Часть 1 «Диалектический материализм» М.Митин, 1934 г.

диаматАннотация

Настоящая книга — это первая часть курса диалектического и исторического материализма, подготовленного в начале 30-х годов под руководством М. Б. Митина коллективом авторов Института философии Коммунистической Академии.

В то время перед Советской страной стояла острейшая задача — в срочном порядке подготовить из городской и сельской молодёжи высококвалифицированных специалистов не только в области науки и техники, но также и в сфере политики и общественных отношений. Это было время первых сталинских пятилеток, индустриализации и коллективизации страны, строительства первого в мире социалистического общества. Стране остро требовались знающие и умелые борцы идеологического фронта, способные справиться с вредным влиянием буржуазной и мелкобуржуазной идеологии. Первая часть учебника — «Диалектический материализм» — была издана в 1934 г. В этой книге очень просто и доступно, но в то же время достаточно глубоко освещены основные вопросы философии марксизма-ленинизма — диалектического материализма. Фактически, это — лучший из существующих на сегодня учебников по диалектическому материализму, учебник высшего уровня, несмотря на то, что в последующие десятилетия в СССР было написано немало учебников по философии марксизма-ленинизма. И, пожалуй, это единственный учебник, в котором с такой ясностью и простотой изложена методологическая основа контрреволюционной оппозиции, против которой партия большевиков всегда вела непримиримую борьбу — меньшевизма, троцкизма, богдановщины, меньшевиствующего идеализма и т.п. В книге разобраны практически все существенные тезисы контрреволюционеров, показана их ложность, надуманность, вскрыт их истинный классовый характер.

Скачать оригинальную версию 1934 г.

Переиздание — Диалектический материализм. Издательство «Арт-Экспресс», Санкт-Петербург, 2018. — 476 с.

По вопросам приобретения книги обращайтесь к странице Печатные издания МЛРД «Рабочий путь».

Предисловие ко второму изданию

Учебник «Диалектический материализм» — первая часть курса диалектического и исторического материализма, подготовленного коллективом авторов Института философии Коммунистической Академии под руководством Марка Борисовича Митина в начале 30-х годов. Он был написан для студентов высших учебных заведений (вузов и втузов) СССР — вчерашних рабочих и крестьян, будущих представителей пролетарской интеллигенции, в которых очень нуждалась Советская страна, активно строившая социализм.

Учебник вышел из печати в 1934 г. и больше не переиздавался, на иностранные языки не переводился, хотя имел (и имеет!) немалую ценность и для советской марксистской науки, и для всего мирового коммунистического движения.

Причин тому мы видим несколько. И одна из них напрямую связана с буржуазной контрреволюцией в СССР, победа которой привела страну и советский социализм к гибели.

В 30-е годы учебник диалектического материализма Митина выполнил свою задачу — опасные мелкобуржуазные уклоны в партии были побеждены, контрреволюция в Стране Советов была разгромлена политически, организационно и идейно. Диктатура пролетариата под руководством партии большевиков во главе со Сталиным сумела постоять за себя, защитив власть рабочего класса и трудового крестьянства.

А в конце 40-х – начале 50-х годов, когда в связи с победой в Великой Отечественной войне и переходом СССР к активному строительству коммунизма в стране вновь резко обострилась идеологическая борьба, было решено подготовить и издать новые, более современные учебники марксистской философии, отвечавшие на запросы нового времени. Борьба с ревизией марксизма — основное содержание учебника диалектического материализма Митина, — безусловно, продолжала оставаться для партии большевиков важнейшей задачей, как и в период строительства в стране основ социалистического общества. Но первостепенное значение в сфере идеологической борьбы и прежде всего на философском фронте на тот момент времени приобрели другие проблемы, без решения которых успешно двигаться к коммунизму было бы невозможно: нужно было добиться глубокого овладения теорией марксизма-ленинизма со стороны партийных руководителей и советских обществоведов, а также укрепить диалектико-материалистическое мировоззрения в партийных массах и самых широких слоях советского общества (см. речь Г. Маленкова на XIX съезде КПСС, 5 октября 1952 г.).

В то время казалось, что возврата к прошлым уклонам в партии уже быть не может, по крайней мере, в таком объеме и в таких формах, как в 20-е и 30-е годы. Ведь антагонистические классы в СССР были уничтожены, в стране практически не осталось даже мелкого производителя — социальной опоры всех мелкобуржуазных уклонов, идейных шатаний и неустойчивости в партии и рабочем классе. Да и исторический опыт борьбы партии с контрреволюцией должен был сыграть свою положительную роль, дисциплинируя членов партии и сплачивая теснее её ряды. Гораздо важнее тогда была борьба партии с буржуазной идеологией в самых разнообразных ее формах, проникавшей, так или иначе, в страну Советов из окружающих ее капиталистических стран, правительства которых объявили «священную» Холодную войну коммунизму и его идеологии.

В конце 40-х – начале 50-х годов в СССР никому не могло прийти в голову, что вскоре ситуация в стране изменится кардинально. Что хрущевской контрреволюции летом 1953 года путем военно-террористического переворота удастся захватить руководство в партии и, как следствие, в Советском государстве, скрыв произошедшее от партийных масс и советских трудящихся. Что она вытащит на белый свет все гнилые полулиберальные контрреволюционные идейки 20-х и 30-х годов, разоблаченные и разгромленные в свое время большевиками. И что эти идеи станут подаваться советскому народу как истинный марксизм-ленинизм, а большевизм (ленинизм), с которым советские рабочие и крестьяне под руководством партии большевиков одержали все свои великие победы, фактически окажется в Советской стране под запретом. Митинский учебник диалектического материализма, подготовленный по итогам борьбы партии с оппозицией в 20–30-х годах, станет опасен хрущевской контре. И эта книга, изданная в свое время немалым тиражом — 100 тыс. экземпляров — будет повсеместно изыматься из советских библиотек в числе другой большевистской литературы, раскрывающей правду о правотроцкистской хрущевской контрреволюции, ее исторических и идейных корнях. Единичные экземпляры в позднем (хрущевско-брежневском) СССР упрячут в спецхран, и на долгие десятилетия эта книга станет недоступна и широкому кругу советских читателей, и значительной части советских обществоведов.

Но, как известно, «рукописи не горят». Добытое великим трудом всего человечества, оплаченное потом и кровью миллионов и миллиардов людей на земле научное знание не убить, не уничтожить. Сколько ни скрывай правды, она все равно пробьет себе дорогу, потому что на ее стороне объективные законы развития природы и общества, дающие силу жизни, обеспечивающие победу жизни над смертью и тленом — победу молодого, растущего и развивающегося над старым, умирающим, уходящим с исторической арены.

Хрущеву и его пособникам было отчего бояться этой книги.

Дело в том, что учебник диалектического материализма, подготовленный под руководством М. Митина, — издание уникальное. Ни до, ни после него ничего подобного в СССР и тем более в мире не издавалось, хотя учебников по марксизму-ленинизму выходило немало — и в Советском Союзе, и в странах народной демократии.

В этом учебнике на хорошем уровне, кратко и очень доступно излагаются основные вопросы марксистской философии, как их понимали большевики, что само по себе более чем ценно и является немалой редкостью.

Философия марксизма и прежде всего ее важнейшая составная часть — материалистическая диалектика — достаточно сложны для понимания, особенно в сравнении с примитивизмом идеологии эксплуататорских классов, выстроенной обыкновенно на основе законов формальной логики (метафизический подход), и, следовательно, довольствующейся несколькими непререкаемыми постулатами и устраивающей вокруг них пляски с бубнами. Отсюда сложность подачи учебного материала по диалектическому материализму простым и доступным широким массам трудящихся языком, решить которую способны далеко не всякие авторы, даже хорошо владеющие предметом.

С другой стороны, в позднесоветское время (хрущевско-брежневское и позднее) в СССР выходило громадное количество учебников «марксистско-ленинской» философии, издаваемых миллионными тиражами, но ни в одном из них нет философии большевизма, т. е. истинного марксизма-ленинизма, — той самой мировоззренческой базы, с помощью которой была завоевана власть рабочего класса и построен советский социализм — Великий СССР.

Еще одной особенностью учебника Митина является то, что в нем критикуются ошибочные мелкобуржуазные взгляды некоторых действующих на тот момент времени советских партийных руководителей и представителей советской общественной науки. Например, Н. И. Бухарина, бывшего на момент издания учебника членом ЦК ВКП(б), членом коллегии Наркомата тяжёлой промышленности СССР, одним из редакторов первого издания БСЭ, председателем Комиссии по истории знаний (КИЗ), директором Института истории науки и техники АН СССР. А также А. М. Деборина — члена Президиума АН СССР, академика-секретаря сразу трех Отделений АН СССР (см. выступление А. М. Деборина на заседании Президиума АН СССР 20 марта 1953 г.) и др. Ничего подобного после 1953 года в советских учебниках по «марксизму-ленинизму» или где-либо еще в советской печати не было, и быть не могло. Контрреволюционное хрущевско-брежневское руководство КПСС не допускало никакой критики в адрес руководителей партии или проводимой ЦК политической, экономической, организационной или идеологической линии. (Это вам не сталинский «жестокий террор», когда шли дискуссии за дискуссиями, где открыто, всей партией и всей страной обсуждались самые насущные вопросы социалистического строительства!) Ревизионистская КПСС предлагала учащимся и всем советским гражданам только единственный вариант «марксизма-ленинизма» — тот, который был утвержден ЦК КПСС и удобен правотроцкистской контрреволюции.

И самое главное, учебник диалектического материализма Митина — это не только и не столько учебное пособие по марксистской философии, дающее, хотя и на достаточно высоком уровне, основные положения научного пролетарского мировоззрения, — это, в сущности, практическое пособие по борьбе с самыми реакционными формами идеологии империалистической буржуазии и ее пособников оппортунистов, нередко прячущихся под маской марксизма, которые в эпоху империализма неизбежно скатываются в болото буржуазной контрреволюции и фашизма.

В книге Митина «Диалектический материализм» дана доскональная критика идеологии меньшевизма, богдановщины, троцкизма, правого и «левого» уклонов и др., усердно извращавших марксизм-ленинизм и выдававших себя при этом за «правоверных марксистов», а на деле только вставлявших палки в колеса советскому рабочему классу, строящему социалистическое общество. Разобраны практически все самые основные и существенные тезисы партийной оппозиции, доказана их ложность, надуманность, показан их истинный классовый характер. То, что эта большевистская критика была совершенно справедлива, доказала впоследствии сама история: все оппозиционные фракции и блоки в ВКП(б) в итоге пришли к своему логическому концу — к созданию внутри СССР контрреволюционных террористических групп (см. Процесс троцкистско-зиновьевского террористического центра, СПб.: Арт-Экспресс, 2018.), действовавших в интересах и под руководством мировой буржуазии, стремящейся повернуть историю вспять и реставрировать в первой в мире стране победившего пролетариата капитализм.

Вопрос о борьбе на два фронта — правым и «левым» оппортунизмом занимает почти половину учебника, не считая того, что при рассмотрении понятий, законов и категорий материалистической диалектики всегда отмечается, как именно искажают их понимание идеологи буржуазии или ревизионисты. Раскрывается вся методология буржуазных и мелкобуржуазных течений в рабочем классе, показаны все отступления ревизионистов от марксизма-ленинизма и детально разъяснено, где, в чем и почему они неправы.

Авторами учебника вскрыты гнилые реакционно-буржуазные классовые корни неокантианства, неогегельянства, позитивизма, махизма, богдановщины, механицизма, бухаринщины, контрреволюционного троцкизма, меньшевиствующего идеализма и всех прочих форм и разновидностей механистического материализма, а также объективного и субъективного идеализма, которые в то время проявились во всей красе в стране пролетарской диктатуры.

Наиболее ценен в учебнике детальный разбор с марксистско-ленинских позиций идеологии богдановщины («всеобщая организационная наука», «теория равновесия» и пр.), ставшей впоследствии философской основой лженауки кибернетики, и особенно меньшевиствующего идеализма — формы меньшевизма и философской базы контрреволюционного троцкизма, возникшей впервые именно в СССР, в период сворачивая НЭПа и перехода страны к активному строительству фундамента социализма. Собственно, как указывается в предисловии самих авторов, толчком к созданию этого партийного учебника и послужила серьезная дискуссия среди советских философов в связи с постановлением ЦК ВКП(б) о журнале «Под знаменем марксизма», где свили себе гнездо меньшевиствующие идеалисты под прикрытием главного редактора журнала и главного их идейного вдохновителя А. М. Деборина.

Кроме «Диалектического материализма» Митина больше нет ни одной книжки, где бы давалась подробная критика меньшевиствующего идеализма, где были бы показаны основные ошибки и извращения меньшевиствующими идеалистами марксизма-ленинизма и детально объяснено, почему это ошибки. А ведь именно эта форма ревизии марксизма получила в позднем, хрущевскобрежневском СССР наибольшее распространение, гордо выдавая себя за истинный марксизм-ленинизм!

Сегодня это все чрезвычайно ценно для нас, так как в постсоветской буржуазной России все эти формы наиболее реакционной, фашистской и социал-фашистской идеологии империалистической буржуазии тотально господствуют, в том числе в левом и коммунистическом движении, будучи усилены возможностями технических средств массовой обработки сознания трудящихся масс.

Почему в начале 30-х годов курс диалектического материализма был востребован именно в таком виде, т. е. не просто как учебное пособие, в котором бы излагались основы марксистско-ленинского мировоззрения, а именно как практическое руководство по борьбе с контрреволюционной идеологией партийной оппозиции и ревизионистов?

Того требовали условия, в которых находилась в то время первая в мире страна социализма. Гигантские успехи СССР, в том числе:

  • досрочное выполнение первой пятилетки и успешно идущая вторая пятилетка, доказавшие, что индустриализация страны — превращение бывшей аграрной страны в страну индустриальную, технически передовую, а значит и экономически независимую, — стало фактом;
  • громадный рост производства в СССР, совершенно недосягаемый для стран капитализма;
  • полное уничтожение в стране безработицы — закрытие последней биржи труда в СССР в 1931 году;
  • успешная коллективизация, в ходе которой было уничтожено кулачество — последний эксплуататорский класс в стране;
  • постоянное и значительное улучшение материального положения рабочих, служащих и кооперированного крестьянства;
  • ликвидация в стране неграмотности и др. —

вызывали ненависть не только у капиталистов за рубежом, которые отлично поняли, что социализму как новому общественному строю они со своим капитализмом противопоставить ничего не могут, и заговорили о новой войне против Советской России, но и у остатков разбитых классов внутри страны, к которым примкнули осколки разгромленных партией антиленинских групп.

Шел только 1934 год. Еще был жив С. М. Киров. Еще не было больших судебных процессов над врагами народа, и никто не мог знать, до какой низости дойдут антипартийные группы троцкистов, зиновьевцев и правых, в своей ненависти к социализму не побрезговавшие сомкнуться с самыми непримиримыми и оголтелыми классовыми врагами рабочего класса — с фашистами (см. Процесс троцкистско-зиновьевского террористического центра). Но идейная и организационная борьба большевиков с партийной оппозицией, защищавшей кулачество до последнего, была в самом разгаре. Активизировались и «бывшие» — остатки разбитых эксплуататорских классов и их прислужники, подстегиваемые империалистической буржуазией из-за рубежа. И те и другие активно распространяли мелкобуржуазную и буржуазную идеологию в стране, опираясь на элементы мелкобуржуазности, не изжитые еще в сознании немалой части трудящихся масс Советской страны. Партия большевиков вела непримиримую борьбу с этой контрреволюционной идеологией, мешавшей строительству социалистического общества.

Стране Советов срочно требовались политически грамотные кадры, умеющие не только строить заводы и электростанции, разрабатывать новые технологии, совершать научные открытия, учить молодое поколение и писать статьи, но еще и бороться с буржуазной и мелкобуржуазной идеологией, проникавшей во все отрасли народного хозяйства, во все сферы социальной жизни страны. Нужны были технические специалисты и естествоиспытатели, экономисты, финансисты и организаторы социалистического производства, писатели и журналисты, способные видеть и разоблачать классово-вредные влияния в науке, технике, экономике и культуре. Только в этом случае советское общество могло быстрее двигаться к социализму, быстрее решить задачи социалистического строительства, чтобы обеспечить, наконец, зажиточную счастливую жизнь миллионным массам трудящихся СССР.

Это было великое время первых советских пятилеток, индустриализации и коллективизации страны, строительства первого в мире социалистического общества. Точных инструкций, как строить социализм, как уничтожить разделение общества на классы, не было, и быть не могло. Все приходилось делать впервые в мировой истории, руководствуясь глубоким пониманием объективных законов общественного развития, открытых марксизмом-ленинизмом, и опираясь при этом на тщательный анализ существующей действительности.

А задачи Советской стране пришлось решать наисложнейшие:

  • восстановление экономики страны после военной разрухи, в том числе борьба с голодом и отсутствием самого элементарного для выживания людей — товаров первой необходимости;
  • создание собственной мощной промышленной базы, способной полностью обеспечить все потребности советской экономики (индустриализация);
  • создание крупных сельхозпредприятий, способных резко поднять производство сельскохозяйственной продукции с помощью специализированной сельхозтехники и накормить, наконец, голодную страну досыта (коллективизация);
  • резкое повышение культурного уровня трудящихся масс, которые должны стать способными использовать самую современную технику и технологии (культурная революция).

На решение каждой из этих задач у развитых капиталистических стран уходили многие десятилетия, к тому же решались они в условиях эксплуататорских обществ только с серьезной помощью извне (иностранные кредиты, колониальный грабеж и пр.). А Советской стране помощи ждать было неоткуда. Опираться ей приходилось лишь на собственные силы, в том числе экономические, которых после многолетней военной разрухи в стране было совсем немного.

Решение этих задач осложнялось еще и тем, что сопровождалось оно острейшей классовой борьбой с контрреволюцией, с остатками старого мира, которые всеми способами препятствовали строительству основ социализма, мешали переходу страны из разряда зависимых, полуколониальных, отсталых, аграрных в страну экономически (а значит и политически!) независимую, самостоятельную, передовую и индустриальную. Эта классовая борьба в советском обществе не могла не найти своего отражения внутри партии рабочего класса, выразившись в борьбе большевиков, истинных представителей коренных классовых интересов рабочего класса и всех трудящихся масс, с партийной оппозицией — мелкобуржуазными уклонами внутри партии. От успеха этой борьбы зависела судьба всего социалистического строительства в стране, да и самой власти рабочего класса. Потому что «малейшие отклонения от правильных марксистско-ленинских позиций даже в самых абстрактных вопросах теории приобретают ныне важное политическое значение и выражают определенную классовую обусловленность, направленную в конечном счете против диктатуры пролетариата» (см. с. 339 нового издания).

Откуда берутся уклоны от марксизма в партии рабочего класса и в самом рабочем классе, разъяснил И. В. Сталин на VII пленуме ИККИ (Сталин. Еще раз о социал-демократическом уклоне в нашей партии, Соч., т. 9, М.: Государственное издательство политической литературы, 1948, с. 9–11.).

Первый источник, который питает разные оппортунистические течения — это давление буржуазной и мелкобуржуазной стихии, которому поддаются наименее устойчивые слои рабочего класса.

Второй источник — это разнородный состав рабочего класса. Основная масса рабочих — это пролетарии, давно порвавшие все связи с классом капиталистов. «Этот слой пролетариата является наиболее надежной опорой марксизма».

Второй слой — это выходцы из крестьянства, мещанства и интеллигенции, недавно влившиеся в ряды пролетариата и принесшие с собой старые навыки, привычки, колебания и шатания мелкой буржуазии. «Этот слой представляет наиболее благоприятную почву для всяких анархистских, полуанархистских и „ультралевых“ группировок».

Третий слой, характерный для пролетариата капиталистических стран, — это рабочая аристократия, наиболее обеспеченная и привилегированная часть пролетариата. Она склонна к компромиссам, соглашению с буржуазией, от которой получает определенные подачки. «Этот слой представляет наиболее благоприятную почву для откровенных реформистов и оппортунистов».

Уклоны от марксизма в рабочем движении и, как следствие,

в пролетарской партии принято ориентировочно разделять на две части — правый и «левый». Правый уклон — ревизионизм (оппортунизм, реформизм), «левый» уклон — анархизм (анархо-синдикализм, анархо-социализм). Оба эти отступления от марксизма наблюдаются в различных формах и оттенках во всех странах мира.

В. И. Ленин в статье «Разногласия в европейском рабочем движении» разъяснил, что порождает эти два направления — противоречивое, скачкообразное развитие рабочего движения вследствие неравномерности развития капитализма и диалектического характера общественного развития вообще:

«Постоянным источником разногласий является диалектический характер общественного развития, идущего в противоречиях и путем противоречий… Капитализм сам создает своего могильщика, сам творит элементы нового строя, и в то же время, без „скачка“, эти отдельные элементы ничего не изменяют в общем положении вещей, не затрагивают господства капитала. Эти противоречия живой жизни, живой истории капитализма и рабочего движения умеет охватить марксизм, как теория диалектического материализма. Но понятно само собою, что массы учатся из жизни, а не из книжки, и поэтому отдельные лица или группы постоянно преувеличивают, возводят в одностороннюю теорию, в одностороннюю систему тактики то одну, то другую черту капиталистического развития, то один, то другой „урок“ этого развития» (Ленин. Разногласия в европейском рабочем движении, ПСС, 5-е изд., т. 20, М.: Издательство политической литературы, 1973, с. 65–66).

Он показал, что любая форма отступления от марксизма (уклон) берет всегда какую-то одну сторону или тенденцию рабочего движения и возводит ее в абсолют, не понимая диалектических противоречий действительности.

«А действительная жизнь, действительная история включает в себя эти различные тенденции, подобно тому, как жизнь и развитие в природе включают в себя и медленную эволюцию и быстрые скачки, перерывы постепенности.» (Там же, с. 66)

Правый уклон, реформисты игнорируют скачки, они берут в рассмотрение только постепенное, медленное — эволюционное развитие, не понимая того, что оно только подготавливает качественные скачки, перерывы постепенности, революционные преобразования. Поэтому реформисты упирают на реформы, полагая, что мелкими, частичными изменениями можно кардинально изменить жизнь капиталистического общества, без всяких проблем «врасти в социализм» (Н. И. Бухарин).

«Леваки» — анархисты, синдикалисты, троцкисты, прикрывающиеся пышной революционной фразой, поступают противоположным образом — они, наоборот, отрицают постепенность в развитии, видят только скачки, игнорируя медленное развитие, которое их должно подготовить.

И то, и другое мировоззрение является тормозом развития революционного рабочего движения, замедляет организацию и сплочение пролетариата, засоряет его революционную теорию буржуазным хламом, мешая политическому просвещению рабочего класса. Это два типа извращений марксизма-ленинизма, два вида ревизии марксизма.

«…правая форма ревизии, не видит нового содержания, нового качества и не идет дальше старых форм, другая ревизия — левая, наоборот, замечает лишь новое содержание, новое качество, но не понимает путей и этапов развития этого содержания, полностью отбрасывая формы борьбы, которые необходимо еще использовать при данной обстановке.» (См. с. 318 нового издания.)

Правый уклон отражает в основном идеологию кулачества, а «левый» уклон — как правило, идеологию городских капиталистических классов, разоряющейся городской мелкой буржуазии. Классовое содержание у них одно и то же — мелкобуржуазное. Потому Ленин и говорил, что «левая» оппозиция — это то же самое, что и правая, меньшевистская, оппортунистическая, только «вывернутая наизнанку».

Следовательно, успешная борьба с уклонами от марксизма-ленинизма — это жизненная необходимость для партии рабочего класса, основа ее развития и залог ее будущих побед.

Тов. Сталин указывал на VII пленуме ИККИ:

«История нашей партии есть история борьбы противоречий внутри этой партии, история преодоления этих противоречий и постепенного укрепления нашей партии на основе преодоления этих противоречий» (Сталин. Еще раз о социал-демократическом уклоне в нашей партии, Соч., т. 9, с. 3).

«Преодоление внутрипартийных разногласий путем борьбы является законом развития нашей партии» (Там же, с. 8. Курсив наш. — Р. П. ).

Это явление было замечено еще основателями марксизма.

В 1882 г. Ф. Энгельс писал Бернштейну:

«По-видимому, всякая рабочая партия большой страны может развиваться только во внутренней борьбе в полном соответствии с законами диалектического развития вообще» (Энгельс. Эдуарду Бернштейну в Цюрих. Лондон, 20 октября 1882 г. Соч. К. Маркса и Ф. Энгельса, 2-е изд., т. 35, М.: Издательство политической литературы, 1964, с. 312).

Но чтобы победить уклоны, необходимо не только знать их социальные корни в обществе, но и понимать на какой методологии строится вся их идеология, а следовательно, и политика. А это значит, что важно глубоко разбираться в философии, уметь отличить истинную философию марксизма-ленинизма от мелкобуржуазных и буржуазных подделок под нее.

Философия и политика тесно связаны между собой — философские отклонения неизбежно ведут к отклонениям в политике.

В. И. Ленин учил, что «Нельзя вполне уяснить себе никакой ошибки, в том числе и политической, если не доискаться теоретических корней ошибки у того, кто ее делает, исходя из определенных, сознательно принимаемых им, положений» (Ленин. Еще раз о профсоюзах, ПСС, 5-е изд., т. 42, М.: Издательство политической литературы, 1970, с. 286).

Отсюда борьба на два фронта как обязательное условие суще ствования партии рабочего класса в политике — с реформизмом и с анархизмом, с правым и «левым» оппортунизмом — необходимо предполагает борьбу на два фронта также и в области философии.

Философские корни уклонов и основных форм ревизии марксизма разъяснены в учебнике Митина превосходно.

«Современный правый оппортунизм основывается главным образом на механистической методологии. Он характеризуется тем, что не видит нового содержания, качественного своеобразия пролетарской диктатуры, отрицает противоречивость развития, выступает за „мирную“ эволюцию, отрицает массовую борьбу и т. д.

„Левый“ оппортунизм и „левые“ загибы отправляются от той методологической установки, которая склонна отрицать определенные старые формы, не видит путей и этапов в развитии, не учитывает материальных основ продвижения вперед, перепрыгивает через незавершенные стадии в развитии, что ведет к авантюризму в политике, подменяет действительность желаемым, путает возможность и действительность и т. д. Основной методологической базой для этого вида оппортунизма является меньшевиствующий идеализм.» (См. с. 330 нового издания.)

Коротко и упрощенно получается, что механицизм есть философская база правого уклона, меньшевистский и меньшевиствующий идеализм — в основном теоретическая база «левого» уклона и троцкизма. Упрощенно потому, что на деле идеология мелкой буржуазии эклектична и бессистемна — сплошь и рядом в идеологии правого уклона встречаются элементы идеализма, а контрреволюционный троцкизм, например, насквозь проникнут самым пошлым и вульгарным механицизмом.

«Таково уже классовое положение мелкой буржуазии, колеблющейся между пролетариатом и буржуазией, что она и в идеологической области проявляет свою нерешительность, непоследовательность, пренебрежение к серьезной теоретической работе, ограничиваясь обрывками теорий, заимствованных отчасти из теоретического арсенала пролетариата, отчасти у реакционной буржуазии и других классов. Крохоборство, выхватывание отовсюду отдельных кусочков, обрывков и механическое их соединение, примирение, эклектизм — в теории и трусость, колебания, шатания — на практике — это те черты, на которые неоднократно указывал Ленин у идеологов и „вождей“ мелкобуржуазных партий: меньшевиков, эсеров и т. д. Мелкая буржуазия никогда не могла выработать себе стройного и последовательного материалистического мировоззрения, а ограничивалась или половинчатыми формами материализма с примесью элементов идеализма (кантианства, юмизма, берклеанства), или открыто становилась на почву идеализма, или искала какую-то третью, несуществующую линию „золотой середины“ между материализмом и идеализмом, пытаясь подняться над обоими.» (См. с. 322 нового издания.)

Буржуазная и мелкобуржуазная идеология, прежде всего меньшевизм, характерным свойством которого, как неоднократно подчеркивал Ленин, является удивительная приспособляемость, с победой марксизма в рабочем движении неизменно стремится проникнуть в революционную теорию пролетариата под самыми разнообразными вывесками «марксизма» — то «творческого», то «национального», а то «марксизма XXI века». Это, разумеется, не случайно.

Буржуазия отлично понимает, что победить рабочий класс можно только вырвав у него из рук его важнейшее оружие — его революционную теорию, которая позволяет пролетариату вырабатывать правильную стратегию и тактику в борьбе за социализм. Наиболее удобный способ, как это можно сделать — это подменить теорию революционного марксизма фальшивыми мелкобуржуазными подделками под марксизм. А значит нужно бить по большевизму, бить и подрубать его корень — материалистическую диалектику, всячески извращая ее и выхолащивая:

«Революционно-действенная роль материалистической диалектики всегда являлась причиной самой острой ненависти и бешеной злобы буржуазии на всем протяжении революционной борьбы пролетариата. Существуют тысячи ухищрений, выработанных буржуазией и мелкобуржуазной ее агентурой внутри рабочего движения, чтобы так или иначе оторвать марксистскую теорию от революционной практики и чтобы выхолостить революционную „душу“ марксизма — материалистическую диалектику. Марксизму приходилось вести беспощадную борьбу как с коренным врагом — идеализмом, так и мелкобуржуазной агентурой внутри самого марксизма, т. е. с разными формами философского ревизионизма, которые под благовидным предлогом внесения поправок, „дополнений“, уточнений и т. д. неизменно пытались обуржуазить марксизм, превратить его в пустую оболочку для протаскивания буржуазных и мелкобуржуазных теорий.» (См. с. 321–322 нового издания.)

Партии большевиков пришлось вести борьбу на два фронта — против правого и «левого» оппортунизма — весь период своего существования. Особенно острой стала эта борьба после завоевания рабочим классом политической власти в стране. В каждый конкретный период советской истории на первый план борьбы с ревизией марксизма выходила то одна форма оппортунизма, то другая.

После Октябрьской революции выразителем звериной ненависти свергнутых эксплуататорских классов к революционному марксизму-ленинизму стал, прежде всего, меньшевизм. Диктатура пролетариата уничтожила в стране помещиков и капиталистов в промышленности — и меньшевики тут же встали на их защиту. Они усердно пытались доказать «несвоевременность» пролетарской революции в России, в которой производительные силы еще якобы не достигли необходимого для построения социалистического общества уровня. (Те же песни мы слышим от идеологов российской буржуазии и оппортунистов сегодня.)

Но и «левые» ревизионисты не сидели тогда сложа руки — они вытащили на свет старый богдановский махизм, еще до революции разоблаченный В. И. Лениным в гениальной работе «Материализм и эмпириокритицизм». В первые годы диктатуры пролетариата Богданов выступил с новыми идеями, основанными на том же старом философском содержании — субъективном идеализме — с идеями «пролетарской культуры», «социализма науки», «всеобщей организационной науки (тектологии)». Материалистическую диалектику Богданов подменил своей идеалистической теорией «организационного процесса» и механистической «теорией равновесия» — теорией примирения противоречий, которая так популярна сегодня в капиталистической России.

В восстановительный период развития советской страны (в период НЭПа) на первый план борьбы партии на два фронта вышла борьба с «левым» оппортунизмом в форме контрреволюционного троцкизма. Пик борьбы с ним пришелся как раз на конец 20-х годов, когда партия большевиков стала сворачивать новую экономическую политику, уничтожая городскую буржуазию экономическими мерами и выдавливая ее с внутреннего рынка государственными социалистическими предприятиями. Троцкисты как идейные глашатаи городской буржуазии не могли этого вынести, и, объединившись с остатками разгромленных большевиками партийных оппозиций, попытались перейти в наступление на политику большевиков, отражавшую классовые интересы рабочего класса и всех трудящихся масс страны Советов. Но потерпели полное поражение.

Философскую базу троцкистам угодливо подготовили меньшевиствующие идеалисты, появившиеся со своими теориями как раз в этот период времени — в 20-е годы. Они выступили в разных обличьях, выдвинув ряд меньшевистско-идеалистических концепций в стиле II Интернационала: «меньшевистски-каутскианская идеалистическая теория Рубина в политэкономии, меньшевистская „разработка“ истории марксизма Рязановым, протаскивание и дальнейшее углубление ошибок Плеханова в марксистской философии его учениками Аксельрод и Дебориным как по линии позитивистско-кантианской и механистической ревизии марксистско-ленинской философии (Аксельрод), так и меньшевиствующего идеализма (Деборин, Карев, Стэн); возрождение субъективно-идеалистических и кантианских концепций в философии (у Сарабьянова и др.), меньшевистски-идеалистические теорий в литературоведении (Переверзев, Воронский и т. д.)» (см. с. 333 нового издания).

Однако и правая оппозиция в восстановительный период не бездействовала. Главным выразителем идей правого уклона стал механицист Н. И. Бухарин, попытавшийся заменить диалектический материализм богдановской схоластикой — теорией равновесия в историческом материализме и политэкономии. Ему на помощь пришли и другие механицисты — некоторые ученые-естественники, отождествлявшие диалектический материализм с последними выводами естествознания, и определенная часть пропагандистов-антирелигиозников, боровшихся с поповщиной с позиций вульгарного эмпиризма.

С началом реконструктивного периода и развертыванием борьбы партии против последнего эксплуататорского класса в стране — кулачества правый уклон (Бухарин, Рыков, Томский) как кулацкая агентура внутри партии сдвигает «левых» (троцкистов) с первого места контрреволюционного фронта, выступая в авангарде идейной борьбы буржуазных сил против наступающего социализма. Ему подпевают остальные механицисты — меньшевистско-кантианская группа Аксельрод, механисты-естественники и антирелигиозники (А. Тимирязев, Сарабьянов, Варьяш и др., см. с. 334 нового издания).

Тем не менее, не складывает оружие против марксизма-ленинизма и меньшевиствующий идеализм. Деборинская группа продолжает игнорировать задачу ликвидации отрыва марксистской теории от практики социалистического строительства, она продолжает защищать некоторые троцкистские установки на страницах журнала «Под знаменем марксизма» и тем самым фактически питает троцкистские настроения и распространяет троцкистские идеи.

Понятно, что партия большевиков не могла закрыть глаза на подрывную деятельность всех этих пробуржуазных сил. Со всеми видами ревизии марксизма необходимо было вести решительную борьбу на теоретическом фронте, иначе социализм в стране так и не был бы построен. А для теоретической борьбы требовались политически грамотные кадры, глубоко понимающие марксизмленинизм и умеющие отличить его от подделок.

После хрущевского контрреволюционного переворота практически все указанные выше разновидности ревизионизма расцвели в советском обществоведении пышным цветом, подготавливая идейную почву для реставрации в СССР капиталистических отношений.

Отзвуки того позднесоветского ревизионизма слышны в России и сегодня, они до сих пор правят бал в российском коммунистическом движении, выдавая себя за истинный марксизм-ленинизм.

В силу чего учебник Митина «Диалектический материализм» представляет значительный интерес не только для изучающих марксистскую философию и историю СССР, но, как и прежде, является практическим пособием в борьбе с ревизионизмом, с буржуазной и мелкобуржуазной идеологией, которая сегодня господствует в рабочем классе и в значительной степени сдерживает его борьбу против гнета капитала.

Переиздание книги «Диалектический материализм» было полностью подготовлено МЛРД «Рабочий путь». Никаких значительных изменений и дополнений в тексте книги не производилось. Однако мы сочли возможным в ряде случаев распространить курсив авторов учебника на служебные слова и добавить служебные слова там, где на наш взгляд, могла возникнуть двусмысленность.

Во всех таких случаях нами преследовалась только одна цель — облегчить изучение материала для учащихся. С этой же целью было обновлено устаревшее написание некоторых слов, а кроме того, везде, где было возможно, авторские ссылки на литературу были заменены ссылками на более новые и доступные для читателя издания.

При указании библиографических данных в книге принят следующий порядок: первая по счету ссылка на источник в каждой главе снабжается полными данными, а все последующие даются в сокращении.

МЛРД «Рабочий путь»

Предисловие к первому изданию

Создание учебника по марксистско-ленинской философии для комвузов и вузов — одна из важнейших задач, уже давно поставленных партией перед коммунистами, работающими на философском участке теоретического фронта. По целому ряду причин однако эта ответственная задача до сих пор не была разрешена сколь-нибудь удовлетворительным образом.

Дискуссия на философском фронте и постановление ЦК ВКП(б) о журнале «Под знаменем марксизма» поставила в центр внимания работников философского фронта задачу создания партийного учебника по марксистско-ленинской философии. Встала задача дать учебник с углубленным и вместе с тем достаточно популярным изложением основ диалектического и исторического материализма, содержащий решительную критику механистических и меньшевистско-идеалистических извращений марксизма-ленинизма; дать всестороннее разоблачение социал-фашистских учебников Каутского, Кунова, М.Адлера и др.

Две части настоящей коллективной работы — один из первых опытов в деле создания такого учебника. Авторы и редакторы ставили своей целью: 1)освещение основных вопросов диалектического материализма и его применение к теории общества и всемирно-исторической практике пролетариата, получивших свою разработку и классическое выражение у Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина; 2) ликвидацию разрыва, созданного механистами и меньшевиствующими идеалистами, между теорией и практикой, между философией и политикой пролетариата, между мировоззрением и методом, между материализмом и диалектикой; 3) освещение вопросов диалектического и исторического материализма на основе критики буржуазной философии и социологии, а также современных социал-фашистских воззрений, 4) освещение роли философии в борьбе за генеральную линию партии на два фронта — с правым и «левым» оппортунизмом и контрреволюционным троцкизмом, с механицизмом и меньшевиствующим идеализмом как философской основой уклонов от генеральной линии партии; 5) выявление и освещение нового, что вносит марксизм-ленинизм в лице Ленина и Сталина в общую сокровищницу философии марксизма.

Таковы те цели, которыми обусловлено содержание книги и характер расположения представленного в ней материала.

Книга далеко еще не свободна от ряда серьезных недостатков. Лишь дальнейшая работа над этим материалом, лишь помощь и указания всей читательской массы, а в первую очередь всех работников философского фронта, лишь развернутая большевистская самокритика позволят внести в последующие издания учебника все необходимые исправления и улучшения.

В работе над первой частью учебника принимали участие тт. Базилевский, Бобровник, Вандек, Липендин, Маегов, Макаров, Митин, Ситковский, Тащилин, Шевкин, Шорин, Черемных. Общее руководство, обработка материала и редакция текста принадлежат т. Митину.

Часть 1 «Диалектический материализм» М.Митин, 1934 г.: 3 комментария

  1. Не блокируют. Просто сайт в работе. Скоро исправят. ПСС Маркса скачивается без проблем.

  2. Спасибо, скачал книги, очень ценные. Хорошо, что Рабочий путь подсказал.

  3. Перевести бы Митина на английский язык. На Западе всё комдвижение почти сплошь покрыто троцкизмом. Такое пособие по диамату и истмату было бы очень полезно прогрессивным коммунистам на Западе.

    Читатели ещё не предлагали свою помощь в этом деле?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь.