Экономическое учение марксизма (ч.2)

karl20marxux1

 Часть первая

Часть вторая. Империализм как высшая стадия капитализма

«Частная собственность, основанная на труде мелкого хозяина, свободная конкуренция, демократия, — все эти лозунги, которыми обманывают рабочих и крестьян капиталисты и их пресса, остались далеко позади. Капитализм перерос во всемирную систему колониального угнетения и финансового удушения горстью «передовых» стран гигантского большинства населения земли.» Эти слова были написаны Лениным больше 90 лет тому назад.

Но с тех пор если что-то изменилось, то разве только то, что все лозунги, «которыми обманывают рабочих и крестьян капиталисты», сегодня вернулись обратно, и время от времени даже среди «левых» можно услышать что-нибудь по поводу «трудовой частной собственности», или о демократии в «цивилизованных» западных странах, образцовый характер которой большинство наших граждан не подвергает малейшему сомнению. И снова, как и 90 лет назад, партия пролетариата «должна отвоевывать от буржуазии одураченных ею мелких хозяйчиков и миллионы трудящихся, поставленных в более или менее мелкобуржуазные условия жизни».

«…Капитализм выделил теперь горстку (менее одной десятой доли населения Земли, при самом «щедром» и преувеличенном расчете менее одной пятой) особенно богатых и могущественных государств, которые грабят — простой «стрижкой купонов» — весь мир…

Понятно, что из такой гигантской сверхприбыли (ибо она получается сверх той прибыли, которую капиталисты выжимают из рабочих «своей» страны) можно подкупать рабочих вождей и верхнюю прослойку рабочей аристократии. Ее подкупают капиталисты «передовых» стран — подкупают тысячами способов, прямых косвенных, открытых и прикрытых». Это все тоже писано не вчера, а 90 лет тому назад.

Но до сих пор эта книга Ленина — «Империализм, как высшая стадия капитализма» — остается не только основным инструментом в понимании сути современного капитализма, но и мощным оружием в борьбе за умы людей.

Ленин выделяет такие основные экономические признаки империализма: 1) концентрация производства и капитала, дошедшая до такой высокой ступени развития, что она создала монополии, играющие решающую роль в хозяйственной жизни; 2) слияние банковского капитала с промышленным и создание, на базе этого «финансового капитала», финансовой олигархии; 3) вывоз капитала в отличие от вывоза товаров, приобретает особо важное значение; 4) образуются международные монополистические союзы капиталистов, делящие мир, и 5) закончен территориальный раздел земли крупнейшими капиталистическими державами» (В.И.Ленин. Империализм, как высшая стадия капитализма, В.И.Ленин. Полн. собр. соч. Т. 18, с.386-387).

Не будем останавливаться на статистическом материале, из анализа которого Ленин делает выводы о природе империализма. Фактический материал за это столетие изменился, но выводы по поводу природы империализма полностью остаются в силе.

«Громадный рост промышленности и замечательно быстрый процесс сосредоточения производства во все более крупных предприятиях являются одной из наиболее характерных особенностей капитализма.» (В.И.Ленин. Империализм, как высшая стадия капитализма, В.И.Ленин. Полн. собр. соч. Т. 18, с.310). Как же так? — завопят современные экономисты, — ведь в «цивилизованных» странах существуют миллионы мелких и средних предприятий и именно они определяют лицо современного Запада.

«Десятки тысяч крупнейших предприятий — все; миллионы мелких — ничто», — словно отвечает им Ленин (там же). Сегодня можно добавить к этому только то, что миллионы мелких предприятий уже не просто ничто по сравнению с крупными и крупнейшими, теперь они от них еще и полностью зависят и существуют исключительно в той мере, в какой в их существовании заинтересованы монополии.

Ленин пишет: «Капитализм в его империалистической стадии вплотную подводит к самому всестороннему обобществлению производства, он втаскивает, так сказать, капиталистов, вопреки их воле и сознанию, в новый общественный порядок, переходный от полной свободы конкуренции к полному обобществлению. Производство становится общественным, но присвоение остается частным. Общественные средства производства остаются частной собственностью небольшого числа лиц. Общие рамки формально признаваемой свободной конкуренции остаются, и гнет немногих монополий над остальным населением становится во сто раз тяжелее, ощутительнее, невыносимее» (В.И.Ленин. Империализм, как высшая стадия капитализма, В.И.Ленин. Полн. собр. соч. Т. 18, с.320-321).

«Перед нами уже не конкуренционная борьба мелких и крупных, технически отсталых и технически передовых предприятий. Перед нами — удушение монополистами тех, кто не подчиняется монополии, ее гнету, ее произволу» (там же). Как будто бы сегодня написано. А дальше идет и вовсе животрепещущий для сегодняшнего дня вопрос:

«…развитие капитализма дошло до того, что, хотя товарное производство по-прежнему «царит» и считается основой всего хозяйства, но на деле оно уже подорвано, и главные прибыли достаются «гениям» финансовых проделок. В основе этих проделок и мошенничеств лежит обобществление производства, но гигантский прогресс человечества, доработавшегося до этого обобществления, идет на пользу… спекулянтам. …»На этом основании» мещански-реакционная критика капиталистического империализма мечтает о возвращении назад, к «свободной», «мирной», «честной» конкуренции» (В.И.Ленин. Империализм, как высшая стадия капитализма, В.И.Ленин. Полн. собр. соч. Т. 18, с.322).

Таких, с позволения сказать, «критиков капитализма», желающих очистить «рынок» от его империалистических, олигархических извращений и сегодня немало. Особенно среди них выделяются те, которые мечтают, не устраняя капиталистического характера производств и даже развивая его, более справедливо распределять прибыли, забирая их через систему налогов у богатых, и помогая потом через бюджет бедным. Пока они мечтают, налоговая система работает ровно в обратном направлении — богатые налогов практически не платят, а на налоги, которые собираются из бедных, содержится огромный государственный аппарат, защищающий интересы богатых.

Вторая отличительная черта империализма — слияние банковского капитала с промышленным и создание, на базе этого «финансового капитала», финансовой олигархии. Постепенно банки из учреждений, основной функцией которых было посредничество в платежах, превращаются в крупных монополистов, полностью подчиняющих себе все торгово-промышленные операции и начинают диктовать свою волю всем остальным капиталистам.

Ленин пишет: «Итак, ХХ век — вот поворотный пункт от старого к новому капитализму, от господства капитала вообще к господству финансового капитала». (В.И.Ленин. Империализм, как высшая стадия капитализма, В.И.Ленин. Полн. собр. соч. Т. 18, с.343).

Добавить к этому поистине пророческому замечанию Ленина можно только то, что в связи с распадом СССР нужно говорить уже не просто о господстве финансового капитала, а о его мировом господстве. Международный валютный фонд, Всемирный банк, особенно после того, как доллар становится мировой валютой — есть те организации, которые определяют сегодня пути развития мирового капитализма. Но они представляют собой лишь официальную вершину мирового финансового айсберга. Сегодня около 4 тысяч частных финансовых структур специализируются исключительно на глобальных финансовых спекулятивных операциях. По оценкам самого же Международного валютного фонда, 5-6 таких спекулятивных структур способны мобилизовать до 900 млрд. долларов (сумма, сравнимая с бюджетом США) для нападения на ту или иную национальную валюту или фондовый рынок. И если они это не делают, то только потому, что большинство стран и так беспрекословно подчиняются их диктату.

К власти в большинстве стран мира с помощью денег, насилия, обмана приводятся прозападные силы. С помощью системы кабальных кредитов экономики этих стран привязываются к интересам финансовых воротил стран Запада, в первую очередь, США. Уже через короткое время сумма выплат по процентам от этих кредитов начинает превышать суммы таких кредитов, а без новых кредитов страна не в состоянии сводить концы с концами. Но условием для их получения теперь будет полное подчинение экономическим и политическим требованиям международных банковских организаций. Любая попытка отвергнуть кабальные и унизительные требования немедленно подавляется всей мощью дипломатической, а если надо, то и военной машины. В этом смысле, государственные институты западных стран уже давно превратились в исполнительные органы крупнейших финансовых структур. Что касается подавляющего большинства незападных стран, то это очевидно и вряд ли нуждается в доказательстве. Впрочем, интересы банков сегодня обслуживают не только государственные органы, но и политические партии, церкви. На службу финансовому капиталу поставлены средства массовой информации, образование, искусство, массовая культура, точнее, массовое бескультурье.

«Монополия, раз она сложилась и ворочает миллиардами, с абсолютной неизбежностью пронизывает все стороны общественной жизни, независимо от политического устройства и от каких-либо других «частностей». (В.И.Ленин. Империализм, как высшая стадия капитализма. В.И.Ленин. Полн. собр. соч. Т. 18, с.355).

В этой связи нужно остановиться на вопросе о так называемой олигархии. Сегодня очень много говорят об олигархах и олигархии, но все больше в том контексте, что олигархия — это криминальный капитал и при этом получается, что если бы этот капитал был не криминальным, то тогда все было бы хорошо. Бесспорно, что постсоветские олигархи наживали свой капитал, не особо «заморачиваясь» уголовным кодексом, но вовсе не в этом суть олигархии как политического и экономического явления, а в том, что финансовые ресурсы страны сконцентрированы в руках немногих капиталистов или групп капиталистов. А как они добились этой концентрации — это вопрос десятый. Наивным выглядел бы человек, полагающий, что финансовые воротилы Запада копили свой капитал исключительно экономией из зарплаты и ночными проработками на разгрузке вагонов. Если учесть, что хорошая часть крупнейших американских капиталов стали таковыми в результате первой и второй мировой войны, то станет ясно, что дело вовсе не в «чистоте» денег, а в их количестве. И дело даже не в том, чтобы в руках олигархов были сконцентрированы все капиталы или даже их значительная часть. Вполне достаточно того, чтобы они владели крупнейшими капиталами. Это позволит им контролировать и все остальные финансовые потоки. К примеру, для того, чтобы распоряжаться акционерным капиталом, вам нет необходимости владеть всеми акциями или даже половиной их, достаточно крупного пакета, иногда достаточно будет и 25, а то и 10%, если остальные акционеры исключительно мелкие. А если есть еще один такой же, то вы ведь с ним сумеете договорится, за счет остальных, разумеется. Если же учесть, что олигархи очень близки к власти, а точнее, они то как раз и «заказывают» власть в капиталистических странах, то это позволяет им получить в свое распоряжение еще и средства государственного бюджета.

Как же тогда правильно отнестись к олигархии. Самое первое, нельзя пытаться найти ответ на этот вопрос в обыденном, бытовом сознании. Наука же видит в финансовой олигархии одно из существенных проявлений империализма — высшей стадии капитализма. Империализм с внутренне присущей ему властью олигархии — это единственно возможный сегодня капитализм — паразитический, загнивающий. Ожидать от него чего-либо хорошего, или, наоборот, не ожидать от него плохого, может только совершенно безнадежный дурак, каковых, кстати, загнивающий капитализм порождает в большом количестве. Империализм обладает только одной положительной чертой — он есть последняя стадия капитализма, после него возможен только социализм.

Поэтому научный ответ на вопрос, как относиться к олигархии достаточно однозначен: появление, укрепление и вхождение в политическую власть финансовой олигархии есть свидетельство того, что капитализм в данной стране полностью соответствует «мировым стандартам», то есть тоже является паразитическим, загнивающим и умирающим, а значит он вполне созрел и перезрел для социалистической революции. Тем самым, дело тех людей и политических партий, которые не собираются погибать вместе с умирающим, отжившим свое капитализмом, состоит не в том, чтобы ругать олигархов или хвалить их, а в том, чтобы готовиться к грядущей революции, готовить к ней рабочий класс и всех трудящихся.

Когда Ленин говорил, что при империализме вывоз капитала, в отличие от вывоза товаров, приобретает особо важное значение, то он вовсе не имел в виду, что вывоз товаров в зависимые страны при этом прекращается. Нет, он просто теряет свое первостепенное значение, а количественно, он может даже увеличиваться, но он уже не имеет самостоятельного значения ни для вывозящей страны, ни для ввозящей. Вывоз товаров становится лишь «разрыхлением почвы» для вывоза капитала.

Нужно отметить, что за последние полстолетия даже вывоз капитала (в смысле вложений в местное производство) начинает терять свое самостоятельное значение на фоне валютной агрессии империалистических стран, в первую очередь США, против всего остального мира. С тех пор, как доллар стал мировой валютой и начал заменять золото в международных расчетах, место вложений в производство начинают занимать финансовые спекуляции. Соединенные Штаты Америки наводняют мир ничем не обеспеченными долларовыми бумажками, в обмен на которые получают материальные и интеллектуальные ресурсы. Триединый империалистический «госплан» — МВФ, ВБ, МБРР — благодаря особому положению доллара в системе мирового хозяйства через систему кабальных кредитов имеет возможность контролировать буквально все мировые экономические процессы. Любые отклонения от выполнения тех или иных предписаний немедленно караются ракетно-бомбовыми ударами НАТО или экспедициями морской пехоты США.

В этом смысле по сравнению с тем временем, когда писал В.И.Ленин, значительно поменялась ситуация в плане дележа мира между международными монополистическими союзами, так и в отношении территориального раздела земли крупнейшими капиталистическими державами.

Две мировых войны привели к тому, что старые империалистические хищники: Англия, Франция, Германия после второй мировой войны потеряли свое былое могущество и вынуждены во многом довольствоваться объедками со стола нового империалистического гиганта — США. С исчезновением Советского Союза и поражением мировой системы социализма, империалистические позиции США еще более усилились. Буржуазные политологи заговорили об «однополюсном мире», а некоторые марксисты — об «ультраимпериализме». Но этот разговор не имеет под собой почвы точно так как же, как и в те времена, когда Ленин критиковал за эту идейку Карла Каутского.

Не успели США как следует нарадоваться своей победе в холодной войне, как империалистический мир стал расползаться по швам. К старым противоречиям между США и Японией добавилась новая проблема — укрепление Европейского Союза, которое вкупе с присоединением ГДР не могло не означать опасного усиления Германии. Но эти проблемы покажутся игрушечными по сравнению с проблемой Китая, который уже через десять-пятнадцать лет сможет спокойно противостоять экономически США и Европе вместе взятым. Да и союз американской буржуазии с буржуазией российской закончился как только переход к капитализму в России в общих чертах завершился. Теперь их интересы далеко не совпадают и капиталистическая Россия вполне в состоянии стать еще одним империалистическим центром, противостоящим Америке. А если добавить к этому вполне возможные антиамериканские союзы России с Германией или России с Китаем, то о каком-либо ультраимпериализме говорить не приходится. Империалистам, скорее, нужно волноваться о перспективах третьей мировой войны. А волноваться по этому поводу у них причин более чем достаточно. Ведь первая мировая война закончилась революцией в России. Вторая же мировая война отколола от мирового капитализма пол-Европы и Китай. Каких-либо оснований надеяться, что третья мировая война в этом отношении будет сильно отличаться от двух первых у империалистов нет.

Василий Пихорович, propaganda-journal.net

 Окончание

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь. Если вы собрались написать комментарий, не связанный с темой материала, то пожалуйста, начните с курилки.