Страна Сумерек, или Возрождение социалистической утопии

Почти четыреста лет назад увидела свет книга Томмазо Кампанеллы «Город Солнца». Ее автор, проведший за свое вольнодумство и политические взгляды 29 лет в тюремных застенках, описал в ней общество будущего – общество, где нет социального неравенства. Но описать социально справедливое, социалистическое общество, – еще на значит решить вопрос о его воплощении в жизнь.

Кампанелла был утопистом, человеком, описывающим общество справедливого социального устройства таким, какое ему представлялось. «Утописты, — писал Ленин, — занимались «открыванием» политических форм, при которых должно бы произойти социалистическое переустройство общества»[1].  Но ни Кампанелла, ни иные утописты не «открывали» путей для реализации такого общества в действительности, они лишь ставили вопрос о возможности подобного переустройства.

В наши дни некий Фонд Рабочей Академии (какое громкое название!) решил возродить «славные» традиции утопистов, разработав проект так называемой советской Конституции Новороссии.

Утописты прошлого были лишь мечтателями, жившими в те времена, когда человеческие знания о природе и обществе были недостаточными для разрешения вопросов о воплощении в жизнь общества социальной справедливости. Они лишь мечтали о лучшей жизни, как каждого члена общества, так и общества в целом. И даже некоторые недостатки предлагаемых ими социальных систем на момент их возникновения были в высшей степени прогрессивным явлением для той эпохи, и потому, например, общество Кампанеллы достойно носить название «Город Солнца».

Иное дело сейчас. Доктринеры из ФРА предлагают свой проект в качестве единственного необходимого для практического достижения социализма. Но этот проект, отдавая должное великим утопистам прошлого, нельзя назвать иначе, как проект «Страны Сумерек» — страны, где под вывеской общества, движущегося к социализму, скрывается застрявшее в метафизическом тупике мышление его разработчиков, играющее на руку капиталистам. И это не единственная причина такого названия.

Проект Конституции Новороссии представляет собой эклектический сплав из оппортунистической Конституции СССР 1977 года и буржуазного права. Проект этот – типичное подобие изготовленного по юридическим шаблонам устава какого-нибудь хозяйственного общества-однодневки, созданного мелким буржуа для экономических махинаций локальных масштабов, когда составитель устава не особо вникает в тонкости уставной деятельности такой организации. Различие доктринерской Конституции и устава общества-однодневки заключается лишь в том, что доктринерский проект – это юридический шаблон для буржуазных экономических махинаций в масштабах глобальных, международных. Любой первокурсник юрфака «состряпает» такой «проект» за пятнадцать минут, будь у него под рукой Конституция СССР 1977 года и, скажем, Декларация прав человека и гражданина 1789 года (важнейший документ Великой французской революции). Но от этого действительно существующее общество не продвинется ни на шаг к социализму, вероятно — наоборот.

Надо отметить, что проект Конституции «прямо соответствует программе» Рабочей партии России, о чем заявил в своем выступлении гражданин М.В. Попов, сопредседатель идеологической комиссии ЦК РПР[2] и по совместительству соавтор проекта. То есть, проект Конституции – это идеологическое лицо РПР, лицо – как мы увидим далее — мелкобуржуазного субъективного идеализма.

Проект его авторы преподносят так, будто бы их эклектическое «варево» отражает реально существующие социально-экономические и политические условия существования самопровозглашенных республик Новороссии. Выходит, что действительное развитие производительных сил достигло там необходимости революционного преобразования общественного устройства, а та социальная сила, которая готова и способна совершить это революционное преобразование – рабочий класс, — уже достигла своей политической зрелости. В действительности же законодательный проект доктринеров из ФРА — это желание «натянуть» программу РПР на действительные общественные процессы в Новороссии, это желание посредством буржуазного права провозгласить там переход общества от капитализма к социализму, то есть реализовать свою программу здесь и сейчас, навязать трудящимся свою волю. В этом и проявляется субъективный идеализм авторов проекта.

К. Маркс писал, что «каждый шаг действительного движения важнее дюжины программ»[3]. В. Попов утверждает, что общество Новороссии движется к социализму[4]. Поклонники ФРА торжественно провозглашают проект отражением событий на юго-востоке Украины, необходимостью переходного периода от капитализма к социализму. Отметим, что «…государство этого периода не может быть ничем иным, кроме как революционной диктатурой пролетариата»[5]. Вопрос о том, является ли политическая система, описанная в проекте, революционной диктатурой пролетариата будет рассмотрен далее.

Итак, движение общества от капитализма к социализму обязательно должно сопровождаться действительным, практико-политическим движением пролетариата к установлению его революционной диктатуры. Между тем, действительного политического движения трудящихся от капитализма к социализму, к захвату государственной власти, к уничтожению буржуазного государственного аппарата в Новоросии нет! Не движутся в сторону установления диктатуры пролетариата не только сами по себе трудящиеся, но и не помогает им в этом ни РПР, ни любая другая «рабочая», «социалистическая» или «коммунистическая» организация. Составление же юридических шаблонов для социалистического переустройства общества, которое еще не созрело для такого переустройства, нельзя назвать практическим движением.

Можно ли говорить вообще об установлении революционной диктатуры пролетариата в таких политических условиях?

Социалистическое переустройство общества это в первую очередь переустройство его экономической основы, базиса. Но экономическое переустройство общества не устанавливается правом, экономические отношения вообще возникают и изменяются в процессе материального и духовного развития общества, развития производительных сил и культуры. Наоборот, право возникает из существующих на данном конкретном этапе развития общества экономических отношений. «Право, — говорит Маркс, — никогда не может быть выше, чем экономический строй и обусловленное им культурное развитие общества»[6].

Поставив во главу угла социалистического переустройства право, а не экономику, группа доктринеров из ФРА сшила «юридический пиджак» для трудящегося народа Новороссии и для существующих там экономических отношений. Но этот «пиджак» сшит до такой степени не по размерам, что надеть его на новороссийское общество вообще нельзя! С этим «юридическим пиджаком», между прочим, доктринеры носятся среди буржуазных парламентариев как курица с яйцом аж с февраля 1993 года!

Согласно статье 1 проекта Конституции Новороссия не иначе как «республика Советов трудящихся», которая ставит «целью уничтожение эксплуатации человека человеком». Но на деле провозглашённая доктринерами «республика Советов трудящихся» стала бы отличным препятствием для уничтожения эксплуатации и оплотом подавления и угнетения трудящихся буржуазией, в первую очередь российской.

Далее, в статье 87 говорится, что «принятие Конституции Новороссии» производится «решением Съезда Советов…».

Замечательно! Существование и деятельность Советов трудящихся провозглашается Конституцией, которую должны эти самые Советы принять. Но для того, чтобы принять Конституцию, Советы должны как минимум уже существовать!

Существуют ли в Новороссии Советы трудящихся? Нет! Кто докажет, что Советы трудящихся там существуют, пусть бросит в меня камень…

Что такое вообще Советы трудящихся? Это – органы политической власти трудящихся, одна из их форм. Они не создаются извне посредством права, они возникают из исторической необходимости объединения рабочих в классовой борьбе с буржуазией! Их историческая задача – завоевание политической власти, разрушение буржуазного государственного аппарата угнетения и подавление свергнутой буржуазии. Создание трудящимися Советов – это практико-политическое или действительное политическое движение рабочего класса.

Выше я уже указывал на то, что в Новороссии нет никакого действительного политического движения трудящихся. Трудящиеся этой самопровозглашенной республики или республик либо работают, где это еще возможно, либо прячутся в бомбоубежищах от артобстрелов, либо вообще оттуда сбежали в Россию или еще куда, но никакой политической борьбы за власть они не ведут! Можно ли хождение на работу, прятанье в подвале или бегство назвать «практико-политическим движением трудящихся»? Отнюдь.

Но при этом нельзя говорить, что в Новороссии «действительного движения» нет вообще. Оно есть, ибо война – это агрессивное продолжение политики. Движение это осуществляет украинская, местная и российская буржуазия руками вооруженных формирований. Боевые действия за отделение самопровозглашенных республик от Украины ведут не трудящиеся за редким исключением поддавшихся буржуазной пропаганде единиц либо лиц, призванные в принудительном порядке на военную службу, а вооруженные шайки воинствующих пророссийских националистов, включая добровольческие «коммунистические», а точнее социал-шовинистские, отряды из России, и разношерстных политических авантюристов. Последние и осуществляют политическое движение в интересах местной и российской буржуазии в Новороссии.

Можно ли согласиться с тем, что вооруженные социал-шовинисты и политические авантюристы или в большинстве своем аполитичные трудящиеся – это и есть Советы? Нисколько!

Но доктринеры из ФРА настаивают на том, что в тех условиях, которые сейчас существуют в Новороссии, такая форма политической организации общества как Советы, а с ней и экономика, необходимы прямо сейчас! С чем это связано – не совсем понятно. Видимо, по мнению господ из ФРА, в том месте, где столкнулись в военном конфликте два империалистических лагеря, должно «с исторической необходимостью» на пустом месте само по себе возникнуть государство диктатуры пролетариата.

Но это мнение ошибочно! С таким же успехом можно было бы говорить о социалистической революции и утверждении диктатуры пролетариата в результате столкновения монополистических капиталов там, где вообще нет пролетариата, т.е. в самых захолустных, экономически неразвитых районах планеты.

Сегодня политическая власть в самопровозглашенных республиках принадлежит местной пророссийски настроенной буржуазии. И практико-политическое движение там — назови его хоть «народным», хоть «освободительным» – это практико-политическое движение буржуазии, а не пролетариата! На деле ни народным, ни освободительным оно не является. Движение это есть движение по захвату ресурсов, рабочей силы и рынков сбыта российской олигархией в ее собственных интересах.

Самопровозглашенные республики ДНР и ЛНР – это буржуазные марионеточные квазигосударства. Демократии там близко нет. И не появится она даже в результате достижения российской буржуазией опосредующей цели – отделения этих территорий от Украины. Спекуляции на военной агрессии со стороны Украины в отношении народа Новороссии, активно используемые и в России, и руководителями самопровозглашенных республик, еще не делают эти республики народными и демократическими, а тем более движущимися к социализму! Военные действия Украина, несмотря на всю реакционность его правительства, ведет не против народа Новороссии, но против своих единоклассовых конкурентов, обосновавшихся там — воинствующих пророссийских сепаратистов.

Трудящиеся Новороссии, как бы этого ни хотелось доктринерам, еще не готовы взять политическую власть в Новороссии в свои руки, они не готовы разрушить буржуазный государственный аппарат ДНР и ЛНР и создать свое пролетарское государство, независимое от буржуазии не только новороссийской, но и от любой другой — украинской, российской и пр. Рабочий класс — основа трудового народа Новороссии, несмотря переживаемые им трагические события, еще не созрел политически — он даже не объединился еще в политическую партию, не говоря уже о том, чтобы попытаться создавать какое-то подобие органов своей политической власти!

Говоря об организации политического господства трудящихся снизу, доктринеры между делом предлагают провести ее сверху посредством права. Ясно, однако, что одного лишь права, навязанного социалистическими утопистами нового времени, для взятия трудовым народом политической власти и разрушения буржуазного государственного аппарата категорически не достаточно.

И почему, собственно, «организованный в господствующий класс пролетариат» должен быть «узаконен» именно в форме «советов»? Почему не в форме «коммуны»? Или не в форме «комитетов», «комиссий», «коллегий»? Да хоть горшком назови, только в печь не суй! В действительности же важно не название органа власти – важна сама сущность организаций трудящихся. А форму революционно-демократической диктатуры, которую примет «организованный пролетариат», когда для этого появятся все предпосылки, он определит сам исходя из конкретных социально-экономических и политических условий. Но уж точно не псевдокоммунистические доктринеры сделают это за него. И конкретное содержание (наполнение) этой формы будет зависеть от интересов и воли самого пролетариата. Форма органов пролетарской политической власти – это не граненый стакан идеологов ФРА, который можно наполнить любым «соответствующим содержанием», как полагает М.В. Попов. Форма зависит от содержания, обуславливается им, а не наполняется им извне. Содержание первично, форма — вторична. А не наоборот, как считают господа из в ФРА.

Можно долго и много писать об этом. Двинемся, однако, дальше.

Ст. 2 проекта: «Вся власть в Новороссии принадлежит народу, который осуществляет ее непосредственно и через систему Советов рабочих, Советов крестьян, Советов специалистов и служащих, а также через органы самоуправления». Ее продолжает ст. 7 Закона «О порядке выборов и отзыва депутатов Новороссии»[7], согласно которой «в трудовых коллективах состав избираемых в Советы депутатов должен соответствовать социальному составу предприятия, организации, учреждения» (выд.  — Д.С.).

Предлагается политическую систему строить даже не по территориальному признаку из среды трудящихся, из среды непосредственных производителей, даже не по производственному признаку, а по признаку социальной принадлежности – классовой, слоевой и т.д.

Такое разделение Советов трудящихся вообще на Советы по социальному составу, Попов обуславливает тем (иного вывода из его выступления просто невозможно сделать), что в Советах без социальной дифференциации рабочие могут составить меньшинство, что может отрицательно сказаться на принадлежности государственной власти рабочему классу. Таким образом, Попов сам косвенно признает политическую незрелость рабочего класса современной Новороссии. Признает, что в конечном итоге к власти в Новороссии, отодвинув рабочий класс, могут прийти лишь крестьяне, служащие и специалисты, а возможно, что только служащие и специалисты. Но вместо действительных причин,  обусловливает такую возможность лишь неполноценностью законодательных актов.

Но ведь проект Конституции и Попов умалчивают, кто такие специалисты и служащие? Какое место они занимают в системе общественного производства, и какое отношение  имеют к средствам производства?

Как будто рабочий, выполняющий определенную работу, или такой же крестьянин, или служащий, это не специалист. Специалисты у авторов проекта – это какая-то особая каста, особый социальный слой. Каста трудящихся, которые разбираются в чем-то лучше, чем другие трудящиеся. Но разве рабочий не лучше разбирается в своей работе, чем крестьянин или служащий, а служащий в своей – не лучше ли, чем рабочий и крестьянин? Выделения из остальной массы трудящихся какого-то определенного слоя «специалистов» выглядит как минимум нелепым, учитывая, что критерием здесь выступает степень квалификации работника, не имеющая никакого отношения к  марксистскому критерию общественных классов.

Что касается служащих, то это также не общественный класс, к этой социальной категории относятся лица, взявшие на себя обязательство нести службу государству или частному предпринимателю за определенное жалование. Исходя из своего положения в капиталистическом обществе, служащие являются межклассовым слоем, который по своему внутреннему составу является социально неоднородным, противоречивым, состоящим из различных и проти­востоящих друг другу частей, примыкающих к разным классам капиталистического общества. Посредством права невозможно устранить социальные противоречия как между служащими и пролетариатом, так и внутри самих служащих.

Буржуазия в обществе, предлагаемом нам доктринерами, продолжает существовать (о чем молчат доктринеры), а значит, станет активно и агрессивно  сопротивляться пришедшему к власти пролетариату. Участие же в экономической и политической жизни общества слоя служащих не делает их автоматически слоем, стоящим строго на позициях защиты интересов пролетариата. А отстранение пролетариата от государственной власти  ведет к узурпированию этой власти служащими, к ее бюрократизации, к установлению «диктатуры служащих» и упразднению диктатуры пролетариата путем совершения своего рода контрреволюции по типу той, что происходила в СССР во времена Хрущева. Следствие из этого может быть только одно  – возврат к капиталистическому строю, окончательный переход идеологически неустойчивого слоя служащих со стороны пролетариата на сторону еще не уничтоженной буржуазии.

Стоит отметить, что проект Конституции, предлагая избрание в органы государственной власти лиц по социальной принадлежности, не только и не столько способствует участию в политической жизни страны рабочего класса, а сколько разбивает трудящихся на различные, порой противоположные лагеря.

Что такое «социальная принадлежность», как не принадлежность к различным классам и слоям общества? Зачем Попов спрятался за такой немарксистской формулировкой?

Ведь в обществе «переходного периода», для которого этот проект Конституции создан, каждый господствующий класс и каждый господствующий слой еще имеют свои собственные специфически социально-экономические интересы, которые обостряются борьбой пролетариата против отодвинутой от политической власти буржуазии. Таким образом, в органах государственной власти не исключаются противоречия между рабочими, крестьянами, служащими и туманной прослойкой «специалистов». Разделение доктринерами этих классов и слоев между собой в органах государственной власти это первое условие для возникновения противоборствующих лагерей и, как следствие, – возникновения политических партий, представляющих социально-экономические интересы этих лагерей.

Как говорилось выше, политическая незрелость рабочего класса Новороссии вообще исключает вопрос о возможности создания государства «переходного периода» — государства диктатуры пролетариата. Никаким правом не создашь такого государства, пока рабочий класс сам не придет к осознанию его необходимости.

Возможность социального переустройства заключается не в принятии юридических норм, провозглашающих власть трудящихся, а в фактическом приходе трудящихся к власти и способности ее удержать.

Трудящиеся, незрелые политически, не смогут отобрать политическую власть у буржуазии, и тем более удержать ее в своих руках. Чтобы это стало возможным,  необходимо, в частности, политическое воспитание рабочих, и не только на стадии переходного периода, но еще и в недрах капиталистического общества, когда противоречия капиталистического способа производства только набирают свои обороты и пролетариат на собственном опыте познает тонкости классовой борьбы с буржуазией. Но вместо того, чтобы заниматься политическим воспитанием рабочих, доктринеры из ФРА предлагают насильно, посредством права заставить политически незрелый рабочий класс и иных трудящихся участвовать в политической жизни «Страны сумерек». В чьих интересах предлагается эта заведомая утопия, вот вопрос?

Далее проект гласит, что «государство создано и действует в интересах обеспечения и защиты прав и свободы граждан. Новороссия гарантирует равные возможности для всестороннего развития каждой личности, социальную справедливость, уважение и охрану прав каждого».

Доктринеры провозглашают здесь высшую либеральную ценность – верховенство прав и свобод человека и гражданина, каждой личности. Какого гражданина? Гражданина вообще или гражданина Новороссии? Не для того ли создается государство диктатуры пролетариата, чтобы подавлять каждую личность из антагонистического класса или его сторонников, противостоящих власти рабочего класса? Диктатура пролетариата исключает из своей сущности этот элемент буржуазного права, если, конечно, буржуазия предлагаемого нам ФРА общества не покинула территорию Новороссии бесследно. Но скорее она спрячется в сумерках этого утопического общества, и будет ждать своего часа для победоносного возврата себе политической власти, тем более что долго ждать не придется. История знает подобные примеры.

Такая вот «диктатура пролетариата», развязывающая руки буржуазии, предлагается нам господами-идеалистами из ФРА!

Продолжение разделения доктринерами политической власти и политических интересов по социальной принадлежности предусмотрено статьей 6 проекта, согласно которой «Новороссия гарантирует политическим партиям, профсоюзным, молодежным и иным объединениям участие в выработке политики государства».

Замечательный политический плюрализм-либерализм в государстве переходного периода – в государстве «диктатуры пролетариата», где вся власть якобы принадлежит трудящемуся народу! Просто-таки заведомо убийственный! Стоит ли вспоминать о том, что партийность имеет такой же классовый характер, как мировоззрение, идеология, государство и право и т.д.?

В проекте ни слова не говорится о том, какие молодежные и иные объединения участвуют в выработке политики государства, какой их классовый состав.

Но что убудет от диктатуры пролетариата, если в обществе, в условиях классовой борьбы, будут свободно существовать несколько политических партий и дифференциация выборов в высшие органы власти по социальной принадлежности?

Очевидно что — убудет сама диктатура пролетариата. Свобода общественно-политического действия классов в условиях политической незрелости пролетариата и классовой борьбы – это вернейший путь обратно к капитализму! Впрочем, назвать предлагаемый проект путем от капитализма к социализму тоже после всего сказанного как-то не получается…

Далее, доктринеры из ФРА наделяют политические партии противоборствующих в обществе классов частной собственностью и защищают их законом — «право собственности на имущество и средства политических партий, профессиональных союзов и других общественных объединений охраняется Законом» (кстати, это одна из оппортунистических норм Конституции СССР 1977 года).

Мало того, что проектом Конституции провозглашается политический плюрализм, так и политическим организациям вверяется в частную собственность имущество! Разве это не раздолье для накопления частного капитала?

Ни один частный капитал не запретить законом, если он не уничтожен фактически, если экспроприаторы не экспроприированы. Сколько можно разжёвывать, что вопрос накопления частного капитала лежит в самом способе производства, в экономическом движении и соответствующей ему идеологической надстройки, не ограничивающейся одним лишь правом?

В таких условиях, где существует политический плюрализм, хотя бы и в снятом виде, частная собственность на средства производства, исключена диктатура пролетариата, там создается благодатная почва для накопления частного капитала, и, как следствие, для разрушения «моста» общественного перехода от капитализма к социализму.

Статьей 8 проекта «церковь отделена от государства. Религиозные объединения самостоятельны и пользуются правами юридического лица».

Стоило бы отделить религию и от школы, но этого доктринеры не делают, создавая уступку религиозной идеологии для влияния на общественную жизнь. Полагаю, что не нужно в очередной раз говорить о негативном влиянии на общественный процесс религиозной идеологии и о том, интересы каких именно классов она отражает. К интересам этих классов относится и политический плюрализм, и частная собственность и отсутствие власти пролетариата как такового.

В то же время, проект наделяет религиозные организации самостоятельностью и «правами юридического лица». То есть правоспособностью и дееспособностью юридического лица – способностью иметь и реализовывать гражданские и экономические права и обязанности, в том числе и предпринимательские. Частной собственностью они наделены статьей 6 проекта. Следовательно, частная собственность религиозных организаций является самостоятельной, «отчленённой» от движущегося к социализму общества собственностью, а деятельность организаций по использованию частной собственности не менее самостоятельной. Какой ловкий поворот к капиталистическому способу производства, выраженный в отношении к средствам производства религиозных организаций! Какая же благодатная ниша и благоприятная среда для реставрации еще не уничтоженного капитализма!

Ст. 9 проекта: «экономическую основу Новороссии составляет общественная собственность на средства производства в форме советской государственной собственности. Допускается также частная собственность трудовых коллективов, групп граждан и отдельных граждан.

Форма собственности, на которой основывается хозяйственно-производственная деятельность трудового коллектива, не может быть изменена без его согласия».

Имеет смысл остановиться на этой статье проекта подробней, так как здесь описана основа, базис нового, «движущегося к социализму» общества Новороссии.

С самого начала уже ясно, что без политической зрелости рабочего класса, без взятия им политической власти, без уничтожения буржуазного государства все эти политические махинации ФРА являются чистейшей утопией — будучи воплощенными в жизнь, они окажут медвежью услугу рабочему классу, создадут видимость социалистического переустройства общества, подчинят его реакционному популизму. Но зато дадут возможность отличного процветания буржуазии и восстановления ею своего господства в обществе.

«Частная собственность трудовых коллективов, групп граждан и отдельных граждан,… на которой основывается хозяйственно-производственная деятельность трудового коллектива», есть ни что иное, как частная собственность на средства производства, а запрет на ее изменение без согласия «трудовых коллективов» (видимо, служащих и «специалистов») есть ни что иное, как запрет на экспроприацию частной собственности на средства производства, запрет на их обобществление! То есть, этими радетелями за рабочий класс из ФРА в предлагаемом проекте Конституции установлено ни что иное как  правовой запрет на движение к социалистическому обществу! К чему тогда все эти разговоры о социалистическом переустройстве общества, а граждане из ФРА? Зачем тогда воду в ступе молоть — трудовой народ дурить?

И даже провозглашение «исключительной собственности общества» на землю, ее недра, воду, растительный и животный мир в их естественном состоянии, «основные средства производства в промышленности, строительстве и сельском хозяйстве, средства транспорта и связи, банки, имущество организованных государством торговых, коммунальных и иных предприятий, основной городской жилищный фонд, а также другое имущество, необходимое для осуществления общенародных государственных задач» не делают общество, обозначенное в проекте Конституции, движущимся к социализму.

В условиях, которые существуют сегодня в Новороссии, подобное огосударствление средств производства – это создание государственно-монополистического капитализма. Потому что нет в Новоросии экономических и политических условий, которые сделают неизбежным действительное обобществление, огосударствление указанных в 11 статье проекта средств производства.

В свое время Ф. Энгельс, критикуя Е. Дюринга, указывал на то, что с тех пор, как буржуазия бросилась «на путь огосударствления, появился особого рода фальшивый социализм, выродившийся местами в своеобразный вид добровольного лакейства, объявляющий без околичностей социалистическим всякое огосударствление….»[8]. Вот такой «вид добровольного лакейства», «фальшивый социализм» сегодня и демонстрируют нам доктринеры из ФРА.

Ст. 10 абз. 2: «Контроль за использованием всех форм собственности в интересах общества принадлежит трудящимся: он осуществляется через Советы рабочих, Советы крестьян, Советы специалистов и служащих и другие органы народовластия».

Нет ничего непоследовательнее и метафизичнее, чем эта юридическая норма доктринерского проекта Конституции Новороссии!

«Контроль за использованием всех форм собственности в интересах общества», находящегося в условиях достигшей своей вершины классовой борьбы, принадлежит «трудящимся»…. С такой же уверенностью капиталисты в классовом антагонистическом обществе юридически закрепляют сегодня за собой контроль над использованием всех форм собственности и не только их. Но значит ли это, что контроль над «использованием всех форм собственности» принадлежит в вымышленном обществе Новороссии трудящимся и отстраняет от этого контроля буржуазию? Юридически – да. Но это нисколько не исключает экономического контроля буржуазии над «использованием» некоторых форм собственности в условиях переходного периода. В обществе переходного периода лишь подготавливается либо уже осуществляется экспроприация экспроприаторов, она еще не закончена[9]. Именно поэтому в обществе переходного периода и необходима диктатура пролетариата, а не раздача всем и каждому либеральных пряников!

Пролетариат в условиях капиталистического общества, как и буржуазия в условиях переходного общества обладают возможностью перевернуть социально-экономические отношения таким образом, чтобы эти последние соответствовали их классовым интересам. Поэтому приписывать «принадлежность» контроля трудящимся, провозглашать его юридическую презумпцию, это значит выдавать желаемое за действительное, вновь надевать не по размерам приходящийся «юридический пиджак» на экономическое тело общества, то есть скатываться в субъективный идеализм.

Чем дальше в лес, тем больше дров.

Ст. 10 абз. 3: «единственным источником общественного богатства и благосостояния является свободный, общественно полезный труд».

Этот неверный тезис заимствован доктринерами из Конституции 1977 года, а теми, скорее всего, из Готской программы германской социал-демократии.

Критикуя эту программу, Маркс говорит, что «труд не есть источник всякого богатства. Природа в такой же мере источник потребительных стоимостей (а из них-то ведь и состоит вещественное богатство!), как и труд, который сам есть лишь проявление одной из сил природы, человеческой рабочей силы». «У буржуа есть, — говорит далее К. Маркс, — очень серьезные основания приписывать труду сверхъестественную творческую силу, так как именно из естественной обусловленности труда вытекает, что человек, не обладающий никакой другой собственности, кроме своей рабочей силы, во всяком общественном и культурном состоянии вынужден быть рабом других людей, завладевших материальными условиями труда. Только с их разрешения может он работать, стало быть, только с их разрешения — жить» [10].

Только с разрешения «специалистов» и служащих (бюрократии) может работать рабочий «Страны Сумерек», отлученный от политической власти, а, следовательно, и от управления не только жизнью общества, но и от владения средствами производства в своих интересах и в интересах общества.

Двигаясь от статьи к статье, мы, наконец, приблизились к такому пункту, который со всей очевидностью выражает истинную классовую сущность предлагаемого ФРА проекта Конституции. Как многие может бы помнят, политика – это концентрированное выражение экономики. Закон – это практическая реализация политики. То есть закон – это практическая реализация экономики, а именно — экономических интересов определенного класса, который господствует политически.

Статья 15 проекта господ из ФРА гласит, что «экономика Новороссии является самостоятельной составной частью народнохозяйственного комплекса, сформировавшегося на территории бывшего СССР. Экономические отношения Новороссии с Россией и другими государствами СНГ определяются положениями договоров и отдельными соглашениями».

Доктринерская Конституция здесь, с одной стороны, провозглашает относительную самостоятельность экономики самопровозглашенных республик от экономики загадочного «народнохозяйственного комплекса, сформировавшегося на территории бывшего СССР». С другой стороны, завуалированно провозглашает свою полную независимость от экономики Украины и остального мира.

В этой небольшой юридической норме скрыт весь социал-шовинистический дух идеологов ФРА. Не того ли добивались и добиваются российские олигархи, чтобы сделать народ Новороссии экономически им подвластным?

ФРА, РПР, Красное ТВ и прочие солидарные с ними организации очень помогают им в этом — собирают и направляют псевдокоммунистические добровольческие отряды на войну за отделение территорий самопровозглашенных республик от Украины, за экономическую зависимость этих территорий исключительно от России. Империалистические аппетиты российской олигархии давно уже вышли за рамки выжимания прибавочного продукта из собственного народа. Доктринеры из ФРА пытаются оказать олигархам добрую услугу в удовлетворении этих аппетитов – посредством права установить экономическую зависимость Новороссии от российского государственно-монополистического капитала, а для трудящихся – видимость жизни в обществе «переходного периода», где власть якобы принадлежит им. В действительности же оппортунисты из ФРА (давайте уже называть вещи своими именами!) накладывают тяжкие реакционные оковы на рабочий класс – нет ничего хуже для рабочего, чем полагать, что власть в обществе принадлежит ему и трудится он на благо всего общества, а в действительности он обогащает своим трудом лишь горстку буржуа-монополистов. Именно такая иллюзия и была создана в свое время в нацистской Германии под видом «национального социализма».

В то же время «народнохозяйственный комплекс, сформировавшийся на территории бывшего СССР», упоминаемый в проекте Конституции ФРА, есть не что иное, как часть мирового капиталистического рынка, нежно прикрытая социалистическим названием. Вынужденная относительная самостоятельность экономики сегодняшней России, установленная экономическими санкциями западных стран, отчленение ее от экономики остального мира показала все ее слабые места.

«Члены и органы живого тела, — писал старик Гегель, — должны рассматриваться не только как его части, так как они представляют собой то, что они представляют собой, лишь в их единстве и отнюдь не относятся безразлично к последнему. Всего лишь частями эти члены и органы становятся только под рукой анатома, но тогда он имеет дело уже не с живыми телами, а с трупами»[11].

Сказанное Гегелем можно в полной мере отнести как к российской экономике, так и к экономике Новороссии, какой ее провозглашают доктринеры из ФРА. Отделившаяся от остального мира капиталистическая экономика одной страны способна лишь заплесневеть в собственном соку и в конечном итоге утратить жизненные силы. За этой экономикой последует и любая другая экономическая система, если она будет связана исключительно с первой. И если анатомами, превращающими российскую экономику в труп, являются западные капиталисты, то анатомами «самостоятельно составной» экономики Новороссии стремятся стать реакционеры из ФРА.

Статьи 17-19 проекта декларируют защиту и гарантию социальных и культурных прав граждан точно так же, как их декларирует любое буржуазное государство. В таком обществе, которое самой своей основой, своим экономическим базисом исключает возможность решение демографических проблем, охрану материнства и детства, помощь семьям, обеспечение получения образования, развитие культуры, искусства, либо обуславливает их исключительно социальной принадлежностью к определенному классу, декларация защиты и гарантии этих прав является ничем иным как популизмом.

Огосударствление средств производства, как мы видели ранее, еще не есть революционное изменение материальных условий жизни людей, продвижение общества в сторону социализма, при котором действительно огосударствляются (обобществляются) средства производства и реализуются и гарантируются указанные права.

Согласно ст. 42 проекта «граждане Новороссии имеют право объединяться в политические партии и общественные организации, участвовать в массовых движениях».

Стоит ли повторять общеизвестное, что государственная власть в обществе переходного периода принадлежит организованному в господствующий класс пролетариату, что партийность носит классовый характер, что классы имеют различные интересы, а соответственно отношения этих классов противоречивы, порой взаимоисключающи?

Политический плюрализм, предлагаемый нам доктринерами из ФРА, подрывает саму основу революционно-демократической диктатуры пролетариата.

Ведь что такое политическая партия? Это политическая организация, ставящая своей задачей овладеть политической властью в обществе для реализации социально-экономических интересов определенной группы лиц — определенного класса, сословия, слоя, а не абстрактного «гражданина Новороссии»!

О какой диктатуре пролетариата может идти речь, когда высший закон в обществе, в котором должен господствовать пролетариат, делает политические уступки антагонистическим классам, когда он позволяет отстранить пролетариат от политической власти, вместо того, чтобы подчинить их ей, чтобы подавить их сопротивление?

И далее там же: «не допускается существование партий, общественных объединений и движений, стремящихся к насильственному свержению советского государственного и общественного строя Новороссии, либо преследующих террористические цели».

Эта часть проекта Конституции, видимо, должна внушать панический ужас в сердца врагов трудящихся Новороссии. Словно история не знает примеров, когда политическая власть того или иного класса сменялась ненасильственным путем. Доктринеры забыли события 1991 года и предшествующий ему период существования якобы социалистического общества после упразднения оппортунистами диктатуры пролетариата. Ведь немалую роль в истории реставрации капитализма в СССР сыграл политический плюрализм, возникший в период перехода от общественной собственности на средства производства к частной, капиталистической. И зря доктринеры бегали в 1993 году вокруг буржуазного парламента со своим проектом — механизм возврата к капитализму было не повернуть вспять утопическими проектами общественного переустройства.

Статья 81. «В защите законности и правопорядка на территории Новороссии участвуют законодательная, исполнительная и судебная власти Новороссии, адвокатура и граждане».

И разделение властей на месте! Все как в обычных буржуазных конституциях! А ведь в обществе, где политическая власть действительно принадлежит трудящемуся народу «представительные учреждения остаются, но парламентаризма, как особой системы, как разделения труда законодательного и исполнительного, как привилегированного положения для депутатов, здесь нет».[12]

Проект Конституции Новороссии, говорит М.В. Попов в конце своего выступления, это то, что необходимо делать – кому делать, правда, он не говорит – там, где имеются такие же условия, как в Новороссии. Но не стоит забывать, что в различных конкретно-исторических условиях, в различных государствах, в различных социально-экономических, культурных и политических условиях возникают различные формы государства диктатуры пролетариата, друг на друга не похожие. Вероятность того, что заранее скроенный какой-либо из сект идеалистов-оппортунистов проект Конституции с политическим устройством и экономической основой подойдет к существующим в конкретно данный момент в конкретном государстве в конкретных исторических условиях общественно-экономическим отношениям, ничтожно мала. «Нет ничего более убогого теоретически и более смешного практически, как «во имя исторического материализма» рисовать себе будущее в этом отношении одноцветной сероватой краской: это было бы суздальской мазней, не более того»[13].

Вот вместо марксизма-ленинизма от господ из ФРА мы и увидели примитивную «суздальскую мазню» с сильнейшим буржуазным привкусом…

Джафар Суфьянов, февраль 2015 г.

[1] В. Ленин. ПСС. Т. 33, с. 55.
[2] http://www.krasnoetv.ru/node/24588
[3] К. Маркс, Ф. Энгельс. Сочинения. 2-е изд. Т. 19, с. 12.
[4] См.: http://www.krasnoetv.ru/node/24588
[5] К. Маркс, Ф. Энгельс. Сочинения. 2-е изд. Т. 19, с. 27.
[6] К. Маркс, Ф. Энгельс. Сочинения. 2-е изд. Т. 19, с. 19.
[7] http://www.rpw.ru/nr/pr_zv.html
[8] К. Маркс, Ф. Энгельс. Сочинения. Т. 20, с. 289.
[9] В. Ленин. ПСС. Т. 33, с. 44.
[10] К. Маркс, Ф.  Энгельс. Сочинения. Т. 19, с. 13.
[11] Г. Гегель. Энциклопедия философских наук. Ч. 1, 1929, с. 227.
[12] В. Ленин. ПСС. Т. 33, с. 48.
[13] В. Ленин. ПСС. Т. 30, с. 123.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь. Если вы собрались написать комментарий, не связанный с темой материала, то пожалуйста, начните с курилки.