О дополнительных томах сочинений Сталина. Ответ возмущенным хлебниковцам.

Соч СталинаСказать, что мы были удивлены, обнаружив неожиданно для себя на сайте Рабочего университета им. И.Б. Хлебникова статью тов. С.Рыченкова с названием  «О новом сенсационном «разоблачении»», целиком и полностью посвященную «Рабочему Пути», это значит, ничего не сказать. Что же такое могло произойти, подумали мы, что эти мэтры советского обществоведения вдруг снизошли до какого-то маленького сайта, который если кто и знает, то очень небольшой круг людей, всерьез интересующихся марксизмом-ленинизмом?

А прочитав статью тов.Рыченкова, озадачились еще больше. Крепко, как, оказалось, наступил «Рабочий Путь» на хвост рабочеуниверситетчикам, если они так развозмущались! Хотя никакого специального материала с критикой хлебниковцев РП пока не публиковал — всего лишь сделал небольшое замечание в их адрес для своих читателей в предисловии к важной статье 1950 года о народной демократии.

Дословно в нашем предисловии касательно товарищей из Рабочего университета им. И.Б. Хлебникова было написано следующее:

«Что же касается хлебниковцев-косолаповцев, то их совсем не случайно критиковали за дополнительные тома к ПСС Сталина (с 14 по 18). Приводимой в этих томах информации доверять нельзя ни на грош. Граждане «ученые-марксисты», их составители, крайне неразборчивы – толкают туда любую информацию, в том числе и откровенно сфальсифицированную буржуазией, не удосужившись проверить ее подлинность.

По информации составителей тома ПСС 16 ч.1 разговор с поляками был взят из книги «Восточная Европа в документах российских архивов. 1944-1953 гг. т.1. 1944-1948 гг.», а запись двух встреч со Сталиным болгар – из дневника Г.Димитрова «Георги Димитров. Дневник, март 1933 — февруари 1949. Избрано».

Как мы выяснили, первый источник — издание 1997 г., а второй – 2003 г. Оба – явный фальсификат – это со всей очевидностью доказывает текст приводимой нами ниже статьи.»

И далее шла указанная статья 1950 года. Т.е. претензия «Рабочего Пути» к хлебниковцам кратко выражалась одним словом — неразборчивость. Ну, еще и словосочетание «ученые-марксисты» нами было взято в кавычки, что тоже могло обидеть «рабочеуниверситетчиков», видимо, полагающих, что если и есть на свете настоящие марксисты-ленинцы, то это именно они — группа товарищей, выступающая под именем «Рабочий университет им. И.Б. Хлебникова», подготовившая и издавшая дополнительные тома сочинений И.В.Сталина. Однако РП эту точку зрения не разделяет, и ниже мы покажем на каком основании.

Как бы то ни было, наше достаточно сдержанное замечание вызвало в ответ такой шквал эмоций, что оставалось только руками развести. Редакцию РП, посмевшую слегка засомневаться в методах работы хлебниковцев, тов. С.Рыченков в своей статье обвинил в бездоказательности и наградил самыми разнообразными эпитетами от упреков в непорядочности до отрицания за нами способности «внимательно читать» и «аккуратно думать». Закономерно возникает вопрос, если товарищи из Рабочего университета им. И.Б. Хлебникова столь  щепетильны при отборе материала, столь кристально ортодоксальны и высоконаучны, а «Рабочий Путь» крайне мерзок во всех отношениях, как они утверждают, то чего это вдруг небожители с «марксистского олимпа» соизволили снизойти до таких субъектов, как типы из РП, да еще и посвятили им целую статью? Критических материалов в отношении кого бы то ни было у хлебниковцев с гулькин нос — судя по всему, они вполне себе самодостаточны и происходящее в российском революционном движении их мало интересует. А тут вдруг на тебе — целая статья! Да еще какая эмоциональная!  Отговорка, что-де попросила Ирина Маленко, увы, не проходит — она не объясняет, отчего тов. Рыченков так сильно нервничал, когда писал свою статью. А то, что он нервничал, это факт, ибо подобные «изящные», скажем так, выражения в адрес оппонента, рождаются только в состоянии, именуемом в психиатрии «истерика». С чего бы такие эмоции-то? Неразборчивость не слишком великое вроде преступление, а в фальсифицировании текстов хлебниковцев никто и не обвинял… Может все дело в кавычках, так сказать, в недостатке у «Рабочего Пути» пиетета перед о-го-го! какими «марксистскими» именами, которые до сих пор верховодят у хлебниковцев, в том, что РП сомневается в их марксистско-ленинской ортодоксальности?

Но граждане дорогие, у рабочего класса и всего трудового народа бывших советских республик целый вагон оснований сомневаться в преданности позднесоветских обществоведов марксизму-ленинизму! И прямо скажем, не только сомневаться, а просто-таки быть абсолютно уверенным в том, что с марксизмом-ленинизмом у представителей общественных наук хрущевского-горбачевского разлива было явно не все в порядке! Если бы это было не так, то сегодня бы мы не сидели с вами в тухлом болоте реставрированного капитализма, а жили бы себе, наверное, уже при коммунизме.

Если хлебниковцы-косолаповцы действительно считают себя абсолютно и во всем правыми, почему они так нервничают? Пусть доказывают  на деле, что они правы, только и всего! Мы вот ни тогда, когда мимоходом дали оценку результатам их труда, ни сейчас, когда пишем ответ на их «критику», не психуем и зубами от злобы не скрипим, а напротив, совершенно спокойны. Может потому, что нам есть что сказать?

Откровенная ругань и злословие не есть доказательства верности позиции. Если бы истина доказывалась таким способом, то выдающимися академиками у нас были бы базарные торговки. Но, слава богу, научный мир, даже буржуазный, еще не выжил настолько из ума, чтобы умение награждать своего оппонента оскорбительными эпитетами стало главным критерием истины.

Мы в подобном тоне обосновывать свою позицию не собираемся — у нас вполне достаточно более весомых аргументов, чем примитивная ругань, тем более что спорный вопрос не так-то прост, как это хочет показать это тов. Рыченков.

Напротив, тема, ставшая камнем преткновения между КРД «Рабочий Путь» и Рабочим университетом им. И.Б. Хлебникова, по сути, есть тот самый ленинский оселок, на котором проверяется истинность марксиста — это диктатура пролетариата. И хлебниковцы на ней подскользнулись, на что фактически и указал «Рабочий Путь». И хотя это было сделано нами мельком — наше предисловие, вызвавшее у Рыченкова такой ураган эмоций, было посвящено несколько другой теме — но и этого вполне хватило, чтобы рабочеуниверситетчики сильно занервничали и вдруг захотели ответить на замечание какого-то там «Рабочего Пути», который до того в упор не видели.

Вот только доказать свою правоту у них не получилось. Для установления истины одних эмоций мало. Чтобы доказать свою правоту, требуются не эмоции и угрозы, а кое-что более существенное. А вот этого-то существенного тов. Рыченков, представляющий в своем лице составителей дополнительных томов сочинений Сталина, как раз представить и не смог.

  1. Разбор аргументов тов. Рыченкова

Вышеуказанная статья тов. Рыченкова при всем желании ее автора защитить «честь мундира» серьезных доказательств, опровергающих замечание «Рабочего Пути», не содержит. По большому счету упрек РП в неразборчивости представителем составителей дополнительных томов сочинений Сталина не опровергнут никак. Все, что смог предложить тов. Рыченков, это перескочить на другой вопрос, доказывая то, что не требовало доказательств — что два указанных РП материала т.16 ч.1 (стенограмма беседы И.В. Сталина с лидерами ППС Э. Осубка-Моравским, Ст. Швальбе и Ю. Циранкевичем 19 августа 1946 года (стр. 381–390) и фрагмент из дневников Г. Димитрова от 6 декабря 1948 года (стр. 699–701)) имеют архивные номера.

Аргументы тов. Рыченков выдвинул следующие:

1) обвинение «Рабочего Пути» в якобы сознательном утаивании от читателей того факта, что оба документа являются архивными,

2) и ссылка на высокие научные авторитеты, которым, как он полагает, все должны доверять по определению.

