Праздничный юбилей как поминки

ВРЗ21 декабря 2017 года хозяева и их холуи из администрации стерлитамакского  АО «ВРЗ» отпраздновали 20-летний юбилей угнетения рабочих вагоноремонтного завода.  Им было чему радоваться — ведь  за последние полгода они смогли  подавить начинающий организовываться протест рабочих завода, что принесло им немалые дивиденды. Г-н Иванов и его наместник г-н Гейер, а также их подхалимы праздновали, в первую очередь, свой воплощённый в действительность план по разрушению рабочий солидарности, во-вторую очередь — беспрепятственное внедрение на заводе антирабочих порядков, увеличивающих угнетение и эксплуатацию рабочих ВРЗ.

Да и само празднование юбилея завода было ни чем иным, как вершиной мастерского грабежа рабочих: декабрьская зарплата рабочих ВРЗ была в среднем на 5 000 руб. меньше, чем предыдущая. Не доплатив рабочим за декабрь, хозяева дополнительно захапали себе в карман 1,5 млн. руб.

Украденная зарплата рабочих — это отнятый кусок хлеба у детей рабочих. Безбедная жизнь капиталиста и их семей вообще обеспечивается за счет бедности рабочих и их семей. И когда мы, рабочие, видим сытых детей капиталистов, мы понимаем, что их сытость обеспечена недоеданием тысяч наших детей, детей рабочих.

На эти украденные у нас деньги хозяева ВРЗ и организовали для себя праздничное мероприятие с фуршетным столом. Пиком наглого издевательста над рабочими стала циничная выплата некоторым рабочим на этом «юбилее» дополнительной премии в размере от 3000 до 5000 руб. (!) То есть эти некоторые рабочие получили всего лишь свою полную зарплату, какой она и должна была быть в декабре, а господа-капиталисты преподнесли это как щедрый подарок барской руки!

Так что рабочим ВРЗ радоваться было нечему. Напротив, им стоило серьезно задуматься и проанализировать своё временное поражение, выявить свои ошибки, чтобы учесть их в своей дальнейшей борьбе, которая непременно возобновится и развернется во всю ширь, потому что выбора у рабочих Стерлитамакского вагоноремонтного все равно нет — иначе хозяева завода их сгрызут окончательно.

Итак, чего же удалось добиться капиталистам, что они так радуются?

В прошедшем 2017 году рабочие ВРЗ только начали объединяться против своих работодателей, готовились гордо поднять голову и бросить вызов своим угнетателям. Но отсутствие лидеров, отсутствие связей с рабочими коллективами других предприятий города, сомнения и межевание среди многих рабочих завода, страх за собственную смелость, а главное — непонимание, как надо бороться, сделали своё дело. Хозяева-капиталисты и их лакеи смогли временно победить рабочих, подавить в них волю к сопротивлению. Но они не смогут сломить свободолюбивый дух рабочих, не смогут уничтожить главное — экономические основы для борьбы рабочих. Жизнь рабочих ВРЗ лучше не стала — она стала много хуже. И это — цена уступок рабочих своим капиталистическим хозяевам.

А это значит, что борьба рабочих ВРЗ не закончена, она только начинается. Грядет такое время, когда уже мы, рабочие, будем праздновать свой первый рабочий праздник – день рождения единого рабочего коллектива ВРЗ,  объединённого борьбой с другими рабочими коллективами города, всей страны и всего мира.

Но чтобы добиться победы, мы, рабочие, должны знать, как дурит нас наш классовый враг. Хозяева завода и их разнообразные холуи до тряски в поджилках напугались нашей активности в начале 2017 года. Эти волки, сожрав своего кровного брата близнеца по классу г-на Волошенкова с компанией, принялись за бесцеремонный грабеж нас, своих рабочих.

Господа начальники урезали наши зарплаты на 40% три месяца подряд, а невыплаченные зарплаты бросали в оборот предприятия. Например, был закуплен новый автопогрузчик стоимостью в 2,5 млн. руб. Автопогрузчик — дело хорошее, но не за счет рабочих. Хозяйских прибылей вполне хватает, чтобы купить его за свой счет. Пытались нас заставить работать без выходных, отняли надбавку за вредность, изменили к худшему условия труда, увеличили нам план…

Все эти разом навалившиеся притеснения стали последней каплей, которая переполнила тогда наше терпенье. Мы принялись за организацию забастовки, и уже в ходе подготовки к ней смогли добиться отмены двух ночных смен и работы без выходных. Поняли, что можем добиться большего, и стали готовиться к коллективному протесту еще активнее, чтобы потребовать у хозяев завода повышение своей заработной платы и изменения её формы (хватит уже играть в оклады и премии, ставя нашу зарплату в зависимость от своего желания!). Начали думать о создании независимой профсоюзной организации на предприятии, в которую бы никакие холуи из заводской администрации не входили.

Гейер, будучи типичным подлецом, но не идиотом, тут же сменил тактику. Угрозами он уволил одного активного товарища, а затем рылом землю воротил в поисках рабочего комитета, который занимался организацией борьбы рабочих ВРЗ. Комитету пришлось уйти в «подполье». Рабочие растерялись и сникли, а Гейер тем временем силой заставил трудовой коллектив ВРЗ принять новую систему премирования. Затем он уволил часть управленцев, провел перестановки среди цехового начальства. После чего начал задабривать рабочих, обещая им высоченные зарплаты. И одновременно внедрил в рабочий коллектив своих доносчиков-провокаторов.

С апреля по август 2017 года на ВРЗ была действительно относительно высокая зарплата — в среднем более 30 000 рублей. Рабочие, ошеломленные  повышением зарплаты почти в 2 раза, поверили в гейеровские обещания, и стали все меньше говорить о борьбе за свои права. Они не сообразили элементарной вещи, что даже выплачивая им такую зарплату, хозяева все равно крепко надували их: план-то вырос в 3,5 раза, а зарплата — всего в 2 раза!

Хозяева завода, пользуясь этим «опьянением» рабочих, не теряли времени даром — они разделили рабочих ВРЗ на основных и неосновных. В основные вошли слесаря, токари и некоторые др. специальности, от зарплаты которых стала прямо зависеть зарплата неосновных рабочих — дефектоскопистов, маляров, крановщиков, ремонтников и пр. Так называемые неосновные рабочие стали получать не более 90% премии, в отличие от «основных», премия которых составляет 150-180%.  При этом неосновные рабочие должны были работать по времени столько же, сколько и основные.

Что это означало? А то, что одной части рабочих завода подняли зарплату за счет срезания зарплаты у других и тем самым экономически разделили  рабочий коллектив на привилегированных рабочих (основных) и непривилегированных (неосновных), фактически стравив его между собой. Политика «Разделяй и властвуй!» . К сожалению, она прошла успешно. Рабочие не сообразили, что в итоге хотят получить хозяева, чего они стремятся добиться, и пошли у них на поводу — стали смотреть друг на друга волками. Вместо того, чтобы винить в своих бедах и низких зарплатах собственников ВРЗ, откровенно играющих рабочими как своими марионетками, рабочие стали обвинять друг друга. Масла в огонь подливали хозяйские провокаторы, которые усердно и незабесплатно стали усиленно раздувать пламя вражды между основными и неосновными рабочими, всё сильнее и сильнее разобщая трудовой коллектив, чтобы он не смог коллективно сопротивляться капиталистическому насилию.

Посеяв вражду внутри каждой смены, хозяева завода приступили к организации вражды между рабочими сменами.

Во-первых, они ввели новую систему премирования, согласно которой вагоны, которые не успели сдать в ОТК, шли в зачет следующей смене, несмотря на то, что вагоны практически полностью были отремонтированы первой сменой. В принципе, в этом не было ничего страшного, если бы рабочий коллектив был дружный и хоть немного понимающий политэкономию: сегодня ты работаешь на меня, а завтра я на тебя. Однако, руководствуясь мелкобуржуазным индивидуалистическим сознанием, элементарной жадностью и глупой мелочностью, рабочие не поняли дальнего хозяйского прицела, и чтобы не потерять в зарплате, стали перерабатывать больше 12 часов в сутки, лишь бы только закончить вагоны и сдать их в ОТК. Переработка, разумеется, не оплачивалась. В итоге эта примитивная хитрость, рассчитанная на политическое невежество рабочих и их слабую классовую сознательность, позволила хозяевам завода увеличить экплуатацию рабочих ВРЗ, причем не насильно, а как бы «добровольно». Не желая, чтобы сделанное одной сменой шло в зачет другой смене, рабочие сами по собственной воле, как идиоты, стали перерабатывать, ни на грош не увеличив свои зарплаты, зато значительно увеличив прибыли Иванова, Гейера и Ко.

Во-вторых, была введена система «соревнований» между сменами на количество отремонтированных вагонов, что также стало способствовать переработками, которые тоже не оплачивались. Рабочим это преподносилось как традиции социалистического СССР, где, как всем известно, были соцсоревнования. И у рабочих ВРЗ не хватило ума понять, что там, в СССР, они работали на себя и на свое благо, работая больше и больше производя (потому что получали от советского государства не только и не столько зарплату, но и много чего еще — бесплатные квартиры, медицину, образование, путевки в санатории и пр.), а здесь, при капитализме, они работают только лишь на своего хозяина-капиталиста, утолщая его кошелек, а не свой. Они не поняли, что это примитивная конкуренция среди рабочих, специально раздуваемая капиталистами, чтобы поймать сразу двух зайцев: и увеличить выработку, интенсивность труда рабочих (то есть усилить их эксплуатацию), и рассорить рабочих друг с другом, чтобы, опять-таки, они не могли коллективно, все вместе противостоять хозяевам предприятий.

На заводе также ввели штрафы, чтобы недодавать рабочим их зарплату на «законном» основании. Позже прошли сокращения рабочих, после которых  нагрузка уволенных рабочих легла на плечи оставшихся.

То есть, произошло все то, о чем рабочий комитет ВРЗ предупреждал рабочих в начале прошлого года, что именно так и будет, если все будем молчать и терпеть. Рабочие, польстившись на хозяйские обещания, прекратили борьбу за свои права, и в итоге получили серьезное ухудшение своего положения — и в смысле зарплаты, и в смысле увеличения нагрузки и ухудшения условий труда. Без нормального-то отопления в цехах они работают до сих пор! Хотя год прошел с того времени, когда впервые в рабочем коллективе был поднят этот вопрос.

Так что хозяевам ВРЗ было что праздновать в конце года — они ловко провели своих рабочих, добившись пополнения своих карманов на многие десятки миллионов рублей, вытянутых из карманов рабочих ВРЗ. И виноваты в этом не столько сами капиталисты — от них другого ждать глупо, на то они и капиталисты! В ухудшении своего положения виноваты, прежде всего, сами рабочие, поверившие очередным красивым обещаниям Гейера и Ко.

Если рабочие ВРЗ и далее будут помалкивать, то они получат еще и не такое — через год их сегодняшнее положение им покажется сущим раем. Классовая борьба не знает перемирия, потому что экономические интересы рабочих и капиталистов прямо противоположны и непримиримы. Если рабочие не противостоят своим угнетателям, то буржуазия ещё с большим напором начинает наступать на пролетариат.

Увернуться и отсидеться от боя со своим классовым врагом не получится. В этой драке, если мы, рабочие, не сожмем кулаки для ответного удара капиталистам, который можно нанести лишь коллективно, нас всех разобьют в кровь, и никого не пощадят, в том числе и тех, кто наивно думает, что ему удастся отсидеться в своей норке.

Но почему рабочие поверили сказкам и лживым обещания руководства? Разве они не видят и не понимают, что их обманывают постоянно, который уже год? Разве за 20 лет положение рабочих на ВРЗ хоть раз улучшалось? Нет! Все время становилось только хуже и хуже! Почему же не делается из этого очевидного и неопровержимого факта единственно правильный вывод, что рабочим нужно бороться за себя и бороться коллективно, плечом к плечу?

Причина, по нашему мнению, это политическое обывательство, вбитое в головы рабочих буржуазной пропагандой. Многие рабочие еще наивно уверены, что сидя тихо и помалкивая, не возражая хозяевам-капиталистам, они смогут пережить нынешние невзгоды, уйти от проблем, как-нибудь дотянуть до «лучшей жизни» и что эта «лучшая жизнь» скоро наступит сама собой. Но сама реальная действительность постоянно опровергает эту утопию. Никогда еще, со времени разрушения СССР, рабочим не становилось лучше — их жизнь постоянно ухудшалась. В тех же «черных 90-х годах», которые все время противопоставляют нынешней «путинской стабильности», никто из нас не сидел по уши в кредитах, никому в голову не приходило брать в банке займ, чтобы собрать ребенка в школу, и за коммуналку мы тогда не платили чуть ли не ползарплаты, да и на заводе у нас еще работали тысячи рабочих, а не жалкие 300 человек, как сейчас.

Вот эта иллюзия, что можно тихо отсидеться, обойтись без борьбы, и есть самое слабое наше место. Именно из-за нее мы живем все хуже и хуже. Сейчас нам, рабочим, важно подтягивать свое самосознание, изучать теорию и практику рабочей борьбы, выясняя, а как борются за свои права другие рабочие? как они боролись раньше? какие приемы использовали? при каких условиях одерживали победы? Без такого знания мы капиталистов не заставим относиться к нам, как к людям.

Далее, уже сейчас нужно укреплять солидарность между рабочими, между бригадами, между сменами и не ограничиваться при этом только нашим заводом. Всем коллективом нужно уже сейчас заступаться за каждого своего товарища, которого несправедливо обидели хозяева предприятия. Только тогда каждый из нас будет защищен — ни одного из нас не смогут ни запугать, ни уволить.

Нужно также всеми способами выявлять и избавляться от провокаторов и стукачей, выгонять их из своего рабочего коллектива, добиваться их увольнения с завода.

Это первоочередные задачи рабочих Стерлитамакского ВРЗ, если они не хотят совсем скатиться в нищету, когда и кусок хлеба на столе будет в семье за радость.

Нам могут сказать некоторые несознательные товарищи, что

«Я бы встал на борьбу, но один я ничего не смогу сделать, т.к. больше никто не поднимется, ибо кругом трусы».

Но речь не идет о борьбе одиночек — такая борьба с капиталистом, в руках которого сила денег и за спиной которого стоит буржуазное государство, заведомо обречена на поражение. Речь идет о коллективной борьбе рабочих, которой капиталисты противостоять не способны, если только рабочие им сами не поддаются. Боятся все рабочие, но одни понимают, что без борьбы уже не обойтись, а другие ищут повода, чтобы от нее отказаться, потому что не верят в успех нашего общего рабочего дела.

Да, наш рабочий коллектив не однообразен, он состоит из разных личностей. Есть трусы, это факт, и не считаться с ними нельзя. Есть в коллективе такие, которые думают лишь о себе. А ещё есть те, кто в силу объективных причин не могут принять участия в открытой борьбе против работодателя. Но не стоит мазать всех рабочих одной краской, в каждом случае нужно разбираться. В любом случае и тех и других рабочих у нас крайнее меньшинство. Основная масса наших рабочих — это смелые и честные люди, готовые заступиться за своего товарища. Если среди этих рабочих образуется спаянный костяк, то он способен сплотить вокруг себя весь рабочий коллектив, и даже заставить штрейкбрехеров не идти против воли всего коллектива.

Другие несознательные рабочие пытаются прикрыть свое нежелание бороться вот такими рассуждениями:

«Если мы встанем на борьбу, то работодатель может лишить нас премии или вовсе уволить. Тогда мы не сможем обеспечить свои семьи и обязательства по кредитам и т.д. и т.п. Одним словом, мы не можем рисковать благополучием своих детей».

Таким рабочим можно сказать следующее: а разве сейчас вы не рискуете благополучием своих семей, когда вас без всякой борьбы без проблем увольняют, когда вам задерживают или срезают зарплату? Ведь первый же просроченный платеж по кредиту (в первую очередь, по ипотеке) из-за того, что уменьшили зарплату, например, ввергает рабочего в бесконечную кабалу, из которой он уже не может выбраться даже при регулярной выплате зарплаты в дальнейшем!

Именно что нужно бороться, если вы действительно заботитесь о своей семье и ее благополучии! Это единственный выход улучшить ваше положение. Потому что другой «выход» — сидеть и помалкивать — вы уже испытали на своей шкуре, он ничего не дает, а только все больше и больше загоняет ваши семьи в нищету.

Да, могут уволить, да, рабочие своей борьбой могут ничего не добиться от своих хозяев. Но это зависит прежде всего от самих рабочих, от нас с вами, а не от Иванова и Гейера — зависит от того, как именно мы будем бороться! Если пойдем до конца и будем крепко держаться друг за дружку, так, что нас ничем не прошибить, никакими угрозами и уговорами, никакими красивыми обещаниями, тогда никого не посмеют уволить и не посмеют не выполнить наши требования. Капиталисту Иванову нужна прибыль. Сам он ее создать не может. Это можем сделать только мы, рабочие. Он зависит от нас, а не мы от него. Вот и нужно его держать за задницу его собственными классовыми интересами, требуя, чтобы были в полной мере удовлетворены и наши рабочие интересы тоже!

Третий тезис, который непременно запустят в рабочий коллектив провокаторы, после того как начальство будет ознакомлено с новым текстом о ВРЗ (они читают все, что публикуют рабочие об их предприятии и их проделках, мы это точно знаем):

«Рабочему комитету вновь что-то не нравится. Даже в праздничном юбилее завода эти смутьяны разглядели не празднование, а поминальный траур. Наш завод – это единственное предприятие, которое было создано после развала СССР в нашем городе. Так что повод для праздника есть. Предыдущие хозяева завода дали возможность людям работать, создали рабочие места. Сегодняшние хозяева, которым достался завод в проблемном состоянии, решают эти проблемы и стараются создать лучшие условия для того, чтобы рабочие могли заработать достойную зарплату».

Поскольку малосознательным рабочим, которые действительно по своей наивности думают, что капиталист — их благодетель и создает им рабочие места, все сказанное хозяйскими холуями покажется верным и правильным, кое-что разъясним им по этому поводу.

Во-первых, сегодняшние хозяева завода — это те, кто и создал «проблемы» предыдущим хозяевам завода. Господин Иванов и стоящие за его спиной капиталисты преследовали цель отнять у Волошенкова предприятие, которое имеет монопольное положение в Урало-поволжском регионе на рынке ремонта вагонов. И отнять его так, чтобы затратить за это поменьше денег. Поэтому они делали все возможное, чтобы уронить стоимость акций завода, в том числе препятствовали получению заводом заказов, лишая тем самым рабочих работы и, следовательно, заработной платы.

Во-вторых, Иванов вложил свои капиталы в этот завод, как когда-то Волошенков и Ко, чтобы извлекать максимальную прибыль. Прибыль капиталиста складывается из прибавочной стоимости, которая создаётся за счет неоплаченного труда рабочих. Стремление к максимальной прибыли — это стремление ещё больше не оплачивать труд рабочих, а значит заваливать их по уши работой, платя им за нее как можно меньшую зарплату. Это суть капитализма, его основной экономический закон.

Но капиталисты понимают, что честно они об этом рабочим сказать не могут, потому что их тогда просто «понесут по кочкам». И потому через своих лакеев — буржуазных пропагадистов и идеологов — они преподносят свое стремление как можно больше выжать из рабочих, как некое благодеяние — мол, даем работу, создаем рабочие места. И вот тут совсем интересно. Потому что сразу возникает один вопрос — а куда эти рабочие места в нашем городе, индустриальном в недавнем прошлом, делись-то? Ведь их были многие тысячи и десятки тысяч! Добро бы речь шла о каком-то захолустном городишке у черта на куличках, где отродясь ничего не было — ни промышленности, ни сельского хозяйства. Но ведь речь идет о Стерлитамаке — втором по величине городе Башкирии — крупной промышленной республики на Южном Урале!

Отсюда прямо вытекает, в-третьих. 21 декабря 1997 года любой рабочий Стерлитамака может ассоциировать с похоронами машиностроительного гиганта «Машзавода», но не как с рождением нового предприятия «ВРЗ».

Да, для нас этот день – именно что юбилейные поминки. День, когда полностью было добито всё машиностроение в нашем городе в угоду иностранному капиталу в соответствие с «Рамочными конвенциями», Киотскими протоколами и Парижскими соглашениями (о национальном предательстве российской буржуазии  РП публиковал статью). Иностранным капиталистам, да и нашим новоявленным российским, нужно было лишить нас средств производства и сделать так, чтобы не просто поставить нашу страну на колени, а уложить ее в грязь так, чтобы она никогда больше не поднялась. Для этого и уничтожалась по всей стране основа всякой независимой экономики — машиностроение, то есть такие заводы, которые производят средства производства — станки, оборудование и пр., то есть то, без чего нельзя произвести никакие вещи, нужные людям для жизни.

И господин Волошенков, будучи важной шишкой на «Машзаводе», принимал прямое участие в убийстве этого бывшего советского общенародного предприятия. Команда национальных предателей, в которую входил Волошенков, раскурочила завод и отправила его на переплавку. Она выгнала на улицу 9500 высококвалифицированных специалистов, оставив их семьи без средств существования. Десятки рабочих с уникальными профессиями повесились, оставшись без работы и возможности выжить, тем более, что многие приехали работать на завод со всех концов СССР. Тысячам рабочих пришлось либо работать не по профессии, либо на более низкой квалификации на других предприятиях города, либо пополнить собой армию безработных. Многие сотни рабочих из-за отчаяния спились.

Далее, чтобы иностранные капиталисты бесперебойно могли перемещать свои товары по территории теперь уже буржуазной России, им требовался исправный транспорт.  Исторически сложилось так, что железная дорога в России – это основной вид транспорта для товарооборота (страна больно большая у нас). Вывоз сырья возрастает ежегодно и также ежегодно возрастает ввоз иностранных товаров, поскольку своих в России мы производим все меньше и меньше (мы уже не в состоянии обеспечивать себя всем необходимым!). Потребовался дополнительный вагоноремонтный завод в Уральско-поволжском регионе. Волошенков и Ко оказались тут как тут:  при поддержке правительства Башкирии они получили кредит под смехотворные проценты и запустили на угробленном ими же самими «Машзаводе» всего лишь 3 цеха из 200 уничтоженных. Аналогично и с «рабочими местами» — уничтожили 9500 рабочих мест, а «создали» чуть больше 500. Да и от тех после сокращений 2013 года остались жалкие 300, которые при новых хозяевах тоже постепенно тают.

Вот вам и капиталистическое «благодеяние»!

Так что, товарищи рабочие ВРЗ, услышите от хозяйских провокаторов такие речи о «заботливых капиталистах, создавших вам рабочие места», непременно напомните им эти цифры — 9500 и 300. И гоните их от себя в шею. Нечего их слушать. Наслушались за 25 лет!

У нас с вами выход один — борьба! Борьба не на жизнь, а на смерть! Не мы хотим на смерть — они хотят извести нас до смерти, до откровенного голода и тотальной нищеты. Это они, капиталисты, хотят вечного рабства для нас и наших детей. А мы с таким будущим не согласные. Мы другого будущего хотим своим детям — счастливого, свободного, светлого. И мы этого будущего добьемся!

Первый шаг к этому будущему мы сделаем тогда, когда научимся все вместе, единым рабочим коллективом бороться за свою зарплату и за улучшение условий своего труда.

Рабочий комитет ВРЗ

Праздничный юбилей как поминки: 3 комментария

  1. Интересно, как отреагируют начальство ВРЗ. В прошлый раз начальство другого предприятия же уволила того активиста, на всякий случай.

    1. Прошу прощения, но это интерес обывателя.
      Наш интерес должен быть в том, чтобы как можно быстрее довести это возвание РК ВРЗ до возможно большего числа рабочих на предприятиях наших городов и поселков. Рабочий рабочего всегда поймёт (хотя отреагировать может по разному).

      1. Бесспорно, вы правы, борюсь во всю с чушью в голове. Эту статью, как и вообще всю историю о Стерлитамакском ВРЗ я в ближайшее время решил распространить среди всех, кого знаю. Этот завод отражает многие стороны нынешнего положения рабочего класса по всей России.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь.