О Советах трудовых коллективов и выборах по производственным округам. Ответ тов.Павлу

Один из наших постоянных читателей, тов.Павел, к нашей статье «О политическом кризисе в России и ошибках левых, которые могут стать роковыми» оставил комментарий, в котором он высказывает свои сомнения в верности нашей критики товарищей из РКРП и ФРА, предлагающих уже сейчас заниматься созданием Советов в трудовых коллективах. Поскольку вопросы, поднятые тов.Павлом, крайне важны, а понимание среди коммунистов сущности и смысла Советской власти, к сожалению, явно недостаточное, редакция сайта «Рабочий Путь» решила ответить на них публично, полагая, что это будет полезно и другим нашим читателям.

Вот что пишет Павел: «Разрешите прокомментировать «роковые ошибки». Основной акцент там делается на том, что алгоритм борьбы выбран неверный. А именно: что нельзя создать обладающие реальной властью Советы, и вообще, какие-либо серьёзные объединения рабочих, до революции. Согласен, такая критика вовсе не беспочвенна, но только в том случае, если чётко определить, о каких функциях этих объединений рабочих идёт речь. Т.е. отбросить слово «Советы» и говорить о том, что в текущих условиях могли бы делать рабочие, и чего они, при всём желании сделать не смогут. Но далее мы читаем, что, помимо неправильного алгоритма борьбы, РКРП предлагает создать Советы прямо сейчас, но с функциями, совершенно отличными от «настоящих» Советов времён Октября. После этого критика алгоритма «Советы — Революция — Советская власть» явно теряет в весе. Если автор статьи признаёт, что изначальные функции Советов РКРП отличаются от функций устанавливаемой позднее Советской власти, то для чего говорить о том, что такие исходные Советы невозможно создать до революции? Сам автор неоднократно пишет о том, что единственное что можно и нужно делать — это воспитывать классовое самосознание в рабочих массах. Да нужно. Но ведь благодаря этому структура этих масс должна обязательно меняться. И ничто не мешает назвать этот процесс «образованием рабочих Советов». Самым же неприятным было читать о том, что де эти образованные до революции Советы никак не смогут установить диктатуру пролетариата после революции, потому что их исходные функции, направленные прежде всего на решение насущных экономических проблем, не соответствуют этому. Но ведь состав Советов, сами люди после революции остаются прежними! Для чего же заранее обвинять их в том, что в будущем они не справятся с поставленной задачей? Ведь в том и состоит, на мой взгляд, смысл социалистической революции, что функции каждого члена общества — групп и отдельных людей — их участие в жизни и управлении обществом, изменяются и расширяются.»[1].

Отвечает автор статьи Л.Сокольский:

В нашей статье нигде не утверждалось, что «нельзя создать какие-либо серьёзные объединения рабочих до революции». Мы утверждали и утверждаем, что нельзя создать органы пролетарской государственной власти, находясь в условиях буржуазной  реакции при почти полном отсутствии реальных политических свобод! А «серьезные объединения рабочих» создавать не только можно, но и нужно, даже в самые реакционные времена, ибо без них не будет никакой революции.

Та же политическая партия пролетариата, руководствующаяся в своей деятельности марксизмом-ленинизмом, и являющаяся не только одним из важнейших условий успешности  будущей социалистической революции, но еще и руководящей силой строительства нового  социалистического общества, есть ни что иное как сверхсерьезное объединение рабочих, которое рабочим создать не просто нужно, а очень нужно!

Мало того,  для эффективной революционной работы в условиях капитализма создавать требуется и множество других организаций рабочих (и не только рабочих, но и всех трудящихся!) – стачкомы, завкомы, профсоюзы, кружки политпросвещения, школы самообразования, клубы самосовершенствования и прочее и прочее. Именно так в свое время действовали большевики, охватив самыми разнообразными объединениями подавляющую часть городских трудящихся и значительную часть беднейшего сельского населения. Каких только объединений они не создавали, чтобы иметь возможность вести пропагандистско-агитационную работу в массах! Это и рабочие союзы, и страховые и больничные кассы, и страховые советы, и социал-демократические кружки, и кооперативы, и самые разнообразные культурно-просветительные общества, и публичные библиотеки, и литературные клубы и даже клубы домоводства[2]. Именно через такие организации и осуществлялась тесная связь большевистской партии с пролетарскими массами.

Это, как видите, не только профсоюзы и Советы трудовых коллективов, которые РКРП и ФРА видят основой всей диктатуры пролетариата. В том-то и состоит ошибка РКРП и товарищей Попова и Казеннова, что они подменяют Советы, созданные в трудовых коллективах в буржуазном обществе, (по сути, всего лишь один тип рабочих организаций из множества возможных!)  Советами – органами государственной пролетарской власти. Название здесь одно, да сущность принципиально разная. Этот вопрос подробно разъяснялся нами в статье. Но, похоже, тов.Павел не понял наших объяснений.

Давайте попытаемся объяснить еще раз, несколько подробнее.

Каковы задачи и цели Советов в трудовых коллективах при капитализме?

Да практически те же, что и у завкомов, рабочих союзов и других подобных неполитических организаций на предприятиях, в том числе и у профсоюзов, — обеспечить нормальные условия работы рабочих на данном предприятии и заработную плату, позволяющую им относительно достойно жить. Такие Советы могут быть созданы либо там, где нет никаких рабочих организаций, либо тогда, когда рабочих организаций на предприятии несколько и рабочие распределены между ними, либо когда значительная часть рабочих в имеющиеся на предприятии рабочие организации не входит, но в силу каких-то причин требуется постоянно координировать  действия всех рабочих предприятия и представлять их интересы. Последнее бывает, например, в случае длительного противостояния между трудовым коллективом и работодателем. Разовая забастовка вряд ли может стать причиной образования такого Совета. Рабочим в этом случае гораздо легче будет организовать стачком — временный орган, действующий только на период забастовки. Вообще говоря, пока просматривается только одна причина возможного создания рабочей организации в форме Совета на конкретном предприятии – это когда в силу каких-либо причин требуется обеспечить постоянный рабочий контроль за деятельностью администрации предприятия.

В любом случае функции Совета трудового коллектива, как и любого другого неполитического рабочего  объединения на предприятии, ограничиваются рамками этого конкретного предприятия – его производственными процессами и экономическими интересами работающих на нем рабочих.

Каковы цели и задачи Советов как органов государственной власти в условиях диктатуры пролетариата?

Тут совершенно понятно – осуществление всей полноты государственной власти на определенной территории.

Но что значит осуществление всей полноты государственной власти?

Это значит, что такой Совет есть полноправный орган власти, в ведении которого находятся абсолютно все вопросы общественной жизни на данной территории – от экономики (финансов, производства, планирования, обеспечения и согласования работы отдельных предприятий и учреждений) до политики, идеологии и социальной сферы. Этот Совет отвечает и за все, что происходит в подотчетной ему местности – за производство, инфраструктуру, образование, здравоохранение, занятость населения, обеспечение населения данной территории жильем, охрану порядка и т.п. и т.д. Это значит, что в распоряжении этого Совета обязательно находятся специальные отряды вооруженных людей, способные применить силу, когда того требуют обстоятельства. Последнее, если вы помните из теории, есть главный и неотъемлимый признак любого государства.

Цели и задачи этих двух Советов, сфера их действий и уровень ответственности, как можно видеть, принципиально различны.

Тов.Павел пишет, что ему неприятно было читать в нашей статье «о том, что де эти образованные до революции Советы никак не смогут установить диктатуру пролетариата после революции, потому что их исходные функции, направленные прежде всего на решение насущных экономических проблем, не соответствуют этому». «Насущных экономических проблем» – чьих? Напомним тов.Павлу, что речь у нас шла и идет не о Советах вообще, а о Советах трудовых коллективов, которые товарищи из РКРП и ФРА выдают за основу всей пролетарской государственной власти. Такие Советы, т.е. Советы трудовых коллективов, по определению заняты «насущными экономическими проблемами» только своих предприятий!

Могут ли Советы трудовых коллективов, созданные в условиях капитализма, с развитием революционного процесса перерасти в органы государственной власти при диктатуре пролетариата, например, путем расширения их функций?

Нет, не могут, потому что сфера их действия НЕ ИЗМЕНИТСЯ! Они всегда будут ограничены территорией предприятия,  его производственными процессами и отстаиванием своих узкокорпоративных интересов.

Совет трудового коллектива в силу самой своей сущности ни при капитализме, ни при социализме не может выйти за рамки вопросов, непосредственно связанных с деятельностью предприятия, — это его потолок, выше которого данный Совет «прыгнуть» не в состоянии. В некоторых случаях на некоторых предприятиях Совет может не только осуществлять контроль за администрацией, но и заменить ее, если она вдруг откажется работать (саботаж или др.), но тогда депутаты Совета просто сами становятся администрацией, выполняя функции руководства предприятием, а Совет трудового коллектива или перестает существовать, или должен быть избран заново. Задачи вновь образованного Совета трудового коллектива будут теми же самыми — контролировать новую администрацию и весь производственный процесс на предприятии в интересах работающих на нем рабочих, что крайне далеко от общегосударственных функций. Такой Совет неспособен полностью удовлетворить даже все потребности своих собственных рабочих, поскольку сфера его деятельности  ограничена исключительно трудовой деятельностью работников предприятия, и, например, бытовые проблемы рабочих, например, обеспечить их жильем, он решить не в состоянии. Интересы же других трудящихся, не работающих на данном предприятии, или интересы нетрудоспособных слоев населения, проживающих рядом, такой Совет вообще никак не отражает. Так что  «первичными ячейками Советов»[3] как органов государственной власти, как полагают деятели из РКРП, Советы в трудовых коллективах не станут, даже если на предприятии будут организованы рабочие отряды в силу какой-то жизненной необходимости. Это общий вывод, касающийся всех населенных пунктов страны, за исключение может быть моногородов. Вот там да, Совет трудового коллектива единственного в городе крупного предприятия вполне может стать основой городского Совета, взяв на себя функции революционной пролетарской власти в городе как зачатка будущей диктатуры пролетариата.

Прототипом органов государственной пролетарской власти можно считать только Советы, сформированные для координации действий трудящихся нескольких предприятий, расположенных на какой-то определенной территории. Потребность в образовании таких Советов возникает у пролетарских масс в условиях капитализма, как правило, в ходе массовых забастовок, развернувшихся на какой-то территории, или при подготовке восстаний. В последнем случае в Советы, как например, в Петросовет в 1917 г., входят не только рабочие депутаты, но и депутаты от других слоев населения, в том числе и от военнослужащих, без перехода которых на сторону восставшего народа революция не может быть успешной. Подобные органы по самому своему смыслу есть органы территориальными и конкретное название их не так важно — часто они называются общегородскими (районными, областными и пр.) стачечными комитетами, революционными комитетами или как-либо иначе. Именно таким был первый Совет рабочих в Иваново-Вознесенске, на опыт которого постоянно ссылаются профессора из ФРА, забывая уточнить, что эта организация рабочих была территориальная — городская, составленная из депутатов от разных предприятий города, а не рабочая организация какого-либо одного конкретного производства, какие ныне они предлагают повсеместно создавать российским рабочим.

Но даже такие территориальные Советы при капитализме это только зачаток государственной власти пролетариата, но еще не сама государственная пролетарская власть, поскольку свободно избранными органами самоуправления трудящихся они все-таки не являются и значительная часть пролетарских масс данной территории в их формировании не участвует. Это скорее временные революционные комитеты, о которых писал В.И.Ленин, задача которых как раз и состоит в том, чтобы в случае победы социалистической революции обеспечить действительно свободные выборы в органы пролетарского самоуправления –  в органы диктатуры пролетариата, одной из основных частей которой являются тоже территориальные Советы, но уже несколько иного рода, со значительно более широкими функциями, полномочиями и главное – с очень широким представительством трудящихся масс.

Следует также напомнить, что созданы такие прообразы Советов как органов будущей пролетарской власти могут быть только в ходе развертывания самой революции, когда сила реакции в значительной степени сломлена и когда революционными трудящимися уже завоеваны реальные политические свободы, позволяющие организовать выборы среди угнетенных слоев населения страны. В отсутствии же политических свобод и революционной активности масс ни о каких Советах подобного рода и речи быть не может!

Как пример вышесказанному можно привести Советы, образованные в России в период с 27 февраля по октябрь 1917 года. Появились они на пике Февральской революции, давшей значительные политические свободы российскому населению, а до того с 1905 года никто о Советах не вспоминал. Но как только оковы царского самодержавия революционным народом были сброшены, Советы мгновенно вновь возникли по всей стране.

Как вы помните, реализованы эти Советы были в форме Советов рабочих, крестьянских и солдатских депутатов, которые были объединены в центральные городские или областные Советы (например, Петросовет). Т.е. Советы в дореволюционный период исходя из сферы их действия и состава были организованы по территориальному и классовому принципу, после Октябрьской революции – по территориальному принципу, но никак не по принципу трудовых коллективов, который сегодня пытаются навязать рабочим товарищи из РКРП и ФРА, утверждающие к тому же, что такие Советы якобы и есть основа диктатуры пролетариата.

Посмотрите, что пишут в упоминавшейся уже нами в статье «О политическом кризисе в России и ошибках левых, которые могут стать роковыми»  книге «Советы как форма власти» М.В.Попов и А.С.Казеннов:
«Только тогда, когда на крупнейших предприятиях страны будут функционировать Советы, сформированные из представителей коллективов подразделений, когда они будут связаны друг с другом в масштабах городов и областей через городские и областные Советы, а в масштабах страны – через Комитет рабочих, объединяющий представителей рабочих организаций, когда они создадут свои органы поддержания порядка и противодействия насилию – рабочие дружины, только тогда вопрос о переходе власти к Советам может встать в практической плоскости. Без этого все разговоры об изменении характера власти – пустая болтовня.»(стр.62).

«Таким образом, диктатура рабочего класса в качестве своей организационной формы имеет власть Советов, избираемых в трудовых коллективах. Это проявляет себя не только в период установления и утверждения новой власти, но это верно и применительно ко всему периоду социализма до полного уничтожения классов и отмирания государства. В разработанной В.И.Лениным и принятой VIII  съездом РКП(б) Программе партии было записано: «избирательной единицей и основной ячейкой государства становятся не территориальный округ, а производственная единица (завод, фабрика).» .(стр.64)

Из первой цитаты профессоров ФРА прямо вытекает все тот же «алгоритм», как выразился тов.Павел,  Программы РКРП:  «Советы — Революция — Советская власть». Что, мол, только тогда, когда на крупнейших предприятиях страны будут образованы Советы трудовых коллективов, которые будут связаны между собой через Советы более высокого уровня, можно будет говорить о социалистической революции. Как мы уже показывали в нашей прошлой статье, этого совершенно недостаточно для соцреволюции, потому что самые главные факторы успеха этой революции выпущены РКРП и ФРА из виду. Ни о какой соцреволюции и речи быть не может, пока большинство как в Советах, так и во всех иных революционных органах, объединяющих  революционные массы трудового народа, не будет за партией рабочего класса, вооруженной теорией марксизма-ленинизма! Только тогда, когда революционный народ осознает необходимость завоевания пролетариатом политической власти, когда он будет понимать необходимость уничтожения классов и частной собственности как источника всякой эксплуатации, только в этом случае мы можем говорить о возможности социалистической революции. И только в этом случае Советская власть станет действительно формой диктатуры пролетариата. А до тех пор, даже если Советы и возьмут власть в свои руки, они будут точно такими же органами буржуазной власти, как и нынешний российский парламент. Мы будем иметь форму без содержания, как оно уже было у нас в стране в перестройку и вплоть до октября 1993 г.! Формально у нас была Советская власть, а по факту – содержание у этой власти было абсолютно буржуазное.

Главная ошибка РКРП и ФРА, как мы уже говорили в нашей прошлой статье, это игнорирование классового характера Советов, механистический подход к рабочим объединениям с таким названием. Профессура и деятели РКРП неправомерно предполагают, что всякая рабочая организация уже в силу того, что она состоит из рабочих, отражает коренные интересы рабочего класса. Это категорически неверно и полностью противоречит и теории, и исторической реальности! Тот же Петросовет в 1917 году, как и большинство Советов, образованных в то время, в самом начале своего возникновения были меньшевистскими, они стояли не на классовых позициях рабочего класса, а отражали интересы мелкой буржуазии. И только в ходе революции, в ходе накопления трудящимися массами политического опыта, мелкобуржуазные иллюзии у масс развеялись, они осознали, что иного пути как уничтожение классового общества у них нет. Именно  «большевизация» Советов, т.е. переход большей части Советов на твердые классовые позиции пролетариата, и стали тем главным фактором, обеспечившим успех Великой Октябрьской социалистической революции.

В силу всего вышесказанного наша критика «алгоритма «Советы — Революция — Советская власть»» РКРП и ФРА отнюдь не «теряет в весе», как полагает тов.Павел, а полностью обоснована, ибо Советы, созданные исключительно в рамках трудовых коллективов, к чему всемерно призывают деятели РКРП и преподаватели ФРА, ни к какой Советской власти и революции не приведут, если конечно, понимать под Советской властью диктатуру пролетариата, а под революцией – революцию социалистическую. Для победы соцреволюции и установления диктатуры пролетариата нужно сделать еще очень и очень много, одного создания Советов в трудовых коллективах здесь, увы, совершенно недостаточно, а потому вводить в заблуждение товарищей легкостью стоящих перед пролетарскими массами задач не следует. Революционный процесс в реальности идет совсем не так, как представляют себе «рабочие академики» и идеологи РКРП, а значительно более сложным путем, игнорировать который мы не имеем права.

В принципе на вопрос тов.Павла мы ответили, но в приведенных выше двух цитатах товарищей «рабочих академиков» такая куча серьезных теоретических ошибок, что закончить на этом свой ответ тов.Павлу мы просто не можем, ведь нас будут читать и другие товарищи. Теоретические ошибки, тем более у людей, увешанных научными регалиями,  опасны тем, что они уводят излишне доверчивых к авторитетам товарищей на неверный путь борьбы. Потому мы вынуждены продолжить наш разговор о Советах, наглядно показав, где и в чем ошиблась наша уважаемая профессура, и какова должна быть правильная, марксистско-ленинская точка зрения.

РКРП и ФРА постоянно употребляют по отношению к Советам только понятия «трудовые коллективы» и «предприятия» и практически не рассматривают никакие иные Советы. А профессура заявляет даже, что «избрание депутатов через трудовые коллективы… только и делает избираемые органы Советами»[4]! Получается, что Советы крестьянских депутатов и Советы солдатских депутатов 1917 года с точки зрения Попова и Казеннова Советами не являлись, поскольку ни у крестьян, ни у солдат никаких трудовых коллективов не наблюдалось. Здесь одно из двух – либо профессура немножко зарапортовалась, либо история ошиблась, не учла «мудрых» указаний Попова и Казеннова.

Судите сами, упор на трудовые коллективы, в которых якобы только и могут быть созданы Советы,  полностью исключает участие военнослужащих в органах пролетарской государственной власти, ведь армию и другие военизированные структуры к предприятиям или трудовым коллективам отнести невозможно. Аналогичным образом выпадают из внимания «рабочих академиков» и другие слои населения, например, безработные, которые есть ни что иное как тот же самый пролетариат, о политической власти которого и идет, вообще говоря, речь.

Общая численность силовиков в России составляет сейчас порядке 6,5  млн. человек, из них около 2 миллионов – военнослужащие Минбороны. Это примерно 18% мужчин, занятых в экономике страны[5].

Безработных в России сейчас по официальным данным порядка 6% населения, это примерно 8,5 млн. человек. По реальным данным безработица у нас в стране раза в 3 выше, т.е. где-то около 20 миллионов человек. Основная масса безработных это молодежь до 30 лет.

Получается, что от участия в Советах, избираемых только и исключительно в трудовых коллективах, как это рекомендуют РКРП и ФРА, сразу исключаются порядка 25 млн. чел., большая часть которых молодые и физически подготовленные пролетарии.

Не находится места в таких Советах и студенчеству, и рабочим небольших предприятий, которых сейчас в России огромное количество. Это еще примерно 20 миллионов человек трудоспособного возраста.

С кем граждане из РКРП и ФРА социалистическую революцию собрались делать, если значительную, если не большую часть трудящихся, причем самых что ни есть пролетарских кровей, от участия в Советах они исключили, а военнослужащих – важнейшее условие успеха всякой революции просто проигнорировали? Кто у них будет осуществлять после победы революции диктатуру пролетариата, если самые молодые, активные и работоспособные ребята от  государственной власти отстранены? Ведь мгновенно вопрос с безработицей не решить, а армия и студенчество никогда трудовыми коллективами не станут.

Нами перечислены еще не все категории населения, которые практически лишаются возможности как-либо воздействовать на государственную власть, организованную на таких принципах. Достаточно вспомнить о пенсионерах, которые тоже никакими трудовыми коллективами не объединены. В итоге на деле у горе-теоретиков из РКРП и ФРА получается власть меньшинства населения над большинством. И за что, спрашивается, боролись?

Вот так оно и бывает, недодумают чего-то идеологи-теоретики, вцепятся мертвой хваткой за абстрактные принципы, забыв о конкретности, реальности и диалектике, и скатятся непременно на позиции буржуазии, вернувшись по факту все к тому же, от чего пытались уйти, —  к капитализму.

Советы трудовых коллективов существовали и раньше в истории СССР, как мы уже говорили, будучи аналогами завкомов, профсоюзных ячеек, стачкомов и прочих рабочих союзов на предприятиях. Но широкого распространения они не получили ни до революции, ни после нее. Товарищи из ФРА помнят, вероятно, выражение В.И.Ленина, что социализм есть живое творчество масс. Отчего же они не задумались, почему массы отвергли советы по трудовым коллективам? Почему советы по трудовым коллективам не заняли в структуре Советской власти более достойного положения, чем то, которое у них было?  Может быть, тогда Попов и Казеннов поостереглись бы позиционировать Советы трудовых коллективов основой всей государственной пролетарской власти, да еще и вплоть до наступления коммунизма? Последнее могли заявить только люди, очень плохо представляющие себе, что такое диктатура пролетариата.

Деятели из РКРП и ФРА ошибочно полагают, что диктатура пролетариата это только и исключительно Советы. Но это не так. Советы это одна из частей диктатуры пролетариата, ибо осуществляется диктатура пролетарским классом не только через Советы, но и через другие многочисленные общественные организации трудящихся, как партийные и околопартийные, так и непартийные. Наилучшим образом содержание и формы диктатуры пролетариата разъясняет И.В.Сталин в работах «Об основах ленинизма» и «К вопросам ленинизма».

Диктатура пролетариата есть сущность пролетарской государственной власти. Советы – ее форма, один из ее важнейших компонентов, но не единственный компонент. Система диктатуры пролетариата состоит их самых разнообразных «массовых организаций пролетариата, без помощи которых невозможно осуществление диктатуры»[6].

Какие это организации?

Это профсоюзы, Советы, кооперация, союзы молодежи и партия, как основная направляющая сила в системе диктатуры пролетариата, призванная руководить всеми этими массовыми организациями[7]. Главенствующую роль в системе диктатуры пролетариата играет политическая партия пролетариата, о которой наши «рабочие профессора» Попов и Казеннов и идеологи вроде бы рабочей и даже как бы коммунистической партии РКРП почему-то не вспоминают вообще!

«Без партии, как основной руководящей силы, невозможна сколько-нибудь длительная и прочная диктатура пролетариата.»[8], — указывал Сталин вслед за В.И.Лениным, который писал о системе диктатуры пролетариата: «получается, в общем и целом, формально не коммунистический, гибкий и сравнительно широкий, весьма могучий, пролетарский аппарат, посредством которого партия связана тесно с классом и с массой и посредством которого, при руководстве партии, осуществляется диктатура класса»[9].

Особенность и сила Советов в том, что Советы объединяют всех трудящихся страны, всех угнетенных и эксплуатируемых:  «Советы есть массовая организация всех трудящихся города и деревни»[10].   Это всеобщее объединение трудящихся масс как раз и позволяет авангарду трудящихся – пролетариату руководить этими массами так, чтобы направить всю силу угнетенного трудового народа на борьбу со своими угнетателями: «Советы являются единственными массовыми организациями, которые обнимают всех угнетенных и эксплуатируемых, рабочих и крестьян, солдат и матросов, и где политическое руководство борьбой масс со стороны авангарда масс, со стороны пролетариата, может быть осуществлено в виду этого наиболее легко и наиболее полно.»[11]. Противостоять такой огромной силе становится невозможно, в чем и состоит залог окончательной победы пролетариата над буржуазией.

Объединить же всех трудящихся можно только через территориальные Советы, Советы трудовых коллективов такого всеобщего объединения трудящихся не предполагают изначально. Потому «Советская власть есть объединение и оформление местных Советов в одну общую государственную организацию, в государственную организацию пролетариата, как авангарда угнетенных и эксплуатируемых масс и как господствующего класса – объединение в республику Советов.»[12]. (выделение – Л.С.) Местных, значит по местностям, а не по трудовым коллективам!

При этом под Советами подразумеваются не только сами выборные органы местного самоуправления, но и «их многочисленные разветвления в центре и на местах в виде административных, хозяйственных, военных, культурных и других государственных организаций, плюс бесчисленное множество самочинных массовых объединений трудящихся, облегающих эти организации и соединяющих их с населением.»[13]. Вот именно так – через многочисленные и разнообразные объединения трудящихся, примыкающие к местным Советам, и охватывается абсолютно вся трудящаяся масса страны!

Т.е. фактически дореволюционная пропагандистско-агитационная работа коммунистической партии в массах, ради проведения которой компартия создает всевозможные организации трудящихся, приносит двойную пользу – она не только дает результат в виде социалистического сознания масс, подготавливая и организуя их для борьбы с угнетателями и эксплуататорами, но еще оставляет после себя объединения трудящихся, через которые потом, после победы социалистической революции, будет осуществляться в том числе и диктатура пролетарского класса. Советы трудовых коллективов являются всего лишь одной из таких организаций. И в этом смысле создание их там, где нет профсоюзов, завкомов и других рабочих союзов, является благом. Но основой диктатуры пролетариата Советы трудовых коллективов никогда не станут и заменить собой органы государственной власти – местные Советы (т.е. Советы по местностям) не смогут, поскольку по определению неспособны охватить всех трудящих данной местности!

До сих пор мы говорили о Советах трудовых коллективов, но товарищи из РКРП  и ФРА частенько употребляют применительно к Советам и несколько иное понятие – «Советы, избранные в трудовых коллективах», что, разумеется, совсем не одно и то же. Здесь подразумевается, что  избирать в трудовых коллективах можно не только Советы трудовых коллективов, но и местные Советы, и в этом случае избирательная система осуществляется не по территориальным округам, а по производственному принципу. На последнее как раз-таки особо упирают РКРП и ФРА, ссылаясь при этом на В.И.Ленина и Программу партии, принятую VIII  съездом РКП(б) в 1919 году, где действительно в одном из пунктов указывалось, что «избирательной единицей и основной ячейкой государства становятся не территориальный округ, а производственная единица (завод, фабрика).[14]»

Попов и Казеннов, а вслед за ними и РКРП, делают из этого пункта старой Программы партии очень странный для марксистов и диалектиков вывод, что вплоть до полной победы коммунизма Советы всех уровней должны избираться только и исключительно в трудовых коллективах, иначе это вообще не Советы, а органы буржуазной власти. По их мнению, изменение избирательного принципа выборов в Советы (замена производственных округов на территориальные) в 1936 г. стало чуть ли не главной причиной гибели советского социализма[15]. Увы, мы не шутим, эти взрослые дяди с научными степенями, к тому же еще и обучающие молодежь марксизму-ленинизму, заявляют все это на полном серьезе. Извольте убедиться сами:

«Даже Сталин, понимавший сущность Советов, не до конца разобрался в понятии «Советы» и допустил, в том числе и поэтому, ряд серьезных отступлений от Советов как сущностной формы диктатуры пролетариата. Самой серьезной ошибкой Сталина и тех, кто позднее сурово поплатился за эту ошибку, был отход от формирования Советов по производственному избирательному принципу. Переход с 1936 года к территориальному, по сути, буржуазному, избирательному принципу положил начало буржуазному перерождению Советской власти.»[16].

«К сожалению, с принятием Конституции 1936 года указанная определяющая особенность Советской власти (выбор по производственному принципу – Л.С.) была утрачена, и с этого времени постепенно начала меняться классовая природа государственной власти»[17].

 «Рабочие академики» Попов и Казеннов даже не замечают, что противоречат сами себе. Либо Сталин понимал сущность Советов, а значит, разобрался в понятии «Советы», либо он не понял, что такое Советы и, следовательно, о понимании Сталиным сущности Советов говорить никак нельзя.

Выражение «Советы как сущностная форма диктатуры пролетариата» ясно показывает, что это как раз-таки Попов и Казеннов не поняли что такое Советы и каково их место в системе диктатуры пролетариата. К тому же они еще и в диалектических категориях откровенно запутались, смешав форму с содержанием и сущность с явлением. У них форма (Советы) стала определять содержание (диктатура пролетариата), откуда прямиком вытекли и все остальные их ошибки, в том числе утверждение о том, что изменение избирательной единицы (с производственной на территориальную) может изменить  классовую природу государственной власти!

Последнее  фактически означает, что революция или контрреволюция, т.е. смена господствующего в обществе класса, может быть осуществлена простым изменением избирательного округа, т.е. реформами. Это есть не что иное, как реформизм — полное отрицание основополагающих положений марксизма, однозначно утверждающего, что революции\контрреволюции есть прямое следствие резко обострившихся глубочайших классовых противоречий в обществе, основу которого составляет экономический конфликт между классами.

Советы не есть сущностная форма диктатуры пролетариата, это оптимальная, т.е. наилучшая форма одной из частей диктатуры пролетариата, которая, как мы выше показали, вовсе не исчерпывается только и исключительно Советами. Диктатура пролетариата – понятие значительно более широкое, чем Советы, и подобное упрощенчество, которое позволяют себе «рабочие профессора», просто недопустимо.

Полагать, что если у вас есть Советы, то значит непременно тут же сама собой возникнет и диктатура пролетариата (ведь форма-то сущностная, по мнению Попова и Казеннова, т.е. форма создает содержание, а не содержание требует для себя определенной формы!), означает пребывать в иллюзиях и отрицать историческую реальность, неоднократно доказавшую обратное. Это значит стоять на позициях идеализма, а не материализма. Вспомните Советы февраля – июля 1917 года или Советы времен перестройки и вплоть до 1993 г – разве это была диктатура пролетариата? Нет, потому что содержание их было мелкобуржуазное и даже прямо буржуазное (в перестройку).

Подменять содержание формой, как это делают «рабочие академики», это значит наивно надеяться на то, что если вы возьмете в руки бутылку, то в ней непременно тут же окажется вино!

В отличие от товарищей из ФРА, Сталин не был идеалистом, он точно знал, что такое Советы и как они работают, поскольку лично участвовал в их создании с самого момента их возникновения и видел Советы в развитии. Сталин был очень сильным теоретиком-марксистом, не раз доказавшим на практике свое умение применять диалектико-материалистический метод. В своих статьях и выступлениях он очень хорошо пояснил, почему в новой Конституции 1936 года избирательный принцип выборов в Советы по производственным округам был заменен на территориальный.

Главная причина тому – изменение классового состава советского общества, в котором эксплуататорских классов больше не существовало, а два оставшихся в стране класса – рабочий класс и колхозное крестьянство, были классами трудящихся. Рабочему классу больше не требовались особые преимущества, которые он имел раньше в избирательной системе страны,  и которые позволяли ему доминировать в обществе в целях подавления эксплуататорских классов.  Советская избирательная система при таких условиях вполне могла позволить себе действительно всеобщее и равное избирательное право, при котором все избиратели принимают участие в выборах на равных основаниях. Это равное избирательное право не ослабляло, а напротив, значительно усиливало диктатуру пролетариата, поскольку в управлении советским государством теперь втягивалось значительно большее число трудящихся и давление на сохранившиеся еще в обществе буржуазные элементы стало сильнее и мощнее. Действия Сталина полностью соответствуют одному из пунктов той же самой Программы РКП(б) 1919 г., на которую любят ссылаться Попов и Казеннов, но почему-то читают они эту Программу очень избирательно. Этот пункт Программы гласит:

«4. Привлечение в Советы всех трудящихся

В Советы в городах следует привлекать не только представителей фабрично-заводского пролетариата, но и представителей трудящихся вообще (см. Конституцию Советской власти). В этом смысле избирательное право в Советы должно постепенно расширяться в зависимости от местных условий. Инициатива в этом деле должна принадлежать РПК.»[18].

Сталин поясняет решение партии изменить избирательный принцип с производственного на территориальный железными аргументами.

А как доказывают свою правоту наши «рабочие академики?

Да практически никак. Единственный их аргумент это ссылка на все тот же пункт все той же Программы партии 1919 г., что «избирательной единицей и основной ячейкой государства становятся не территориальный округ, а производственная единица (завод, фабрика).»

Причем, Попов и Казеннов почему-то не говорят, что чуть выше в Программе партии указывается, что главной особенностью России того времени «является численное преобладание мелкобуржуазных слоев населения»[19], в связи с чем в п.7 Программы[20] отмечается, что преимущества промышленного пролетариата в существующей избирательной системы страны временные, а п.8 прямо ставит перед партией задачу «3) Постепенное вовлечение всего трудящегося населения поголовно в работу по управлению государством»[21], что и было позже в 1936 г. осуществлено И.В.Сталиным.

Так что Сталин Программу партии не нарушил, ровно наоборот – он ее выполнил, это наши «рабочие академики» опять недодумали, радостно обвиняя его в ошибках.

Почему радостно? А потому что найти «ошибку» у Сталина, которая якобы привела к гибели советского социализма, было очень удобно – не нужно было самим заниматься марксистским анализом истории СССР и выявлением истинных причин буржуазной контрреволюции конца 80-х-начала 90-х гг. Ведь для этого требовалось бы не рассуждать о марксизме-ленинизме и марксистском методе, а владеть им в действительности, чего, увы, у позднесоветских ученых-обществоведов уже не наблюдается.

В чем состоит ошибка Попова и Казеннова? В механистическом подходе к оценке явлений, в тупом копировании действий партии в 1919 году и необоснованном переносе их на ситуацию середины 30-х годов и даже XXI века. Попов и Казеннов отбросили прочь всякую материалистическую диалектику, забыв о том, что любое явление нужно рассматривать в развитии, что абстрактной истины нет, что истина всегда конкретна. Все это они хорошо умеют рассказывать в своих лекциях, а вот применять то, о чем рассказывают на деле либо не хотят, либо не умеют.

Чего они не учли? Того, что всякому избирательному принципу свое время и свое место. Производственные округа хороши тогда, когда рабочий класс в стране малочислен, когда подавляющее большинство населения страны мелкобуржуазно, т.е. когда в стране существует огромный слой крестьянства. В таких случаях диктатуру пролетариата невозможно осуществить иначе, как дав особые избирательные привилегии рабочему классу. Именно для реализации таких привилегий и требуются производственные округа. Потому в мировой истории производственные округа существовали в избирательной системе в раннем СССР и в КНР, где условия были во многом схожи.

Но диктатура пролетариата меняет классовый состав общества – социалистический строй развивается и укрепляется, и не учитывать эти изменения невозможно. Надстройку следует менять в соответствии с развитием базиса, иначе дальнейшего движения к коммунизму не будет. Напомним, что коммунизм предполагает полное отмирание государства и самоуправление масс. А как иначе осуществить движение к самоуправлению, если не втягивать в управление страной постепенно всех трудящихся? Это единственный способ. Потому если в начале становления социалистического общества избирательный принцип по производственным округам и может иметь смысл в некоторых странах, то с развитием социалистического общества, с ликвидацией эксплуататорских классов и изменением классового состава общества переход к избирательному принципу по территориальным округам разумен и неизбежен, ибо только с его помощью можно на деле осуществить всеобщее и равное избирательное право, создав все условия для привлечения всех трудящихся к управлению страной.

Заявления Попова и Казеннова о якобы исходной буржуазности избирательного принципа по территориальным округам не выдерживают никакой критики. Они противоречат даже элементарной логике. Выше мы показали, что государственная власть никогда не висит в воздухе, она неизбежно распространяется на какие-то конкретные территории – города, района, области и пр. При всеобщих и равных выборах, когда  имеет место единая норма представительства (числа жителей или избирателей, представляемых одним депутатом), разницы, как будут формироваться избирательные участки – по месту жительства или по месту работы, нет никакой. Просто по месту жительства организовать выборы проще и дешевле.

Возведение «рабочими академиками» избирательного принципа по производственным округам в абсолют есть не что иное, как отказ от диалектики, поскольку в этом случае отрицается всякое развитие социалистического общества. «Академики» пытаются законсервировать социалистическое общество в начальной стадии его развития – в переходном периоде от  капитализма к социализму. Выше мы показали, что выборы по трудовым коллективам неизбежно исключат значительную часть населения от участия в управлении государством, поскольку даже в самом развитом социалистическом обществе всех избирателей в принципе невозможно распределить по трудовым коллективам в силу объективных условий – всегда будут существовать, например, те, кто еще не работает, и те, кто уже не работает. Предложения Попова и Казеннова ввести для таких слоев населения территориальные округа, по меньшей мере, не слишком разумно – к чему городить огород со смешанными округами, если можно просто отказаться от выборов по трудовым коллективам? Ведь в условиях, когда подавляющее большинство населения страны трудящиеся, когда уже нет эксплуататорских классов, преимуществ у выборов по трудовым коллективам никаких нет, а вот недостатки, например, сложность в организации избирательного процесса, бессмысленное отвлечение людей от производства и пр., вполне очевидны.

Аргумент товарищей из ФРА, что при выборах по производственным округам якобы избиратели лучше знают лиц, которых избирают в депутаты, не серьезен. В крупных трудовых коллективах, насчитывающих тысячи человек, рабочие практически знают только тех, кто работает с ними в одном цехе, и подавляющее большинство работников других подразделений своего же предприятия им незнакомы. К тому же узнать человека позволяет не только совместная трудовая деятельность, но и совместное участие в общественных организациях. В последнем случае люди зачастую проявляют себя намного лучше, ярче и глубже, чем на производстве. Именно в общественной жизни легче раскрываются организаторские способности человека, видны его инициатива, неравнодушие к общественным интересам и ответственность за порученное дело – качества, жизненно необходимые для всякого представителя пролетарского государства.

Потому в избирательной системе важны не столько избирательные единицы, сколько полномочия по выдвижению кандидатов в депутаты. А такими полномочиями трудовые коллективы обладали всегда, в том числе и тогда, когда действовал территориальный избирательный принцип. Выдвигать депутатов в СССР могли также и общественные организации, например, профсоюзы, комсомол, партия и пр., что как мы выше показали, было вполне разумно и совершенно справедливо.

Не является весомым и другой аргумент «рабочих академиков», что избрание депутатов по трудовым коллективам «делает практически осуществимым контроль избирателей над своими депутатами и отзыв тех из них, кто не оправдал доверие трудовых коллективов».[22] Осуществить реальный отзыв депутатов сложно было всегда, при любых избирательных округах.  Главная причина сложности – крайне непросто выяснить мнение о работе депутата у всех его избирателей, число которых в зависимости от уровня выборов колеблется от десятков до сотен тысяч человек.

Попов и Казеннов понимают это, но пытаются решить данную проблему устаревшими, дедовскими способами, опять-таки действуя идеалистически и пытаясь изменить материальное содержание с помощью формы – найти абсолютный избирательный принцип, который сам по себе приведет трудящихся к коммунизму. Они не понимают, что не в избирательном принципе тут дело, а в техническом несовершенстве производительных сил советского общества, которые просто не позволяли полноценно контролировать  партийные и государственные органы, что стало одним из факторов перерождения советского социализма. У советского социализма просто не было технических возможностей, позволявших быстро установить связь одного гражданина страны со всеми, а, следовательно, и с властью.

По сути, в двух своих последних «аргументах» Попов и Казеннов поднимают  важнейшую технологическую проблему информационного обмена внутри социалистического общества, которая, безусловно, являлась коренной причиной многих негативных явлений советского социализма.  Без ее решения невозможно было  реализовать на практике в реальной жизни государства с многосотмиллионным населением принцип всестороннего учета и контроля со стороны трудящихся масс, который есть необходимое условие для перехода к коммунистическому обществу.

Ныне проблему информационного обмена внутри общества, кстати, кардинальную и абсолютно не решаемую в условиях недостаточно развитых производительных сил общества, можно считать полностью решенной. Современное капиталистическое общество в некоторых отраслях общественного производства ушло далеко вперед от технологий 20 века. Оно создало последнее материальное условие для полной победы коммунизма. Сегодня у нас имеются все технические возможности обеспечить полноценный информационный обмен внутри любого общества – это интернет и сотовая связь. Можно не сомневаться, что в условиях социализма, эти технологии получат самое мощное распространение, устранив последнее объективное материальное препятствие на пути построения коммунистического общества.

«Так какой же избирательный принцип правильный?», — могут спросить нас наши читатели.

На что можно ответь следующее — настоящие материалисты-диалектики не могут заранее определять избирательный принцип, на основе которого будут проходить выборы в Советы после победы в нашей стране новой социалистической революции, они гаданиями не занимаются. Вот когда революция победит, когда классовые условия новой социалистической России будут совершенно ясны, тогда и будет определен тот избирательный принцип, который наилучшим образом сможет отразить коренные интересы пролетарского класса, обеспечив ему самые оптимальные условия для строительства коммунистического общества. Только такой ответ на этот вопрос может считаться действительно марксистским и действительно коммунистическим.



[1] См. комментарий на странице http://work-way.com/o-politicheskom-krizise-v-rossii-i-oshibkax-levyx-kotorye-mogut-stat-rokovymi-okonchanie/

[2] В.П.Кожевников «Пропаганда и агитация большевиков в дооктябрьский период» М., Издательство политической литературы, 1983 г.

[3] Выражение из программы РКРП-РКП в цитате, приведенной нами в статье  http://work-way.com/o-politicheskom-krizise-v-rossii-i-oshibkax-levyx-kotorye-mogut-stat-rokovymi-okonchanie/

[4] А.С.Казеннов,  М.В.Попов «Советы как форма власти» стр.47

[6] И.В.Сталин «К вопросам ленинизма»

[7] Там же

[8] Там же

[9] В.И.Ленин ПСС, т.41 «Детская болезнь «левизны» в коммунизме»

[10] И.В.Сталин «К вопросам ленинизма»

[11] И.В.Сталин «Об основах ленинизма»

[12] И.В.Сталин «Об основах ленинизма»

[13] И.В.Сталин «К вопросам ленинизма»

[14] КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК, М, Издательство политической литературы, 1983 г., с.78

[15] См. Программа РКРП-РПК, стр.11;  А.С.Казеннов,  М.В.Попов «Советы как форма власти» стр.47

[16] А.С.Казеннов,  М.В.Попов «Советы как форма власти» стр.36

[17] А.С.Казеннов,  М.В.Попов «Советы как форма власти» стр.42

[18] КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК, М, Издательство политической литературы, 1983 г., с.107

[19] Там же с.76

[20] Там же с.78

[21] Там же, с.79

[22] А.С.Казеннов,  М.В.Попов «Советы как форма власти» стр.42

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь. Если вы собрались написать комментарий, не связанный с темой материала, то пожалуйста, начните с курилки.