Рассмотрим сначала эти аргументы, а затем перейдем к сути вопроса — доказательству нашего упрека в неразборчивости составителей дополнительных томов сочинений Сталина, которая на деле оказывается совсем не такой безобидной, как кажется, и далее — к разбору спора по существу, т.е. к диктатуре пролетариата и не только в ней.

Первый аргумент тов. Рыченковым выдвинут, видимо, по принципу «лучший способ защиты — это нападение». Только, увы, достойной контратаки не получилось.

Тот факт, что какой-либо документ хранится в каком-либо архиве, не может служить основанием для объявления его подлинным, не сфальсифицированным документом.

Как человек, имеющий некоторое отношение к науке, тов. Рыченков должен был бы это знать и не заниматься в своей статье демагогией, вводя читателей в заблуждение.

Тем более осторожно следует относиться к документам, касающимся сталинского периода СССР, ибо классовую борьбу никто не отменял. Она в нашей стране развивалась таким образом, что все архивы вот уже на протяжении более чем 60 лет находятся в руках классовых врагов рабочего класса (сначала ревизионистов, меньшевиков, а теперь буржуазии). За это время с любым из архивных документов, учитывая, по крайней мере, две мощные антисталинские компании — хрущевскую и перестроечную, могло произойти все что угодно. И о таких случаях в российской печати сообщалось не раз. Как пример — архивные документы по Катыни, в частности, «письмо Берии №794/Б», которым занимался депутат Госдумы В.Илюхин[1].

Вот поэтому-то год издания источника и имеет для нас немалое значение, ибо мы, в отличие от хлебниковцев, прекрасно понимаем разницу между сталинским СССР и капиталистической Российской Федерацией, диктатурой рабочего класса и диктатурой буржуазии.

Это не значит, что никакому источнику, изданному в хрущевско-горбачевское время или сейчас, при капитализме, мы не должны доверять — это значит, что мы должны и обязаны учитывать тот факт, что издан он был в условиях политического доминирования или прямого господства классовых врагов рабочего класса. И если мы действительно хотим выяснить истину, значит относиться к такому документу мы должны и обязаны с большой осторожностью.

Что же касается обвинения тов. Рыченкова, что РП якобы сознательно скрыл тот факт, что эти два документа являются архивными, то оставим эту выдумку на его совести. РП отлично знал, что эти документы имеют архивные номера — это было указано под ними в томе № 16 ч.1. РП не посчитал нужным публиковать в своем предисловии эти номера, ибо к существу дела — теме, которой посвящено наше предисловие — народной демократии, это не относилось никак, в том числе и по вышеуказанной причине, что наличие архивного номера не может служить доказательством подлинности документа.

Кстати, само название источника одного из  обсуждаемых документов, приведенное РП в своем предисловии — «Восточная Европа в документах российских архивов. 1944-1953 гг. т.1. 1944-1948 гг.», содержит прямое указание на то, что документы, представленные в нем, архивные. Так что принадлежность данного документа к архивным массивам РП не скрывал, а конкретные архивные номера документов ни редакцию сайта РП, ни читателей явно не интересовали.

Второй аргумент. Ссылка тов. Рыченкова на высокие научные авторитеты, на «опытных специалистов старой советской школы» каким-либо доказательством не является вообще. Это всего лишь попытка спрятаться за высокий авторитет науки, переложить свою ответственность на других. При этом никаких конкретных имен тов. Рыченков не называет, он говорит абстрактно, указывая только одно из мест, где  можно поискать этих «опытных специалистов» — Институт славяноведения РАН.

Но дело даже не в конкретных именах — нас они совершенно не интересуют — дело в его акценте на «старую советскую школу». И вот тут очень большой вопрос.

Это тов. Рыченкову кажется, что при упоминании о советской научной школе все должны падать ниц и отбрасывать прочь всякие сомнения, доверяя бывшим советским профессорам и академикам по определению. Мы же так не думаем, и у нас есть для этого все основания.

Последние десятилетия (поздний ревизионистский СССР, а затем и капиталистическая действительность) отлично показали, чего стоят все эти «научные авторитеты» на деле — увешанные до пупа всевозможными регалиями, они без всяких проблем готовы верно служить любому классу, который господствует (а значит оплачивает их интеллектуальный труд). Красная цена всем этим «научным авторитетам» — пятак в базарный день, и то оптом.

Резко? Это еще не резко. Резко им скажет рабочий класс, когда вернет себе политическую власть. Вот тогда эти «научные авторитеты», а на самом деле — ученые лакеи буржуазии, как говорил о них К.Маркс, действительно услышат резкие слова — трудовой народ обязательно скажет им все, что он о них думает. Он их кормил-поил, одевал-обучал, а они ему чем отплатили?

Марксизм-ленинизм четко и ясно доказывает, что наука не бывает не партийной, а уж тем более наука гуманитарная, обществоведческая. В советской науке в послесталинский период истории СССР все более и более распространялась и набирала силу буржуазная идеология, основным разносчиком которой стал ревизионизм — извращения и искажения марксизма-ленинизма,  классовой позиции рабочего класса. Не кто иной, как «идейный авангард» советского общества — все эти патентованные профессора и академики диамата, истмата, политэкономии и научного коммунизма, погрязшие в идеализме, механицизме и субъективизме, а за ними и вся остальная ученая братия — своей ревизионистской демагогией к середине 80-х гг. настолько дезориентировали советский рабочий класс, так ловко замазали ему глаза своими «а-ля марксистскими» словесами, под которыми скрывалась подлая буржуазная суть, что советские трудящиеся в Перестройку откровенно не понимали, что происходит, и очнулись уже, только оказавшись в капиталистическом рабстве, будучи связанными по рукам и ногам победившей контрреволюционной буржуазией. В СССР 70-80-х гг. практически не осталось настоящих марксистов-ленинцев, истинных большевиков. И если специалисты со стихийным материалистическим мировоззрением в естествознании еще встречались, то среди обществоведов, философов и политэкономов, особенно занимавшихся изучением вопросов социалистического строительства, долгие ревизионистские десятилетия повсеместно царствовали идеализм и субъективизм.

И это не пустые слова — это доказывается самой исторической реальностью СССР, кучей документов — постановлениями пленумов и резолюциями съездов, решениями ЦК и Советского правительства, текстами и работами позднесоветских деятелей общественных наук, стенограммами совещаний и выступлений. Это факты, и против них не попрешь, сколько не угрожай Трибуналами по печати.

То, что некоторые товарищи из Рабочего университета им. И.Б. Хлебникова имели к этому процессу самое прямое отношение, доказывать не приходится — из автобиографии, как из песни, слова не выкинешь. Но главное-то, собственно, не это, ибо всякий может ошибаться. Важнее другое — сделали ли эти товарищи  какие-то выводы из своих ошибок, осознали ли они их, попытались ли как-то загладить свою вину перед рабочим классом и помочь ему теперь подняться с колен? Показали ли они ему верный путь борьбы в современных условиях?

В том-то и дело, что нет! Эти граждане, «опытные специалисты старой советской школы», с прежним усердием продолжают разлагать сознание рабочего класса все теми же позднесоветскими ревизионистскими вывертами, под видом диалектического материализма усиленно пропагандируя все тот же реакционный буржуазный идеализм, отлично при этом понимая, что буржуазная идеология никогда не позволит пролетарским массам выбраться из трясины капитализма, куда они угодили по милости тех, кто был обязан показывать им верную дорогу.

Холуев за холуйство не уважают даже те, кому они служат. Именно поэтому науку ныне никто в грош не ставит. Не за что, извините! Купить себе научное звание на любой вкус и цвет у нас в России можно сегодня чуть ли не в любом подземном переходе.

Ведь и вправду, кто ныне не доктор или не кандидат наук, не доцент или не профессор?

Отнюдь не блещущий остротой ума Зюганов — доктор философии. Болтун и записной политический клоун Жириновский — доктор философии. Бывший губернатор Кубани Александр Ткачев, отличающийся редкостным косноязычием — доктор экономики. Глава Чечни Рамзан Кадыров, еще не так давно не способный назвать даже тему своей дипломной работы — теперь доктор экономических наук, академик. Все как один просто такие «научные работники», что как говорится, «креста ставить негде». И даже небезызвестный Сергей Цапок из станицы Кущевской — и тот был ученым — кандидатом социологии[2]!

А махровые антисоветчики, буржуазные демагоги и патентованные лжецы? Неужели они себя оставили без высоких научных званий? Ага, держи карман шире!

Небезызвестный Николай Сванидзе — профессор. А.Сахаров — доктор исторических наук, профессор, член-корр. Одиозный Ю. Пивоваров, у которого только что так знатно и главное очень вовремя сгорело ценнейшее книгохранилище — кандидат исторических и доктор политических наук, профессор, академик.

А вот и еще одно имя — Дмитрий Антонович Волкогонов,  профессор, доктор исторических наук и доктор философских наук, член-корреспондент РАН. В 1979—1984 годах начальник управления спецпропаганды (специалист по «психологической войне»). С 31 декабря 1991 года — член комиссии по определению перечня документов Архива Президента Российской Федерации. С 22 сентября 1994 года — член Комиссии по рассекречиванию документов, в которую входил и небезызвестный А.Н.Яковлев, который, кстати, тоже был доктором наук и даже академиком.

Между прочим, все как один — «опытные специалисты старой советской школы». Особенно последние два, которые, как можно видеть, имели самое прямое отношение к рассекречиванию документов и созданию того архива, на который ссылается тов. Рыченков.

Извините, но доверять деятельности таких людей, считать ее безупречной, да еще на том основании, что свои научные звания они получили в советский период, при социализме, мы не можем никак.

Сейчас нет никаких «специалистов старой советской школы» в понимании их как специалистов социалистического общества, которым бы можно было доверять. Сейчас есть только буржуазные ученые, отстаивающие интересы капитала. При политическом господстве класса буржуазии других в буржуазной науке быть не может! Буржуазия не станет оплачивать труд тех, кто не помогает ей укреплять ее господство. Возможно, когда-то некоторые российские ученые и были советскими специалистами, но они давно стали буржуазными специалистами. Бытие определяет сознание. Изменилось бытие — меняется и сознание. Наглядный пример действия законов материалистической диалектики.

Вообще говоря, разъяснять такие элементарные вещи людям, считающим себя не последними марксистами, как-то даже неудобно. Вроде бы тов. Рыченков и сам должен был понимать, что ныне в буржуазной России звание ученого, особенно в сфере общественных наук, упало так низко, что приводить подобный аргумент в качестве доказательства правоты своей позиции это не уважать самого себя.

Тов. Рыченко, надувшись на нас за кавычки, которые мы употребили, называя хлебниковцев «учеными-марксистами», на деле сам доказывает нашу правоту и обоснованность этих кавычек. Выставляя на первый план квалификацию ученых и отбрасывая условия, в которых они работают, он тем самым отрицает важное положение марксизма-ленинизма — необходимость рассматривать явления и события конкретно-исторически. А выдавая архивный номер за главный критерий подлинности документов, он выдвигает на первое место форму, несущественное, игнорируя самое существенное — содержание документа, что также является серьезнейшим нарушением диалектико-материалистического подхода к оценке явлений и событий. Позиция тов. Рыченкова — это позиция представителя буржуазной науки, которая от истинной науки, особенно сегодня, в условиях империалистической реакции, крайне далека.

Истинная наука — материалистична, она изучает окружающую нас объективно существующую и историческую действительность, исследует явления и события природы и общества во всех их взаимосвязях, полноте и многообразии. Потому истинно научным мировоззрением является только диалектический материализм, который основан на принципе, необходимо требующем понимать вещи именно такими, каковы они есть, во всех их многообразных изменениях и взаимозависимостях, без искажений и прикрас, без произвольных, предвзятых допущений (идеалистических выдумок).

Отсюда становится ясно, в чем состоит основная проблема в установлении подлинности документов сталинского времени (да не только сталинского!). В том, что мало иметь доступы во все архивы, мало быть специалистом, способным определять литературный стиль документа и на этом основании уметь устанавливать, кому он принадлежит, или техническим экспертом, способным, точно назвать время изготовления документа и пр. Самое важное — это быть материалистом-диалектиком, понимать суть исследуемой эпохи с классовых позиций рабочего класса, и потому быть способным сопоставить проверяемый на подлинность документ по существу написанного в нем с теми конкретными историческими условиями, в которых он создавался. Ибо, к примеру, в тот же хрущевский период, когда были еще живы стенографисты, записывавшие беседы Сталина с представителями братских партий, партаппарату ревизионистской КПСС не составило бы никакого труда заставить их переписать ранее застенографированное так, как это нужно было партийным идеологам, проводникам буржуазной идеологии в марксизме-ленинизме.

Вот этого самого важного условия — диалектико-материалистического мировоззрения — у наших современных российских ученых сейчас как раз и не имеется! Нет у нас сейчас в обществоведении таких  специалистов, которые бы понимали классовую суть той эпохи с классовых позиций рабочего класса. У нас сплошной идеализм в науке! Тотальное торжество буржуазного мировоззрения! Да еще и соответствующее целеполагание — как минимум, не слишком кусать кормящую хозяйскую руку. И тут хоть с ног до головы увешайся научными регалиями и званиями, ничего не поможет. По большому счету, настоящую и действительно научную экспертизу документов можно будет провести только после завоевания рабочим классом политической власти в стране, когда все архивы будут в руках рабочего класса и будут специалисты, обладающие диалектико-материалистическим мировоззрением. По-иному не получится.

Мы не утверждаем, что эти два спорных документа — стенограмма беседы с поляками и мемуары Димитрова, бесспорная подделка. «Рабочий Путь» говорит только о том, что эти документы, судя по тому, что в них говорится, вызывают большие сомнения, ибо во многом не согласуются с приведенной статьей, опубликованной в то же самое время в ведущем теоретическом журнале страны, и не только с ней, но об этом ниже. Сейчас нам важно то, что фальсификация их была вполне возможна, а значит эти документы, как и многие другие, требуют серьезной проверки и перепроверки с классовых позиций рабочего класса.

Если уж предъявлять претензии РП, то в отношении некоторой категоричности наших формулировок, которую нам действительно не следовало допускать, раз мы точно не уверены, а только лишь предполагаем, что эти два источника могут быть недостоверными. Речь вот об этой нашей фразе: «Оба – явный фальсификат – это со всей очевидностью доказывает текст приводимой нами ниже статьи.», которую нам следовало бы написать значительно мягче, не абсолютизируя, примерно вот так: «Оба могут оказаться сфальсифицированными, судя по тексту приведенной ниже статьи».

Тов. Рыченков в своей статье позиционирует хлебниковцев-косолаповцев как больших специалистов в разоблачении фальсификатов. «Разоблачать фальшивки — наш профиль», — гордо заявляет он. Однако даже не слишком полный анализ материалов, включенных в  дополнительные тома сочинений Сталина, вместе с примечаниями и предисловиями, показывает, что амбиции косолаповцев не имеют под собой надежного основания. Вполне возможно, что с какими-то фальшивками, где достаточно только технических знаний, хлебниковцы действительно справляются неплохо. Но серьезные фальшивки, сущностные, где требуется твердая пролетарская классовая позиция и диалектико-материалистическое мировоззрение, они не заметят — идеализм и субъективизм, достаточно ярко проявляющийся в их взглядах и действиях, не позволит им этого сделать.

И здесь мы переходим к теме неразборчивости хлебниковцев, которую пожелал обойти тов. Рыченков, поскольку с его аргументами мы практически закончили — кроме язвительного замечания, в котором хорошо высветилось его собственное непонимание сущности народной демократии, он больше нам ничего в своей статье предложить не смог. Но об этом замечании мы поговорим ниже.

Тов. Рыченков обвинил «Рабочий Путь» в бездоказательности, что мы побоимся сказать в лицо, то, что думаем о составителях из Рабочего университета им. Хлебникова, ну так пусть убедится, что этих доказательств у нас столько, что чуть ли не целую брошюру пришлось писать, приводя только некоторые из них. Полагаем, что после ознакомления с этими доказательствами никаких сомнений в верности нашей позиции и обоснованности наших упреков хлебниковцам ни у кого не останется.

  1. Доказательства неразборчивости составителей дополнительных томов сочинений Сталина

Итак, неразборчивость составителей дополнительных томов сочинений Сталина.

Что под ней подразумевает РП?

Не только включение каких-либо непроверенных и сомнительных документов, которых в дополнительных томах немало, но еще и — это самое главное! — субъективный подбор материала, когда включается не то, что следует включать, если решать задачу действительно научно, т.е. с классовых позиций рабочего класса, а только то, что хотят их составители. Именно поэтому мы в своем предисловии и написали «в том числе»: «Граждане «ученые-марксисты», их составители, крайне неразборчивы – толкают туда любую информацию, в том числе и откровенно сфальсифицированную буржуазией…»

Доказательство № 1. Тов. Рыченков очень уж напирал в своей статье на архивные номера, ставя вопрос так, как будто это главный признак достоверности и подлинности документов. Однако сами составители дополнительных томов о наличии архивных номеров у тех или иных документов, включенных ими в издание, не слишком заботятся, и документы ими берутся откуда попало.

Вот несколько примеров такого рода, где никаких архивных номеров нет и в помине, а источники документов отнюдь не являются  бесспорными (Здесь и далее материалы дополнительных томов сочинений Сталина указываются по следующим изданиям: т.14 — «И.Сталин. Сочинения», Информационно издательский центр «Союз», 2007 г.; т.18 — «И.В.Сталин. Сочинения», Информационно издательский центр «Союз», Тверь, 2006 г.; т.16 ч.1 — «И.В.Сталин. Сочинения», Издательство ИТРК, М., 2011 г.):

— «Письмо И.Броз-Тито, Э.Карделю, ЦК КПЮ 4 мая 1948 г.», т.18, стр. 472-494. — источник П.Миличевич «Осторожно — ревизионизм», М., 2001, с.64-88. (Материалов из этого источника приведено много. Архивных номеров нигде нет. Происхождение неизвестно).

— «Надпись на письме С.Я.Алилуева» 26 января 1935 г., т.18, стр. 85 — источник дословно: «Из архива К.А.Корнеенковой»

— «Речь на заседании Политбюро ЦК ВКП(б)» 31 января 1944 г., т.18, с.332-342 — источник «Искусство кино», 1990, № 4, с.89-95.

— «Телеграмма И.Броз-Тито» 9 февраля 1944 г., т.18, с.343 — источник Ю.С.Гиренко «Сталин-Тито», М., 1991, с.182-183. (Материалов из этого источника приведено много. Архивных номеров нигде нет. Происхождение неизвестно.)

— «Письмо В.М.Молотову» 21 июля 1935 г., т.14, с.63-64, — источник «Письма И.В.Сталина В.М.Молотову 1925-1936 гг.», М., 1995, с.249-250 (Писем из этого источника в дополнительных томах приведено много. Архивных номеров нигде нет. Происхождение неизвестно.)

— «Письмо К.Ф.Старостину», т.14, с.46  — источник «Л.Каганович «Памятные записки рабочего, коммуниста-большевика, профсоюзного, партийного и советско-государственного работника», М., 1996, с.527 (Л.М.Каганович умер в 1991 г. Насколько можно доверять тем, кто издавал его мемуары, неизвестно. Архивного номера нет.)

— «Письмо Ю.А.Жданову 6 октября 1949 года», т.18, стр. 535-536 — источник Жданов Ю.А. «Взгляд в прошлое», с.279-280. (Документов из этого источника приведено много. Архивных номеров нигде нет. Информация в материалах часто вызывает серьезные вопросы.)

Доказательство № 2. Еще один документ сомнительного характера:

— «Записка исполнительного советника миссии Хенке (прикомандированного к имперскому министру иностранных дел)», т.14, с.446-451. Источник документа — издание ФРГ 60-х гг. В примечании значится: «…Русская запись беседы пока не выявлена…»

Запись не выявлена, но, тем не менее, составители тома полностью доверяют информации классового врага СССР, с которым в тот период времени отношения у Советского Союза были более чем напряженные. 60-е годы — «холодная война» в самом разгаре, и важнейшую роль в ней играет дезинформация — один из эффективнейших приемов военных действий, известный с давних времен.

Доказательство № 3. Встречаются в дополнительных томах и вот такие «конфетки»:

— «Господину Чарльзу Наттеру, заведующему бюро «Ассошейтед пресс»», т.14, с.136. — источник Канзас Сити Стар, 1943, декабрь 10. В примечании к документу указано — «Ксерокопия публикации передана составителю Ивановым Р.Ф.»

Публикация по ксерокопии — замечательное свидетельство заботы составителей о «документальной достоверности», не правда ли? Причем тов. Р.И. Косолапов, так сказать, главный составитель дополнительных томов сочинений Сталина, в своем предисловии к т.14 считает этот документ украшением тома: «Украсило, к примеру, предвоенный том письмо Сталина американцу Ч. Наттеру, присланное мне историком Р. Ивановым.» (См. т.14, стр. XXVII) Слов нет, текст документа написан с юмором, но этого слишком мало, чтобы считать его достоверным с научной точки зрения.

Но «старая советская школа» еще и не такое выдает. Ниже мы увидим, на что она способна.

Доказательство № 4. А вот еще один пример крайне сомнительных документов:

— «Г.К.Жукову, А.А.Жданову, А.А.Кузнецову, В.Н.Меркулову 21 сентября 1941 года», т.18, стр.263 — источник US, Library of Congress. Manuscript Division. «Volkogonov Collection». Reel. 4. В примечании значится: «Этот документ находится в так называемой «коллекции Волкогонова», которая хранится в фонде рукописей библиотеки конгресса США, и представляет из себя собрание копий документов по истории России (СССР) конца XIX-XX веков из различных архивов РФ. Материалы были переданы Д.Волкогоновым библиотеке конгресса в начале 1990-х гг.»

Это не единственный «документ» из этого источника. Еще есть как минимум один — в том же томе на стр.292. (Могут быть и другие — выявить все без исключения сомнительные документы в изданных хлебниковцами дополнительных томах сочинений Сталина мы перед собой цели не ставили — РП важно было показать принципы подхода составителей к отбору включенных в тома материалов.) То, что основой «документов» является копия, что происхождение их крайне сомнительное, учитывая деятельность гражданина Волкогонова, составителей, видимо, ничуть не смутило. Как не смутило их и отсутствие у «документов» архивных номеров российских архивов, которые обязаны были бы быть, если бы эти документы были подлинными. Можно, конечно, сослаться на закрытость некоторых российских архивов, но в таком случае не стоило бы их и публиковать, тем более что эти документы акцентируют внимание на таких моментах советской истории, которые отнюдь не являются существенными, но зато хорошо «льют воду» на мельницу очернителей СССР, которым составители неплохо помогли своей публикацией.

Доказательство № 5. Вызывает немало вопросов включение в дополнительные тома некоторых стенограмм бесед и встреч Сталина. Нередко по самому их тексту четко видно, что они не являются стенограммами в полном смысле слова, т.е. это не дословная фиксация сказанного Сталиным, а только примерная передача сталинской мысли. И это уже вызывает серьезные возражения по включению таких документов в издание с названием «Сталин. Сочинения». Ведь большая разница — что конкретно говорил Сталин и как вкратце записал его мысль стенографист, явно не обладающий таким же, как Сталин, глубоким научным пониманием происходящего. Одно дело, если эти стенограммы были опубликованы в печати в сталинское время — тогда они, безусловно, выверялись и проверялись, возможно, даже самим Сталиным. И совсем другое дело стенограммы, так сказать, «для внутреннего пользования», публиковать которые советское руководство не планировало. Те люди, для кого они предназначались, понимали, о чем идет речь. Современный же читатель, не владеющий диалектико-материалистическим мировоззрением и знакомый с историей СССР поверхностно, исключительно по современным сверхидеологизированным буржуазным учебникам, содержащим по большей части одиозные выдумки и одностороннюю трактовку событий с классовых позиций буржуазии, без соответствующих подробных разъяснений много не поймет. В силу чего подобные документы не опровергнут, а только лишь укрепят в сознании читателей либерально-перестроечные мифы.

Сравните для примера вот эти две беседы из т.14: «Беседа с министром иностранных дел Турции Ш. Сараджоглу 1 октября 1939 г.» (стр. 476-487) и «Беседа с послом по особым поручениям, главным экономическим экспертом МИД Германии К. Риттером в ночь с 31 декабря 1939 года на 1 января 1940 года» (стр. 505-511). Обе записи бесед взяты составителями из одного источника — «Документы внешней политики»: первая из тома № XXII кн.2 стр.146-153, вторая — из тома № XXIII кн.1, М., 1995, стр.7-11. Обе имеют архивные номера, которые составителями дополнительных томов сочинений Сталина указаны. Но первая запись беседы дословная, а вторая — примерная, эмоционально окрашена и содержит даже в какой-то степени оценку действий участников беседы («настаивает», «возражает», «просит», «отвечает на это утвердительно», «высказывает опасение» и т.п.). Вот это последнее настораживает особо: вряд ли стенографист имел право как-либо характеризовать высших советских руководителей — до сих пор о подобных полномочиях стенографистов ни одной страны мира нам слышать не приходилось. Отсюда вопросы к подлинности документа, имеющего, между прочим, архивный номер все того же Архива Президента РФ. Очень может быть, что это не первоисточник, а отредактированная значительно позднее копия. Вопрос, насколько глубокой была эта «редакция»?

Доказательство № 6. В дополнительные тома сталинских сочинений включено немало документов личного характера и документов, прямо связанных с исполнением Сталиным той или иной государственной или партийной должности, или коллективных документов, составленных от имени ЦК, Политбюро и пр. Значительная часть таких материалов никакой существенной информации не содержит, а многие документы никак не могут быть признаны исключительно сталинским произведением в силу стоящих под ними подписей.

Пример таких документов из тома №14 — стр.1, 3, 4, 37, 38, 49, 291, 300 и др.

На первый взгляд неясно для чего они потребовались составителям. Но при внимательном изучении выясняется, что большинство из них туда включили отнюдь не просто так. Они решали вполне определенную задачу. Какую именно, мы поговорим ниже.

Доказательство № 7. Неразборчивость и субъективизм составителей дополнительных томов сочинений Сталина проявляется и вот в таких включениях:

— «Сообщение ТАСС 13 июня 1941 года», т.18, с. 221-222.

Что делает информационное сообщение ТАСС в сочинениях Сталина, неясно. Примечание к этому документу, мол, «составители имеют основание полагать, что автором этого документа был Сталин», при том, что это «основание» — свидетельство частного лица, заставляет только руками развести. И это пишут люди, которые позиционируют себя служителями науки, да еще марксистами-ленинцами?

Да мало ли кто чего полагает! Читателям, трудовому народу России, нужна истина, а не чье-то мнение, даже если это мнение составителей тома. Мнениями нас с утра и до вечера кормит буржуазия, которая либо не знает, либо боится сообщать нам правду. С какой целью составители уподобляются буржуазным пропагандистам, перенимая у них сомнительные и явно далекие от истинной науки приемы подачи информации? И зачем свое мнение приписывать Сталину? Публикуйте свое мнение в своих собственных произведениях сколько угодно, но не толкайте его в книги с названием «Сталин. Сочинения»! Читателям не интересно мнение составителей, читателям интересен Сталин, его слова, его мысли — его мнение, если уж на то пошло, но никак не ваше!

Доказательство № 8. В Предисловии к т.18, написанному в декабре 2005 г., тов. Косолапов, пишет (с.XL), что упреки в «неполной документальной достоверности» «с точки зрения строгой академической науки»  и «отсутствии архивного обоснования» составителям высказывались и ранее, но они сознательно пошли на это нарушение «ради восстановления исторической правды», и теперь, мол, в томах 17 и 18 таких нарушений нет. Однако, как мы видим, нарушения никуда не делись — их полно и в т.18, и в последующих переизданиях всех дополнительных томов сочинений Сталина. Кое-какую коррекцию во втором издании составители провели (см. т.18, с.XXIX), но никаких существенных недостатков ими устранено не было.

К примеру, в переиздании т.14 2007 года сохранился вот этот «документально достоверный» документ:

— «Беседа об учебнике «Политическая экономия» 29 января 1941 года» (конспективная запись), т.14, с.562-570. Источник документа дословно  «Косолапов Р. «Слово товарищу Сталину, М., 1995 г., с.161-168».

Данного издания, 1995 года, у нас под рукой не оказалось, но было переиздание той же книги 2009 года, издательства «Алгоритм», в которой на стр.185 мы нашли документ с названием «Перехваливать наш строй не стоит», в котором слово в слово было напечатано то же, что и в указанном томе сочинений Сталина на стр. 562-570.

Обратите внимание на название — его дал документу автор,  тов. Косолапов, выдернув из якобы сказанной Сталиным фразы только первую ее часть и отбросив вторую, которая ему не слишком понравилась. Полностью фраза Сталина звучит так: «Перехваливать наш строй не надо, недохваливать тоже нельзя» (стр.187). Мелочь вроде, но она отражает позицию автора. Да и слишком много их что-то, этих мелочей… Впрочем, в дополнительном томе сочинений Сталина данный документ идет уже без самопального косолаповского названия.

Но самое интересное другое — никаких источников автор книги «Слово товарищу Сталину» и одновременно составитель дополнительных томов сочинений Сталина тов. Р.Косолапов не указывает. Откуда он взял этот конспект, чей он, одному богу известно. Если это и есть в его понимании «документальная достоверность» и «строгая академическая научность», то мы с такой с такой «достоверностью» и с такой «научностью» никакого дела иметь не желаем! В любом случае сталинским произведением этот конспект не является — косолаповцы никогда не смогут доказать обратного, а, следовательно, ему не место в сочинениях Сталина!

Что же касается «восстановления исторической правды», то, несмотря на то, что составители, подготовив к изданию дополнительные тома сочинений Сталина, действительно сделали немало полезного, историческая правда «восстанавливалась» ими все же очень своеобразно — так, чтобы не дай бог не были разоблачены важнейшие позднесоветские ревизионистские тезисы, десятилетиями вбивавшиеся в головы советских граждан. «Марксистов-ленинцев» из Рабочего университета им.Хлебникова ничуть не смущал тот факт, что именно на них — на этих ревизионистских кпссовских искажениях диалектико-материалистического понимания действительности — основывалась буржуазная контрреволюция в Перестройку, и именно они по сию пору служат нашей буржуазной власти мощным идеологическим основанием, на котором она чувствует себя в полной безопасности.

Мало того, некоторые документы, включенные составителями в дополнительные тома сочинений Сталина, сознательно подбирались ими таким образом, чтобы авторитетом Сталина укрепить эти ложные буржуазные тезисы в сознании читателей, а значит помочь контрреволюционной буржуазии продлить свое господство в нашей стране.

К доказательству справедливости этих утверждений мы и переходим. Как вступление к этому, более чем серьезному, разговору, еще две важнейшие претензии к составителям дополнительных томов сочинений Сталина.

Доказательство № 9. Тов. Рыченков в своей статье гневно-раздраженно доказывал нам подлинность текста Димитрова в т.16 ч.1, упомянутого в нашем предисловии. Но он ни слова не сказал о другой стороне дела, на порядок более важной — почему в сочинениях Сталина мы читаем то, что писал Димитров?

Тому, что писал Димитров,  место в сочинениях Димитрова, но никак не Сталина!

Да, формально это не является подлогом — слова Димитрова, бесспорно, очень достойного человека, не выдаются составителями дополнительных томов сочинений Сталина за сталинские слова. Но и научной добросовестностью тут не пахнет. Словам Димитрова, напечатанным в томе сочинений И.Сталина, придается вес уровня слов Сталина. А это совершенно иное дело! Учитывая, какие куски текста из мемуаров Димитрова составителями были вырваны, это получается вполне определенный идейный разворот, определенный угол зрения на проблему, отражающий не менее определенную идеологическую позицию — классовую позицию составителей тома, которая, к сожалению, далека от пролетарской.

Примененный составителями прием есть не что иное, как достаточно тонкое идеологическое воздействие, которое читатель, не знакомый с буржуазными технологиями манипуляции сознанием, просто не заметит. И используются эти буржуазные пропагандистские технологии составителями на протяжении всего издания!

Вот еще несколько примеров того же рода, чтобы наш читатель не думал, что мы необоснованно обобщаем на основании одного документа:

— «Из беседы на обеде после праздничной демонстрации 7 ноября 1940 г.», т.18, с.207 — источник тот же — Димитров Г. Дневник (9 март 1933-6 февраля 1949). София, 1997, с.200-201.

— «Из беседы с Ю.А.Ждановым 18 октября 1947 г.», т.18, стр. 453 — источник Ю.А.Жданов «Взгляд в прошлое: воспоминания очевидца», Ростов-на-Дону, Феникс, 2004 г., с.251-252;

— «Из беседы с Ю.А.Ждановым 10 ноября 1947 г.», там же, стр.456-457 — источник Ю.А.Жданов «Взгляд в прошлое», с.182-183.

— «Из беседы с Ю.А.Ждановым 6 октября 1949 г.», там же, стр.535-536 — источник Ю.А.Жданов «Взгляд в прошлое», с.279-280.

— «Речи на обеде в честь Э.Бенеша 28 марта 1945 года», т.18, стр. 359-351 — источник — архивный номер АП РФ. В примечании сообщается, что эта запись сделана секретарем В.Молотова Б.Подцеробом, и что есть еще один вариант записи этих речей — В.А.Малышева. При этом указывается, что «очевидно, обе записи, сделанные авторами по памяти, хорошо дополняют друг друга». То есть это опять-таки не что иное, как воспоминания, мемуары.

— «Запись беседы с С.М.Эйзенштейном и Н.К.Черкасовым по поводу фильма Иван Грозный» 26 февраля 1947 г.», т.18, стр. 433-440. В конце записи указано «Записано Б.Н.Агаповым со слов С.М.Эйзенштейна и Н.К.Черкасова». Источник — Марьямов Г. «Кремлевский цензор». Сталин смотрит кино. М., 1992, с.84-92.

Всему этому явно не место в книгах с названием «И.Сталин. Сочинения»!

В крайнем случае, эти тексты можно было разместить в приложении, как составители и сделали с известным «воспоминанием» А.Коллонтай (т.18, стр. 606-611). Хотя включение последнего, одиозного и давно разоблаченного как фальшивка (см. например, здесь), даже в качестве приложения чести составителям, уверяющим всех в своей научной добросовестности и умении распознавать фальшивки, не делает. Если уж действительно придерживаться принципов научности, то мемуары и воспоминания о Сталине следовало издавать отдельно под соответствующим названием «Воспоминания о И.Сталине», как это было сделано в свое время в СССР в отношении воспоминаний о В.И.Ленине.

Но хлебниковцы-косолаповцы решили иначе. Видимо, им было важно, чтобы все эти документы (и не только эти, в дополнительных томах есть и другие такие документы!)  оказались именно в томах сталинских сочинений — ведь тогда оппортунизм составителей, их ревизия марксизма-ленинизма будет освящена именем самого великого Сталина!

Доказательство № 10. Несущественного или принадлежащего не Сталину, как мы видим, в дополнительных томах сталинских сочинений множество, и в то же время там нет важнейших работ самого Сталина. Почему, позвольте спросить?

Речь, в первую очередь, идет о «Кратком курсе истории ВКП(б)», который, как признают сами составители был подготовлен при самом непосредственном участии Сталина.

В «Предисловии» к дополнительным томам сочинений И.С. Сталина, написанном Ричардом Косолаповым в июле 1996 г., т.14, стр. XIX, указывается:

«Сталин сначала знакомился с первичным материалом, подготовленным по его заданию специалистами, а потом приглашал их к себе. Расхаживая по кабинету, он в присутствии авторов параграф за параграфом передиктовывал текст, выслушивал замечания, а потом правил стенограмму. Так было по многу часов и не один раз. На «Кратком курсе», несомненно, лежит печать личности Сталина, его литературной манеры…»

Но вывод из этого тов. Косолапов делает просто потрясающий — «но считать эту книгу индивидуальным произведением, строго говоря, все же нельзя.»

Представляете, мемуары Г.Димитрова и Ю.А.Жданова, Подцероба и Малышева можно считать «индивидуальным произведением» Сталина, «Сообщение ТАСС» или текст сомнительной ксерокопии американской газеты тоже можно, а вот «Краткий курс истории ВКП(б)» никак нельзя!

Чувствуя шаткость своей позиции, в которой явно просвечивает личное, субъективное нежелание издавать «Краткий курс», тов. Косолапов хватается за соломинку, прикрываясь по старой кпссовской привычке партией:

«»Под редакцией Комиссии ЦК ВКП(б). Одобрен ЦК ВКП(б). 1938 год», — значилось на титуле «Краткого курса». И пересматривать эту формулировку нет оснований.».

Правда, у него не задержалось тут же пересмотреть планы ИМЭЛ ЦК ВКП(б) 1946 -1950 гг. по изданию произведений Сталина, в которых «Краткий курс истории ВКП(б)» должен был выйти в томе № 15 (он сам об этом пишет в т.14 на странице XVII). По странной причине значительно большее доверие у тов. Косолапова вызвали не партийные планы издания произведений Сталина, а планы Мак-Нила, сотрудника института Гувера (США) — одного из главных антисоветских центров в мире, многие десятилетия ведущего подрывную работу против СССР и стран социализма.

«В середине 60-х годов Гуверовский институт войны, революции и мира (Станфорд, Калифорния) опубликовал тома 1 (XIV), 2 (XV) и 3 (XVI) сочинений Сталина на русском языке. Я счел целесообразным опереться и на этот опыт», — сообщает нам тов. Косолапов (т.14, с. XVIII).

Он полностью солидарен с Мак-Нилом, не пожелавшим издавать «Краткий курс». «На мой взгляд, коллега Мак-Нил поступил правильно, исключив из многотомника «Краткий курс»», — пишет тов. Косолапов (т.14, с.XIX).

Обратите внимание — один из идеологов позднего СССР, можно сказать, столп позднесоветской философии, бывший главный редактор главного теоретического журнала СССР, записной марксист-ленинец, бывший член ЦК КПСС называет кадрового антисоветчика, специалиста в области подрывной идеологической борьбы против социализма и мирового рабочего движения, своим коллегой! Оговорился? Совсем не то подразумевал? Да нет, скорее проговорился. К сожалению, тов. Косолапов и вправду его коллега, можно сказать, классовый единомышленник, ибо действовали и действуют оба в одном и том же направлении — в направлении разгрома социализма и мирового коммунистического движения, удержания революционного рабочего движения в полумертвом, очень удобном для господства буржуазии, состоянии.

Чтобы понять, почему мы так резко пишем, надо понимать, что вообще такое «Краткий курс истории ВКП(б)», почему о нем так много говорят и почему мы здесь уделяем ему столько внимания.

Это удивительная книга, уникальная во многих отношениях. Другой такой сложно найти. Отнюдь не случайно она вызывает такую ненависть у всех врагов социализма. Дело в том, что это не просто учебник истории какой-то там партии, в «Кратком курсе истории ВКП(б)», по сути, изложена история русского революционного движения, история нашей социалистической революции, всей нашей страны — СССР и строительства в ней социализма. И это не простая история, а победоносная, написанная строго с классовых позиций рабочего класса — с позиций исторического материализма. Безукоризненная научная точность, великолепный анализ конкретно-исторических условий на каждом историческом повороте, четкое выделение характерных особенностей момента и ясный расклад политических сил совмещаются в этой книге с краткостью и необычайной доступностью изложения, в связи с чем, она является просто-таки незаменимым учебным пособием для подготовки и формирования политического авангарда рабочего класса, способного организовать все революционные силы на борьбу с капитализмом. Создатели учебника изначально ставили перед собой такую задачу — написать доступный широким трудящимся массам учебник, который бы помогал вырабатывать из них активных строителей коммунистического общества, и они сумели решить эту задачу.

И.В. Сталин 10 октября 1938 года в своем выступлении на заседании Политбюро ЦК ВКП(б) по вопросам партийной пропаганды в связи с выходом «Краткого курса истории ВКП(б)»[3] говорил об этом учебнике так:

«Краткий курс истории представляет собой совершенно другой тип истории партии. Собственно, история партии тут взята как иллюстрационный материал для изложения в связном виде основных идей марксизма-ленинизма. Исторический материал служит служебным материалом. Правильнее было бы сказать, что это есть краткое изложение истории, демонстрированное фактами, причем не фактами выдуманными, а историческими, которые должны быть всем известны. Это и есть курс истории партии. Это курс истории не обычный. Это курс истории с уклоном в сторону теоретических вопросов, в сторону изучения законов исторического развития.

Теория – это закон истории. Теория представляет собой сумму законов по изучению законов развития общества, развития рабочего движения, развития пролетарской революции, развития социалистического строительства.» (выд. — РП)

«Это книга, которая демонстрирует основные идеи марксизма-ленинизма на исторических фактах. Именно потому, что она демонстрирует их на исторических фактах, она будет убедительна для наших кадров…»[4]

Именно поэтому и вызывает «Краткий курс» такую ненависть у буржуазии и ее холуев, что изучившего его рабочего или служащего уже не так-то просто запутать, обдурить, одурманить, ибо он понял, куда ему следует идти, в каком направлении двигаться, и его с пути уже не свернуть.

Вот потому-то Гуверовский институт ни при каких условиях не пошел бы на издание этой книги. Издать ее — это значит серьезно помочь подготовке новых революционеров — организаторов рабочего движения, разоблачить тотальную ложь, которую много лет старательно сочиняла и сочиняет буржуазия, оплевывая советский социализм и победоносное революционное движение русского рабочего класса, оказавшегося способным ее победить и уничтожить в стране капитализм. Издать эту книгу для буржуазии и ее холуев — это значит пилить сук, на котором они сидят, подрывать корни той самой капиталистической системы эксплуатации и угнетения, которая их кормит!

Но отсюда прямо вытекает другое — кому сослужило добрую службу субъективное решение тов. Косолапова, составителя дополнительных томов сочинений Сталина, не включать «Краткий курс» в перечень издаваемых в дополнительных томах сталинских работ?

Ответ очевиден — буржуазии и только буржуазии!

Демагогически заявляя о том, что якобы цель издания дополнительных томов сочинений Сталина это «восстановление исторической правды», главный документ, который бы мог разоблачить подавляющую часть либерально-перестроечных мифов, — сталинский «Краткий курс», составители не публикуют! Все их красивые слова на деле оказываются пустыми. Рассуждая о социализме и проливая крокодиловы слезы об СССР, они палец о палец не ударяют, чтобы сделать то единственное, что действительно требуется для восстановления социализма в нашей стране.

И это в тот момент, когда коммунистическому движению, которое только-только начинает возрождаться у нас после тотального хрущевско-горбачевского контрреволюционного разгрома, остро не хватает учебных пособий, в которых бы основы марксистско-ленинской теории и советской истории были разъяснены кратко и как можно более доступным языком?

Ведь наши коммунисты-практики сейчас просто задыхаются от отсутствия литературы, необходимой им для практической работы в массах! Этой литературы не просто нет — ее нет совсем! Библиотеки давно подчищены — оттуда еще десятилетие назад удалены все книги, касающиеся советского периода, начиная от статистики и заканчивая детскими сказками (!). Но если бы даже эта литература и была сохранена — она, написанная в основном в хрущевско-брежневское время, не слишком бы помогла нашей сегодняшней проблеме. Учебники по марксизму-ленинизму тогда писались в основном для студентов высших и средне-специальных учебных заведений и были рассчитаны на лиц, так или иначе знакомых с основами теории марксизма-ленинизма. К тому же они содержат немалое число недопустимых ревизионистских искажений, за которые наш трудовой народ уже поплатился в полной мере своей свободой, в силу чего эти учебники совершенно не подходят нам сегодня для обучения. Что же касается советской истории, то она в хрущевско-брежневское время давалась советским гражданам чуть ли не с пеленок, и потребности учить ей взрослых людей тогда у Советского государства не было — основы истории родной страны в той или иной степени знали все.

Совершенно иное дело сейчас. За три десятилетия буржуазной контрреволюции и господства капитализма у нас выросло поколение, которое вообще не знает настоящей истории своей страны! О марксизме-ленинизме наша молодежь имеет самое смутное представление, если вообще о нем что-то слышала. (Многие из лично знакомых нам молодых ребят — выпускников школ и студентов, даже не слышали о Марксе!). Не лучше обстоит дело и с поколением тех наших граждан, которые выросли в брежневском СССР. Настоящему марксизму-ленинизму в позднем СССР уже не учили. А те обрывочные сведения, которые еще давали советским трудящимся и коммунистам, давно стерлись из их памяти. Немалое влияние оказала и массированная многолетняя перестроечная и послеперестроечная буржуазная пропаганда. В головах бывших советских людей царствуют дикие буржуазные мифы, а подлинная история своей страны оказалась забытой. В итоге и тех и других надо учить с нуля, объясняя взрослым людям достаточно сложные вещи самым простым языком.

И не объяснять нельзя, ибо результат бездействия коммунистов в идеологической сфере мы наглядно видим, например, по событиям на Украине. «Великие укры» и «глобус Украины» появились не вчера, и не это так смешно, как кажется. Это не что иное, как элементы идеологической основы[5] того самого фашизма, который сегодня все сильнее и сильнее проявляется в этой стране. Но то же самое ждет и Россию, и признаков тому множество. Один из нагляднейших — «православный социализм», по сути, идеология фашизма, активно распространяющаяся в последние годы и левыми и правыми.

Как с этим бороться? Только одним способом — дать людям истинно научное, материалистическое мировоззрение, организовать широкое политическое просвещение трудящихся масс.

Но это просвещение без учебников, без соответствующей литературы вести невозможно! Потому ценность таких книг, как сталинский «Краткий курс» необычайно высока. Они есть, но их ничтожно мало — считанные единицы случайно сохранившихся экземпляров некоторых учебников, изданных в 20-30 годы, когда перед Советской властью стояла задача дать основы политических знаний миллионам советских рабочих и крестьян. Именно благодаря этому диалектико-материалистическому воспитанию и сумел СССР подняться, проведя индустриализацию и коллективизацию, выиграть жесточайшую войну и восстановить после нее народное хозяйство! Сегодня перед нашим трудовым народом стоят не менее грандиозные задачи, но решать их, в отличие от сталинского времени некому.

И в этих условиях не использовать такую возможность, которую давало включение «Краткого курса» в издание дополнительных томов произведений Сталина?

Не использовать ни тогда, в конце 90-х, за что еще можно было бы составителям оправдаться — мол, не разобрались, ни сейчас, в 2000-х, когда плоды процесса буржуазной дебилизации трудящегося населения постсоветских республик стали уже очевидны! Разве это не преступление перед рабочим классом? Разве это не предательство дела социализма?

Ответ, по нашему мнению, очевиден и однозначен. При той колоссальной популярности Сталина, которая с каждым годом в нашей стране только увеличивается, внимание к «Краткому курсу» было бы огромным, а значит, немалым было бы и влияние на сознание людей той важнейшей информации, которая в нем содержится. К тем, кто его прочел бы, безусловно, вернулось критическое восприятие действительности, а это теперь самая главная задача для всех прогрессивных сил нашей страны. Тем самым идейная база буржуазной, а, следовательно, и фашистской, идеологии была бы во многом подорвана, и множество думающих людей пошло бы в верном, действительно социалистическом направлении. Если бы 20 лет назад, когда вышло первое издание дополнительных томов сочинений Сталина, в него вошел «Краткий курс», то сегодня мы жили бы в совершенно иной России, может еще не в советской, не социалистической, но, по крайней мере, не с таким разгромленным коммунистическим движением и не со столь деморализованным рабочим классом. Это был бы огромный шаг вперед по сравнению с тем, что мы имеем сейчас.

Почему составители дополнительных томов Сталина обо всем этом не подумали?

По одной простой причине — лично для них «Краткий курс» был абсолютно неприемлем. Корни неприязни хлебниковцев-колосаповцев к сталинскому «Краткому курсу» понятны — это негативные воспоминания юности их идейного лидера — тов.Косолапова, заставшего в силу своего возраста усиленное навязывание этого учебника  в качестве основного учебного пособия по марксизму в  40-х-начале 50-х гг.

Вот только тов. Косолапов так и не понял ни тогда, ни сейчас по прошествии многих десятков лет классовую сущность того явления, о котором вспоминает с большим раздражением. Он не понял, что это была не политическая линия большевиков, не воля Сталина, не его «ошибка» и «страсть к самовосхвалению», а проявление классовой борьбы буржуазной контрреволюции с советским рабочим классом в сфере идеологии. Это был сознательный прием ревизионистов, врагов советского рабочего класса, действующих против партии, против Сталина и против всего советского народа. Благое и правильное дело политучебы ревизионисты, выразители интересов буржуазной контрреволюции, формализовали и довели до идиотизма специально, стремясь не мытьем, так катаньем вызвать у советского народа неприязнь к изучению марксистско-ленинской теории. Они отлично знали силу марксизма, и потому всеми способами старались выбить из рук советских рабочих, служащих, интеллигенции это грозное оружие.

«Под их лозунгами — к нашим целям» — вот был девиз контрреволюции! Дискредитация методом преувеличенного восхваления, чрезмерной лести, усиленного навязывания — вот тот эффективный прием, который был ими применен не только в отношении «Краткого курса», но и в организации такого явления как культ личности Сталина, а в хрущевско-брежневское время — уже ко всей марксистско-ленинской теории. Это благодаря стараниям контрреволюционных ревизионистов от марксизма-ленинизма в СССР осталась лишь одна пустая оболочка, и классовая сущность происходивших в Перестройку политико-экономических процессов абсолютно не понималась советскими трудящимися.

Если бы хлебниковцы были настоящими марксистами-ленинцами, им бы не пришлось всего этого разъяснять — они бы все это поняли сами, проанализировав произошедшее с классовых позиций рабочего класса. Но в том-то и суть, что составители дополнительных томов сочинений Сталина не стоят на точке зрения рабочего класса — они выражают классовую позицию мелкой буржуазии и мелкобуржуазных слоев населения. Марксисты и коммунисты они только по самоназванию. Вместо марксизма-ленинизма они предлагают нам все тот же, уже доказавший свою порочность,  контрреволюционный ревизионизм в его субъективно-идеалистической модификации. Взгляды хлебниковцев-косолаповцев — это эклектическая смесь меньшевиствующего идеализма, позитивизма, реформизма, механицизма и прочей реакционно-буржуазной белиберды. А меньшевиствующий идеализм как раз и отличает одна характерная особенность — отрыв теории от практики.

Хлебниковцы не работают с массами, а потому они даже не рассматривали вопрос о «Кратком курсе» в указанной нами плоскости и понятия не имеют о той проблеме нашего коммунистического движения, о которой мы только что выше говорили. Эти товарищи предпочитают рассуждать о марксизме, но не применять его на деле. Их мало заботит развитие в стране революционного движения и действительная борьба за социализм. Их волнует только собственное сознание — собственные взгляды, идеи и интересы.

Они — идеалисты, проводники буржуазной идеологии, и потому сталинский «Краткий курс» с его историческим материализмом для них категорически неприемлем — он их разоблачал, показывая, как должны подходить к оценке исторической и существующей действительности настоящие марксисты-ленинцы и материалисты-диалектики!

Выше мы назвали действия хлебниковцев по отбору материалов для дополнительных томов сочинений Сталина «неразборчивость». Но мы ошиблись — это не неразборчивость, ибо неразборчивость предполагает некую бессистемность, хаотичность. У хлебниковцев же хаотичности и бессистемности мы не видим, напротив, мы четко видим систему. Они отбирают материалы по вполне определенному принципу, стремясь достигнуть вполне определенной цели, и цель эта — пропаганда ревизионизма, их собственных идеалистических взглядов на историю и общество, подмена революционной теории марксизма-ленинизма реакционной буржуазной идеологией.

Для того, чтобы доказать справедливость указанного утверждения, нам требуется выяснить в чем состоит идейная (классовая) позиция составителей. Здесь нам помогут предисловия к дополнительным томам сочинений Сталина. Автор или соавтор подавляющего большинства  предисловий — тов. Косолапов, как мы уже выше говорили, идейный лидер хлебниковцев.

Продолжение

[1] http://www.hrono.ru/statii/2010/ilyu_falsh.php
[2] http://south-worker.com/vot-takaya-u-nas-nynche-nauka-v-strane/
[3] http://grachev62.narod.ru/stalin/t18/t18_070.htm
[4] Там же
[5] см., например, А. Галкин «Германский фашизм»

О дополнительных томах сочинений Сталина. Ответ возмущенным хлебниковцам.: 10 комментариев

  1. «Дискредитация методом преувеличенного восхваления, чрезмерной лести, усиленного навязывания — вот тот эффективный прием, который был ими применен не только в отношении «Краткого курса», но и в организации такого явления как культ личности Сталина, а в хрущевско-брежневское время — уже ко всей марксистско-ленинской теории.»

    Вы считаете, что культ личности был специально подстроен?

    1. Об этой форме борьбы контрреволюции писали еще в 30-е годы, когда о культе и речи не было.

        1. См., например, Доклад Сталина на Пленуме ЦК ВКПб 3 марта 1937 г. «О недостатках партийной работы и мерах по ликвидации троцкистских и иных двурушников» (в эл. виде он в интернете есть):
          «Нынешние вредители и диверсанты, троцкисты — это большей частью люди партийные, с партийным билетом в кармане, — стало быть люди формально не чужие. Если старые вредители шли против наших людей, то новые вредители , наоборот, лебезят перед нашими людьми, восхваляют наших людей, подхалимничают перед ними для того, чтобы втереться в доверие. Разница, как видите, существенная.»

  2. Являюсь обладателем 14, 15 (ч.2) и 17 томов. Во многом, критика, высказанная в статье объективная. Особенно, это касается 15 (аж и 3-х! частей) и 17 томов. Да и 14 том порядком «замусорили». Я не думаю, что тут был изначально злой умысел, скорее, составителям очень хотелось дать как можно больше материала, подчас, в ущерб качеству. Нет сомнения в том, что сам Сталин такой подход не одобрил бы. Мое личное мнение: в сочинениях Сталина, должны быть именно и только сочинения Сталина, а не какие-то сомнительные или сопутствующие материалы. Всё же, если отделить зерна от плевел, можно утверждать, что даже в таком искаженном виде, издание сочинений Сталина — несомненное благо, ведь его важнейшие работы вошли в набор. Одна только перепечатка доклада «о ликвидации троцкистких
    и иных двурушников» дорогого стоит. Поэтому, я говорю: СПАСИБО!

  3. напрасно автор так переживает. составители новых томов нормально поработали, в духе принятых учеными норм достоверности.
    научная достоверность не нарушена — и секретарские записи допустимы, и записки собеседников по свежим следам.
    точно так же, как и в ПСС Ленина есть подобное — некоторые речи приводятся по ГАЗЕТНЫМ ОТЧЕТАМ. Более того, есть случаи, когда в Третьем издании Ленина речь приводилась по стенограмме, но поскольку она отчего-то показалась не очень удобной более поздним партбюрократам, в ПСС эту же речь приводили по газетному отчету!

    1. Вы не юлите! Газетный и отчет и стенограмма — это одно, это подлинная речь человека, хотя кем-то и записанная (но записанная тут же, отстенографированная). И совсем другое дело дневники и мемуары, когда о том, что говорил человек, вспоминается через какое-то время. Это уже не подлинные слова самого человека, а субъективное впечатление вспоминающего.
      Научным подобное быть не может! Это позорище, а не наука!

      1. Доп. к alex.

        А что в СС Сталина (подчеркиваю. — СТАЛИНА) 14-18 делают
        разные косолаповые, юрии-ждановые, жухраи, дзюги/джуги
        и т.далее легион идиоты ??? 21.00 (кк).bg

Добавить комментарий для игорь Отменить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь. Если вы собрались написать комментарий, не связанный с темой материала, то пожалуйста, начните с курилки.

*

code