой силой, научится правильно их использовать в борьбе с буржуазией.

В.Кожевников

(Продолжение следует)

[1] http://marketing.rbc.ru/research/562949980384223.shtml

[2] http://www.mrcplast.ru/news-news_open-316251.html

[3] Там же

[4] https://professionali.ru/Soobschestva/telekommunikacii/rynok-kabelnogo-televidenija-v-rossii/

[5] http://www.cableman.ru/node/26734

[6] http://www.allcredits.ru/1/65726/

[7] http://www.sostav.ru/publication/tns-21943.html

[8] Там же.

[9] http://www.rbc.ru/society/08/08/2017/59897e829a79478857e79e6b?from=newsfeed

Телевидение и интернет как оружие в классовой борьбе: 32 комментария

  1. Ребятишки, Вы быодохнули хоть бы лето. Вам в голову мысль банальная не приходила, что не возросшее недоверие к власти снизило рейтинг просмотра передач по ТВ, а то, что по Инета их удобнее смотреть. Люди смотрят то же самое, но в более удобном,с точки зрения пользователя , устройства. Вот и всё. А теперь удаляйте комментарий,так как как были Вы критиками, так и остались. Как читали Вас 300человек год назад,иак и они же и остались. Но Мировая Революция конечно всё ближе. И кстати, смотрите, прижмут сайтик- то.

    1. В том-то и суть дела, что из интернета телеканалы не смотрят!
      А что до Ваших визгов, то «собака лает, караван идет». Лайте себе на здоровье! Это хороший показатель — значит, мы правильно пишем.

      1. Эт точно, раз от чтения к отзывам перешли, нервничают. А что нервничать, если законы такие. Вывернули бы добровольно карманы и спали спокойно. И явную чепуху кстати сморозил апологет насчёт инета, тоже видать впопыхах.

      2. Статья особено важная…
        Здесь я посоветовал «выбросайте тв-ящик«. ТВ смотрят больше взрослые люди { и поне 1, словом один (я — /большевик проклятый/), не смотрит.). (Но ето не так важно. Если молодые встанут, пожилые последуют!)
        Как утверждает тов.Кожевников В. { интересно, есть ли связь с Вадима Кожевникова /Щит и меч/ } молодые люди ставят поанта на интернет.
        По мое мнение ето точно. Если ТЫ молодой/ая и умница, конечно у тебя смартфон с и’нет, будеш смотрит тв* тупости???

        В связи с етого, у меня есть предложение (не кардинальное, но ‘предложите лучшее и сделайте’ как б сказал тов.Корольов С.). Но… подожду часть вторая! (кк).bg
        * Не случайно и на смартфоны тв предлагают, суки породистые..

  2. Да, если бы мощь такой коммуникации, как интернет молодые люди умели использовать как средство объединения и обучения марксистким взглядам, то процесс разложения капитализма подтолкнули бы существенно. Но толчок к таким знаниям можно дать либо в личных беседах, либо в скурпулезном анализе современных, близких молодежи событий. Их объяснения с классовых позиций. Что и делает редакция этого сайта.

  3. ну да, боятся, запрещают и т. п.
    и вполне удачно запрещают. и шума никакого нет.
    «народ безмолвствует…». в лучшем случае повозмущается немного, в интернете «повоняет».
    кто-то что-то сейчас сможет противопоставить?
    кто-то сможет сейчас возглавить протест?
    НЕТ ТАКОЙ ПАРТИИ !!? (в 1917 — «Есть такая партия!»)

          1. Компания по раскручиваю криптовалют = пирамида. Большой финансовый пузырь, усиленно надуваемый финансовым капиталом, чтобы в очередной раз разорить мелочь, наивного мелкобуржуазного обывателя, как правило, тупого, как пробка, и падкого на любые аферы и обещания быстрого обогащения.

