Империализм 21-го века: миллитаризм, коллаборационисты и народное сопротивление

Почётный профессор социологии в Нью-Йоркском Университете Бингхамптон. Последная опубликованная книга : The Arab Revolt and the Imperialist Counter Attack, (Clarity Press, 2011).

Империализм 21-го века сочетает в себе формы эксплуатации, заимствованные из прошлого, с современными инструментами насилия, грабежа и массового обнищания.

В данной статье мы рассмотрим относительно новые формы империалистической эксплуатации, отражающие рост и консолидацию международного правящего класса: центральную роль военной мощи и широкомасштабной организованной преступности как ключевых компонентов процесса капиталистического накопления, а также ведущую роль местных коллаборационистских классов и политических элит в поддержании евро-американской империи. Мы также затронем новые разновидности классовой и антиимпериалистической борьбы.

Империализм подразумевает политическое господство, экономическую эксплуатацию и культурное проникновение, осуществляемые посредством военного захвата, экономического принуждения, политической дестабилизации, сепаратистских движений и помощи местных коллаборационистов. Как и в далеком прошлом, сегодняшние цели империализма сводятся к контролю над рынками сбыта, захвату природных ресурсов, эксплуатации дешевой рабочей силы ради увеличения прибылей, аккумуляции капитала и расширения сферы политического господства. Однако сегодняшние механизмы увеличения глобальных прибылей уже выходят за рамки эксплуатации рынков, ресурсов и труда: они охватывают целые народы, нации и государственные бюджеты, причем не только таких регионов, как Африка, Азия и Латинская Америка, но и так называемых «государств-должников Европы» — Ирландию, Грецию, Испанию, Португалию, Исландию и ряд других стран.

Сегодня империалистические державы Европы и США направляют «борьбу за богатства Африки, Азии и Латинской Америки» путем прямых колониальных войн, сопровождающих усиление милитаризма заграницей и полицейского государства дома. Задачи имперского строительства, учитывая народное сопротивление за рубежом и экономический кризис дома, требуют всё больших финансовых расходов и усиливают зависимость от коллаборационистских классов и правителей в странах и регионах, предназначенных для империалистической эксплуатации.

Любое обсуждение империализма 21-го века, как его динамики, так и его уязвимых мест, требует анализа типов и форм «коллаборационистских классов и правителей», новых видов империалистического грабежа целых обществ и экономик посредством долговой удавки и финансовых структур, а также центральной роли организованного криминалитета в глобальном империалистическом накоплении капитала.

ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЕ РАЗГРАБЛЕНИЕ СТРАН-ДОЛЖНИКОВ ЕВРОПЫ

Крупнейшие изъятия богатств из рук трудящихся в пользу империалистических банков и государственных казначейств ЕС, Северной Америки и Японии происходили посредством так называемых «долговых кризисов». С усилением господства финансово-спекулятивного сектора капиталистического класса (финансы, страхование и недвижимость), государственная и общественная казна стала одним из главных источников накопления капитала, роста корпоративных прибылей и личных состояний. Под предлогом краха спекулятивных инвестиций, класс финансовых капиталистов изъял сотни миллиардов долларов напрямую из общественной казны, ограбив сотни миллионов налогоплательщиков. Ради максимизации богатства кучки олигархов было проведено резкое сокращение социальных расходов, урезание зарплат и увольнение миллионов госслужащих.

Государство взяло на себя частные долговые обязательства с целью восстановления прибылей финансового сектора и, в процессе, урезало средние зарплаты рабочих и служащих. Краеугольным камнем этой новой системы имперского грабежа стали империалистические государства, действующие от имени финансово-спекулятивного капитала ЕС и Северной Америки.

Союз политического класса с местными финансовыми элитами сыграл решающую роль в организации долгосрочного и широкомасштабного грабежа экономики, налогоплательщиков, наемных работников. Были согласованы условия и сроки выплаты дани империалистическим государствам странами-должниками: Ирландией, Грецией, Испанией, Португалией. Заработал мощнейший в современной истории насос имперского обогащения. Целые слои трудящегося населения оказались погруженными в долги и нищету на несколько поколений вперед. Через взыскания долгов и грабеж общественных фондов империализм создал совершенный механизм имперского обогащения, углубления классового неравенства и лишения собственности. Дешевый труд, регрессивное налогообложение, огромная армия безработных – вот результат имперского финансового диктата, навязанного при помощи политического класса местных коллаборационистов (консерваторов, либералов и социал-демократов) и при поддержке компактной армии ученых мужей, СМИ и профсоюзных бюрократов.

ПРЕСТУПНОСТЬ КАК «ВЫСШАЯ СТАДИЯ» ИМПЕРИАЛИЗМА

Ленин в свое время говорил о финансово-монополистическом капитале как о высшей стадии империализма. С той поры возникла новая, куда более пагубная стадия: массовая организованная преступность, ставшая важнейшим фактором в процессе империалистической эксплуатации и накопления.

Стоит только пробежать глазами по заголовкам ведущих финансовых изданий, чтобы утонуть в сообщениях о триллионных аферах, проворачиваемых крупнейшими и престижнейшими инвестиционными банками, уважаемыми финансовыми домами, кредитными и рейтинговыми агентствами, разбросанными по просторам Европы, Северной Америки и Азии. Оноре де Бальзак однажды написал, что «за каждым большим состоянием кроется большое преступление». Глядя на сегодняшний финансовый мир ему бы пришлось признать, что величайшие преступления стали неотъемлемой частью накопления капиталов крупнейшими финансовыми организациями. Накопление капитала в международном финансовом секторе через преступность проявляется в различных типах финансовой деятельности.

Триллионно-долларовые мошенничества, проделываемые всеми крупнейшими банками, включают в себя манипуляции процентными ставками, намеренное накачивание и сброс курса акций и облигаций, присвоение средств пенсионных фондов, упаковку триллионов долларов в бесполезные ипотечные кредиты и ценные бумаги с последующей продажей этого мусора мелким инвесторам, вымогательство правительственных гарантий на заведомо невозвратные долги и т.д. и т.п.. На протяжении более двух десятилетий вся финансовая система занимается систематическим мошенничеством, вымогательством общественного богатства на основе сфальсифицированной отчетности, накапливая, таким образом, капитал, который затем реинвестируется в ещё большие мошенничества на глобальном уровне.  Адаму Смиту следовало бы сегодня переписать своё «Богатство народов» с учетом богатств мошеннического капитализма.

В дополнение к жульническим аферам, ведущие банки зарабатывают сотни миллиардов долларов на отмывании теневых доходов гигантских наркокартелей, сетей торговцев сексуальными рабынями, человеческими органами, коррумпированных политиков, а также уклоняющихся от уплаты налогов со всех пяти континентов. Каждый год высококвалифицированные выпускники Оксфорда, Кембриджа и Гарварда, служащие в Barclays, Ситибанке, UBS и других лидирующих структурах финансового сектора, «упаковывают» триллионы долларов, рассовывают их по оффшорным счетам, а затем «отмывают» их, вкладывая в престижную недвижимость Лондона, Манхэттена, Ривьеры, Дубая и тому подобных злачных мест.

Прибыли имперского капитала безудержно растут за счет мощных потоков нелегального капитала, вывозимого из «развивающихся стран». В период с 2001 по 2010 год развивающиеся страны «потеряли» в этих незаконных оттоках 5.86 триллиона долларов США. За последнее десятилетие новые китайские миллиардеры, управляющие крупнейшими в мире потогонными производствами, переправили в западные имперские банки $2,74 триллиона, мексиканские плутократы — $476 миллиардов, нигерийские коррумпированные элиты, грабящие нефтяные ресурсы своей страны — $129 миллиарда, индийские богачи, как старые, так и новоиспеченные, отослали в банки Британии и Ближнего Востока $123 миллиарда нелегальных денег. Очевидно, нам необходимо обновить Маркса и Ленина и объявить систематическую криминализацию капитала центральным элементом процесса капиталистического воспроизводства.

ИМПЕРИАЛИЗМ И ЦЕНТРАЛЬНАЯ РОЛЬ «ВНУТРЕННИХ» КОЛЛАБОРАЦИОНИСТОВ

Современное имперское строительство основано на сложной сети классовых, политических и военных коллаборационистов, которые играют существенную роль в организации имперского вторжения и эксплуатации, защите прибылей, привилегий и извлечении богатств. Имперские армии, банки и ТНК действуют в среде послушных клиентов, обученных, отобранных, защищенных и вознаграждаемых империалистическими державами.

США и Франция, вместе с другими странами НАТО создали военные базы, тренировочные миссии и специальные фонды для создания африканских наемных армий, для борьбы с антиимпериалистическими повстанцами и для поддержки марионеточных режимов, облегчающих имперский грабеж природных ресурсов и обширных сельскохозяйственных угодий. Имперские военачальники направляют африканские наемные силы в Эфиопию, Уганду, Кению, Нигерию, Мали, Ливию и везде где им потребуется. Без этих наемных империалистических коллаборационистов имперским правителям пришлось бы столкнуться с гораздо более сильной оппозицией у себя дома, из-за потерь среди «своих» солдат и высоких военных расходов.

Вслед за интервенцией ЕС, США и государств Залива в Ливии – свыше 26000 бомбовых ударов – имперские силы рекрутировали армию наемников для защиты нефтяных сооружений и подготовки общественных предприятий к приватизации. Франция, положив глаз на золото, уран и другие ископаемые ресурсы, вторглась в Мали, установила там свой политический контроль и коллаборационистский режим. После народных восстаний в Тунисе и Египте, свергнувших старые империалистические клиентские диктатуры, евро-американский империализм сделал все для приведения к власти новых коалиций коллаборационистов, составленных из про-капиталистических исламистов и силовиков.

В Азии, Афганистане, Ираке и Курдистане имперские правители, несмотря на десятилетия колониальных войн, отчаянно пытаются создать наемные армии для поддержания клиентских режимов. В Афганистане спустя 12 лет безрезультатной войны, США вынуждены отступить и, в надежде предотвратить позорное поражение, рекрутируют 350000 афганских наемных солдат, имеющих, как показала практика, весьма сомнительную лояльность оккупантам. Несмотря на захват Ирака и установления там своей власти, евро-американский империализм получил в Ираке нестабильный режим, всё теснее связанный с Ираном.

В схватке империалистов за ресурсы Африки возникли новые про-империалистические, коллаборационистские союзы: новый класс коррумпированных правителей-миллиардеров, открывших свои страны для ничем не ограниченного грабежа. В то время как имперские ТНК извлекают полезные ископаемые, африканские коллаборационисты нелегально переводят сотни миллиардов долларов в финансовые центры империи. Африка лидирует в области незаконных финансовых потоков, которые росли на 24% ежегодно в период 2001-2010.

Сегодня западный империализм более чем когда-либо зависит от поддержки коллаборационистских режимов – политиков, военных, бизнес-элиты – открывающих свои страны для грабежа и перекачки богатств в имперские финансовые центры, подавляющих внутреннюю оппозицию.

Всё имперское предприятие пойдет прахом, если местной оппозиции удастся свергнуть коллаборационистские элиты.

В Европе имперские финансовые институты зависят от местных политических коллаборационистов, проводящих в жизнь так называемые «программы экономии»,  в результате которых в имперские центры перетекает колоссальная дань. Коллаборационистские режимы играют самую существенную роль в поддержании отношений господства между имперским центром и эксплуатируемой периферией.

ИМПЕРИАЛИЗМ, МИЛИТАРИЗМ И СИОНИЗМ

Если сравнить американский империализм с глобальной экспансией Китая, то нетрудно обнаружить значительные различия, как в стратегии, так и в тактике. Китайская экспансия является в своей основе экономической – крупномасштабные инвестиции в сырье, рынки сбыта для своей готовой продукции и громадные инфраструктурные проекты для облегчения торговых потоков в обоих направлениях.

Китай предоставляет финансовые стимулы, займы под низкие проценты и взятки для местных элит, способствующие экономической экспансии.

Империализм США и ЕС опирается на военное вмешательство, задействуя более 700 военных баз, имея военных советников в десятках стран, ведя войну с использованием беспилотников против Пакистана, Йемена, Афганистана, Сомали и других стран. Военные захваты увеличили военное присутствие Соединенных Штатов, но огромной экономической ценой, вызвав колоссальный фискальный и торговый дефицит и потери частного сектора в сотни миллиардов. Войны в Ираке и Ливии, экономические санкции против Ирана нанесли многомиллиардный ущерб нефтяной индустрии. В то время как американская экономическая империя приходит в упадок, китайская глобальная экономическая мощь растет. Вместе с усилением взаимного противоборства.

Ключ к пониманию преобладания военной составляющей имперского строительства в ущерб экономической лежит среди трёх взаимосвязанных факторов: беспрецедентное влияние сионистских кругов на формирование американской имперской стратегии и привязывании мощи империализма США к региональным милитаристским целям Израиля; господство финансового капитала, полностью подчинившего себе производственный и ресурсо-добывающий капитализм; постоянно растущее значение военно-полицейского аппарата как станового хребта имперского государства, подпитывающегося идеологией «глобальной войны с терроризмом».

Подчинение американской имперской мощи нуждам маленькой, незначительной и изолированной страны, какой является Израиль, не имеет прецедентов в мировой истории. Так же как и тот факт, что американские граждане, преданные интересам Израиля, сумели занять ключевые стратегические позиции в структуре имперского государства, включая исполнительную (Белый Дом, Госдеп), военную (Пентагон) и законодательную (Конгресс) ветви имперской власти. Пятьдесят два президента ведущих американских еврейских организаций осуществляют свою власть через финансирование законодателей и их выборных кампаний, назначение сторонников сионизма на стратегические правительственные посты, частных консультантов правительства (из сионистских «мозговых центров») и влияние на политику важнейших СМИ.

Хотя процент американского населения, идентифицирующего себя в качестве евреев, последовательно снижается, упав менее чем до 1%, богатство, организованность, племенная солидарность и близость к стратегическим позициям многократно усиливает мощь и политическое влияние сторонников Израиля. В результате сионистские политики играли решающую роль во втягивании США в войну в Ираке, который был последовательным сторонником палестинцев и яростным противником израильской региональной гегемонии. Благодаря исключительному влиянию сионистского лобби, Израиль получает ежегодно 3 миллиарда долларов и более 100 миллиардов за прошедшие 30 лет, в дополнение к участию США в войнах против арабов, мусульман и светских режимов, которые оказывают материальную поддержку палестинской национально-освободительной борьбе. Никогда ещё в истории современного империализма внешняя политика мировой державы не попадала в зависимость от наглых требований второстепенного государства и не обслуживала его колониальные амбиции. Эту историческую аномалию легко понять через анализ роли мощных заморских сетей влияния, которые оказывают мощнейшее воздействие на имперскую политику Соединенных Штатов, ставя последнюю на службу еврейским колонистам в Палестине.

В общем, американский империализм принес в жертву свои важнейшие экономические интересы, включая миллиарды нефтяных прибылей, ввязавшись в войны против Ирака и Ливии и введя экономические санкции против Ирана – пойдя на поводу у мощного израильского лобби. Милитаризм и сионизм продиктовали направление американской имперской политики, значительно ослабив внутренние основания империи и ускорив её экономический упадок.

МИЛИТАРИЗМ И ПРЕСТУПНОСТЬ ЗА РУБЕЖОМ, ПОЛИЦЕЙСКОЕ ГОСУДАРСТВО ДОМА

В прошлом считалось, что империализм несовместим с демократией: пока имперские войны были непродолжительными, сравнительно дешево обходились казне, велись преимущественно наемными коллаборационистскими армиями и приводили к успешному извлечению богатств, массы пользовались конституционными правами, субсидированными материальными благами и тешились приятной иллюзией принадлежности к «высшей расе».

Современная евро-американская империалистическая экспансия уже не обеспечивает массам ни материальных, ни символических вознаграждений. Продолжительные войны и оккупации, не ведущие к окончательным победам, имперские армии, находящиеся в окружении враждебного местного населения и подвергающиеся постоянным нападениям бойцов сопротивления – всё это и многое другое вызывает глубокое разочарование среди общественности, способствует распространению садистского и саморазрушительного поведения (повышенный уровень самоубийств) среди имперских солдат, раздувает до диких размеров бюджетный дефицит.

Ненадежные и коррумпированные коллаборационисты и банкротство антитеррористической идеологии вызывают широкое недовольство заморскими войнами. Почувствовав неэффективность промывания мозгов, исполнительная власть США провела ряд мер полицейского характера, начиная от приостановления действия презумпции невиновности и заканчивая президентскими указами, дающими властям право убивать подозреваемых в террористической деятельности, включая американских граждан. Так милитаризм и преступления за рубежом проникли внутрь имперского государства, инфицировав весь политический организм.

ВЫВОДЫ:

Современный империализм глубоко связан с внутренним кризисом – с перекачкой миллиардов долларов из отечественных программ на имперские войны заграницей. Львиная доля богатств, извлеченных путем имперского грабежа, сосредотачивается в руках финансово-спекулятивного правящего класса. «Рабочая аристократия», которую Ленин числил среди основных бенефициантов империализма, стремительно усыхает и суживается до верхних эшелонов профсоюзной бюрократии. Империализм изменил классовую структуру бюджетов и экономик неоколоний и подданных государств. Он пролетаризировал средний класс, поляризовал классы, сосредоточив почти все доходы в руках криминально-паразитической финансовой элиты, понизил жизненные стандарты 70% рабочих, безработных, частично занятых, госслужащих и мелких предпринимателей.

Учитывая углубление глобального неравенства между империей, узкой прослойкой бенефициантов и народными массами, все здание империи сегодня опирается на центральную роль местных коллаборационистов, которые обеспечивают перекачку богатств в имперский центр, придают видимость электоральной легитимности всему криминальному предприятию колониализма и, по необходимости, применяют военную силу для подавления несогласных.

Столкнувшись с длительной нисходящей мобильностью, с перманентной «классовой борьбой сверху» и, что важнее всего, с практически повсеместным признанием несовместимости капитализма/империализма с благосостоянием трудящихся («вэлферизмом»), рабочий класс поворачивается к стратегии прямого действия: не прекращаются всеобщие забастовки, выступления госслужащих, безработной молодежи, бездомных, обанкротившейся мелкой буржуазии захлестнули Грецию, Испанию, Португалию и Италию. Миллионы крестьян, ремесленников и рабочих отложили в сторону плуг, молот и наковальню и взялись за оружие, чтобы бороться с империализмом и его приспешниками и наемниками в Южной Азии, на Ближнем Востоке и в Африке. Арабские революции, задавленные на первом этапе исламскими коллаборационистами, снова поднимают голову. Следующий раунд обещает куда более глубокие изменения.

Империализм, со всеми своими мощными банками и супер-технологичными вооружениями, с сотнями военных баз и чудовищными расходами, опирается, в конечном счете, на довольно хлипкие основания. Кто сегодня поверит в то, что «война с террором» заменила собой классовую войну? Подавляющее число людей признает, что Уолл-стрит, лондонский и брюссельский Сити являются настоящими преступниками, которые воруют миллиардами, отмывают нелегальные деньги и взимают дань с госбюджетов. Кто сегодня поверит в то, что капитализм и государство благосостояния могут сосуществовать вместе? Кто верит в то, что Израиль это нечто большее, чем жестокое полицейское государство, управляющее самым большим в мире концлагерем для арабов, исключительно во имя «избранного народа»?

Сегодня антиимпериалистическая борьба есть, прежде всего, классовая борьба против местных коллаборационистов: местных политиков и бизнесменов, которые перекачивают народное богатство в империалистические центры. Ослабление позиций коллаборационистов во всем мире способствует прогрессу. Консервативные, либеральные и социал-демократические коллаборационисты в Европе уже потеряли доверие и легитимность. Задачей массовых движений является подготовка к взятию государственной власти.

Имперское наступление в Африке и Азии опирается на ненадежные наемные армии и коррумпированных политиков. Как только имперские силы уйдут, их приспешники, коллаборационисты тут же потеряют власть. И на обломках прежних режимов, в конечном итоге, возникнут новые, антиимпериалистические государства.

В Латинской Америке Венесуэла, победившая проимпериалистический военный переворот и электоральных коллаборационистов, демонстрирует всему миру, что переход к социализму по-прежнему остается исторической реальностью. В Китае социалистическая революция живет в сотнях и тысячах забастовках и протестах против имперских капиталистов и их местных коллаборационистов. Капиталистическая контрреволюция была только лишь временной задержкой на пути к социализму.

Джеймс Петрас — petras.lahaine.org.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь. Если вы собрались написать комментарий, не связанный с темой материала, то пожалуйста, начните с курилки.