Об особенностях контрреволюций

Примечание от автора: Данная статья написана мной в 2013 году, когда я вместе с групппой товарищей из РП только приступил к изучению советского социализма. В то время мы не располагали той информацией, которой располагаем сейчас, и многие явления и события оценивали не с вполне марксистских позиций. В частности, мы полагали, что в СССР после 1953 года начал возрождаться класс буржуазии, чего быть в принципе не могло в связи с отсутствием в стране частной собственности на средства производства. Эта серьезная теоретическая ошибка нашла свое отражение и в настоящей статье, что следует учитывать при ее прочтении. В остальном статья не потеряла своей актуальности, она  содержит немало полезного для читателей, начинающих изучать марксизм-ленинизм и историю СССР.

Л.Сокольский, 24 июля 2017 г.

* * *

Один из посетителей сайта «Красное ТВ», Savada, задал нашему постоянному автору Л.Сокольскому вот такой вопрос:

«Как правильно называть нынешний строй в России? До недавнего времени для меня такого вопроса не существовало, я считал, что в России капитализм и точка. Во всех спорах я отстаивал  теорию периферийного капитализма в России. И по всем признакам это действительно так, но проанализировав ход развития мировой истории, череду буржуазных революций и контрреволюций у меня возникли вопросы.

1) В истории Европы случалось так, что буржуазная революция уступала место феодальной контрреволюции, но вместе с этим реставрация монархии никогда не влекла за собой реставрации феодальных (крепостнических) отношений в экономике. Ни один контрреволюционер в Европе не восстановил крепостного права и феодальной экономики, даже восстанавливая при этом монархию взамен республики.

2) В странах СССР произошла не только политическая реставрация капитализма, но и экономически-социальная его реставрация. То есть если бы Советскую власть сменил президент, избираемый Советами, а КПСС — более умеренное крыло левого направления, но при этом сохранилась бы госсобственность на средства производства и плановая экономика, обслуживающая прежние социальные завоевания трудящихся, то такая модель вписывалась бы в схему феодальных контрреволюций Европы. Но ведь в экономике сейчас тоже наблюдается откат к капитализму. Как это всё укладывается в рамки марксистской теории?

3) В связи с этим возникает вопрос, как всё-таки научно правильно называть строй существующий в России и странах СССР и восточной Европы? Если можно от социализма (первой стадии коммунизма) вернуться в капитализм, значит, теоретически возможно из капитализма вернуться в феодализм?»

Ответ тов. Л.Сокольского редакция сайта решила опубликовать на своих страницах, потому что тема эта может быть интересна и нашим читателям.

Л.Сокольский: Уважаемый тов. Savada напрасно стал сомневаться –  Россия действительно страна периферийного капитализма.

Только данную характеристику общественно-политического строя в России для лучшего понимания всех происходящих в стране процессов, в том числе и сегодняшней ситуации, следует немного уточнить. С точки зрения марксизма-ленинизма в России не просто капитализм, а капитализм в стадии империализма, реализованный в форме государственно-монополистического капитализма. Россия действительно страна периферийного капитализма, однако имперские амбиции ее очевидны, и в последнее время они проявляют все ярче и нагляднее.

Подробнее марксистский анализ общественно-политического строя России можно посмотреть здесь .

Теперь, что касается второй части вопроса тов. Savada, то здесь нужно сначала сказать следующее – ни одна контрреволюция не ограничивалась только и исключительно свержением новой революционной власти и восстановлением власти старых отживших классов. Политическая власть реакционным классам нужна не сама по себе, а только как способ вернуть свои экономические привилегии. Имеет смысл напомнить известное выражение К.Маркса, что «политика есть концентрированное выражение экономики». Разумеется, не всегда контрреволюции удавалось уничтожить новые производственные отношения, укрепившиеся в результате революций, зачастую революционные преобразования были так глубоки, что сделать этого было просто невозможно (например, реставрация Стюартов в Англии в 17 в., победа термидорианской реакции, реставрация Бурбонов во Франции и пр.). Почему это было невозможно, мы поясним ниже. Пока же только укажем, что «экономически-социальная реставрация», как выразился уважаемый Savada, в той или иной степени свойственна всем контрреволюциям.

Теперь для того, чтобы нам понять, почему буржуазная контрреволюция в своих преобразованиях заходит в экономике значительно глубже, чем это имело место в феодальных контрреволюциях, мы сначала должны прояснить вопрос о том, что такое социалистическая революция и каковы ее особенности и отличия от революций предыдущих исторических эпох.

Социалистическая революция это частный случай революции социальной. Социальная революция  – это такой общественный переворот, при котором ниспровергается власть отживающих классов и устанавливается власть прогрессивных, революционных классов. Характер революции, ее основное содержание определяется тем, какие социальные противоречия она разрешает, к установлению какого строя она ведет.

Если социальная революция разрешает противоречие между растущими капиталистическими производительными силами и старыми феодальными производственными отношениями и результат этой революции — установление буржуазного общественного строя, в котором господствующим классом становится буржуазия, то такая революция будет буржуазной революцией.

Если же задача социальной революции уничтожить старые капиталистические производственные отношения, которые мешают дальнейшему развитию производительных сил общества, и на основе этих производительных сил построить новые социалистические отношения, в результате чего в обществе установится новый общественный строй – коммунизм, общество БЕЗ КЛАССОВ, то это революция социалистическая.

Потому товарищ Savada ошибается, полагая, что «если бы Советскую власть сменил президент, избираемый Советами, а КПСС — более умеренное крыло левого направления, но при этом сохранилась бы госсобственность на средства производства и плановая экономика, обслуживающая прежние социальные завоевания трудящихся, то такая модель вписывалась бы в схему феодальных контрреволюций Европы.»  Дело, как видим совсем не в формах власти — не в президенте и т.п., а в том, какой именно класс приходит к власти в результате контрреволюции. Контрреволюция в России, в том виде как она происходила у нас в стране, как раз-таки полностью «вписывается в схему феодальных контрреволюций Европы». Иное дело, что принципиально отличаются между собой и классы, приходящие в результате этих контрреволюций к власти, и конкретные исторические условия этих контрреволюций, и самое главное – классовая сущность этих контрреволюций. Т.е. к историческим события важно подходить с позиций материалистической диалектики, только тогда тайное становится явным. В любом случае победивший класс неизбежно переделывал под себя все сферы общественного бытия в той степени, в какой позволяли ему это сделать конкретные исторические условия и законы общественного развития.

В чем главная особенность и коренное отличие социалистической революции от революций предыдущих общественно-экономических эпох?

В том, что предыдущие социальные революции не меняли главного характера общества – оно оставалось классовым. Основа классового общества – частная собственность на средства производства. Потому новые производственные отношения, имели возможность вызревать в значительной степени в рамках старого общества.

Те же  буржуазные производственные отношения появились и развивались еще в рамках феодального общества. Революция в промышленном производстве, начало которой положили гениальные изобретения человечества ткацкий станок и паровая машина, кардинальным образом изменившие все общественное производство и резко увеличившие производительность труда, произошла еще в рамках феодального общества. Новое машинное производство потребовало формирования новых доселе неизвестных человеческому обществу отношений в процессе производства – капиталистических производственных отношений. Капиталистическое товарное производство стало повсюду вытеснять простое товарное производство, бывшее основой существования феодального общества. Напомним, что главным отличием капиталистического товарного производства от простого товарного производства является наемный труд (рынок рабочей силы).

В феодальном обществе, кроме старых антагонистических классов – феодалов и крестьян, появляются и новые антагонистические классы – буржуазия и рожденный ею пролетариат. Причем, господствующим в феодальном обществе классом являлся, как и прежде, класс феодалов (помещиков, аристократов), а все остальные общественные классы – крестьянство, буржуазия и пролетариат были классами угнетенными.

В результате буржуазной революции, свергнувшей власть помещиков и аристократов (феодалов), господствующим классом в обществе становится буржуазия. Но антагонистические противоречия между общественными классами — эксплуатация и угнетение, не исчезают, они всего лишь становятся иными, приобретают иные формы и черты. Общество остается классовым, частная собственность на средства производства сохраняется, она только меняет свою форму – превращается в капиталистическую частную собственность. Поэтому буржуазия, приходя к власти, никогда не уничтожала прежнее феодальное государство, а немного усовершенствовала его под себя и использовала для обеспечения уже своих интересов, для сохранения своего господства.

Совсем иное дело революция социалистическая. Социалистическая революция знаменует собой начало перехода от классового общества к бесклассовому обществу. Такого глубокого переворота в общественных отношениях история человечества до сих пор не знала. Целью эпохи социалистической революции является не просто замена одного господствующего в обществе класса другим, ранее угнетенным, а уничтожение всех общественных классов вообще.

Экономической основой бесклассового общества может быть только общественная собственность на средства производства, которая необходимо требует и иную организацию всего общественного хозяйства – рынок уступает место плану. Общественная собственность это не есть коллективная частная собственность, которая преспокойно существует и даже процветает в рамках капиталистического общества. Общественная собственность это принципиально иной вид собственности, это такие взаимоотношения людей в процессе производства, которые невозможно создать в условиях капиталистического способа производства. Потому социалистические производственные отношения не возникают внутри капиталистического общества, они могут появиться только в результате самой социалистической революции, которая отнюдь не заканчивается завоеванием политической власти революционным классом – пролетариатом, как это происходило в предыдущих социальных революциях ранее, она только начинается с этого!

Задача социалистической революции как раз и состоит в том, чтобы пролетариат, использую свою политическую власть, осуществил глубокие преобразования в экономике — уничтожил в обществе старые капиталистические производственные отношения, ликвидировал частную собственность на средства производства и выстроил на основе общественной собственности и планового ведения хозяйства новые производственные отношения, социалистические, которые развиваясь, эволюционно перерастут в отношения коммунистические.

Что из всего этого следует?

А то, что социализм как первый этап или начальная стадия коммунистического общества – это, по сути, процесс перестройки старого капиталистического общества в общество коммунистическое, процесс выстраивания новых социалистических производственных отношений, процесс совершенствования этих отношений. В условиях социализма сохраняется еще немало элементов старого капиталистического общества. Социализм, упрощенно говоря, одной ногой стоит в капитализме, а другой в коммунизме. Потому пролетариат, завоевав политическую власть в результате социалистической революции, не может воспользоваться старым буржуазным государством, он должен его уничтожить и создать свое государство – пролетарское, с помощью которого он мог бы осуществить все необходимые преобразования. И только тогда, когда в новом социалистическом обществе будут уничтожены все проявления старого буржуазного общества — в экономике, политике, идеологии и социальной сфере, можно будет говорить об окончательном преодолении капитализма и создании всех условий, позволяющих перейти к истинно коммунистическому обществу.

Могла ли  произойти социалистическая революция в феодальном или рабовладельческом обществе? Мог ли коммунизм наступить сразу после рабовладения или феодализма? Нет, не мог. Потому что для коммунистического общества еще не были созданы все необходимые условия.

Что это за условия? Это уровень развития производительных сил общества. Общество, для того, чтобы оно могло перейти к коммунизму, должно располагать таким высочайшим уровнем развития промышленности и сельского хозяйства, который бы позволил обеспечить каждого члена нового общества всем необходимым для нормальной жизни.

Техника и технологии рабовладельческого и феодального обществ просто физически не позволяли производить столько, чтобы вдосталь хватило всем. Только капитализм с его высокоразвитым машинным производством, совершенными технологиями и огромной производительностью труда смог создать те условия, без которых переход к коммунизму невозможен.

Уже сейчас в нашем современном мире человечество с легкостью могло бы решить проблему голода на нашей планете. Все технологии и все материальные возможности для этого имеются. Причем, в производстве продуктов питания было бы занято не более 2% населения планеты! Но, тем не менее, почти половина населения Земли до сих пор голодает.

Почему же человечество до сих пор не справилось с голодом? А потому что этого не позволяет сделать капитализм – капиталистические производственные отношения, охватившие в настоящее время весь мир, не дают нам такой возможности. Капитализм стал тормозом общественного развития, он уже мешает дальнейшему прогрессу человеческого общества, и, следовательно, уничтожение капитализма есть насущная историческая потребность и необходимость для всего человечества. На смену капитализму придет коммунизм, который все производительные силы, все технические и технологические возможности, «любезно» подготовленные капитализмом, направит на пользу всем людям Земли. Капитализм УЖЕ обеспечил все условия, чтобы материально обеспечить все человечество всем необходимым для выживания. Но материальный достаток это не единственное, чем живет человек. У человека есть и духовные потребности, а вот для их полного удовлетворения производительных сил, созданных капитализмом, уже не хватает. Тут нужен иной, на порядок более высокий уровень общественного производства, который достичь не так-то просто.

Коммунизм не наступит сам по себе, он не «упадет нам с неба». Процесс построения коммунистического общества — это не стихийный процесс, это процесс сознательный. Это общество, созданное волей людей. Осуществить построения коммунистического общества можно только зная законы общественного развития и умело применяя их в интересах всего человечества. Роль науки и Человека возрастает при этом необычайно. Это классовые общества возникают сами по себе. Разумеется, они тоже подчиняются законам общественного развития, но роль человека там незначительна, он щепочка, плывущая по воле волн, по воле общественного процесса. Иное дело социализм и коммунизм. Не просто так классики марксизма называли коммунизм началом настоящей человеческой истории, а общества, существовавшие до него, – предисторией человечества.

Для того чтобы достигнуть коммунизма, его первый этап социализм, должен решить очень важную и сверхтрудную задачу. Ключевая задача социализма, по большому счету, это создание Нового Человека, человека будущего коммунистического общества. И это вовсе не идеализм, как могут подумать некоторые наши не совсем сведующие в марксизме товарищи. И вот почему.

Коммунизм — это действительно общество, в котором уровень производительных сил многократно превышает уровень, достигнутый капиталистическим обществом. Но говоря о производительных силах, очень часто забывают, что производительные силы общества это не только машины и механизмы, производственное оборудование и промышленные технологии. Производительные силы — это еще и Человек. Человек есть важнейшая часть производительных сил всякого общества. Но при социализме и коммунизме значение Человека как части производительных сил общества возрастает необычайно, ведь основные материальные проблемы членов общества уже решены достижениями предыдущего общества, капиталистического. Социализму остается только переориентировать производительные силы, созданные капитализмом, на пользу не единиц, как при капитализме, а всех без исключения членов общества. Это первая задача социализма в экономической области. А вот вторая его задача, наиважнейшая, состоит в том, чтобы используя уровень производительных сил, созданный капитализмом, и иные, уже социалистические отношения людей в процессе общественного производства, создать Нового Человека, который бы смог резко поднять уровень производительных сил социализма, обеспечив все необходимые и достаточные условия для перехода к коммунизму. Именно от развития Человека – главного фактора коммунистического общества и зависит устойчивость социализма и скорость его перерастания в коммунистическое общество.

Коммунизм это общество сознательных, высокообразованных людей, это общество Творцов, а не потребителей материальных продуктов. Потому успешность перехода к коммунизму зависит во многом от того, сможет ли социалистическое общество как первый этап коммунизма создать прорывные технологии в области производства Человека-Творца, способного действительно раскрыть для общества все свои способности и задатки. Ибо только Люди-Творцы смогут двинуть современную науку и технику так далеко вперед, так глубоко проникнуть в тайны природы и поднять общественные производительные силы на такой недосягаемо высокий для других общественных систем уровень, что общество, построенное на основе этих производительных сил, окажется способным на деле обеспечить удовлетворение действительно всех материальных и духовных потребностей каждого своего члена.

Когда же происходят контрреволюции?

Исходя из вышесказанного, становится понятно, что контрреволюции возможны только тогда, когда новый общественный строй еще окончательно не закрепился, когда старые общественные классы не уничтожены полностью, когда для их существования еще имеются экономические условия, которые позволяют этим классам на каком-то этапе восстановить свои силы и вновь попытаться занять в обществе господствующее положение. Если же новый общественный строй успел совершить все необходимые для своего существования преобразования, сумел закрепиться в обществе как экономически, так и политически, то возможность контрреволюций полностью исключена – в обществе просто нет тех общественных классов, которые бы были заинтересованы в реставрации старого отжившего строя!

Теперь следует  прояснить вопрос, волновавший уважаемого Savada, почему феодальные контрреволюции никогда не осуществляли таких глубоких возвратных экономических и социальных преобразований в обществе, как это имеет место в случае буржуазных контрреволюций, реставрирующих капитализм на месте, казалось бы, построенного уже социалистического общества.

Действительно, феодальные контрреволюции, временно свергая власть нового прогрессивного класса буржуазии, довольствовались в основном политической властью и не были способны уничтожить новые капиталистические производственные отношения. Почему? Да потому, что контрреволюционные феодалы и не могли бы этого сделать! Ведь для того, чтобы уничтожить капиталистические производственные отношения и вновь установить феодальные производственные отношения, им требовалось бы уничтожить и производительные силы нового общества — все машинное производство, все станки и оборудование, все технологии и все научные открытия и изобретения. Понятно, что это в принципе невозможно. «Рукописи не горят» (с). Знания, если они распространились в обществе, нельзя уничтожить – в этом одно из самых главных их достоинств. Один раз открытое человечеством и ставшее доступным всем, уничтожить можно только вместе со всем человечеством. Повзрослевшее человечество не может стать вновь ребенком, это сказки, иллюзии и фантазии очень наивных людей.

И совсем иное дело буржуазные контрреволюции, задача которых уничтожить социализм и вновь восстановить в стране капитализм.

Мы помним, что окончательное установление капиталистического общественного строя заканчивается буржуазными революциями, т.е. завоеванием политической власти классом буржуазии, которой необходимо закрепить политически свое уже существующее экономическое господство в обществе. Построение же коммунистического общества с социалистической революции, как мы уже выше говорили, только начинается. Следовательно, буржуазные контрреволюции возможны только на первом этапе построения коммунистического общества – в условиях начального периода социализма, когда задачи социалистического строительства еще не до конца решены. Реставрация капитализма реально угрожает социалистическому обществу только тогда, когда не уничтожен еще класс буржуазии (или он заново возродился) и имеются экономические условия для его развития и процветания.

На чем держится социализм на самом начальном этапе своего развития?

На политической власти нового революционного класса — пролетариата и его идеологии, широко распространившейся в обществе. Политическое господство пролетариата в обществе закрепляется образованием его государства – государства диктатуры пролетариата, с помощью которого осуществляются все революционные преобразования — уничтожение старых капиталистических производственных отношений и создание новых производственных отношений, социалистических. Важнейшие из этих преобразований –  ликвидация частной собственности на средства производства и введение вместо нее общественной (общенародной) собственности на средства производства, организация общественного производства на основе централизованного планирования всей хозяйственной деятельности страны и уничтожение всех экономических и политических условий, при которых бы было возможно возрождение эксплуататорских классов.

При этом производительные силы социалистического общества на этом этапе своего развития хотя и значительно превышают уже уровень развития производительных сил капиталистического мира, но разница между производительными силами двух экономических систем не настолько велика, чтобы пресечь всякую возможность для реставрации капиталистических производственных отношений в социалистическом обществе. Почему? Потому что не создан еще Человек-Творец, способный создать принципиально новые производительные силы — производительные силы коммунистического общества. Процесс создания Нового Человека только начат, но еще далеко не закончен.

Задача буржуазной контрреволюции – реставрировать капитализм. Но что значит вновь восстановить капитализм в социалистическом обществе? Это значит, отменить все сделанные пролетариатом революционные социалистические преобразования и вновь создать экономические условия для существования эксплуататорских классов, т.е. вернуть в отношения производства частную собственность на средства производства и вновь ввести рынок, вне которого капиталистические производственные отношения существовать не могут.

Потому преобразования, осуществляемые временно победившей буржуазной контрреволюцией значительно глубже и шире, чем преобразования, производившиеся контрреволюциями прежних исторических эпох. Потому буржуазная контрреволюция действительно затрагивает все сферы человеческого бытия – от политики до идеологии и социальной сферы, ломая и круша все вокруг себя.

Особенно ярко буржуазная контрреволюция проявляет себя в сфере экономики. Ничего иного, кроме уничтожения производительных сил социализма, уже превысивших уровень развития производительных сил капиталистического мира, победившая буржуазная контрреволюция предложить не может. Она оказывается не в состоянии с ними справиться! В условиях капиталистического способа производства значительная часть производительных сил социализма  функционировать нормально не способна. Именно в этом состоит главная причина деиндустриализации как в России, так и в других социалистических странах.

Аргументы либеральных идеологов, что якобы деиндустриализация это всеобщее свойство современного этапа капитализма, не выдерживает никакой критики. И вот почему. Процессы деиндустриализации в капиталистическом мире наблюдаются только и исключительно в странах капиталистического центра. В колониях же или странах третьего мира гигантскими шагами идет обратный процесс – процесс индустриализации. Наглядный пример тому – Китай и страны Юго-Восточной Азии. В странах капиталистического центра деиндустриализация есть следствие империалистической политики этих стран — вывоза капитала, осуществляемого ныне в глобальных размерах.

В странах же «второго мира», т.е. в бывших соцстранах, деиндустриализация имеет принципиально иную природу – это уничтожение производительных сил предыдущего общества, стоявшего на более высокой ступени своего развития. Отнюдь не всегда деиндустриализация в бывших соцстранах осуществляется победившей буржуазией сознательно, по требованиям сверхмонополий, стремящихся держать весь мир в своих руках и желающих таким способом уничтожить своих возможных конкурентов. По большей части потенциальные конкуренты, т.е. победившая буржуазия бывших соцстран, была бы рада воспользоваться теми высокими производительными силами, которые создал в их странах социализм. Иное дело, что она физически не способна этого сделать – как мы уже говорили, эти производительные силы в условиях капиталистического способа производства не работают. Потому классу буржуазии в странах, где произошла реставрация капитализма, ничего иного не остается, как довольствоваться тем, что он может использовать для собственного обогащения, т.е. просто и примитивно продавать имеющееся в стране сырье и природные ресурсы. О чем это говорит? О том, что контрреволюционная буржуазия не имеет никаких исторических перспектив –  она находится вне тренда мирового экономического развития.

У буржуазной контрреволюции есть еще некоторые особенности.

Во-первых, провести ее успешно без помощи мировой буржуазии практически невозможно. У внутренней контрреволюции просто не хватит сил, чтобы в одиночку вновь подчинить своим интересам большинство населения социалистической страны, осознавшее себя свободными людьми.

Во-вторых, осуществить буржуазную контрреволюцию гораздо сложнее, чем контрреволюции предыдущих эпох, и по той же самой, указанной выше, причине – по причине слишком глубоких реформ, осуществленных победившей социалистической революцией. Ведь с самого своего начала социалистическая революция уничтожает главную основу существования всех классовых обществ – частную собственность на средства производства.

Буржуазная контрреволюция требует длительного вызревания в недрах социалистического общества, например, в СССР для ее подготовки потребовалось 32 года (с 1953 по 1985 гг.). Да и не всегда для этого вызревания в конкретных странах имеются необходимые условия.

Что это за условия?

В экономической сфере: Сохранение в стране товарно-денежных отношений и необходимо связанного с ними рынка, а также существование в той или иной мере частной собственности на средства производства.

В политической сфере: Существование мелкобуржуазных или буржуазных классов (даже не антагонистических), ослабление диктатуры пролетариата, отказ трудящихся от всестороннего контроля и учета за процессом производства и распределения и участия их в процессе государственного управления.

В идеологии: Ревизионизм, т.е. отказ политической партии пролетариата от истинного марксизма-ленинизма — идеологии пролетариата, единственной науки, которая позволяет понять законы общественного развития и увидеть тот путь, каким следует идти к коммунистическому обществу.

К сожалению, как мы видим, в Советском Союзе после 1953 г. условия для возрождения буржуазии, уничтоженной как класс в середине 30-х годов, были налицо. Советское общество, обезоруженное ревизионизмом, нагло выдающим себя за истинный марксизм-ленинизм, не смогло распознать грозящую ему опасность в виде возрождающейся в советском обществе буржуазии, и решительно противостоять коварному врагу. При таких условиях, которые сложились в Советском Союзе к 1985 году, победа буржуазной контрреволюции в СССР была неизбежной. Иное дело, что победа эта, безусловно, временная. Законы общественного развития объективны и действие их неумолимо. Капитализм отжил свой век, практически сожрав сам себя. На смену ему неизбежно придет коммунизм, и грядущие социалистические революции, не за горами.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь.