Путевые заметки россиянина о Западной Украине. Часть 2.

Львов, ж\ж вокзал

Львов, столица Западной Украины.

Я уехал из Ровно с лёгким сердцем, несмотря на отсутствие автобуса до соседнего областного центра. Автобусы ходят, конечно, но настолько редко, что все желающие уместиться в них не могут. На проходящие автобусы билеты в кассах не продаются, и к подъезжающему автобусу подбегает толпа людей, большая часть которых в этот автобус не попадет, и вынуждена будет ждать следующего. В общем, поучаствовав один раз в этом шоу, я решил второго захода не дожидаться и договорившись еще с тремя такими же, как и я, бедолагами, поехал до Львова на такси за 250 гривен.

Раньше мне приходилось несколько раз бывать во Львове. Этот город не может не впечатлять своей архитектурой, в которой причудливо перемешанные стили и эпохи образовали настолько органичный и единый организм, что волей-неволей начинаешь верить в единый замысел и абсолютное отсутствие случайности. Даже порой противоречивые строения самим только лишь соседством своим, не уродовали, а подчёркивали красоту рядом стоящего здания, делая его более живым и выразительным на собственном фоне, и умудряясь выигрывать от этого в своей собственной красоте. Возможно когда-либо учёные научно докажут влияние архитектуры на формирование характера горожан, но и без таких доказательств совершенно ясно, что на жителей Львова архитектура города накладывает свой отпечаток. В них присутствуют черты разных национальностей и эпох, складываясь в уникальную мозаику, где порой смешиваются такие черты характера, которые, казалось, и смешать-то невозможно.  Твердая спокойная уверенность Галицкой Руси чередуется с еврейской изобретательностью и бессменным поиском выгоды, польская шляхетская взбалмошность и вседозволенность стоит в шаге от австрийско-немецкого железного порядка с его вечным стремлением сделать этот порядок еще более упорядоченным – всё смешалось в характере львовян. И общаясь с ними, всегда сложно предугадать, какая же из этих черт  в большей мере проявит себя сегодня.

Приехали мы во Львов чуть позже двух часов ночи. Расходовать деньги без необходимости в самом начале своего путешествия было бы неразумно, и поэтому я решил дожидаться автобуса, хотя несмотря на столь позднее время, таксистов на вокзале оказалось более чем предостаточно. Увидя новых людей, они оживились и стали предлагать проходящим мимо свои услуги. Достаточно скоро выяснилось, что стоимость такси до требуемого мне населенного пункта — цели моей поездки составляет 400 гривен, причём сами же таксисты и сообщили, что автобус стоит 20 гривен. Такая безумная разница повергла меня в шок, и я начал расспрашивать таксистов, кто может позволить себе кататься по такой цене. Конечно же, не местные. Зарплата у местных в основном составляет около 2000 гривен, те, кому повезло меньше, получают 1000, и уж совсем счастливчики под 4000. Поэтому расчет таксистов на приезжих. Приезжих в последнее время сильно поубавилось. А от таких, как я, таксистам толку немного – одна лишь возможность выговорится. С паршивой овцы, как говорится, — вот они и использовали эту самую возможность.

От таксиста я узнал новость, что “наши вояки без боя сдали шесть бронемашин, да и сами сдались федералистам”, причём сказано это было совершенно беззлобно, просто как сама лишь констатация факта, и уже потом, после небольшой паузы человек добавил: “Нет власти в Украине,  нет, и не будет“.  Меня, естественно, удивил такой пессимизм жителя Западной Украины,  и с твёрдым желанием понять его причину, я направился в здание Львовского ж\д вокзала. Исполнилось оно гораздо раньше, чем я мог себе это представить. Как только я распахнул дверь вокзала, на меня нахлынула такая волна неприятного запаха, что удержаться от спазмов мне  стоило большого труда. Всё возможное пространство зала ожидания было занято людьми. Люди сидя спали на креслах, лежали по углам,  туда-сюда перемещались стайками цыганки, бегали вечно озабоченные бомжи, и вся это людская масса пахла просто ужасно. Слово «пахло» слишком красивое для того что бы описать то, что я ощущал. Даже слово «вонь» будет недостаточным, чтобы передать в полной мере этот запах. За свою жизнь мне доводилось бывать во многих местах, но ни вокзалы, ни строительные вагончики, ни бичарни, ни даже места скопления бомжей, в которых мне довелось бывать ранее, не воняли так отвратительно. Если когда-нибудь кто-нибудь меня спросит, где самое вонючее место на земле – я отвечу, что это Львовский ж\д вокзал. Одно слово — гадюшник. Но почему? Что случилось?

Мне очень захотелось узнать причину мной увиденного, и достаточно быстро я обнаружил наличие на вокзале других мест ожидания. Есть ещё на Львовском ж\д вокзале другие залы ожидания, значительно более комфортные, но вход туда платный. Самая дешевая оплата составляет 5 гривен в час. Цену в зал повышенной комфортности я даже и узнавать не стал. Вот, оказывается, где разгадка! Сотрудники вокзала, милиция и администрация в этой игре безусловные союзники с бомжами и опустившимися элементами, и работают сообща, рука об руку.  У любого нормального человека, у которого возникла необходимость хоть немного подождать, просто не будет выбора. Этот человек вынужден будет пойти в платный зал, особенно если с ним едут дети. И понесёт такой товарищ свои кровно заработанные 5 гривен в час как миленький, только за то чтобы не дышать этой невозможной вонью и мочой.

Капитализм, штука серьёзная. И какая сволочь сказала, что в нем все делается для людей? Помнится, таких сволочей в перестройку у нас в стране было пруд пруди. И сейчас они еще отсвечивают на страницах всяких российских и украинских СМИ, изображая из себя нашу интеллектуальную элиту. Теперь-то мы знаем, какова цена этой «элите» — пять копеек в базарный день…

Конкуренции у администрации вокзала, естественно, нет, поэтому ценник неслабый.  Вот так вокзал во Львове, лицо любого города, оказался банальной капиталистической вонючей задницей.

Не получилось рассказать о вокзале короче. Короче — никак. Этот вокзал – прекрасный показатель сегодняшней действительности Западной Украины. Он тоже показывает жизнь.  Ту жизнь, в которой при попадании в больницу существует негласная цена 200-300 гривен за койко-место. Ту жизнь, где врач выписывает рецепт, условием которого есть закупка лекарств в аптеке, принадлежащей этому самому врачу. Ту жизнь, где для того что бы устроится на работу, нужно дать взятку в размере нескольких окладов. Ту жизнь, где получить законные “гробовые” можно только за мзду.

Что же это за жизнь-то такая? Кто устроил такую жизнь трудолюбивой Украине?

С такими вот мыслями я прогуливался в вокзальном коридорчике, где отвратительный запах был гораздо меньше, но было более холодно. Моё внимание привлекли два молодых человека, к беседе которых я охотно присоединился. Говорили они о майдане. О том, что зря на этот майдан вышли – только сделали в центре Киева большую помойку (ребята проезжали через Киев, и не пропустили возможности побывать на местной достопримечательности, разрекламированной на весь мир). Говорили о том, что в этой самой Европе Украина и даром никому не нужна, а уж тем, кто так сильно в Европу хочет – никто не мешал выезжать туда раньше. Эти ребята, по всей видимости, уже в Европе побывали, и поняли, что счастье свое там если и можно найти, то только поодиночке, да и везёт далеко не всем, а уж целому многомиллионному народу туда соваться без своего производства никак нельзя.

О многом мы говорили, но особенно удивило меня то, что эти молодые люди оказались горячими противниками сноса памятников Ленину. Чего угодно мог я ожидать от 20-25 летнего парня с Западной Украины, но вот того, что этот парень станет защищать памятник Ленину, я не ожидал никоим образом. Причем, логика его была железная. Ну, кому он мешал? И чем он мешал? Разве мешал тебе памятник строить сытую счастливую жизнь в самостийной Украине? И разве стала твоя жизнь сытой и счастливой от того, что ты разрушил памятник? Все эти вопросы задавал мой собеседник, и сам же на них отвечал.  И его ответы были не в пользу разрушителей.

Такого, если честно, я не ожидал, да еще и от молодых парней. Рушились все мои питерские шаблоны. Мне захотелось, чтобы то, что услышал я, узнали и наши товарищи в России. Волнуясь, я предложил ребятам записать на видео с ними короткое интервью, и они согласились. Камера была под рукой и, сам опешив от происходящего, я задавал вопросы то на русском, то на украинском. Потихоньку вокруг нас начинала собираться небольшая толпа народу, но тут очень своевременно объявили о приходе поезде, которого ждали парни, они быстро распрощались и ушли на посадку. Проводить пресс-конференцию с толпой мне не очень-то хотелось, поэтому я тоже заторопился к выходу. Проходя мимо двух ставших мне уже знакомыми таксистов, я услышал их разговор о «Правом секторе». Водилы крыли его последними словами, мол, эти горе-защитники только и могут, что балаболить, а вот вместо срочников что-то не торопятся на Восточную Украину.

Всё начинало смешиваться. Я пока мало что понимал в происходящем, но надеялся во всем разобраться.  В оставшееся до автобуса время в здание вокзала я больше не возвращался. Впереди были Карпаты.

И.М., 18.04.2014 г.

Путевые заметки россиянина о Западной Украине. Часть 2.: Один комментарий

  1. Спасибо, товарищ! Хорошая статья. И новости с Западной Украины отличные. Спасибо!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь. Если вы собрались написать комментарий, не связанный с темой материала, то пожалуйста, начните с курилки.