Буржуазная пропаганда: 3. Информация о событиях и ее объективность

Начало: часть 1,  часть 2

3. Информация о событиях (новости) и ее объективность

Значительную часть сведений, передающихся по каналам прессы, радио, телевидения, составляют сообщения о последних событиях – то, что мы привыкли называть «новости». «Новости» есть не что иное как информация. Но в отличие от аналитических материалов, рассматривающих ту или иную проблему с определенных позиций, «новости» это информация о последних событиях в любой сфере действительности, где прямой комментарий либо не соединяет сообщаемые факты причинно-следственной связью, как это имеет место в аналитических материалах, либо полностью отсутствует.

Понятие «информация» в данном случае не вполне совпадает с его общетеоретическим пониманием, ибо в общетеоретическом смысле оно обозначает сведения об окружающем мире, используемые организмом (или машиной) в своей деятельности. Применительно к буржуазной пропаганде и важнейшей и основной ее части — журналистике информацией в этом смысле выступают все, в том числе аналитические, материалы при условии их восприятия адресатом. Потому, в частности, пресса, радио, телевидение и специализированные интернет-ресурсы в совокупности обозначаются как средства массовой информации (СМИ).

Применительно к журналистике правильнее было бы употреблять не слово «информация», а словосочетание «событийная информация» или «оперативная информация», поскольку оно лучше отражает сущность той части информации, которая в данном случае используется.

С марксистско-ленинских позиций совершенно очевидно, что событийная информация не может не служить целям классовой пропаганды. Под пропагандой в данном случае мы понимаем единое идеологическое воздействие на массы, в которое включена и агитация. (Подробнее о сущности и различии понятий «пропаганда» и «агитация» см. в статье  «Пропаганда буржуазная и пропаганда пролетарская»).

Капиталистическая пресса, радио, телевидение широко оперируют событийными сообщениями. Многие печатные СМИ отводят новостям почти 70% всей редакционной (свободной от рекламы) площади номера, а общественно-политические радио- и телеканалы отдают оперативной информации значительную часть своего эфира, выходя по несколько раз в день специальными выпусками, или даже круглые сутки. В России, например, чисто новостным телеканалом является канал «Вести-24». Еще больше специализированных новостных ресурсов в интернете, поскольку оперативность этого вида СМИ значительно превосходит возможности теле- и радиовещания. Как пример последних можно назвать «ИТАР-ТАСС», «РИА-Новости», «Лента.ру», «Регнум.ру» и др.

И этот мощный поток журналистских «сведений» выдается в капиталистическом мире за беспристрастную, объективную регистрацию событий, свободную от пропагандистских целей.

«Подготавливая информацию, журналист должен постоянно быть начеку, чтобы не допустить использования новости в целях пропаганды»[1], — гласят, например, «Каноны журналистики», принятые Ассоциацией японских издателей и редакторов газет.

Объективность освещения событий буржуазная журналистика вообще декларирует самым важным и основным принципом своего ремесла. Анализ журналистских кодексов 59 стран мира, проведенный финским учёным Ларсом Брууном, показал, что в 53 из 59 разобранных им документов на первом месте стоит требование правдивого распространения информации.

Во втором положении Международных принципов профессиональной этики журналиста сказано: «Верность журналиста объективной реальности. Первейшая задача журналиста — гарантировать людям получение правдивой и достоверной информации посредством честного отражения объективной реальности. Журналист излагает факты добросовестно, сохраняя их подлинный смысл и не допуская искажений. Он максимально использует свои творческие способности для того, чтобы общественность получила достаточно материала, позволяющего ей сформировать точное и связное представление о мире. Так, чтобы происхождение, природа и сущность событий, течение и положение дел были поняты как можно более объективно.»

Требование красивое, вот только подразумевается под объективностью не столько научная точность, сколько «такое освещение фактов, которое исключает эмоции и отделяет факты от мнений»[2]. Понятие «объективность прессы», по мнению буржуазных идеологов, должно складываться из совокупности субъективных, принципиально разных мнений, отражаемых во множестве разных буржуазных СМИ. А вот одностороннее изложение, т.е. четкая и ясная позиция, считается «несомненным признаком тоталитарной, а не демократической журналистики»[3].

Подобная позиция основывается по существу на двух посылках. Во-первых, критерием объективности журналистского материала выдвигается абстрактно понимаемая беспристрастность, отсутствие в нем всякого «мнения», и, во-вторых, категорично утверждается, что буржуазные журналисты как раз избегают или по крайней мере стремятся избежать выражения каких бы то ни было мнений в информационных сообщениях.

Ложность данной концепции выявляется сразу же, если учесть тот факт, что под «мнением» понимается в данном случае лишь прямая авторская оценка события или какой-то его стороны. Например, нередко в буржуазных СМИ под рубрикой «Новости» публикуются материалы, где имеются прямые авторские высказывания по поводу сообщаемого. Потому выше, определяя понятие «событийной информации» или «новостей», мы не сводили ее только к «сообщениям без прямых оценок», а указывали на возможность присутствия в информационной заметке авторского комментария, но в особой форме, которая исключает рассмотрение причинно-следственной связи явлений и тем самым отличает информационный материал от аналитического.

Однако даже если брать ту часть информационных сообщений, где прямой комментарий, прямые авторские оценки событий отсутствуют совершенно, то и тогда рассуждения буржуазных журналистов о «чистой» информации, не содержащей никакого мнения, оказываются несостоятельными.

Предметом событийной информации в журналистике выступает единичный актуальный факт — необычайно сложный феномен действительности. По существу это завершенный или незавершенный процесс взаимодействия различных объектов. Каждый такой процесс неразрывно связан со множеством других процессов, составляющих в совокупности бесконечное их разнообразие – объективную действительность.

Освещая реальность, журналист неизбежно вычленяет из всего многообразия и сплетения фактов какие-то конкретные факты, составляющие ничтожные части огромного целого. Тем самым он уже как бы указывает на важность отображаемых им событий и косвенно фиксирует свое отношение к ним. Кроме того, «мнение» журналиста проявляется и в описании факта, ибо разные человеческие индивиды по-разному отражают действительность, особенно когда дело касается сложных явлений, которые нельзя воспринимать только чувственно, а требуется еще и некоторое их осмысление. Событийная информация в журналистике — вторичная, отраженная информация, пропущенная через сознание журналиста, и, как таковая, она не может не содержать в себе скрытого «мнения».

Потому советские исследователи, изучающие особенности буржуазной прессы, выделяли два типа комментирования. Комментарий в узком смысле, как прямая авторская оценка явления, и  комментирование, понимаемое широко, — интерпретация факта.

Из сказанного вытекает, что информационные журналистские сообщения, так же как и аналитические материалы, всегда выступают инструментом пропаганды определенных воззрений.

К подобному пониманию событийной или новостной информации приходят и некоторые буржуазные идеологи. Но при этом они оказываются в безраздельной власти субъективистских и релятивистских концепций.

Так, видный сотрудник «Нью-Йорк таймс» Б. Эткинсон в 70-х годах прошлого века говорил: «…большая доля субъективности заключается уже в определении того, что является и что не является информацией. Курс акций фондовой биржи и расписание движения судов — единственное, что не субъективно в газетах».

Ту же мысль проводит и немецкий буржуазный исследователь прессы Э. Довифат в своем двухтомном труде «Газетная наука» (1930 г.): «Направляемые с самых различных сторон требования к печати писать «конкретно-объективно» — не выполнимы. Газета, даже ее чисто информационная часть, является насквозь субъективным делом. Даже честнейшая добрая воля быть объективным в самом благоприятном случае позволяет быть лишь субъективно правдивым. Достигнуть большего она не может… Всякий отбор, всякая обработка и подчеркивание одного сообщения происходит с необходимостью за счет другого и тем самым подвергается влиянию субъективных моментов… Тот, кто отрицает субъективность газеты, отрицает саму газету».

Такие рассуждения основаны на отмеченном выше буржуазном понимании объективности, безоговорочным условием которой выдвигается отсутствие в журналистском материале какого бы то ни было мнения. Поскольку при ближайшем рассмотрении оказывается, что избежать мнения в событийной информации попросту невозможно, любое журналистское сообщение и объявляется субъективным, неистинным.

Однако за подобным релятивизмом кроется классовая буржуазная позиция, основанная на смешении понятий «интерпретация» и «субъективная интерпретация». Если, по Довифату, журналистские материалы вообще и событийная информация в частности не могут быть правдивыми без приставки «субъективно», то выходит, что объяснение действительности всегда субъективно, что истинного, объективного освещения явлений быть не может. Доведенное до логического конца, это рассуждение явилось бы отрицанием возможности всякого истинного знания об окружающем мире, всякой науки, т. е. привело бы к абсурду, что собственно, в последнее время часто встречается в воззрениях некоторых буржуазных идеологов, отрицающих познаваемость мира.

Марксизм не приемлет релятивизма в довифатовском смысле. В. И. Ленин писал: «Диалектика, — как разъяснял еще Гегель, — включает в себя момент релятивизма, отрицания, скептицизма, но не сводится к релятивизму. Материалистическая диалектика Маркса и Энгельса безусловно включает в себя релятивизм, но не сводится к нему, т. е. признает относительность всех наших знаний не в смысле отрицания объективной истины, а в смысле исторической условности пределов приближения наших знаний к этой истине»[4].

Интерпретирующий, пропагандистский характер событийной информации не исключает в принципе объективности, истинности передаваемых ею сведений. Подлинный и единственный критерий объективности сообщения не отсутствие в нем мнения, передачи которого избежать невозможно, а степень соответствия этого мнения и журналистского материала в целом объективной реальности[5].

Проблема отражения действительности в новостной информации (если оставлять в стороне заведомую дезинформацию) не отличается от проблемы познания вообще.

С позиций марксизма-ленинизма субъективен лишь образ события или факта. Содержание же этого образа может быть сходным с явлением реальности и, значит, объективным и истинным. Но для того чтобы оно было таковым, отражающий явление субъект должен верно представлять тенденцию развития бытия, воспринимать и оценивать события с правильных позиций. В применении к журналисту это означает верное представление тенденции развития общественного бытия, поскольку пресса, радио, телевидение и интернет прежде всего и главным образом призваны давать аудитории ориентацию относительно явлений социальной действительности.

Журналистика, естественно, не может отразить всех фактов социального бытия. Самая высшая задача, указывал В. И. Ленин, — охватить объективную логику его эволюции «в общих и основных чертах с тем, чтобы возможно более отчетливо, ясно, критически приспособить к ней свое общественное сознание…»[6]. И он разъяснял, что охватить эту объективную логику можно только в том случае, если «смотреть на каждый вопрос с точки зрения того, как известное явление в истории возникло, какие главные этапы в своем развитии это явление проходило, и с точки зрения этого его развития смотреть, чем данная — вещь стала теперь»[7].

Последнее – чрезвычайно важно. Это именно то, что требуется сегодня трудящемуся населению России, чтобы оно действительно понимало, что происходит в стране и в мире, и то, что практически не встречается сегодня в российских СМИ.

Почему не встречается? Потому что такой подход к общественным явлениям, о котором говорит Ленин,  возможен лишь с прогрессивных социальных позиций. В современных исторических условиях до конца последовательным прогрессивным общественным классом выступает только пролетариат. И потому лишь журналист, вооруженный его идеологией, разделяющий его идейные позиции и его мировоззрение – диалектический материализм, способен в своих сообщениях, в том числе информационных, объективно отразить социальную действительность, дать ее явлениям истинную интерпретацию. Такой подход к явлениям и событиям и называется марксистским или диалектико-материалистическим подходом.

В силу этого событийная (новостная) информация в настоящей коммунистической журналистике, выполняя пропагандистскую функцию, остается, тем не менее, объективной информацией. Ее предназначение — так воздействовать на общественное сознание, чтобы привести субъективную деятельность людей в соответствие с объективной тенденцией исторического развития.

Буржуазная журналистика в силу своей классовой сущности не приемлет такого подхода – она враждебна идеологии пролетариата. Она боится объективной тенденции исторического развития, поскольку последняя неопровержимо свидетельствует о скорой и неизбежной гибели класса буржуазии. Классовая задача буржуазной журналистики прямо противоположна – затормозить историческое развитие, противодействовать объективной тенденции общественного бытия и увести трудовой народ от понимания существа происходящих процессов в окружающем его реальном мире в мир иллюзий. В этом иллюзорном мире нет никаких объективных законов общественного развития, капитализм там неизменен и вечен.

В силу чего событийная (новостная) информация буржуазной журналистики не в состоянии объективно отражать социальную действительность, она есть только инструмент буржуазной пропаганды — специфического воздействия на сознание трудящихся масс, позволяющий решать стоящие перед буржуазной журналистикой классовые задачи.

Л.Сокольский, 06.08.2014 г.

[1] «The Free Press in the World». Naples, 1957, p. 122.

[2] https://ru.wikipedia.org/wiki/%CE%E1%FA%E5%EA%F2%E8%E2%ED%EE%F1%F2%FC_(%E6%F3%F0%ED%E0%EB%E8%F1%F2%E8%EA%E0)

[3] Там же

[4] В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 18, стр. 139.

[5] Ю.М.Власов «Информация как инструмент буржуазной пропаганды»

[6] В. И. Ленин. Полн. собр. соч.; т. 18, стр. 345

[7] В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 39, стр. 67.

К началу: часть 1,  часть 2

Продолжение следует

Буржуазная пропаганда: 3. Информация о событиях и ее объективность: Один комментарий

  1. Так , субьективизм , журналистов это следствие ? А не причина ? , — следствие воздействия общественного бытия ? На сознание субьекта преподносящего информацию ? Те другой интерпретации ( за искл намеренной дезинформации) в капиталистическом обществе быть не может? Т.е подавая информацию через свое субьективное видение перципиенты в обратной связи ( например не ангажированные коментаторы на разных новостных сайтах ) то же как бараны разделяют» правдивую и беспристрасную» субьективную точку зрения журналиста ?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь. Если вы собрались написать комментарий, не связанный с темой материала, то пожалуйста, начните с курилки.