Митинг медиков. Слова и дела лидеров трибуны.

Митинг медиков. Обратился к организаторам за две недели. Связаться  удалось быстро, и моментально получил обещание о предоставлении слова для выступления.

Я представился от региона, от группы врачей, а приехать на митинг врачам самим достаточно накладно, не говоря уже о том, что в регионах больных много, а врачей мало. Предельно ясно была изложена в телефонном разговоре и моя политическая позиция. Кроме того, я представлял и большую группу московских врачей, среди которых и Заслуженные врачи с высшей аттестационной категорией, но вынужденные работать, хотя уже далеко за пенсионного возраста, и медсёстры, только что вышедшие из училищ.

Одна просьба ко мне от организатора сразу несколько озадачила, то есть не слишком касаться политики. Чтобы более конкретно согласовать текст выступления с другими выступающими и не повторяться, я пообещал созвониться через неделю.

Звоню ровно через неделю. Ту оказывается, что она и не организатор. Просто она подписала заявку на митинг и только. Формально, вся ответственность лежит на ней, а она не знает ни кто в списке выступающих, ни кого они представляют. А сама она отказалась от выступления в пользу врачей. Видимо, мой собеседник плохо понимала, что я не раз участвовал в организации публичных мероприятий и эти бюрократические уловки прекрасно знаю. Тогда всё же мне был выдан номер телефона лица, составляющего списки. Естественно, первые два дня телефон не отвечал. На третий день, ответили. Некто заявил, что ещё нет разрешения. Из этого следовало бы, что митинга не будет, либо он запрещён. Тут уже пришлось разговаривать не очень вежливо. Оказалось, что разрешение давно получено, а списки давно составлены, но от меня никаких заявок не было!!! Через 10 минут дебатов, мне сообщается обратное, что списки ещё не рассматривались, и будут рассматриваться завтра, а для того, чтобы выступить, мне необходимо написать текст выступления завтра и переслать его электронной почтой! (Вот уж воистину, либо  идиот со мной говорит, либо меня за идиота держит!) Ещё через полчаса милой телефонной беседы выясняется, что я могу подойти к трибуне перед началом попросить слова у организатора митинга. И было строго на строго предупреждено, что никаких флагов и символов политических организаций. Было предельно ясно, что на трибуну никто допускать не собирался, всё кем-то уже расписано. Но я последовал всем телефонным распоряжениям.

Над площадь для митинга, ещё за долго до его начала, реял флаг лимоновцев (единственный правда). Затем над трибуной стали развёртываться флаги РОТ-ФРОНТ (разве не знают лидеры РОТ-ФРОНТ, что людям и по телефону врать не прилично?). Очевидно, что другие политические группы уже прознали о самозваных лидерах на трибуне и припасли с собой и флаги, и политические плакаты.

Ясно, что митинг был ЗА БЕСПЛАТНУЮ медицину, а поэтому площадь вскоре окрасилась в красные цвета и левее всех (как обычно!) были чёрные флаги анархистов.

К ответственной за организацию и проведение митинга я конечно подошёл, и напомнил ей её же слова. Она, выразила ответ только мимикой лица. После некоторого замешательства, и видимо забыв сказанное мне, что она отказалась от слова в пользу врачей, с очень длинной речью выступила ответственный организатор (она не медработник, и обосновала то, что выступает своей принадлежностью к пациентам врачей).

Тут же вспомнилось, что не было дано слово представителю от инвалидов, который сам является инвалидом 2ой группы, и пришёл, поскольку обещали предоставить слово. И, чтобы можно было прийти, ему пришлось принять солидную дозу обезболивающего.

Конечно же, с трибуны не звучало и о проблемах с медицинским обеспечением инвалидов ВОВ, вдов участников ВОВ, участников различных военных операций и ставших инвалидами. Да и о проблемах с обеспечением пенсионеров медицинской помощью весьма незначительно говорилось. Очевидно, что лидеры на трибуне не сталкивались с этими проблемами, в основном выступали от пациентов, а к таковым пациентам они явно не относятся по причине своего цветущего здоровья.

Несмотря на вновь звучащие заявления во всесилии профсоюзов, и в частности профсоюза «Защита», провозглашать, что они являются организаторами этого профсоюза, лидерам трибуны вновь вероятно не стоило. С одной стороны, они не являлись организаторами, с другой стороны, я бы сказал, что с приходом этих самозванцев профсоюзы многие стали работать не лучше, а хуже. Неужели не достаточно было моего выступления на весеннем съезде рабочих Москвы, чтоб присваивать себе первенство и лидерство вновь? Даже на этот митинг от «Защиты» никто не пришел. А почему? Ответ простой – не смогли они снизойти до простого народа, того самого рабочего класса, о котором они столько пекутся на словах. Рабочих от «Защиты» тоже, разумеется, не было.

Печально другое, явно захватив трибуну митинга, некоторые лидеры РОТ ФРОНТА трибуны стали очень походить на лидеров либеральной оппозиции. Текст их призывов  сводился к «Выберите нас к депутатской кормушке, и мы всё за ВАС решим!». Слушать это все было, как минимум, противно. И понимал это не только я, но простые люди, которые пришли на митинг… Несмотря на их многочисленные заявления о СОЛИДАРНОСТИ, сами рот-фронтовцы не очень её проявляли даже в ходе митинга.

Вот на трибуне выступает медицинский работник Соня. Она участница акции Движения Общежитий (ДОМ). В своем выступлении она отметила бедственное положение с жильём у медработников. В результате недавно проведённой акции в департаменте по жилищной политики полиция схватила 6 человек, а суд вместо квартир, 7 чел оштрафовал, а Зимбовского поместил за решётку. Соня просила принять участие сразу после митинга в пикете в защиту товарища, но … лидеры даже не слушали то, что она говорила, просто отвернулись.

Сразу по окончании, митинга медиков на пикет отправились мы, Елена Сидоренкова (ДОМ, РРП), Соня (ДОМ). Все с трибуны митинга говорили о СОЛИДАРНОСТИ, но оказалось только Соня не трепалась! Больше пикет никто не поддержал!

Полицейские в участке встретили нас достаточно любезно. Практически моментально Начальство участка разрешило встречу Елены с заключенным А. Зимбовским. Полицейские и проходящие люди живо интересовались происходящем. Пикет ещё не начинали, но уже многие познакомились в спокойной беседе с обстоятельствами его ареста. Соня могла многое рассказать, поскольку от медиков она участвовала во всех событиях. От стороны защиты она была представлена на суде свидетелем, но суд не стал её выслушивать…

Пока не пришла со свидания Елена, завязался интересный разговор с таджиками. Они принесли на руках огромные мешки с реагентами для посыпки тротуара. Оказывается, за эту адскую ручную работу и платят по 12 000 рублей в месяц, но заплатили последний раз в декабре за ноябрь (!!!). Но у себя они могли бы заработать не более 3 000 в месяц. (Вот с кем обязательно должны работать коммунисты, так пекущиеся о рабочей солидарности! Но им некогда, они больше о парламентах думают…)

Вернувшись со свидания, Лена сообщила, что Александр с момента ареста объявил сухую голодовку в знак протеста на противоправное решение суда.

Действительно, в суда было очень много просто смешного. Например, суд отказался рассматривать записи многочисленных видеокамер, установленных в здании администрации мэра. Спрашивается, а зачем эти камеры вообще устанавливали и тратили на них народные деньги? Здесь суд выдал прямо таки какую-то обывательскую чушь, что, видеозаписи не могут рассматриваться как доказательства.

В полном соответствии с Законом мы выставили пикеты в двух местах. Полиция осталась довольна. Мы тоже. За 2 часа пикетирования удалось встретиться и поговорить с гораздо большим числом настоящих рабочих, чем за то же время на митинге. И никто не кричал о солидарности, не на митинге же, просто проявляли ее на деле.

Виктор Васильев, Москва. 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь. Если вы собрались написать комментарий, не связанный с темой материала, то пожалуйста, начните с курилки.