Как выглядит фашизм на постсоветском пространстве.

В России сейчас очень внимательно следят за событиями на Украине, в отношении которых КРД «Рабочий Путь» изложил свою позицию в статье «Евромайдан – путь в никуда».  Безусловно, то, что ныне происходит этой стране, вполне можно назвать попыткой фашистского переворота.

Напомним, что фашизм – это наиболее реакционная и неприкрытая диктатура буржуазии, созданная в целях максимизации прибыли и подавления всякого сопротивления трудящихся.

Вот как определяет это понятие Большая советская энциклопедия, которой, по нашему мнению, можно доверять в гораздо большей степени, чем всем современным буржуазным источникам, вместе взятым, ибо объективности от их авторов, действующих по поручению класса буржуазии, ждать не приходится: «Фашизм – террористическая диктатура самых реакционных сил монополистического капитала, осуществляемая с целью сохранения капиталистического строя. Важнейшие отличительные черты фашизма – применение крайних форм насилия для подавления рабочего класса и всех трудящихся, воинствующий антикоммунизм, шовинизм, расизм, широкое использование государственно-монополистических методов регулирования экономики, максимальный контроль над всеми проявлениями общественной и личной жизни граждан».[1]

Именно к такой диктатуре стремятся ныне те, кто представляет сегодня украинскую «майданную оппозицию», которая, кстати, отнюдь не является реальной оппозицией действующей на Украине буржуазной власти.  Ровно напротив,  действующая украинская власть в лице Януковича и майданники это близнецы-братья, это представители одного и того же общественного класса – класса крупной буржуазии и олигархии, которые заняты своими внутриклановыми разборками. Они всего лишь спорят между собой как им эффективнее грабить украинский трудовой народ, и кому от этого грабежа достанется больше добычи. Потому-то киевский майдан и не разгоняют, а достаточно вежливо с ним обходятся, что это все люди свои — по духу и классовой сущности. Если бы сейчас на месте майданников была настоящая оппозиция – рабочие и трудящиеся, выступившие со своими классовыми пролетарскими интересами, можно было бы не сомневаться, что с ними бы никто не стал так церемониться. В тот же миг украинское буржуазное правительство бы отдало приказ о применении самых жестоких репрессивных мер к возжелавшему свободы быдлу, которое охамело настолько, что забыло свое место.

Но некоторые российские левые, вообщем и целом, верно квалифицируя происходящее на Украине, не совсем  правильно ориентируют своих сторонников и читателей, пугая их возможностью возрождения фашизма на постсоветском пространстве. К примеру, вот что пишут в своем заявлении о событиях на Украине РКРП[2]: «мы столкнулись с угрозой реального возрождения нацистской угрозы на территориях бывшего СССР – страны, победившей фашизм».

Ситуация, к сожалению, гораздо сложнее и страшнее, чем это кажется некоторым российским левым. Фашизм, т.е. самая жестокая и реакционная диктатура буржуазии, давно уже здесь, на территориях бывшего Советского Союза, когда-то действительно победившего фашизм.

Не в малой степени это стало возможным потому, что наши советские коммунисты разучились видеть и различать врагов, среди которых самый страшный враг – внутренний, враг в своих собственных коммунистических рядах.

Оппортунизм в политике и ревизионизм в идеологии – вот то непременное условие, без которого установление фашистской диктатуры невозможно ни в одной стране мира! Только тогда, когда рабочее движение полностью парализовано  предательской и преступной деятельностью оппортунистов и ревизионистов, действующих всегда под видом коммунистов, и возможен фашизм. Ибо некому становится противостоять обнаглевшему капиталу! Некому объединить трудящихся на борьбу со страшным классовым врагом, который, не страшась уже ничего и никого, преспокойно и не скрываясь больше за фальшивыми одеждами буржуазной демократии, переходит к прямому и откровенному грабежу трудового народа, лишая его последних остатков буржуазных демократических свобод.

Вероятность того, что фашистская диктатура может быть установлена на Украине, очень высока. Как, впрочем, и в России. Ибо главные и необходимые условия фашизма  в этих республиках имеются – монополистический капитал, сросшийся с государством, т.е. финансовая олигархия, и отсутствие компартии, сохранившей верность и чистоту марксизма-ленинизма, которая единственно только и способна организовать рабочий класс и всех трудящихся на борьбу с капиталом.

А как эта фашистская диктатура может выглядеть на деле в бывших советских республиках, которым она якобы, по мнению РКРП, еще только угрожает, можно убедиться на примере среднеазиатских, закавказских или прибалтийских республик, во многих из которых эта фашистская диктатура существует уже больше 10 лет.

Для наглядного примера можем взять Туркменистан — бывшую советскую республику с поэтическим названием «Туркмения», на сегодня являющуюся одной из самых закрытых стран мира, сравнимую разве что с КНДР, только, к сожалению, принципиально иного общественного устройства.

Некоторые товарищи в эмоциональном порыве называют тот строй, который установился в среднеазиатских республиках, феодализмом, однако это не более чем красочный эпитет. С научной, марксистской точки зрения, это не феодализм, потому что способ общественного производства в этих республиках отнюдь не феодальный, и собственность на землю не является там основой общественного жизнеустройства, как это должно быть в феодально-крепостнической формации. В республиках Средней Азии, в том числе и в Туркменистане, чистой воды капитализм, вот только это капитализм сырьевых колоний, а не капитализм стран-метрополий. То, что прикрыт он некоей национальной восточной оболочкой, не существенно, поскольку главное, способ общественного производства, капиталистический – товарное производство с применением наемного труда.

Да, эти страны не имеют имперских амбиций, что было свойственно, к примеру, фашистской Германии, но это всего лишь следствие их места в мировом разделении труда, следствие того, что они колонии, сырьевые придатки более развитых империалистических стран. Все же остальные признаки экономической, политической и общественной жизни, указанные в определении БЭС, там присутствуют в полной мере. И сейчас мы с вами в этом убедимся на примере Туркменистана.

Население этой страны составляет примерно 5 млн. человек, из которых в Ашхабаде, столице республике, проживает 800 тыс., еще в нескольких городах — в общей сложности свыше 200 тысяч чел.

В советское время это была довольно развитая в промышленном отношении республика. Население ее было занято на предприятиях нефтяной, газовой, химической промышленности, изготовлением ковров. Сельское хозяйство специализировалось на производстве хлопчатника, каракульских смушек, шёлка-сырца.

Сейчас основу экономики Туркменистана составляет добыча и экспорт сырья – преимущественно природного газа, по запасам которого страна занимает 6-е место в мире. Ведется активная добыча нефти на Каспийском шельфе и побережье Каспийского моря, хотя запасы ее не столь велики, как газа.

Казалось бы, процветай – не хочу, при высоченном мировом спросе на углеводородное сырье и небольшом населении можно было бы действительно сделать из страны маленький рай. Тем более что в Туркмении все еще сохранилось деление на племена. Например, высшие государственные посты занимают представители крупнейшего и влиятельнейшего племени ахал-теке. К этому племени принадлежал первый президент страны Сапармурат Ниязов и принадлежит второй президент страны Гурбангулы Бердымухаммедов. (Ниязов скончался 21 декабря 2006 г. После кончины Туркменбаши в результате короткой и жесткой интриги Туркмению возглавил Бердымухамедов, по профессии стоматолог, бывший личный врач Ниязова, с 1997 по 2001 гг. занимавший пост министра здравоохранения, а с 2001 г. — заместителя председателя кабинета министров.[3]) Разумеется, племенную структуру нельзя абсолютизировать — она уже давно не играет той роли в туркменском обществе, как когда-то при феодализме. И своим возвышением первый президент Туркмении Ниязов обязан отнюдь не своей племенной принадлежности, а в первую очередь своей работе в ЦК КПСС.  Хотя сохранившее поныне племенное деление туркменского общества это больше дань национальной традиции, чем основа политического устройства, скрепляющего общество, тем не менее, вроде как все жители страны – люди, не чужие друг другу, а где-то даже и родственники. Вот только ничего, кроме горя, богатства родной земли в условиях капитализма народу туркменскому не принесли.

Туркменистан в 2012 году был включен в список стран «Худшие из худших-2012» и международные правозащитные организации, отнюдь не являющиеся, как вы понимаете, коммунистическими, именуют эту страну «одной из самых авторитарных и репрессивных стран мира».

Главным принципом внешней политики Туркмении был провозглашен нейтралитет – всегда, во всем и везде. Формально республика —  член СНГ,  но в работе содружества она никак не участвует. Страна не вошла ни в одну из организаций, которые создала или пытается создать Россия. Туркмения не вступила и в Шанхайскую организацию сотрудничества. Президенты Туркменистана, и предыдущий, и нынешний стремятся избавиться от любого влияния извне и закрепить за своей страной статус особого, равноудаленного и независимого от внешних сил государства. Пока в некоторой степени Туркменистану это удается, но длительное время столь маленькая и одновременно столь богатая ресурсами страна в таком положении существовать не сможет. Никто ей этого не позволит. Мировые империалистические акулы непременно приберут ее к рукам.

Что касается внутренней политики, то для начала два любопытнейших международных исследования по Туркмении, первое – «Личный карман президента (Бердымухаммедова): нефть, газ и закон» и второе – «Скрытые от прямого взгляда: загрязнение окружающей среды и нарушения прав человека в туркменском секторе Каспийского моря», выполненные общественной международной организации «Crude Accountability».

В первом исследовании речь идёт о полном присвоении двумя президентами Туркменистана всех национальных богатств и полнейшем засекречивании этого процесса в стране, где закон стал такой же личной собственностью президента, как и недра республики. Материалы по ссылкам чисто либеральные, но расследования проведены хорошие, качественные. Аргументированно доказывается, что семейный клан президента Туркменистана Гурбангулы Бердымухаммедова имеет 80% от всех поступлений за нефть и газ, и наглядно показано как он грабит трудовой народ своей страны.

В 2008 году, а затем еще раз в 2011 году, президент Бердымухаммедов внес изменения в Закон об углеводородных ресурсах и юридически закрепил в Туркменистане систему, которая позволяет зачислять 80% нефтегазовых доходов не в государственный бюджет, а в Агентство по управлению и использованию углеводородных ресурсов, контролируемое им единолично[4]. Причем доходы этого Агентства не облагаются никакими налогами! Туркменскому народу от этих громадных средств не достается ни копейки!

Оставшиеся же 20% попросту разворовываются карманными министрами президента. В результате чего жители Туркменистана с каждым годом все беднеют и беднеют, несмотря на рост среднедушевого дохода, который особо подчеркивает недалекая и ангажированная российская пресса[5], отражающая интересы российской олигархии, страстно мечтающей, чтобы и в России у нее имелись такие же условия для грабежа трудящихся, какие сумел создать себе президент Туркменистана.

В Туркменистане полностью монополизированы энергетические и добывающие отрасли, связь, с\х, транспорт, банковские услуги. Фактически уничтожен малый и средний бизнес. Политическая реальность в стране такая, что большинство потенциальных инвесторов держится от этой республики подальше, несмотря на ее огромные природные богатства. Да и само слово «республика» странным образом исчезло из официального названия государства еще в период правления первого президента, который чуть было не объявил Туркмению шахством. Ладно вовремя опомнился и сообразил, что станет посмешищем для всего мира.

В Туркменистане личное мнение президента значит намного больше, чем все национальное законодательство вместе взятое. А государственные институты республики таковы, что в случае любого конфликта инвестора с государством для инвестора существует только 2 пути – либо коррупционное мировое соглашение с правящим кланом, либо потеря всех инвестиций и уход из страны. Иных вариантов нет.

Примеров не счесть.

Середина 90-х гг. — скандал с аргентинской компанией «Бридас», вложившей более 1 млрд долларов в разведку газовых месторождений в Туркменистане и в проектные работы по строительству газопровода Туркменистан-Афганистан-Пакистан. Все вроде шло хорошо, да Ниязов надумал взять делового партнера посолиднее и пригласил американцев, а «Бридас» пришлось уйти, не солоно хлебавши и не получив никаких компенсаций.

2010 год — случай с российской МТС, которую просто вытурили с рынка сотовой связи Туркменистана, сначала потребовав увеличить отчисления в пользу туркменских властей. а после отказа компании МТС от данного предложения в центральном компьютерном зале неожиданно случилась авария с отоплением, которая вывела из строя большую часть дорогостоящего оборудования. Так и не въехавшая в суть дела компания МТС чуть позже была просто лишена лицензии, и ей пришлось убраться восвояси.  Разумеется, без всяких компенсаций.

О чем это говорит? О наличии в стране капиталистических монополий, самым тесным образом сращенных с государственной властью, т.е. финансовой олигархии, интересы которой определяют в Туркменистане всю экономику, политику и социальную сферу. Собственниками этих монополий являются президентский клан со всеми его сторонниками. Примерно то же самое имеет место и в других бывших советских республиках, ну разве что методы воровства национальных богатств и грабежа трудового народа немного отличаются друг от друга в соответствии с национальными особенностями каждой этих «независимых» стран.

Отметим самое существенное из реалий современного Туркменистана, чтобы наши читатели прочувствовали ту атмосферу, в которой приходится жить трудящимся этой страны.

В Туркмении полностью отсутствует прозрачность государственных доходов и расходов. Общественность и даже специалисты, за исключением особо доверенных лиц президента,  абсолютно не знают  ничего о реальных доходах страны и корпораций и куда все это тратится. Главное — объем денежных поступлений за проданные углеводороды, выяснить совершенно невозможно, как и получить остальные статистические данные. По мнению международных общественных организаций, уровень секретности в этой стране приближается к абсолютному.

Никакого общественного контроля за деятельностью правительства и государства в Туркменистане не предусмотрено. Выборы формально существуют, но их декоративный характер от местного населения даже не скрывается.

При первом президенте страны сложилась фактически однопартийная система, поскольку вся оппозиционная деятельность в стране была попросту запрещена.

Разумеется, особо досталось коммунистам. Еще Ниязов пытался предать забвению любое упоминание о советских временах и стереть из памяти местного населения все, связанное с социализмом и коммунизмом.  В 1998 г. на встрече с делегацией Госдумы России он оправдывал свои политические репрессии тем, что якобы: «У нас ни один человек не изъявил желания бороться за коммунистические идеи. Слова “коммунисты” и “коммунизм” в Туркмении никто и не произносит, они сами собой ушли из общественной лексики». В итоге сохранившиеся в стране  коммунистические силы были вынуждены уйти в подполье, хотя в других среднеазиатских республиках буржуазные власти оказались мудрее, понимая, что так просто от коммунизма не отмахнуться, и предпочли не запрещать компартии, а взять их под свой контроль. Ниязов же решил не допускать вообще никакой оппозиции.

С приходом нового президента у туркменского общества была некоторая надежда на либерализацию политической системы в стране. 13 января 2012 г. был даже принят закон о политических партиях. И Бердымухамедов вроде бы одобрил создание многопартийной системы, заявив, что она «представляет актуальность с точки зрения масштабных перемен в сфере государственного управления, с позиций обновления политических механизмов, переосмысления роли и места социальных, гражданских институтов страны». Однако этим надеждам оправдаться было не суждено —  политическим партиям вне жесткого контроля президентской власти действовать не позволяется. Формально в Туркмении зарегистрировано несколько партий, но  реально существует лишь одна — Демократическая, которая полностью подчинена действующему президенту.

В феврале 2012 г. состоялись вторые для Бердымухамедова президентские выборы, на которых за него было подано 97,14 % голосов. Причем если на предыдущих выборах в 2007 г. у Бердымухамедова было 5 «соперников», то теперь их стало уже 7. Народ прозвал этих кандидатов «семеро козлят», намекая на то, что роль Волка заведомо отведена президенту. Любопытно, что Бердымухамедов использовал ту же самую предвыборную технологию, что и Путин, отказавшись от теледебатов с конкурентами, и «подарив» им свое эфирное время. Только, как и в России, эта якобы бы фора своим соперникам общественность не впечатлила – суть разыгрываемого в стране наглого выборного спектакля давно всем очевидна.

В Туркменистане нет гражданского общества и независимых СМИ. В 2003 году все неправительственные организации были практически ликвидированы. Зарубежные гранты для общественных организаций находятся полностью под контролем власти и дозволяются только с их разрешения и только после предоставления огромного количества документов, подтверждающих благонадежность претендующей на грант организации (закон об этом принят в январе 2013 года). Независимые журналисты и правозащитники, не говоря уже о политической оппозиции, вынуждены работать практически нелегально.

В декабре 2005 г. в стране был принят беспрецедентный закон, приравнявший любую критику политики президента к государственной измене, что фактически поставило Туркменистан в один ряд с наиболее одиозными тоталитарными диктатурами[6].

Понятно, что поддержание такой политической атмосферы требует огромного количества всевозможных спецслужб, которые призваны запрещать и «недопущать» все на свете. Неизбежным следствием засилья «охранки» всегда является высочайший уровень коррупции в стране, выливающийся на деле в то, что ни один вопрос решить без взятки становится невозможно, что и наблюдается ныне в Туркменистане. «В Туркменистане без взяток последнее время даже подростковые угри не соскакивают!», — говорят жители страны.

В таких условиях не приходится удивляться тому, что в идеологии страны махровым цветом расцвел культ личности сначала предыдущего, а теперь и действующего президента. Всячески распространяется и поощряется национализм, причем в сознании местного населения настойчиво внедряются мифы об избранности туркменского народа.

Первое время новый президент Бердымухамедов стремился ликвидировать, пусть и не окончательно, культ личности Туркменбаши – Ниязова, который частенько доходил в стране от откровенного маразма. Туркмены были освобождены от публичного чтения и изучения по утрам сочиненной Ниязовым «Рухнамы»[7], которую придворные туркменские холуи ставили аж в один ряд с Кораном. Но, осуществляя «детуркменбашизацию», новый президент ни разу не усомнился в величии своего предшественника. Бердымухамедов и правящая туркменская группировка прекрасно понимали, что развенчание Ниязова нанесет удар по ним самим, его соратникам.

Постепенно стал складываться и «скромный» культ самого Бурдымухамедова. Он взял себе собственный титул — «Аркадаг», т. е. «Покровитель», менее претенциозный, чем «Отец всех туркмен» (Туркменбаши).

«Золотой век», провозглашенный Туркменбаши, сменили на более скромную и адекватную «Эпоху возрождения». Одновременно было провозглашено наступление «Эры могущества и счастья».

Ниязовскую «Рухнаму» заменила «Туркменнама» («Книга о туркменах»), которая лишена нравоучительности и посвящена утверждению величия туркмен. Характерным атрибутом «Туркменнамы» является признание за туркменами избранности. Придворные холуи от истории в Туркмении даром хлеб не едят, «Туркменнама» теперь утверждает, что библейский Ной высадился в Туркмении, от туркмен ведут происхождение ацтеки и викинги, а Заратустра, основатель зороастризма, был выходцем из Южной Туркмении. В туркмены умудрились записать даже богатыря Илью Муромца, героя русского эпоса.

Ислам – основная религия в Туркмении, но туркменское общество религиозным назвать никак нельзя. У кочевников ислам всегда ограничивался семейными отношениями и поведением в быту, влияние его на политику было незначительно. Туркменский ислам  — это «бытовой ислам», больше дань традиции, чем глубокая вера.

Непростым вопросом является статус русского населения в Туркменистане. Точное количество русских в стране неизвестно. Предположительно что-то около 150 тыс. человек. По данным российского МИДа, в 2005 г. русские составляли 3,5 процента населения.

Отношение властей Туркмении к русским неоднозначно. В конце 1990-х годов была ликвидирована «Русская община Туркменистана», ее руководители сначала получили тюремные сроки, а затем были высланы из страны. В связи с чем, в Туркменистане просто никого нет, кто вел бы общественную деятельность по защите прав русского населения.

На русском языке издается всего одна газета — «Нейтральный Туркменистан», который не содержит никакой интересной информации и является скорее простым символом присутствия русского языка в СМИ Туркменистана.

В 2002 г. после некоторых событий, о которых мы расскажем чуть ниже, были запрещены ввоз и распространение российских газет, а в 2004 г. была прекращена трансляция российской радиостанции «Маяк», доступной во всех бывших советских республиках, якобы по техническим причинам. Вещание российского телевидения (канал ОРТ) ограничено двумя часами в день.

В 1993 г. Туркмения и Россия подписали соглашение об урегулировании вопросов двойного гражданства, которое устанавливало порядок получения такого гражданства, и русские в Туркмении пользовались одинаковыми правами с этническими туркменами. В 2011 г. Ашхабад потребовали от граждан с двойным гражданством сделать выбор в пользу только одного туркменского гражданства, угрожая, что в противном случае они станут не выездными или им придется покинуть страну. 1 апреля 2012 г. вступил в силу новый закон, в котором были изменены условия выезда за рубеж. Теперь это можно сделать только по новому заграничному паспорту, который лицам с двойным гражданством не выдается.

30% населения Туркменистана живет за чертой бедности, еще 30% — около этой черты. Безработица в стране зашкаливает. Это только российские буржуазные СМИ сомневаются, что она может быть порядка 50% трудоспособного населения страны[8]. На самом же деле безработица в Туркменистане давно превзошла эту цифру, и, по мнению самих жителей страны, составляет более 70%. За возможность получить работу уборщицы людям приходится платить взятку в 1000-1200 долл.США.[9]

Население массово бежит из «благословенного» Туркменистана, только не всем позволяют уехать.

Да и как не бежать, когда социально-бытовые же условия в Туркмении таковы, что говорить о личной свободе граждан Туркменистана можно только с большой натяжкой?

Туркменбаши (Ниязов), совсем свихнувшийся от огромного богатства и вседозволенности, от души  поиздевался над своим народом, за какие-то 15 лет доведя уровень жизни достаточно обеспеченных и образованных в советское время туркмен чуть ли не средневекового.

В 2001 году он ликвидировал балет, оперу, цирк и библиотеки. «Я не понимаю балет, Зачем он мне? Нельзя привить туркменам любовь к балету, если у них в крови его нет. Я как-то ходил с женой в Ленинграде на оперу „Князь Игорь“ и ничего не понял» — говорил «лидер туркменской нации».

С легкой руки Ниязова в стране за ненадобностью была упразднена Академия наук, запрещены видеоигры и интернет.

В 2003 году молодым людям запретили носить длинные волосы, бороду, усы и золотые зубы, а телеведущим (и не только им)  — пользоваться косметикой.

В 2004 году в стране было практически уничтожено здравоохранение, Туркменбаши уволил всех медсестер, акушерок и санитарок, мотивировав это тем, что врачи, на которых государство тратит большие деньги, должны сами оказывать все услуги, связанные с медициной.

Было отменено пенсионное обеспечение лицам пенсионного возраста, имеющим детей.

Ниязов запретил курить в машинах и пользоваться в них не только сотовыми телефонами, но и магнитолами и радиоприемниками.

Для иностранцев, желающих жениться на туркменках, Туркменбаши установил государственный калым в 50 тысяч долларов, насмешив весь мир, который, правда, был отменен в 2006 году новым президентом Бердымухамедовым.

«В арсенале Туркменбаши имелся гарем, состоявший из малолетних тян, тщательно отбираемых сотрудниками местной гэбни. Сердар (одно из имен Туркменбаши) любил девочек-подростков.»[10]

При Бердымухамедове поначалу стало немного полегче. Он восстановил десятилетнее обучение в школах (при Ниязове в стране были школы-девятилетки) и национальную Академию наук, вернул «отмененный» ранее Театр оперы и балета, разрешил интернет-кафе, которые, правда, до сих пор находятся под жестким контролем властей. Пенсионеры снова стали получать пенсии по старости, а также по выслуге лет, хотя размер этих пенсий и выплат ничтожен (минимальная – всего 29 долл.[11]).

Но существенных изменений в туркменском обществе, к сожалению, не произошло. Самое главное — массовое моральное унижение людей и при новом президенте осталось прежним, тем же самым, которые по-иному как «восточная деспотия» и не назовешь.

Чтобы понять, каково оно быть гражданином Туркменистана, дадим слово одному из жителей этой республики, который поделился с нами некоторой информацией о своей стране.

«Год назад резко подорожал хлеб и мука (в 2-3 раза), мясо (в 3 раза) авиа-перелёты и ЖД (в 3 раза), электроэнергия (на 30%).

Народ курит махорку как на зоне (стоимость пачки сигарет 4-5 доллара, недавно цена доходила до 10 долларов), так как табачная мафия президента уже год пытается извлечь сверхприбыли из продажи сигарет населению.

Ни о каком здоровье нации речь не идёт, ибо спорт платный и недоступный. Например,  месячный абонемент в бассейн стоит 70 долларов — 1 час в день. Вместо стадионов строят ипподромы и потёмкинские мраморные деревни по всей стране.

Медицина полностью угроблена и очень дорогая. Сам лежал после аварии и на себе прочувствовал, что это такое – «современная» туркменская медицина. Продавленная кровать, а у меня был повреждён позвоночник. Туалет не работал вообще. Не было воды, кондиционера, холодильника. Температура на улице — свыше 50 градусов, был июль. Кругом сплошная антисанитария — куча мух, тараканов.  Полнейшее отсутствие еды и медикаментов. С последним мне повезло  — знакомые приносили, за что им огромное спасибо. Причем в день за такую гостиницу, сравнимую разве что с больницей на зоне, брали 40 долларов. И это услуги здравоохранения (если вообще можно назвать все это «охраной здоровья»!) в крупном городе! В сельской же местности вообще забыли, что на свете существует медицина.

Образование бесплатное, но никудышное. В ВУЗах учат сажать ёлки и ежедневно ходить на стадионы маршировать. Недавно студентам добавили езду на велосипедах до посинения. Нет русских классов. Молодое поколение туркмен не знает русского языка и поэтому вообще не представляет, что творится сейчас в России. Скорее всего, именно в этом и состояла цель туркменских властей – чтобы поменьше знали.  

Всех учеников школ (и работников госучреждений!) принудительно одевают в туркменскую национальную одежду. Без знаний Рухнамы на туркменском языке не принимают в ВУЗы и не дают водительские права, кто может оплатить — покупает права за деньги.

Учеников часто гоняют на репетиции встречи с Солнцеликим (президент Бердымухамедов – прим. В.К.), после чего половина учеников отправляется в больницы — зимой от воспаления лёгких, летом — от тепловых ударов, не говоря уже о том, что многие учащиеся банально обсираются, так как никого в туалет, разумеется, не отпускают.

Недавно в сентябре всех учеников всех классов (и всех взрослых, конечно!) Марыйской области погрузили в час ночи в автобусы ПАЗики по 150 чел в каждый автобус. Заставили всех купить и одеть недешёвые праздничные туркменские костюмы за 150 долларов и оплатить проезд на автобусе (это примерно, как если бы немцы заставили платить евреев за поезд, везущий их в крематорий!) и вывезли в пустыню (дорога Мары-Йолотань). Там заперли, не давая выйти из автобусов, типа, спите. В 5 утра разбудили, выстроили вдоль дороги и заставили стоять  весь день до 11 вечера на 40 градусной жаре без еды, питья и туалета. Люди пытались спать стоя и, простите, срали в штаны. Дети и взрослые должны были усиленно изображать радость встречи президентов Туркмении и Китая («улыбаемся и машем!»), которые приехали открывать газовый комплекс. Братки-грабители приехали делить доходы от газа.

При этом сам немаленький город Йолотань планируется к полному сносу, типа — мешает «осваивать» месторождение, а недовольных жителей будут переселять подальше в пустыню к озеру Хауз-Хан.

Множество учеников и взрослых упало в обморок от солнечных ударов, их тут же незаметно уносили люди в штатском. Нет, не в больницу, а подальше — в пустыню, и там бросали. Кто помер — тому повезло, кто выжил — объявили врагом народа со всеми прелестями увольнения с волчьим билетом и т.п. В Туркмении при устройстве на любую госработу и ученика в школу проверяют всех родственников до 7 колена — не дай аллах, если кто сидел или там еще чего.  Если это был ученик — то позорили и материли (в самом буквальном смысле!) на линейке, а родителей таскали в органы (КНБ).

Когда вывозили людей — перевернулся автобус с детьми (шофёр уснул за рулем), почти все пассажиры попали в реанимацию. Но никто за это не ответил и нигде об этом, конечно, не писали.

За месяц до этого полный автобус с рабочими-газовиками попал под поезд на ж/д переезде по дороге в Йолотань. Опаздывать на работу нельзя, и водитель думал проскочить перед идущим поездом. Тогда погибло свыше 100 человек (точное число жертв неизвестно). И тоже нигде ни звука, хотя вся Туркмения в курсе.

Если думаете, что после этого «праздника» люди попали домой, то вы сильно ошибаетесь.  До 2-х часов ночи они «радостно» стояли теперь около меджлиса. Меджлис — совет старейшин, типа власть, но по факту это просто сборище старых пердунов, которые обязаны хвалить Солнцеликого и петь ему осанны. Не все яшули (старики) это делают — многие прошли войну. И хотя их остались единицы,  власть с ними разбирается просто — кидает в подвалы, они ей опасны.

Средняя зарплата в госпредприятиях и организациях Туркмении около 200 долларов, в частных фирмах и у предпринимателей — 100 долларов, в иностранных — 300-500 долларов.

Свыше 70% населения – безработные. Люди едут батрачить в Турцию, Иран, в Европу. В Россию не едут, т.к. визу получить очень трудно, нужно день и ночь стоять в дикой очереди в посольство. Добавили еще одну проблему — у кого есть российское гражданство — не дают загранпаспорт, издеваются как могут, типа откажись от какого-нибудь.

Как власть заботится о народе, можно судить по факту взрыва боеприпасов, произошедшего 7 июля 2011 года в Абадане под Ашгабадом,  когда погибло свыше 3 тысяч человек, среди которых много детей.  По официальным данным погибли 15 военных и к тому же от взрыва петард. Полная чушь, там были мощные снаряды и бомбы. По туркменскому ТВ не было никакого траура и вообще ничего — ни слова, в газетах тоже. Хотя «атомный» гриб видел и слышал весь Ашхабад, так как часть снарядов и осколков попала даже туда.  А по ТВ — только песни и пляски.

У тех, кто оказался в зоне поражения (весь город Абадан — он же Безмеин) и выжил, изымали сотовые телефоны и заставляли подписывать бумагу о неразглашении «тайны». Видео взрыва этого большого склада боеприпасов есть на ю-тубе.

https://www.youtube.com/watch?v=2Oc3TnHdcqM

В стране повсюду на улицах (скорее всего и в туалетах тоже) установлены видеокамеры, причем записывают не только изображение, но и звук через направленные микрофоны с усилителями.

Интернет тут контролирует местный отдел «К», состоящий из украинцев и израильтян. До 2007 гг. в Туркмении совсем не было интернета. В 2007 г. появилось несколько интернет-кафе, куда вход по паспорту и записью посещённых сайтов. Стоимость одного часа — 4 доллара. Максимальный безлимитный трафик 2 мбит стоит 8 тысяч долларов в месяц. Мобильный — трафик 1 Гбайт — 50 долларов, разумеется, с постоянными срывами связи или с нулевой скоростью. Половина сайтов заблокирована — ютуб, фэйсбук, твиттер, жж, ньюслэнд, вики, луркмоар, вичат, мобимит, все оппозиционные сайты. Частенько блокируют майл.ру, рамблер, ленту.ру и все содержащие в имени слово blog, svoboda.

Но люди изобретательны и они ищут и находят выходы, тем более что народ — особенно молодёжь — окончательно стала кипеть после закрытия вичата (власть побоялась, что люди начнут там обсуждать неположенное и объединяться в группы, которые власть контролировать не сможет).»

Президент Бердымухаммедов построил роскошный курорт Аваза на берегу Каспийского моря, надеясь привлечь туда иностранных туристов. Но туристы что-то не слишком захотели ехать на побережье продуваемого всеми ветрами моря, и тогда туркменские власти поступили просто – заставили туда ехать наемных работников в свой отпуск. В 2009 году сотрудники туркменбашинского НПЗ рассказали экспертам «Crude Accountability», что в свой отпуск им было велено ехать отдыхать в Аваза, а в случае отказа «стоимость путевки все равно вычтут из зарплаты». Кстати, строили этот курортный поселок очень любопытно – на его месте был поселок с одноименным названием. В 2006 году, когда началось строительство курорта, дома местных жителей просто снесли, освободив место для новых отелей. Людей выгнали, не предоставив им ни жилья, ни компенсации. Уничтожено было 1992 строения.

В 2010 году аналогичным образом снесли и поселок Тарта, в 4-х км от Аваза. Местным жителям сказали, что их поселок портит вид из окон многоэтажных отелей и поэтому им придется демонтировать свои дома. По словам очевидцев, жители Тарта разбирали свои дома и продавали материалы на импровизированном рынке, прозванным «рынком слез». Утраченные дома им тоже никто не компенсировал. А где стали жить лишенные единственного жилья люди, туркменскую власть не интересует.

Российская пресса все это, разумеется, не озвучивает — о реальности Туркменистана она предпочитает рассказывать россиянам сказки, выставляя эту республику чуть ли не раем для простого народа[12]. Особо муссируется дешевый бензин в Туркмении и почти бесплатные газ и вода в домах населения. Данные факты подаются в свойственном  всем либеральным изданиям демагогическом стиле – отрываются от множества других фактов, которые просто замалчиваются, и значение этих единичных фактов сильно преувеличивается.

Да, бензин для жителей Туркмении действительно дешев, и действительно газ и вода в дома туркменских граждан подается практически бесплатно, но разве жизнь человека ограничивается только этим? Захотели бы сами российские буржуазные журналисты жить в стране, подобной Туркмении с ее дешевым бензином и дешевыми к\у, учитывая все те прелести, о которых мы рассказали выше? Что мы очень сомневаемся. Тем более что практически бесплатные газ и вода это уже в прошлом — недавнее решение правительства Туркмении об обязательном установлении населению счетчиков и лимитов на использование воды и газа однозначно свидетельствует о том, что с 2014 года коммунальные услуги станут для туркмен явно не бесплатными[13].

Расписывая туркменский режим розовыми красками, та же Лента.ру в то же время именует его «одним из самых репрессивных и авторитарных в мире». А эту явную нестыковку объясняет по-детсадовски просто:  «Конечно, есть в стране и недовольные, есть обиженные и бедствующие, как бывают они в любой другой стране. Но практика того же Узбекистана показывает, что даже в условиях жесточайшего пресса со стороны государства недовольство непременно прорывается, как это было, например, в Андижане. В Туркмении о подобных инцидентах слышно не было. Можно сделать вывод, что здесь власть не только «прессует» собственное население, но и не позволяет ему дойти до той степени крайности и нужды, при которой человек готов пойти на баррикады.» Для читателя это должно, видимо, означать, что режим в Туркмении, конечно, «репрессивный и авторитарный», но еще не такой «репрессивный и авторитарный», как мог бы быть, можно быть еще «репрессивней и авторитарней» — население-то не «дергается», молчит, значит все в порядке.

Только  туркменское население очень даже «дергается», вот только закрытость этой страны от внешнего мира не позволяет узнать подробности о важнейших событиях, происходивших в Туркменистане, особенно когда журналисты не отличаются любопытством. Одно из таких событий, чрезвычайно важное как для этой республики, так и для всего постсоветского пространства произошло в ноябре 2002 г. Информации о нем чрезвычайно мало – туркменская власть сделала все, чтобы инфа не вышла за пределы страны, да и в самой стране истинная подоплека событий известна немногим.

Что тогда произошло? Ни больше, не меньше, как попытка свержения власти Туркменбаши, ненавистного всем слоям туркменского населения. Коммунистические силы в Туркмении утверждают, что речь тогда шла о перевороте и взятии власти коммунистами. Причем ненависть туркменского народа к «лидеру нации» была столь сильна, что в союзе с коммунистами действовали и либералы, что само по себе довольно редкое явление. К сожалению, не получилось – предательство внедренных в ряды оппозиции агентов ниязовской охранки поставило крест на планах заговорщиков, и 25 ноября 2002 года они были арестованы. Местную Компартию тогда полностью разгромили, сотни оппозиционеров, в том числе и либерально настроенные и даже их родственники, попали в лапы палачей Туркменбаши. Об их судьбе ничего не известно до сих пор.  Предполагают, что они так и сгинули в застенках туркменского гестапо, где высота в камерах от пола до потолка 40 см с водой на полу и карцер размером с небольшой холодильник. Туркменские СМИ тогда вылили кучу лжи на всю оппозицию. Российские газеты и российское телевещание в Туркменистане были запрещены.

Подробнее о событиях 25 ноября 2002 года можно прочитать в статье «События 25 ноября 2002 года и туркменская политическая оппозиция»[14], хотя следует учитывать, что данный ресурс излагает либеральный взгляд на произошедшие события и об участии в них коммунистов даже не упоминает.

Ясно одно, что подобные фашистские диктатуры, какая ныне установилась в Туркменистане, долго существовать не могут. Терпению населения неизбежно придет конец. Даже международные эксперты «Crude Accountability» (см. исследования по второй ссылке) заявляют, что «туркменское государство не в состоянии выполнять обязанности перед гражданами страны» и предсказывают Туркменистану судьбу Ливии или Туниса. Спорят только о том, будет ли это мягкий, «тунисский» вариант или события станут развиваться по ливийскому сценарию, т. е. через гражданскую войну.

Российские же специалисты по Центральной Азии, например, аналитик Аркадий Дубнов, полагают, что «солнце Бердымухамедова будет светить долго». Что якобы общество в Туркмении не способно на массовый протест, ибо Туркмения десятилетиями оставалась на периферии мировых политических и культурных процессов и она слишком «заторможена».[15]

Мы же, твердо стоя на классовых пролетарских позициях, понимаем, что как ни стремятся буржуазные эксперты скрыть классовый характер политических, экономических и социальных противоречий в Туркменистане, а от реальности им не убежать. Социальная революция в этой многострадальной стране неизбежна и силы для этой революции уже зреют. Ряды борцов за свободу трудового народа, несмотря на репресии, ширятся и растут, на место павших коммунистов встают новые, уже из молодого поколения, их ненависть к тиранам и капитализму столь сильна, что можно не сомневаться в их скорой и неизбежной победе.

Владимир Кожевников

Продолжение



[1] http://slovari.yandex.ru/~%D0%BA%D0%BD%D0%B8%D0%B3%D0%B8/%D0%91%D0%A1%D0%AD/%D0%A4%D0%B0%D1%88%D0%B8%D0%B7%D0%BC

[2] http://rkrp-rpk.ru/content/view/10260/1/

[3] http://watan.ru/?p=1279&lang=ru

[4] http://ru.crudeaccountability.org/wp-content/uploads/2013/04/private_pocket_ru.pdf

[5] http://lenta.ru/articles/2012/03/01/happiest/

[6] http://www.analitika.org/tj-tk/tt-politics/1941-2006010900064691.html

[7] Рухнама (Трактат о духовности) — книга, написанная первым туркменским президентом Сапармуратом Ниязовым. Цель книги — создание позитивного образа туркменского народа, героическо-поэтическое переосмысление его истории, обзор обычаев туркмен и определение моральных, семейных, социальных и религиозных норм для современных туркмен в их повседневной жизни. По стилю книга состоит из нравственных наставлений и философских размышлений, перемежаемые легендами и историческими экскурсами. Основной является идея богоизбранности туркменского народа, созданного непосредственно Аллахом 5 тысяч лет назад. Первым туркменом назван Огуз-хан. Туркменам приписывается создание 70 государств, в том числе Парфии и государства сельджуков. Мораль Рухнамы заключается в культе патриархальных ценностей. Смысл жизни, согласно Рухнаме, заключен в построении справедливого общества «Золотого века».

[8] http://lenta.ru/articles/2012/03/01/happiest/

[9] http://www.chrono-tm.org/2011/11/plati-1000-i-tyi-uborshhitsa-v-hyakimlike/

[10] http://www.rusproject.org/node/1346

[11] http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1269240780

[12] http://lenta.ru/articles/2012/03/01/happiest/

[13] http://www.chrono-tm.org/2013/12/zarplatyi-i-tsenyi/

[14] http://www.analitika.org/tj-tk/tt-politics/1941-2006010900064691.html

[15] http://watan.ru/?p=1279&lang=ru

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь. Если вы собрались написать комментарий, не связанный с темой материала, то пожалуйста, начните с курилки.