  4. Пуш на выборы: спасая явку, Кремль делает рискованную ставку на интернет
    https://www.novayagazeta.ru/articles/2017/08/11/73451-push-na-vybory

    «Целевой аудиторией новой стратегии, уверены в Кремле, должны стать те категории населения, которые рассматривают интернет как более достоверный и важный источник информации, чем традиционные СМИ. И в этом кроется, пожалуй, главный для властей риск ставки на дигитализацию кампании. Кажется, в Кремле неверно оценивают разрыв, существующий между официальным российским обществом и актуальной цифровой культурой. В рамках последней любой человек, призывающий участвовать в официальных мероприятиях, рассматривается как тролль и провокатор.»
    ……….
    Т е. в рунете сейчас призывать за действующую власть попросту бесполезно и скорее опасно для жизни и здоровья, там люди не идеоты и четко различают кремлядских троллей. К ним уже навсегда будет бесконечная массовая ненависть практически всех пользователей,которые даже между собой враги но тут точно объединятся против Путина и его платных лизоблюдов,многие будут пытатся даже встретиться через деанонимизацию с «савушкинцами и ольгинскими» в оффлайне с весьма недружественными намерениями.

    1. > спасая явку, Кремль делает рискованную ставку на интернет

      Да вот же, прямым текстом в Вашей ссылке
      «Анонимный собеседник РБК справедливо указывает на то, что вся эта digital-стратегия (именно так, судя по всему, власти называют свой хитроумный план) нужна не столько для поддержки на выборах кандидатуры Владимира Путина, сколько для создания убедительной картинки всенародного голосования

      Т.е. просто на СМИ будут трубить о том, что «благодаря интернету массы стали политически активными» и «явка составила невиданные N процентов». [Прим. — Вот пишу буржуйским новоязом и диву даюсь — как можно назвать «политически активным» тех, кто не организовал партию, не выдвинул политические требования, не сменил капитализм на социализм — ржакаЪ].

      1. Смешно скорее то, что буржазные СМИ, если уверовать в нарисованную явку, «политически активными» назовут тех, кто, получается, раньше ленился дойти до избирательно пункта 200 метров. Такой-то активный диванный электорат.

  5. К вашим сайтам начнут применять репрессии — это было понятно. 13 августа вместо РП Информ открывается «Ваше соединение не защищено…» Как обойти?

    1. Да все нормально работает. Это что-то с вашим компом. Надеюсь, товарищи здесь подскажут, что надо делать.
      За наши сайты не волнуйтесь. Теория и история власть беспокоить не будет. Их беспокоит практика — организация рабочего класса, вот этого они боятся больше всего на свете.

      1. Нет, бывает такое. У меня было 2 раза, длится это несколько часов (проверял оба раза примерно в течение часа — не заходило, а вот после перерыва в несколько часов — все норм).
        И знакомый в lj писал о подобном. Скорее всего Ваш провайдер сервера плановый maintenance изредка проводит.

    2. У меня такая проблема. Сайт РП-ИНФОРМ не открывается. Вот и сейчас всплывает окно «Ваше соединение не защищено». В таких случаях захожу на сайт через аномайзер.

  6. «Тогда, в середине 50-х гг, советский народ этого бы не понял и быстро бы смекнул, кто перед ним. Уровень политического знания и политический опыт рабочих масс и рядовых партийцев тогда еще был довольно высоким». А разве в начале 20-х политическое знание у простых людей было на высоте и каков был политический опыт, например у солдат бывшей царской армии, матросов? (я здесь не унижаю солдат и матросов, просто спрашиваю, каков опыт и знания были у людей, все время воевавших сначала в первой мировой, потом на Гражданской)
    А может быть все-таки, сменилось поколение, и оно не видело, а точнее — не прочувствовало на своей шкуре, что такое «быть рабом». Кому было интересно в 80-х, кто как раньше жил до революции, если сейчас белый хлеб и масло каждое утро присутствует на столе? А раз ты не голоден, тебе ничего не угрожает, то почему бы не покритиковать, не пофилософствовать.

    1. У солдат и матросов, как и у крестьянства и рабочих масс, в начале 20-х гг. был громаднейший политический опыт, проверенный сотни раз на своей шкуре. Кого они только не перевидали за несколько лет — от октябристов и кадетов до меньшевиков и эсэров. И все обещали, говорили кучи красивых слов. А землю и мир дали только большевики.
      Ваше предположение, что в 80-х забыли, что значит быть рабами, верно только отчасти. Действительно, забыли, но не потому что на столе были белый хлеб и масло, а потому что людей дезориентировали ревизионизм и хрущевско-брежневское переписывание истории. В капитализм-то никто не хотел, хотели «больше социализма», то есть к коммунизму идти. Но как к нему идти, уже не знали.

      1. Тогда я не понимаю, почему «людей дезориентировали ревизионизм и хрущевско-брежневское переписывание истории» в 70-80 гг, а в начале 20-х годов (когда умер В.И. Ленин) — не «дезориентировали»?

        1. Потому что все тот же политический опыт масс.
          А «переписывание истории» было не только в 70-80 гг, а начиная с 53 г. См. материалы о хрущевской контрреволюции здесь на сайте.

  7. Очень интересна мысль В. Кочетова в романе «Чего же ты хочешь?» (1969г). В гл. X, при разговоре отца с сыном: «…А вы, ребятки, беспечничаете. Все силенки свои сосредоточили на удовольствиях, на развлечениях, то есть на потреблении. Пафос потребления!» Это к моим словам: «…сменилось поколение, и оно не видело, а точнее — не прочувствовало на своей шкуре, что значит «быть рабом»

    1. Был во времена брежневские великий фильм Москва слезам не верит (с тифлокомментариями)*, реж. Вл.Меньшов, 1980. По хронометраж [0.32:40..53] можете услышить «замечательное вангование» интелигентика рудика /персонаж скажем неположительный, отец Александры/ о будущее телевидении. Для епохи почти-социализма не совсем точно, для капитализма — почти точно. (Напоминаю, в 70-тые слово «интернет» не существовало.)
      Не надо забывать что все важные обществено-политические (и «геополитические») лжи по тв-ящика дублируются и в интернате — кто не хочет смотрет тв, пусть смотрит интернет. Хорошо что в и’нете почти всегда есть и противодействующие материалы. Плохо то что они иногда не по-малые лжи. Как пример «» попов м.в. разоблачает лож путина «». Хочу сказать, что (почти) за каждая лож стоит определённый персонаж… То кто знает м-л легко отсеет зерно из муссора. А что делаем с те, кто далекие от м-л? (кк).bg
      * Очень полезен для bg-зрителей, и не только…

  8. на самом деле интернет засрать тоже очень легко. в свое время засрали такую площадку как ЖЖ. просто нужно держать определенное количество «своих» блоггеров и армию ботов, которые будут накручивать лайки и просмотры. и тогда до годного контента придется добираться через горы мусора и не каждый будет способен его разобрать.

    1. Разве кремлеботы и запутинцы уже сейчас не вызывают всеобщего презрения в интернете? На их визги кто-то обращает серьезное внимание? Вы сами посмотрите комментарии под новостями на разных ресурсах: ботов разоблачают, при том если посмотреть местечковые новосные ресурсы, статьи, связанные с предприятиями, то часто можно наблюдать, как рабочие этих (и не только этих) предприятий разоблачают ботов.
      Да, на интернет буржуазные государства и отдельные буржуи тратят все больше средств, пытаясь покорить новое информационное пространство, но интернет — не телевидение, тут они монополии на вещание добиться не могут по определению. Массы ушли от телевизора потому, что телевидение сейчас в руках буржуазии и не может дать правды, не может дать ответов на вопросы. За правдой массы идут в интернет, здесь их пытаются обмануть боты, блогеры и СМИ, массы, разобравшись, отворачиваются от них… и продолжают искать информацию более тщательно, находя то, что надо.
      Вот пример: существует большое количество русскоязычных левацких сайтов, блогов, ютуб-каналов, часть из которых оплачивается кремлем, среди них есть и очень раскрученные. И это не остановило нынешних постоянных читателей РП, которые мало того, что преодолели откровенно буржуазных идеологов всех мастей, так еще и перешагнули через кучу оппортунистов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь.