О политиканствующих обывателях, называющих себя коммунистами

Демагоги – худшие враги рабочего класса. В.И. Ленин

Демагогом можно сделаться и в силу одной только политической наивности. В.И. Ленин

Одна из самых серьезных проблем современного коммунистического движения –  демагог — политиканствующий обыватель, называющий себя коммунистом. Таких нынче  тьма.

Именно из таких обывателей состоят ряды всех  сегодняшних организаций, которые себя позиционируют «коммунистическими»  или же «левыми» —  КПРФ, РКРП, МОК, Левый Фронт, Рот Фронт и им подобные.
Кроме демагогов, собравшихся под какое-то общее знамя, создавших какую-то общую организацию, у нас полным-полно демагогов-одиночек.

Они не принадлежат к определенному оппортунистическому течению,  не придерживаются более-менее оформленного оппортунистического уклона. Они – сами по себе.

Они рыщут от одной «левой» организации к другой (или состоят сразу в нескольких) и там пытаются искать себе сторонников. Иногда оппортунисту-одиночке удается сколотить вокруг себя небольшой кружок людей, готовых слушать его демагогию.  А это как раз то, что ему надо.  Таких господ хлебом не корми, а дай сыграть роль «идеолога», «теоретика», «организатора».

Каких людей он может подчинить своему влиянию и среди кого старается искать себе адептов?

Настоящий марксист сразу отличит демагога, сразу заметит его эклектизм, обывательскую беспомощность в вопросах теории,  его пошлость, фразерство  и раздутое самомнение.  Марксисту демагог  противен.

Поэтому под влияние  демагога-одиночки могут попасть три группы людей:

Во-первых, несформировавшаяся, неопытная молодежь, которая теоретически еще более невежественна, чем он.

Во-вторых, дремучие обыватели, которые по своему развитию не способны подняться выше самых пошлых и примитивных буржуазных мещанских стереотипов. И демагог использует именно их примитивность, чтобы манипулировать ими,  играет на  этой примитивности.

В третьих —  такие же демагоги, уже искушенные в политиканстве и оппортунизме, которые готовы заключить с ним союз для решения каких-то своих задач.

Чем опасен демагог? Тем, что он опошляет марксизм, сводит его к обывательским мудрованиям и мелкобуржуазной болтовне. В этом отношении для нас лучше открытый враг, открыто ненавидящий и отрицающий коммунизм.  Демагог не отрицает коммунизм, наоборот, он себя объявляет коммунистом  – и  подменяет коммунизм  позорной обывательщиной, топит его в своем самодовольстве и словоблудстве.

Демагог забалтывает коммунизм,  размывает марксистские понятия, и тем самым готовит почву для всех видов оппортунизма. Все оппортунистические течения начинались  в свое время именно с этого — с пошлой обывательской беспринципности.

Для того чтобы наглядней показать, кто такой демагог и чего от него можно ждать, мы представим одного такого реального демагога-одиночку — Сергей Фомичев из ССО (Союз Советских Офицеров), достаточно известная фигура в левой интернет-среде.

Некоторые товарищи считают, что Фомичев не кто иной,  как  профессиональный провокатор, который рыщет от одной организации к другой  и внедряется в них с целью развала их либо с целью сбора информации  об их членах.  Но мы склоняемся к тому, что Фомичев не сознательный враг, а просто демагог,  являющийся таким в силу своей  обывательской ограниченности, невежества и самонадеянности.

Правда, от этого не легче.  Демагог – это именно тот, кто способен с самыми лучшими намерениями причинить такой вред, какой не могут причинить сознательные враги.

Чем Фомичев внушает к себе доверие и симпатию? Во-первых, сам он себя называет коммунистом (либо левым).  А многие люди склонны смотреть на то, как себя человек называет, а не на то, кем он является на самом деле. Особенно это относится к молодежи и к тем, кто инстинктивно влечется к социализму,  к коммунистической и революционной деятельности, но мало что смыслит в марксистской науке.  Такие люди думают, что если Фомичев сам себя называет коммунистом, то, значит,  он такой и есть — коммунист.

Внедряясь в организацию, Фомичев с самого начала себя показывает  очень «активным» — выдвигает всевозможные предложения, сыплет призывы – организоваться, объединяться, и т.д., выкрикивает лозунги и команды, например:

«Общность – основа боеспособности!»

«Все принципы организации, взаимоотношений и действий должны быть только коммунистическими!»

«Ваша организация должна стать островком коммунизма!»

«Или мы объединимся, или нас сомнут!»

Словом, показывает себя «бывалым», «деловитым»,  этаким специалистом  по созданию организаций.

Молодежь либо просто неопытные люди принимают все это за чистую монету.  Фомичеву того и надо – он на коне.

Именно так он себя повел, проникнув в группу молодых людей, которые стремились  овладеть марксизмом и участвовать в революционном  движении.  Сначала  показал  себя «активным», «инициативным», «бывалым». А после встал в позу наставника, «идеолога».

И начал  наставлять молодых людей в таком вот  духе:

«Не стоит витать в облаках — надо спускаться и на грешную землю!»

«Не надо  задирать голову на облака, топая по лужам!»

И прочее в этом роде.

Под «витанием в облаках» Фомичев понимает изучение теории марксизма-ленинизма, главного оружия, с которым только и можно победить капитализм. Спрашивается – можно ли быть коммунистом, если ты отрицаешь революционную теорию и произносишь такие самодовольные пошлости? Ведь их классовая сущность совершенно ясна – сохранение существующего буржуазного строя.

Подобные пошлости от любого обывателя, недовольного существующим положением, но боящегося высунуть нос из своей норки, услышишь предостаточно. Обыватель с тем же самодовольством и с тем же бывалым видом постоянно изрекает мудрости вроде того, что  «не стоит витать в облаках». А еще он убежден, что выше лба уши не растут, что лучше синица в руке, чем журавль в небе,  что его дело – маленькое и тому подобное.

И вот этими пошлостями Фомичев наставляет молодых людей, стремящихся к революции! Что из них выйдет, если они усвоят себе эти мещанские  премудрости?

Такие же самодовольные обыватели, основа и опора существующего несправедливого строя, как сам Фомичев – но никак не революционеры.

Дальше – больше.

Молодые люди, естественно, начинают обдумывать и обсуждать, какой должна быть их деятельность в среде рабочего класса. Те из них, кто уже изучает революционную теорию и опыт Ленина и большевиков, объяснили товарищам, что им нужно начать политическую пропаганду среди рабочих. То есть прояснить рабочим их бесправное положение при капитализме, показать, как  капиталисты  паразитируют на них,  раскрыть непримиримость противоречий рабочего класса и класса буржуазии,  раскрыть, в чем сила рабочего класса и какую роль ему предстоит сыграть в  борьбе за новый  общественный строй. Словом – начать политическое просвещение рабочих, чтобы  привести их к  осознанию необходимости политической борьбы, борьбы за социализм.

Все это совершенно правильно – Ленин говорил, что политическую борьбу рабочих нельзя начать иначе, как с политической пропаганды среди рабочих, с политического воспитания рабочих масс.

Тут выходит Фомичев и начинает наставлять молодых людей — вполне в духе своей обывательской премудрости.  Мудрость его заключается в том, что рабочий класс у нас теперь омещанился, его не интересует социализм, он думает только о своих непосредственных выгодах и интересах – и поэтому призывать рабочих к политической борьбе не имеет смысла, а  надо «начинать с того, что занимает сейчас большинство оппозиционно настроенных рабочих».

Фомичев не в первый раз высказывает подобные идеи – что у нас теперь большинство рабочих – обыватели, и им безразлично при социализме они будут жить или нет, лишь бы им жилось хорошо. А поэтому – заключает Фомичев – мы должны не политической пропагандой заниматься, не звать к борьбе за социализм – а «встать на защиту обывательских интересов рабочих», «предложить им какой-то приемлемый для них способ решения их проблем».

Значит, что следует по Фомичеву? По Фомичеву следует вот что.  Рабочие в большой своей части  подвержены буржуазной идеологии – и поэтому мы не должны с этой идеологией бороться, не должны приложить все усилия, чтобы ее преодолеть, не должны использовать все возможности, чтобы показать рабочим, что буржуазная психология рабочих выгодна именно буржуазии и сознательно навязывается рабочим именно буржуазией.  Вместо этого мы должны действовать как раз в духе этой буржуазной идеологии, поощрять ее — «встать на защиту обывательских интересов рабочих», «предложить им какой-то приемлемый для них способ решения их проблем», разумеется, в рамках существующего капиталистического строя.

На деле это означает отказ от политической пропаганды – а значит, и отказ от политической формы классовой борьбы рабочих, отказ от социализма.

Кстати, Фомичев такой не один. Очень многие из тех, кто себя называет сегодня коммунистами, высказывают подобные идеи – что рабочий класс теперь уже не тот, что он утратил свою революционность, и звать его к политической борьбе бессмысленно –  дай бог поднять его хотя бы на борьбу за свои экономические интересы.

Есть в России даже такие политические партии, проводящие и рекламирующие подобную пробуржузную политику среди трудящегося населения. Правда, успеха у российского рабочего класса они не имеют – у наших рабочих хватает ума разобраться, понять их предательскую сущность и не поддерживать таких «друзей рабочих», но эти леваки очень крикливы и изо всех сил пыжатся выставить себя в российском обществе единственными истинными защитниками всех российских трудящихся.

Фомичев и ему подобные не читают Ленина и поэтому ничего не слышали об «экономизме», «теории стадий», «преклонении перед стихийностью». Они думают, что говорят что-то новое. Однако еще сто лет назад находились люди, которые почти дословно повторяли мудрования Фомичева и ему подобных.

Это оппортунистическое течение получило название «экономизм». Экономизм возник из-за неверия некоторых революционеров-интеллигентов в силы рабочего класса и в его революционность. Экономисты считали, что рабочим понятна и близка только экономическая борьба, борьба за улучшение их экономического положения. Они были против социалистической агитации среди рабочих — рабочим, мол, идеи социализма чужды, рабочие понимают только борьбу за свои ближайшие выгоды.
А некоторые экономисты пошли еще дальше и даже стали проповедовать такие идеи среди самих рабочих — что зачем вам какой-то непонятный социализм, которого никто в глаза не видел, а вы лучше боритесь-ка за свои ближайшие интересы. Боритесь за прибавку к жалованью, за сокращение рабочего дня — а политикой пусть занимаются политики.

Другие экономисты  говорили — мы не против политической агитации среди рабочего класса — но только пусть он сначала «дозреет». Мол, сначала, экономическая борьба, а потом, когда в ходе этой экономической борьбы рабочий «созреет» — вот тогда начнем его политически просвещать. Такая позиция получила название в истории российской социал-демократии «теория стадий». В сущности это все тот же экономизм, который только прикрывался заявлениями о политической борьбе когда-то в будущем.
Ленин яростно боролся с этими направлениями в русской социал-демократии.  Он требовал, чтобы экономическая борьба с самого начала сочеталась с политической пропагандой, политическим воспитанием рабочих. Во многих своих работах он разоблачал «экономистов», раскрывал их предательскую роль в рабочем движении,  показывал,  какую важную услугу оказывают они буржуазному строю, фактически стоя у него на страже.

Экономизм, отказ от политической пропаганды,  сведение рабочего движения к борьбе за экономические требования означает отказ от революционной борьбы за социализм, предательство рабочего класса —  показывал Ленин.

 Пошлая обывательская демагогия  наших новоявленных экономистов вроде Фомичева —  такой же отказ от социализма и такое же предательство. И очень радует, что молодые люди это поняли и дали отпор его обывательскому самодовольству. Один из юношей, многоообещающий молодой марксист, превосходно ответил Фомичеву: «И что же  «занимает сейчас большинство оппозиционно настроенных рабочих»?  Да и какая, собственно,  разница,  что их  занимает, если они не понимают своей силы? Что они не понимают, что государство является аппаратом их угнетения и подавления? Что они не понимают,  что чиновники и депутаты являются лишь паразитами, а капиталисты являются их угнетателями, и что без самих рабочих все они просто подохнут с голоду, т.к. своими руками они никогда себя не кормили?» То есть молодой человек говорит о том, о чем всегда говорил Ленин – о необходимости политического просвещения рабочих.

В ответ на эту прекрасную отповедь Фомичев прибегнул к своему излюбленному приему — заявил, что у молодого человека голова забита теорией, что для него, Фомичева, реальная жизнь куда важнее теорий, что он не намерен терять время на пустую болтовню и т.п.

Подобная наивная позиция, к сожалению, свойственна не одному Фомичеву. Есть у нас в России такие  «коммунисты», которые крайне пренебрежительно относятся к теории.  Когда им указывают, что они не знают даже азы марксизма-ленинизма,  что они коверкают его самым пошлым образом, эти «коммунисты» отвечают, что теория это пустая болтовня, а они, мол, люди дела, и им не до этого.

Но дело делу – рознь. Одно «дело» будет помогать укреплять капитализм, а другое – бороться с ним. Только самодовольный обыватель может не понимать значение теории. Истинный коммунист знает насколько она важна. «Без революционной теории нет революционного движения» — слова Ленина.  Обыватели себя называют людьми дела, «практиками» – и не понимают, что теория как раз и нужна для практики. Теория нужна, чтобы знать, как правильно действовать.  Чтобы понять — где моя цель, каким путем к ней идти и с кем мне по дороге. Читая  Ленина, великого практика революционной борьбы, истинный борец за права трудящихся учится различать друзей и врагов, учится понимать кому с ним по пути, кто его бросит при первой передряге, кто будет тащить назад, а кто и постарается воткнуть нож в спину.

Коммунист это понимает. А обыватель самодовольно заявляет, что ему теория не нужна, поскольку он – «практик», «человек дела».  Так поступает и заправский обыватель Фомичев.  И свое мещанское самодовольство, свое обывательское пренебрежение к теории  пытается внушить молодым марксистам. Фактически Фомичев развращает их своими пошлостями, делает все, чтобы они не стали настоящими коммунистами.  И юноша, которого Фомичев обвинил в излишнем увлечении теорией, совершенно справедливо сказал Фомичеву,  что таких как он  Ленин называл политическими проститутками.

В конце концов, молодые люди поняли, с кем имеют дело.  Фомичев был изгнан  из группы. Можно порадоваться, что эти юноши почувствовали пошлость фомичевской риторики и сумели дать ей отпор.

Но нет сомнения, что этот гражданин  и дальше будет заниматься своим обычным делом — искать людей, которые могут попасть под влияние его демагогии.  Он снова будет входить во всевозможные сообщества и демонстрировать свою революционную активность  —  сыпать предложения, лозунги, призывы. И, разумеется — всюду протаскивать свои мелкобуржуазные идейки, вносить  обывательщину и пошлость.

И, конечно,  снова будет кричать о необходимости «объединения всех левых сил».

Ох, уж это «объединение всех левых сил»! Оно – излюбленный конек Фомичева и подобных ему обывателей от коммунизма. Они уже много лет вздыхают и плачут об объединении всех левых, не понимая главного, что такое объединение в принципе невозможно.  Ведь те, кто сегодня называют себя левыми – не коммунисты, они не отражают единственно революционной идеологии – идеологии пролетариата. В так называемых «левых» организациях в России сегодня околачивается разношерстная публика, в основном представители мелкой буржуазии всех политических оттенков —  от анархистов до полу-либералов. Если их и объединить всех в одну кучу –  то что из этого получится? Разве что-нибудь путное? Нет  –  всего лишь  большая мусорная корзина.

Однако Фомичев  всюду выступает со своим коронным номером и требует «объединения всех левых сил».  Причем объединения «любой ценой».  «Сначала объединение! Потом объяснение идей, то бишь к чему стремимся!» — таков девиз Фомичева.   Мы просим читателя представить себе это  «объединение»,  в которое сперва объединятся – вернее, просто собьются в кучу  –  а уж потом начнут выяснять, кто к чему стремится, кому что нужно и у кого какие цели!

Подобное может предлагать только  человек, абсолютно не разбирающийся в политике, примитивный пошляк и обыватель, который «не забивает себе голову идеями»  и  самодовольно убежден, что теория – пустая болтовня.

Из десяти мелкобуржуазных обывателей не сделаешь одного революционера. И точно так же из  всех имеющихся ныне «левых организаций» не сделаешь одну организацию  коммунистов-революционеров.

Фомичев этого не понимает как раз потому, что он такой же мелкобуржуазный обыватель, демагог и оппортунист, какие в большинстве своем наполняют ряды всех этих «левых»  организаций.

Но находятся еще люди, которые принимают демагогию этого гражданина и ему подобных за чистую монету. Вот для них и написана наша статья.

Пусть нашим читателям, если они столкнутся с фомичевыми, которых немало не только в сети, но и в реальной жизни, будет легче распознать их демагогию и  пустозвонство. Пусть они не принимают  их самодовольство за практичность,  мещанскую самонадеянность – за деловитость, а пошлую риторику обывателя  –  за коммунизм.

Иван Прозревший

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь. Если вы собрались написать комментарий, не связанный с темой материала, то пожалуйста, начните с курилки.