«Научный централизм» — буржуазная «теория элит» на новый лад

В.Подгузов — глава секты «Прорыв», предложивший антинаучный принцип «научного централизма», что есть по сути перепев на новый лад старой и дряхлой буржуазной «теории элит»

Начнем  ответ на откровенно бредовую и антинаучную статью В.Подгузова «Демократический централизм, как питательная среда для размножения «бацилл» оппортунизма в коммунистической партии» цитатой из нее: «По крайней мере, непревзойдённый кремлёвский мечтатель и оптимист, Ленин, предполагал, что на изжитие мелкобуржуазных пережитков в сознании людей придётся потратить несколько десятилетий, а может быть столетие». Каково а? Только представьте себе: «кремлёвский мечтатель»! Вот такая вот «диаматика» от «истинного марксиста» Подгузова, который «знает» и только один «догадался», как же нам быть всем. Но чтобы понять это, надо мнение Подгузова «пока принимать как аксиому», а иначе ничего не выйдет…  Там видите ли, «мечтатель», а тут «практик», «истинный ученый», и что же он предлагает нам?

А предлагает он нам «панацею» от всех болезней – готовый рецепт против «бацилл оппортунизма», которые он усмотрел в демократическом централизме! Более того, Подгузов собирается пересмотреть или вообще отменить этот важнейший организационный принцип путём  проталкивания «в массы» своего выдуманного «централизма научного», являющегося на самом деле не чем иным как централизмом бюрократическим, старательно выдаваемым Подгузовым и его мелкобуржуазной компанией интеллигентствующих мещан-обывателей, развлекающихся от нечего делать марксизмом, за централизм «науки».

Думаю, этот «научный централизм» надо попробовать разобрать поподробнее.

Итак, бюрократический (или «научный» по Подгузову) централизм тем и характерен, что ратует, во-первых, за отрыв одного из центров власти, т.е. партии, от воли и решений большинства членов этой организации, т.е. рядовых активистов и народа. Во-вторых, в главенстве формы над содержанием деятельности этой организации. И, в-третьих, в подчинении правил и задач функционирования организации целям её сохранения и укрепления сверху,  но никак и ни в коем случае не снизу.

Да что же это такое, воскликнет читатель,  уж не пытается ли автор настоящей статьи совершить глупые нападки на  «научный» (по Подгузову) централизм?! В конце концов, не зря же Подгузов писал свою статью и пытался доказать нам его необходимость.

Ну, никаких нападок тут нет, есть только попытка объяснить, что же это такое «научный централизм» Подгузова, в чем его истинная сущность, виртуозно прикрытая наукообразными словесами а-ля «марксизм».

На самом деле,  этот  его «научный централизм» есть ни что иное, как мелкобуржуазная реакция,  несомненно свойственная всякому обществу социального неравенства и эксплуатации, когда власть сосредотачивается в руках той или иной узкой правящей группы. И вызвана эта реакция страхом того, что простой трудовой народ  все таки может иметь власть над узкой кучкой бюрократов и власть имущих от классов эксплуататоров , а так же их прослоек, чем бы они не прикрывались . Именно у этих господ,  принцип подчинения меньшинства большинству и вызывает наибольший ужас, и  не первый раз в истории, как и в теперь, — тем кто защищает этих бюрократов, т.е. подгузовцам,  срочно  требуется  пересмотреть  принцип демократического централизма, очернить его и выдумать некий свой принцип.

Это все тот же,  далеко не всеми забытый, и время от времени возрождаемый, принцип меритократии, в соответствии с которым власть должна принадлежать некой элите, отличающейся от остального народа некими особыми способностями и компетентностью («научными» знаниями по Подгузову), а не социальным происхождением или классовой принадлежностью. Что Подгузов, собственно, и утверждает, ничуть не скрывая свой социальный расизм: «Диктатура рабочего класса возможна ровно в той мере, в какой пролетариат приобретает свой авангард, в лице носителей бескомпромиссно научных знаний». То есть, по мнению Подгузова, рабочему классу опять-таки нужна некая элита, обладающая определённой компетентностью и которой будет принадлежать вся власть, в том числе и над рабочим классом. По Подгузову эта элита есть носители неких «истинных» знаний, и по этому , очевидно он предлагает и партию, и дальнейшее хозяйственное и государственное устройство строить на таком принципе, власть некоего одного центра, остальные подчиняются и выполняют его приказы.

Он, очевидно, забыл, что Ленин считал иначе, что марксисты (коммунисты) не властвовать должны над «слизеподобным нитроглицерином», как Подгузов «ласково» именует пролетариат, а наоборот: «марксизм это «наука, которая учит эксплуатируемых самостоятельной борьбе за своё освобождение, учит сторониться от всяких «друзей народа» …. желающих на себя взять все дело…».  Так считал Ленин, резко критикуя так называемых «друзей народа», которые желали бы встать над народом, над рабочим классом, и оттуда сверху определять и руководить всеми его действиями, а главное — быть несменяемыми лидерами, так сказать, лицами с особым статусом, что, собственно, и называет Подгузов «научным» централизмом…

Безусловно, вместо свободы такой централизм опять приведёт к очередному варианту авторитарного правления,  варианту тирании,  что  крайне далеко от истино пролетарской демократии, ведь всегда найдётся тот, кто в узком круге «научников» будет с помощью силы доказывать что он «научнее» всех остальных.  А трудовой народ опять окажется в подчинённом положении и обязан будет делать то, что скажет ему его руководящий «научный» центр…

Но разве это нам говорил Ленин? «Тот, кто борется за свободу народа, не борясь за полновластие народа в государстве, тот либо непоследователен, либо неискренен».

Вот и подумайте, товарищи, искренен ли мсье Подгузов, предлагающий принцип «научного» централизма? Кому этот его централизм нужен и выгоден в первую очередь – рабочему классу или таким, как Подгузов, мнящим себя интеллектуальной элитой общества?

Так какая же на самом деле подоплёка в Подгузовской псевдонаучной теории «научного» централизма?  Почему Подгузов утверждает, что демократический централизм содержит в себе «бациллы» оппортунизма?

А вывод напрашивается сам собой — такие «теории»  появляются от банального страха перед мощью рабочего класса. Этот страх заложен в самом противоречии капиталистического способа производства, противоречии между ведущей ролью рабочего класса как главной производительной и общественно-прогрессивной силы, ведущей народные массы к своему освобождению, с одной стороны, и его подчиненным положением при капитализме, позволяющим эксплуатировать и угнетать его в экономических и политических системах буржуазного общества, с другой стороны. Это страх тех, кто привык жить за счёт рабочего класса — страх буржуазной интеллигенции в условиях пролетарской демократии остаться не у дел, страх, нацеленный на открытое противопоставление работников умственного и физического труда, возвеличивание одних и унижение других, в надежде оторвать их  друг от друга. Это раскол армии людей наёмного труда на умных и не умных, на обладающих «научным» миросозерцанием» или якобы не обладающих таковым.

Кому это выгодно? Явно не рабочему классу, а лицам, которые бы хотели получить и  закрепить свое господство в обществе – мелкой буржуазии, даже если она прикрывается марксистской риторикой.

Вспомним, что ещё Маркс и Энгельс предостерегали против увлечения чрезмерной централизацией, какими бы красивыми словами она не прикрывалась. Они указывали, что объединение рабочих под руководством единого органа должно быть осуществлено на основе демократических начал с соблюдением условий, обеспечивающих постоянные связи руководящих центров и деятелей с массами и способствующих привлечению всех членов рабочих организаций к активному участию во всех их делах, а также в выработке политики и практическом осуществлении стоящих перед этими организациями задач. Например, в работе «Принципы коммунизма», написанной в октябре-ноябре 1847 года, Энгельс указывал, что всякая действительно пролетарская революция должна создать, прежде всего, демократический строй (!) и тем самым — политическое господство пролетариата. Демократия, по словам Энгельса, была бы совершенно бесполезна, если ею не воспользоваться немедленно как средством для проведения широких мер, обеспечивающих полновластное существование пролетариата как класса.

Думаю, многие помнят о том, что Маркс и Энгельс тогда ещё предостерегали, «что всякая организация, построенная на основе неоправданной централизации, не признающая демократических начал, противоречит самой сущности рабочего движения, его целям, формам и методам руководства им». Таким образом была достаточно ясно высказана мысль о том, что идея демократического централизма должна быть положена в основу государственного строительства с первых же дней существования пролетарского государства.

Думаю, теперь понятно, кто и почему боится демократизма?

В подтверждении сказанного достаточно вспомнить кто и когда в недавней истории сопротивлялся демократизму…

«Стоп!» — крикнет сочувствующий «Прорыву» человек. – «Прежде чем критиковать, ты расскажи нам, что же такое Демократический Централизм, и почему верен именно этот принцип, а не то, что предлагает Подгузов!».

Ну, что же, попробуем…

Для начала приведем определение.

«Демократический централизм, важнейший принцип организационного строения, деятельности, руководства марксистско-ленинских партий, социалистического государства, управления социалистической экономикой. Суть его состоит в сочетании демократизма, то есть — полновластия трудящихся, и их самодеятельности вместе с инициативностью. С соблюдением принципа выборности их руководящих органов и их подотчётности массам, с централизацией — руководством из одного центра, подчинением меньшинства большинству, твёрдой дисциплиной, подчинением частных интересов интересам общим в борьбе за достижение поставленной цели, соблюдения принципа в диалектического единства централизма и демократизма в достижении поставленной цели.»  БСЭ 1969-1978 год.

В вкратце отмечу, что демократический централизм  заключается в органическом сочетании управления из одного центра, строгой дисциплины, единоначалия с демократизмом, то есть полновластием трудящихся, открывающим простор для их инициативы, относительной самостоятельности отдельных звеньев хозяйственного управления, разнообразия путей, приемов и средств движения к общей цели, то  есть к  коммунизму…

Отметим  так же, что мсье Подгузов забыл, очевидно, следующее:

Первое: Централизм — не самоцель. Он нужен для того, чтобы консолидировать усилия различных звеньев экономики, направить их на достижение стратегических целей экономического, социального и научно-технического развития, проводить единые принципы хозяйствования, не допускать перерастания демократии в анархию, предотвращать возобладание индивидуальных и групповых интересов над общественными.

Второе:  Демократизм  —  это мощный возбудитель инициативы и творчества масс, наиболее действенное средство борьбы с бюрократизмом, с подменой общественных интересов ведомственными и местническими, с закостенелостью и застоем.

Третье: Умелое и рациональное сочетание централизма и демократизма определяется  только тем, в каком состоянии находится общественное развитие, грамотность и самостоятельность масс, каково сопротивление буржуазии, в какой мере это содействует достижению цели построения социалистического общества, какая мера соответствует достижению целевой функции социалистического производства посредством наиболее эффективного использования ресурсов.

Подгузов забыл, что  мера сочетания централизма  демократизма и самостоятельности оказывается  только уже поэтому далеко не одинаковой на различных исторических этапах. Подгузов же предлагает вообще ничего не оценивать, на реальность бытия и конкретно-исторические условия не опираться, а взять и начать создавать организацию и управление только на абсолютных принципах – принципах централизма, пусть и приукрашенного словом «научного». Считать так могут только авантюристы.

Четвертое:  Воздействие  и взаимодействие современных производительных сил на систему и механизмы управления носит двойственный характер. С одной стороны, производительные силы усиливают тенденцию к централизации. С другой стороны, научно-техническая революция усложняет народнохозяйственные связи, обусловливает необходимость привлечения большего числа специалистов и широкого участия трудящихся масс в управлении.

Вместо этого Подгузов все сваливает в кучу, руководствуясь только одним критерием — некоей «научностью», и утверждает, что только наука является инициатором прогресса, и что только  личности, обладающие этой его «научностью» и еще «совестью» (что это по Подгузову, бог знает, — его интерпретации достаточно странны)  могут управлять всеми процессами в обществе…

Разумеется, демократический централизм это не панацея, не готовое решение всех возможных проблем. Но все же этот принцип приняли на вооружение и взяли за основу еще Маркс, Энгельс и Ленин, что уже говорит нам, что если мы хотим быть продолжателями их идеи, идеи построения коммунистического общества, то было бы глупо вот так сразу взять и безосновательно отказаться от этого принципа. Да еще и выискивать там «бациллы» оппортунизма, которые высмотрел Подгузов в демократизме, забыв взглянуть на себя и свою компанию.

Это значит, что демократический централизм до сих пор является и должен являться основным и важнейшим принципом строительства партии, низовых и кружковых организаций. Ленин говорил: «Партии, принадлежащие к Коммунистическому Интернационалу, должны быть построены по принципу демократического централизма». Уже одно это должно говорить нам кто такие противники демократического централизма. Да и сам исторический опыт прошлого, наглядно  показывает к чему приводят попытки нарушить и  извратить принципы демократического централизма. Неужели уроки истории кое-кого ничему не учат?

Так почему именно ДЕМОКРАТИЧЕСКИЙ ЦЕНТРАЛИЗМ?

Ну, во-первых: стоит отметить, что идея демократического централизма была выдвинута ещё классиками марксизма, выдвинута она была под воздействием практической потребности создания рабочим классом своей боевой, единой, целеустремлённой, политической руководящей организации. Подобно идеологии научного коммунизма в целом, эта идея родилась отнюдь не случайно. Она явилась закономерным следствием классовой борьбы пролетариата против эксплуататоров и необходимости выработки в ходе борьбы таких форм, методов и средств, тактики и стратегии, используя которые рабочий класс мог бы безошибочно и уверенно действовать, а в конечном итоге успешно и с наименьшими жертвами победить своих врагов — помещиков и буржуазию. Экономической основой возникновения идеи демократического централизма, как и самой классовой борьбы, явилось коренное противоречие между общественным характером способа производства и частнокапиталистическим присвоением продуктов труда.

Во-вторых: идею демократического централизма К. Маркс и Ф. Энгельс претворили в жизнь ещё в  1847 г., положив её в основу организационного построения и деятельности созданного ими «Союза коммунистов». Официально она была закреплена в Уставе, принятом на Конгрессе Союза 8 декабря 1947 г. Согласно Уставу «Союз коммунистов» являлся последовательно централизованной организацией. Вместе с тем эта организация, по словам Энгельса, была «насквозь демократическая, с выборными и в любое время сменяемыми комитетами…». Союз состоял из общин (первичных организаций), округов, руководящих округов, Центрального Комитета и Конгресса. Устав «Союза коммунистов» определял взаимоотношения отдельных частей и органов Союза. Так, во главе общин стояли избираемые староста и его помощник. Общины объединялись в округ, руководящим органом которого являлся окружной комитет. Последний представлял собой исполнительную власть, обязательную для всех подчинённых ему общин. Различные округа провинции (или отдельной страны в целом) подчинялись руководящему округу, исполнительная власть которого распространялась на все округа провинции (страны). Руководящий округ был звеном, которое подчинялось и было подотчётно непосредственно ЦК. Центральный же Комитет являлся исполнительной властью Союза в целом и отчитывался перед Конгрессом. Высшая, власть в Союзе принадлежала Конгрессу.

В соответствии с уставом «Союз коммунистов» ставил перед собой чёткую и конкретную цель. В статье 1. Устава говорилось: «Целью Союза является: свержение буржуазии, господство пролетариата, уничтожение старого, основанного на антагонизме классов буржуазного общества и основание нового общества, без классов и без частной собственности». Успешному осуществлению этой цели и призвана была активно способствовать идея демократического централизма, положенная в основу организации и функционирования Союза и его органов. Его Устав предусматривал, в частности, обязательность регулярных отчётов руководящих лиц перед членами Союза, нижестоящих организаций — перед вышестоящими. Наряду с этим члены Союза имели право в любое время в установленном порядке ставить вопрос о переизбрании и переизбрать не только окружные комитеты, но и ЦК, обычно избираемый на год. Устав определял также порядок выявления, поддержания, развития и оформления инициативы каждого члена Союза вплоть до постановки вопроса о дискуссии и широком обмене мнениями относительно любой проблемы. Это усиливало активность членов Союза и во многом расширяло их участие в его деятельности. Одновременно устанавливалось, что, если дискуссия или широкий обмен мнениями по той или иной проблеме затронут интересы всего Союза, то они должны проводиться обязательно под наблюдением ЦК. Таким образом, созданный как боевая, централизованная, классовая организация с твёрдой внутренней дисциплиной «Союз коммунистов» в то же время основывался на началах обязательного активного и широкого участия в работе всех его членов. Все это свидетельствует о том, что идея демократического централизма получила в построении и функционировании Союза своё достаточно последовательное практическое воплощение.

Ту же мысль, но более чётко и разносторонне Маркс и  Энгельс обосновывают в написанном ими в декабре 1847—январе 1848 гг. «Манифесте Коммунистической партии». Думаю, не стоит писать об очевидных всем вещах, отмечу лишь что Маркс и Энгельс считали первым шагом рабочей революции, что подчёркивается в «Манифесте», являясь превращением пролетариата в господствующий класс и одновременно — установлением подлинно пролетарской демократии(!), процитирую: «Пролетариат использует своё политическое господство для того, чтобы вырвать у буржуазии шаг за шагом весь капитал, централизовать все орудия производства в руках государства, т. е. пролетариата, организованного как господствующий класс, и возможно более быстро увеличить сумму производительных сил».  Да и никто иной, как сам Энгельс, в своей  статье «Об авторитете» (1874 г.). Достаточно ясно, и в отличии от Подгузова, действительно научно  разъяснил необходимость Демократического централизма, как постоянного и  разумного сочетания власти  авторитета с широкой инициативой и самодеятельностью отдельных индивидов, особо подчеркнув при этом, что такое сочетание и его пре­делы с неизбежностью предписываются теми условиями, в которых происходит общественное производство и отношения в обществе.   Думаю далее не стоит объяснять что Маркс и Энгельс были не просто за, они просто завещали нам соблюдать такой принцип строительства и управления партией и обществом,  — и так все понятно…

В-третьих: следует вспомнить и Ленина, который много времени потратил и посвятил дальнейшему развитию и внедрению принципа демократического централизма, разработав следующие принципы:  «членство в партии на основе признания её программы и обязательного вхождения в одну из партийных организаций, железная дисциплина, одинаково обязательная для всех членов партии, строжайшее выполнение партийных решений, подчинение меньшинства большинству, низших организаций высшим, выборность и отчётность партийных органов, развитие активности и самодеятельности партийных масс». Ленин считал, что только при этом условии партия рабочего класса может успешно выполнять роль коллективного руководителя и организатора трудящихся масс в их борьбе за ликвидацию эксплуататорского строя, за построение коммунизма.

Ведь именно Ленинский принцип демократического централизма  был положен в основу построения хозяйственного управления в СССР и  всех остальных социалистических странах, разумеется, с учетом их особенностей.  Он нацеливает не на взаимоисключение, а на обоюдное развитие, углубление обоих начал — совершенствование централизованного руководства при одновременном расширении инициативы и самостоятельности трудовых коллективов, каждого работника. И проблемы начались именно тогда, когда принцип демократического централизма, стали забывать, да подчас и попросту игнорировать, увлекаясь где только демократизмом, а где (в СССР в частности)  полным централизмом и централизацией руководства и партийной жизни. Глупостью ли это было? Или началом перерождения отвечать не нам, нам только нужно помнить к чему приводит отказ и отступление от этого принципа, к краху не только партий но и целых социалистических государств.

Ленин  собственно и продолжал развивать и внедрять принцип демократического централизма, как систему позволяющую сочетать научное управление обществом в целом из одного центра, с управлением его отдельными звеньями, с различными звеньями общественной жизни, первичными организациями, собраниями, районами, деревнями, трудовыми коллективами и прочее, с низу, чем и обеспечивается отчетность, сменяемость и выборность руководства центра, если оно не удовлетворяет те или иные жизненные или прочие потребности общества, или явно изменяет его интересам. Как отмечал Ленин: «сходное в основном, сходное в ведении дела», и должно является основой демократического централизма, а как же можно соблюсти схожесть? Если мсье Подгузов предлагает вообще убрать демократизм, кто же будет определять что нужно и как нужно, в ведении дела или определенных задач, а если эт задачи прямо противоположны мнениям трудящихся, или партийцев?  А будет то же самое что и в  в КПРФ или прочих организациях, полное пренебрежение к партийцам, полный авторитаризм, вождизм и единоличие власти, несогласные буду подавляться, возможно и силой.

B-четвертых:   далее стоит понять следующее, что в реализации принципа демократического централизма важно то, что главное значение имеет оптимизация демократизма и централизма, без абсолютизации одного, в отрыве от другого, важна мера того и другого, в которой они влияют и дополняют друг друга. Оптимизация  собственно и достигается тем, что централизм не абсолютизируется,  а  используется и осуществляется на основе широкой демократии, с соблюдением принципа вовлечения в процесс управления все большего числа партийцев, коммунистов, а в перспективе и всех трудящихся, по степени повышения грамотности, сознательности и образованности оных.   Именно централизация со временам должна уменьшаться, именно степень оной в процессе вовлечения трудящихся в  управление должна сводится на минимум, а не наоборот, как предлагает ревизионист Подгузов.

Демократия без дисциплины и ответственности превратилась бы в анархизм, а дисциплина и излишний централизм без демократии немедленно превратится в тиранию.

Ведь трудно спорить с этим, да и что спорить, нужно просто понять, что централизм только для того и нужен, что бы вовлекать все большее число простых людей в процесс управления и хозяйствования, что он нужен только для того что бы противостоять нападкам враждебных сил и классовых противников,   что централизм не самоцель и не должен быть инструментом власти над народом, или инструментом подавления демократии, а наоборот, дисциплина и централизм и есть  инструмент планового   осуществления демократии, особенно   на начальном этапе, и что только демократия отвечает интересам всех слоев в обществе, трудно отрицать что коммунизм это и есть общество истинной демократии и свободы, вздор утверждать так, как утверждает это Подгузов что строить что то, в том числе и партию можно только лишь на основе централизации и централизма, такое утверждение насквозь реакционно и буржуазно.

Подведем теперь небольшой итог,  и так, что же выходит? Выходит  что  демократический централизм не несёт никаких «бацилл», которые старательно пытался найти гражданин Подгузов?  И получается  нельзя теперь  считать, что демократический централизм является будто бы порождением лишь Великой Октябрьской социалистической революции и советского  общественного и  государственного строя, и что именно только из-за него набивали себе шишки коммунисты на протяжении всего этого времени. Теперь придется усвоить что принцип демократического централизма и его осуществление в управлении социалистической промышленностью, теоретически и практически обоснован Лениным, и более того применён как принцип в построении и деятельности Коммунистической партии нашей страны  ещё задолго до Великой Октябрьской революции и установления Советской власти.  А значит, полная чушь то, что утверждает Подгузов, что, дескать, принцип демократического централизма выработан только «в применении к парламентарной республике» в условиях буржуазного общества. Ведь фактически в условиях эксплуататорского общества демократический централизм никогда не был и не может быть принципом государственного строительства. Там есть только бутафорский демократизм, созданный как инструмент оболванивания масс. При буржуазных порядках этот принцип может быть и должен быть использован и последовательно осуществлён как организационная основа построения и деятельности коммунистических и рабочих партий. Иначе просто невозможно позволить и реализовать революционный принцип творческой инициативы масс, который, кстати, Подгузов, так же отрицает.

Теперь вспомним, кто же были противники демократического централизма в прошлом?

Первым, кто открыто выступил против этого принципа, был Бакунин и Кропоткин, далее в  истории выступали против этого принципа Каутский (он, кстати, кое в чём близок к Подгузову), Богданов, Мартов и Троцкий. Впоследствии были созданы целые группы противников демократического централизма — «левые коммунисты» и «децисты», к которым примыкали многие видные представители политического бомонда того времени. Да и до сих пор современные ревизионисты с особой яростью нападают на Демократический централизм, постоянно предлагая «пересмотреть» или «отделить» демократию от централизма. До сих пор слышатся крики и попытки обеспечить свободу фракций и группировок в партии, подчинить демократии централизм или наоборот подчинить централизму демократию, или вообще её «временно» или «насовсем» убрать, как якобы «вредную» или содержащую «бациллы оппортунизма» (см. Подгузова, который отрицает демократию и стремится вообще насадить бюрократический централизм). Но не буду углубляться в этот вопрос, тут и так все очевидно, кому и почему так «мешает» этот принцип, принцип демократического централизма…

Ленин прямо говорил о таких людях: Они «под предлогом углубления работы, под предлогом рабочей самостоятельности и чисто классовой политики, — на деле отдавали рабочий класс в руки либерально-буржуазных политиков»…

Так, что вывод таков: «Партии, принадлежащие к Коммунистическому Интернационалу, должны быть построены по принципу демократического централизма», как ещё Ленин отмечал, а значит нападки на демократический централизм,  якобы как разносчику бацилл «оппортунизма», — выгодны нашим классовым врагам, товарищи!

И мы должны дать этому бой!

Равно как и должны понимать, говоря Ленинскими словами, что: «Мы стоим за демократический централизм. И надо ясно понять, как далеко отличается демократический централизм, с одной стороны, от централизма бюрократического, с другой стороны — от анархизма.», «Нет ничего ошибочней, как смешение демократического централизма с бюрократизмом и с шаблонизацией». Остается добавить, что отход от принципа демократического централизма, забвение приоритета общественных интересов или даже их отрицание, ведут к мелкобуржуазному или даже анархо-синдикалистскому извращению с одной стороны, с другой же, — к абсолютизации власти центра, установлению тирании,  к давлению на пролетариат, к желанию и стремлению установить власть привилегированной и оторванной от народа чиновничье-административной касты под прикрытием слова авторитета науки и «научного» централизма.

Будьте бдительны товарищи!

Роман Т. 30.03.2013

«Научный централизм» — буржуазная «теория элит» на новый лад: 6 комментариев

  1. Как я у меня нет никакого желания и инициативы работать на частного «предпринимателя», так у меня нет никакой инициативы(!!!) работать, трудиться, когда на верху рабочей организации сидят господа. Вообще никакой инициативы, пусть даже эти господа всеми руками будут за рабочий класс.
    Я считаю, что рабочие лидеры своих «постов» должны добиваться авторитетом, а не потому, что кто-то решил, что «научных знаний» у них больше.
    Кто вообще это определять будет: научны их знания или нет?

    Сейчас от организации «Прорыв» отмежевалась другая организация, которая раньше присоединилась к ним — LeninCrew. Сейчас она ведёт сайт «Коммунистическая газета» — http://compaper.info/
    Причина отмежевания, если говорить простым языком — «Прорыв» слишком топорно ведёт пропаганду. От научного централизма они не отказываются, а наоборот убирают из прорывовского «научного централизма» слабые места, как слова Подгузова о совести научных мужей, которая, якобы, не даст им сойти с правильного пути и т.д.
    Суть разногласий можно почитать в достаточно объёмной статье вот здесь — http://compaper.info/?p=6666

    Говоря о КНДР, Коммунистическая газета упоминает вещи, очень похожие на «научный централизм», хотя в статье прямо об этом не говорится. Например, в этой публикации — http://compaper.info/?p=6702 — говорится о наследственной передаче власти от отца к сыну. Автору статьи не нравится такая ситуация. Он рассказывает, что все лидеры Кореи готовили себе приемников, обучая их; лидер Кореи, говорится, в статье: «должен быть сведущ во всех делах, творящихся в стране, обязан иметь всестороннее образование, дабы руководить на местах [11]. Руководитель страны должен разбираться как в военном деле, так и в сельском хозяйстве, так и в промышленности. Он должен знать, чего хотят люди, и воплощать их мечты в жизнь, «должен поклоняться народу, как небу». А люди, в свою очередь, выказывают безмерную благодарность за заботу».

    Мне кажется, что речь здесь идёт именно о «научном централизме», как власти «избранных», «обученных» над массой.

    Автор пишет, что есть формальные выборы, но на них большой шанс на успех у тех, кого выдвигает бывший лидер Кореи.

    1. Между LeninCrew, Коммунистической газетой и Прорывом разница несущественная. Это, по сути, тоже самое.

      1. Да, я поэтому и сказал, что они убрали те нюансы из «научного централизма», которые на их взгляд казались уж очень ненаучными. Но самое главное не убрали.

        Но, мне кажется, что у них можно кое-что почерпнуть и ценное из статей.

        Например, у них есть рассуждение о том, что в 90-е года «левые» были против либеральной риторики, лицом которой был Ельцин, а в 2000-е, когда к власти пришёл Путин и повернул в «консервативную» сторону, «стабилизируя» ельцинский «бандитский» (читай «свободый») капитализм, «то «коммунисты» нашли в этом положительную сторону (так как она была направлена против «свободного» либерализма»), поддержав Путина в какой-то степени.

          1. Ну, если марксизма здесь ни грамма, то получается, что это ложь, то есть неверное отображение истины.

          2. Может быть, вы неправильно поняли, я хотел сказать, что считаю, что какая-то истина всё же в этом есть.
            Если её нет, то какова она по-вашему в этих вопросах?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь.