Когда поповщина начинает «любить» социализм

Наше время — время подготовки к решительной битве пролетариата за свое освобождение. Мир идет к новой череде классовых схваток в большинстве стран. В них будут открыто противостоять друг другу с одной стороны пролетариат, с другой – буржуазия. С одной стороны – борцы за новое коммунистическое общество без эксплуатации и гнета, за мировую коммуну рабочих всех стран, а с другой – горячие поклонники и защитники своих капиталов, права частной собственности и паразитического образа жизни.

Наиболее сознательные представители  как пролетариата, так и буржуазии чувствуют, что классовая борьба обостряется и что она неизбежно выльется в открытое столкновение.

Рабочее движение, получившее страшный удар с гибелью советского социализма, казалось бы, бесповоротно похороненное, оплеванное и осмеянное торжествующими буржуазными идеологами – снова встает на ноги, собирает силы, возвращает себе твердость и решимость бороться.

Марксистская мысль, хотя и с трудом, но возрождается. На протяжении нескольких десятилетий, начиная со смерти Сталина, оппортунисты всех мастей сделали все, чтобы надежно похоронить марксизм под толщами ревизионистского мусора, чтобы навсегда подменить  революционную пролетарскую идеологию идеологией буржуазии, навсегда лишить рабочий класс  его единственного идейного оружия – научного социализма.

Теперь мы расчищаем этот мусор и возвращаем себе «забытые слова марксизма». А значит – возвращаем себе силу и готовность бороться, обретаем понимание того, что произошло и что нам следует делать.

Буржуазия видит, что рабочий класс возвращает себе силу и решимость, готовится к новой борьбе за свою свободу и свободу всех угнетенных.   Страх перед крепнущей силой пролетариата и предчувствие надвигающейся катастрофы заставляет ее искать любое средство спасти от гибели свой строй.

Таким средством для всех эксплуататорских классов во все века была  религия. Рабовладельцы, феодалы и капиталисты – все они туманили сознание угнетенных религией. Религия надламывала волю масс,  обессиливала, делала их пассивными и покорными угнетателям. И теперь буржуазия, видя надвигающуюся катастрофу, снова пытается использовать религию для обмана масс. Но она понимает, что рабочие, среди которых все больше ширятся настроения гнева и ненависти к капиталистическому гнету, уже не воспримут обычную проповедь смирения и покорности эксплуататорам. Рабочий класс все больше революционизируется, и призывы любить эксплуататоров и подставлять им другую щеку теперь могут его скорее озлобить и усилить революционные настроения.

И поэтому для его обмана буржуазия прибегает к новой хитрости. Она пытается состряпать смесь из религии и социализма. Она прикрывает реакционную, во все века враждебную трудящимся массам суть религии  революционными фразами. Она разглагольствует о том, что религия-де «за бедных», стоит и всегда стояла за равенство всех людей и за освобождение угнетенных, что религия (христианство, ислам, и пр.) – это и есть самый настоящий социализм.

 Ей нужно с помощью этой демагогии идейно подчинить себе рабочих, в которых уже зреют революционные настроения – чтобы  затем снова их обмануть, чтобы в конечном счете снова отвлечь от борьбы и сделать покорными себе.

Недавно на ресурсе «Свободная пресса» появилась статья, на которую буржуазные идеологи  скорее всего сделают ставку и воспримут как руководство к действию. Статья называется «Лево-христианская идея как мотор реальных изменений». В ней открыто говорится о том, как следует обмануть рабочий класс России, чтобы идейно подчинить его буржуазии, удержать его от революционной борьбы  и сделать из него послушное пушечное мясо для грядущей империалистической войны, к которой готовится  российский финансовый капитал.

Статья хороша тем, что в ней полностью расставлены точки над i и намерения буржуазии вполне очевидны.  С первой же фразы статьи становится ясно, что речь идет именно о подготовке к империалистической войне:

«Накануне (а кто считает, что и в разгар) глобального противостояния с США Россия изо всех сил ищет союзников».

Автор без обиняков говорит, что российский  финансовый капитал  готовится к империалистической схватке с американским финансовым капиталом,  к борьбе за передел сфер влияния. Нашим капиталистам не слишком нравится, что все самые лучшие, самые жирные и лакомые куски империалистического пирога достаются их американским конкурентам. Они считают, что американский капитал сумел слишком хорошо устроиться в смысле грабежа  зависимых либо оккупированных стран.  Российским монополистам, это, конечно, кажется, несправедливым, они полагают, что они и сами могли бы не хуже американцев эксплуатировать чужие народы. И вот российский финансовый капитал рвется исправить эту «несправедливость» — то есть, переделить сферы влияния  более «справедливо», добиться «честного и равного» с американским капиталом права на грабеж и эксплуатацию чужих земель и народов. То есть, российская финансовая буржуазия не прочь потягаться силами с американской и активно готовится к новой империалистической войне.

Автор статьи чрезвычайно горячо принимает к сердцу империалистические амбиции российской буржуазии. Он очень обеспокоен тем, как она найдет себе союзников в предстоящей схватке с американским капиталом за установление того самого «многополярного мира», о котором так настойчиво повторяют наши правители. (То есть — за то, чтобы американцы «закатали губу» и не воображали, что могут грабить мир в одиночку, а чтобы дали российскому капиталу на равных участвовать в грабеже). Ради того, чтобы помочь  нашим олигархам в столь «благородном» деле – наш автор дает совет: нам нужно взять «православную версию христианства» и «социалистическую идею» — каким-то образом их объединить и примирить – и вот тогда-де Россия станет интересной и привлекательной для мира, и обретет союзников в будущем противостоянии с Америкой. Автор предлагает использовать «социалистическую идею» (а вернее – социалистическую риторику) – во имя империалистических притязаний российского капитала, чтобы найти ему союзников в будущей империалистической войне.

Но для нас гораздо важнее другое.

При подготовке к империалистической войне вопрос первостепенной важности для капиталистов – укрепить свое господство над  трудящимися в собственной стране,  добиться их  покорности и послушания.  Для того, во-первых, чтобы удержать их от революционной борьбы в такой момент, когда для власти капитала такая борьба наиболее опасна — в момент войны.  А во-вторых – чтобы  заставить воевать за свои буржуйские интересы.

Политическое и экономическое господство капитала над рабочим классом обеспечивается всей мощью буржуазного государства и  собственностью на все богатства страны.  А как обеспечить себе идеологическое господство?

Все эксплуататорские классы во все века использовали для этого религию.

И наш автор, столь ревностно радеющий об интересах капиталистов, теперь предлагает сделать то же самое – подчинить идеологически российских трудящихся с помощью религии.  Но при этом он хочет соединить ее с социализмом, состряпать некий «православный социализм».

Зачем это нужно? Он объясняет, зачем – потому что социалистическая идея  «симпатична для миллионов бедняков во всем мире».

Ну что ж, вполне резонно. Если социализм, идея социальной справедливости, близка и понятна трудящимся массам, если все ограбленные и угнетенные, в силу своего положения, ей сочувствуют – то логично,  что буржуазия для обмана трудящихся воспользуется как раз этой идеей.

Именно так в свое время поступил Гитлер – вернее, наиболее реакционные  представители германской буржуазии в его лице.  Им нужно было задушить рабочее движение, отвлечь германских трудящихся от классовой борьбы, а с этой целью – обмануть их проповедью «классового сотрудничества» внутри «единой германской нации» и отравить национализмом, враждой к рабочим других стран. И вот для того, чтобы превратить германских пролетариев в послушных слуг капитала, в убийц трудящихся других наций – Гитлер и его единомышленники использовали именно социалистическую идею, которая на тот момент пользовалась массовой поддержкой в среде германских рабочих. С этой целью  представители германского империализма надумали соединить социализм с национализмом.  На самом деле такое соединение невозможно, поскольку социализм и национализм противоположны, исключают друг друга.  Гитлер и его единомышленники просто прикрыли социалистической риторикой оголтелую политическую реакцию финансового капитала и его захватнические, империалистические устремления, его зверскую сущность — «зоологическую ненависть к другим народам», как сказал Георги Димитров. Так появился национал-социализм, или иначе – фашизм. Причем спекуляцию на идеях социализма, социалистическую фразеологию фашистские демагоги использовали очень активно – и именно потому, что в Германии, стране с развитой социал-демократической традицией и мощным рабочим движением, эти идеи пользовались массовой поддержкой трудящихся.

Автор разбираемой нами статьи по сути предлагает повторить опыт фашистов, использовать для обмана российских трудящихся гитлеровский принцип создания национал-социализма – только соединить социализм не с национализмом, а с религией и получить некий «православный социализм».

Излагая свои соображения о том, что нужно объединить социализм и религию, автор прямо рвет на груди рубаху, доказывая, что такое соединение естественней некуда. Он изо всех сил нас убеждает, что социализм и христианство вполне совместимы, и что, мол, «никаких принципиальных различий между этими идеями нет».

«Собственно, коммунизм так и лег хорошо на российскую почву потому, что ничего нового для себя народ в нем не увидел. Ну, да, кто не трудится, тот не ест. Легче верблюду пройти сквозь игольное ушко, чем богатому попасть в царствие небесное. А что такое царствие небесное? Да это же коммунизм. Моральный кодекс строителя коммунизма вообще выглядел плагиатом из Библии».

Не правда ли – ничего нового? Все это мы слыхали, и не раз.

Социальная роль религии в классовом обществе — обман угнетенных и моральное подчинение их угнетателям.  Поэтому совершенно понятно, что господствующие классы и их прислужники – клерикалы,  заинтересованы убедить угнетенных, что якобы религия на их стороне  — на стороне неимущих, трудящихся, страждущих. С этой целью попы всех мастей на словах нередко осуждали богатых, порицали их алчность,  черствость и гордыню, и наоборот, сочувствовали беднякам, говорили об их тяжкой участи. Пример этому в христианстве – знаменитая притча о Лазаре, где бедняк добродетелен и страдает, а богач зол и наслаждается жизнью.  Не менее знаменито и изречение о том, что богатому также трудно войти в царствие божье, как верблюду пролезть сквозь игольное ухо. И вообще множество подобных слезливостей и назидательностей.  Ведь это ничего не стоит – на словах сочувствовать бедным и на словах же осуждать богачей.

Христианские попы  вовсю это использовали и используют до сих пор. «Видите, – говорят они  — мы  сострадаем бедняку Лазарю и осуждаем жестокосердного богача.  А Христос говорил, что богатому трудно войти в царствие божье! И вообще, — Христос свои проповеди обращал к беднякам, к простым людям, и его учениками были обыкновенные рыбаки и плотники. Мы – на вашей стороне, на стороне бедняков, а не богачей, и религия нужна в первую очередь беднякам, она дает им утешение в их горестях».

Все это – хитрая и лицемерная ложь. В каком случае религия не на словах, а на деле была бы на стороне бедных и трудящихся? Только в одном – если она, признавая бедственное положение угнетенных, признала бы также их право на восстание, на борьбу против угнетателей, если бы она провозглашала необходимость свергнуть их власть и уничтожить угнетение. Тогда религия действительно была бы на стороне угнетенных. Но тогда она не была бы религией. Религия – опора угнетающего класса – всегда поступала наоборот. Лицемерно, для галочки (для обмана угнетенных) осудив богатых и также фарисейски посочувствовав бедным – она не шла дальше того, чтобы посоветовать угнетенным терпеть и покоряться угнетателям, уповая на то, что господь сжалится и все-таки смягчит их сердца. Ну а если нет – то тогда надейтесь  получить  утешение на том свете. А засим – пусть все остается как есть. Рабы пусть повинуются господам своим и служат им со всяким усердием (причем нарочито оговаривается, что со всяким усердием служить они должны не только добрым господам, но и злым и жестоким, мучителям и извергам), крепостные пусть остаются собственностью феодала и несут свой крест со смирением,  видя в нем кару за грехи или же испытание, которым  мудрый и всеблагой бог хочет их сделать достойным вечной жизни.  Соответственно и нищие пролетарии, работая по шестнадцать часов на капиталиста и хороня детей, умирающих от голода, не должны роптать, возмущаться и исполняться недобрых чувств, когда видят роскошную жизнь капиталистов. Они должны видеть в этом волю бога, который в каких-то своих непостижимых, но премудрых целях одних сделал нищими, а других богачами, одних лишил необходимого, а другим дал утопать в роскоши.

Не сопротивляться угнетателям, покоряться их гнету — вот чему всегда учила религия угнетенных.

Любую мысль о том, что порабощенные могут дать отпор  угнетению, сопротивляться несправедливости,  что они имеют право сами, не дожидаясь божьего суда, свершить свой собственный суд над мучителями и грабителями и уничтожить гнет – любые такие мысли религия всегда объявляла грешными, преступными и богопротивными. А любые восстания угнетенных против эксплуататорских классов объявляла бунтом против бога и призывала господствующие классы без всякой пощады давить «безбожных мятежников». И когда это происходило, когда рабовладельцы, феодалы и капиталисты топили в крови восстание угнетенных – христианская церковь ликовала и возносила «хвалу господу». Над виселицами, где качались тела  восставших, над дыбами и колесами, где торжествующие палачи терзали их вождей –  христианская церковь благодарила бога за его «милосердие», за то, что он сохранил власть в руках богатых. (Кстати, именно так всегда вела себя русская православная церковь. Она проклинала вождей народных восстаний —  Пугачева, Разина, Болотникова, Булавина, объявляла их еретиками и «ворами», и служила благодарственные молебны, когда их колесовали и четвертовали).

А отсюда вполне ясно:  религия — всегда на стороне богатых,  она враг бедных и все ее сочувствие угнетенным, страдающим и бедным – полное лицемерие, чтобы лучше обмануть их. Религия призвана увековечить гнет эксплуататорского класса, и поэтому полностью враждебна борьбе угнетенных за справедливое переустройство общества.

Правда, в истории бывали случаи, когда революционные идеи облекались в религиозную форму. Пример этому — учение таборитов или деятельность Томаса Мюнцера, вождя Крестьянской войны в Германии 16 века.

Чехи-табориты выражали интересы угнетенных народных масс,  их стремление к социальной справедливости, их гнев и решимость бороться против угнетения. Обосновывая свои стремления уничтожить социальный гнет, они ссылались на волю бога, утверждали, что борьба с угнетателями в глазах бога справедлива и свята, что такую борьбу бог не только оправдывает, но даже требует.

Ни о какой покорности угнетателям, ни о каком примирении с ними, как мы видим, в учении таборитов речи не было – наоборот, оно им противоположно. То же можно сказать и об учении Томаса Мюнцера, на которого в большой степени повлияли идеи таборитов. Он был священником. Но с церковной кафедры Мюнцер проповедовал не смирение – а ненависть к господам и попам, необходимость уничтожить всех угнетателей.

«Смирение? Терпеливо сносить все обиды, и каждый раз, когда, возмущенный несправедливостью, ты хватаешься за оружие,  вспоминать о наказе Христа и оставлять меч в ножнах? Власть имущие давят и тиранят народ – им христианские законы не писаны! А как только мужик потянется за дрекольем, чтобы, защищаясь, дать по шее наглым насильникам, толпа попов тут же сует ему под нос библию и вопиет о покорности! Нет, будь она проклята, эта покорность! Бьют тебя – обороняйся, отвечай ударами, нет достаточно сил – ищи товарищей! Ты не должен сносить безропотно издевательства господ. Твой долг – теснить притеснителей. Пусть кровопийцы упьются собственной кровью! На земле нет более святого дела, чем истребление тиранов. Все в этом мире принадлежит народу. Но у него, единственного законного владетеля, обманом и силой отняли его достояние. Поэтому награбленное надо отобрать у богачей. С частной собственностью будет покончено. Каждый получит от общины все, в чем нуждается. Существующие правители, светские и духовные, будут уничтожены. Если князья и прочие господа не откажутся от власти добровольно, то надо, не задумываясь, пустить в ход меч». Так учил Мюнцер. Позже, во время Крестьянской войны, он возглавил восставших, стал руководителем и душой восстания, а после разгрома, попав в плен палачам, был подвергнут мучительным пыткам и обезглавлен.

                                                               ***

Выражая революционные идеи, защищая интересы угнетенных масс, пусть и в религиозной форме – и табориты, и Мюнцер без оговорок признавали право угнетенных на борьбу, требование такой борьбы делали главным содержанием своего учения. Они не на  словах, а на деле стояли на стороне угнетенных.

Автор разбираемой статьи, доказывая близость социализма и религии,  поступает наоборот – ни о какой праве угнетенных на борьбу он не говорит, а озабочен прежде всего тем, как примирить российский пролетариат с буржуазией, удержать его от классовой борьбы. Наш буржуйский приспешник откровенно выкладывает, к чему он стремится и ради чего вообще весь сыр-бор:

«На нашей территории подобный союз решил бы и проклятую, уже век неразрешимую проблему «красных» и «белых».

Значит, вот какая цель – «разрешить проклятую проблему  «красных» и «белых»!

Но что такое «проблема красных и белых»? «Проблема красных и белых» в нашем обществе  — это проблема существования двух противоположных классов, один из которых – имущий, эксплуататорский – класс буржуазии, а другой – неимущий, эксплуатируемый – пролетариат. Именно столкновением между этими  двумя классами и являлась Гражданская война. И красные, российские рабочие и крестьяне, девяносто девять процентов населения — воевали за социализм, за то чтобы навсегда избавиться от капиталистического гнета и построить социализм – общество без эксплуатации. А белые – помещики, фабриканты и аристократы – тот самый один процент, который привык  жить угнетением и грабежом, воевал он за то, чтобы вернуть прежние порядки, вернуть себе власть, богатства и возможность угнетать и грабить.

То, что у нас продолжает существовать «проблема красных и белых», означает только одно – что мы живем в классовом обществе, и у нас снова не на жизнь, а на смерть идет классовая борьба. Что российский рабочий класс, несмотря на все старания таких господ, как автор статьи, не сдался, не сложил оружие и продолжает оказывать сопротивление эксплуататорам. Что он помнит и годы социализма, и Гражданскую войну, и революцию, и так или иначе разбирается в их классовой сути.

И вот эту проблему «надо разрешить».  То есть, замазать классовую суть Гражданской войны, объяснив российским трудящимся, что, мол, «обе стороны друг перед другом виноваты».
А теперь в современном обществе — затушевать классовые противоречия, уговорить рабочий класс не сопротивляться буржуазии, а как-нибудь примириться с ней во имя «единства нации». Ведь  наш олигархат  готовится к империалистической бойне, собирается ценой жизни сотен тысяч российских пролетариев потягаться силами с американским капиталом. И рабочий класс России еще надо будет убедить, что он, стреляя в таких же как он, трудящихся других наций, проливая кровь ради обогащения российских олигархов, якобы «защищает родное отечество».

Вот вам фразы, которые совершенно недвусмысленно раскрывают, ради чего старается автор статьи, ради чего хочет одурачить российский пролетариат стряпней под названием «православный социализм»:

«Война в России вообще великий примиритель… Народ, рассеянный по своей бесконечной географии, вдруг силой обстоятельств стягивается воедино, и образуется такая македонская фаланга, от которой летят прочь, падая и чертыхаясь, все другие народы».  

«В 1941 году коммунисты и верующие решили забыть свои разногласия и вместе выиграли величайшую войну… Сегодня, как и в 1941, одна проблема осталась – как нам в это большинство собраться».

Просто невозможно яснее обрисовать мечты буржуазного холуя, имперца и шовиниста! Чтобы удержать российский рабочий класс от классовой борьбы, от революции, чтобы сохранить господство буржуазии и капиталистический строй – нужна война, поскольку она  «великий примиритель». Чтобы заставить воевать – надо одурачить угнетенных идеей «единства нации», «единства» с угнетателями. А для этого нужно – смешать социализм с религией и получить «православный социализм». Пусть дурачки думают, что воюют за себя, на самом деле они будут умирать за благо и интересы «родной» буржуазии.

Гитлеру удалось решить в свое время эту задачу.  Активно используя социальную демагогию и опираясь на помощь продажной социал-демократии II Интернационала, он сумел подчинить немецких рабочих идейной гегемонии германского финансового капитала. Результаты этого были чудовищны. Немецкие рабочие, некогда самые сознательные и твердые бойцы за пролетарское дело, передовой отряд европейской социал-демократии, наследники Маркса – благодаря национал-социализму были превращены в бездумных, не рассуждающих исполнителей воли финансового капитала, в нацистских палачей, в убийц миллионов трудящихся других стран.

Удастся ли теперь российскому финансовому капиталу с помощью «православного социализма», такой же лживой и подлой пакостью, как и национал-социализм – превратить и нас в таких же бездумных убийц и палачей? Нас — российских пролетариев, наследников Октября, наследников Ленина и Сталина?

Гитлеру в свое время помогли выполнить эту задачу немецкие социал-демократы – оппортунисты и предатели рабочего класса. Только благодаря их всесторонней помощи и стала возможна победа фашизма в Германии. Это их социал-шовинистическая болтовня, оправдание войны и поддержка лживого лозунга «защиты отечества» в войне империалистов открыли дорогу национал-социализму, подготовили массы немецких рабочих к некритичному восприятию фашистской идеологии. Победа фашизма в Германии и все ввязанные с этим страшные беды – на совести германских оппортунистов.

И как в свое время германские оппортунисты своим социал-шовинизмом расчищали дорожку для фашизма – точно так и теперь российские оппортунисты, КПРФ-ники и им подобные, обманывают российских трудящихся и расчищают дорожку для «православного социализма».

Достаточно сказать, что  идею о близости социализма и религии, которую на разные лады повторяет автор статьи, уже давно и старательно проталкивает Геннадий Андреевич Зюганов.  Фразы из разбираемой статьи о том, что никаких принципиальных различий между этими идеями (социализмом и религией), мол, нет, что царствие небесное это, мол, и есть коммунизм, а моральный кодекс строителя коммунизма вообще является плагиатом из Библии – все эти фразы мы буквально дословно, в том же самом виде слышали из уст Зюганова.

Российскому финансовому капиталу, откровенно говоря, следовало бы уже поставить памятник Зюганову. Никто столько не сделал, чтобы помочь фашизации российских трудящихся и превратить их в бездумных убийц,  в хорошее пушечное мясо для будущей империалистической войны.

Об этом русским пролетариям тоже надо помнить, чтобы знать, кого отблагодарить за свои страдания,  когда придет время платить по счетам.

Ну, и тверже всего знать – чтобы не позволить олигархам сделать из нас фашистов, палачей своих собратьев из других стран, чтобы не стать пушечным мясом в готовящейся империалистической войне, что выход из создавшегося положения есть, но только один — это классовая борьба, уничтожение капитализма и новая социалистическая революция.

Оксана Снегирь

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь. Если вы собрались написать комментарий, не связанный с темой материала, то пожалуйста, начните с курилки.