Закон отрицания отрицания

Закон отрицания отрицания

Поступательное движение, как бы сложно оно ни было в каждом отдельном случае, всегда совершается путем борьбы нового и старого и путем преодоления старого и умирающего новым и возникающим.

Так, в общественном развитии, при переходе от капитализма к социализму, новое, которое возникает в экономической жизни капиталистического общества, новое это — общественный характер производства, который противоречит старому и унаследованному от прошлого — частному характеру присвоения. Возникает новая политическая сила — рабочий класс, борьба которого против класса капиталистов есть борьба за осуществление новой ступени развития человеческого общества.

Этот диалектический взгляд на развитие противоположен старому либеральному взгляду, который так любят буржуазные идеологи. Либералы признают развитие и утверждают, что прогресс является всеобщим законом природы и общества. Но они рассматривают развитие эволюционно, как гладкий процесс, и если иногда признают, что в обществе все-таки существует борьба, то они смотрят на нее, как на препятствие, мешающее развитию. Для них существующее не может быть заменено возникающим, старое не может быть преодолено новым, старое, по их мнению, должно быть сохранено с тем, чтобы оно могло постепенно улучшаться и стать более высокой формой существующего.

Социал-реформисты, верные этой же либеральной философии, которую они переняли от капиталистов, стремятся сохранить капитализм, рассчитывая на то, что он может «врасти в социализм». В итоге сохраняя капитализм, они всегда заканчивают борьбой против социализма. Эти поборники социального мира и классового сотрудничества не могут избежать борьбы — они вынуждены принимать в ней участие, но участвуют они в классовой борьбе как представители противоположной рабочему классу стороны, как представители класса буржуазии.

Сравнивая диалектико-материалистическую, т.е. революционную, концепцию развития с этой либеральной, реформистской концепцией развития, можно сказать, что первая концепция признает и содержит в себе отрицание, в то время как вторая не признает и не способна признать роль отрицания в развитии. Диалектика учит нас понимать, что новое должно бороться против старого и преодолевать его, что старое должно уступить место новому, что старое должно быть заменено новым, — другими словами, что новое должно подвергнуть отрицанию старое.

Либерал, который мыслит метафизически, понимает отрицание как простое «нет». Для него отрицание означает просто конец чего-нибудь. Вместо движения вперед оно означает отступление, вместо приобретения — потерю. Напротив, диалектика учит нас не бояться отрицания, а понять, каким образом оно становится условием прогресса, средством для положительного продвижения вперед.

«В диалектике отрицать не значит просто сказать «нет», — писал Энгельс в «Анти-Дюринге».

Когда в процессе развития старая ступень отрицается новой, то, во-первых, эта новая ступень может появиться, лишь возникая из старой и в противоположность ей. Условия существования нового рождаются и созревают внутри старого. Отрицание есть положительный процесс, осуществляемый лишь через развитие того, что отрицается. Старое не просто ликвидируется, оставляя вещи в том состоянии, как если бы оно никогда не существовало, оно уничтожается лишь после того, как само создаст условия для новой ступени развития.

Во-вторых, старая ступень развития, которая отрицается, сама представляет собой прогрессивную ступень в поступательном процессе развития в целом. Она отрицается, но прогресс, осуществленный ею, не отрицается. Напротив, этот прогресс  воспринимается новым, он продолжается на новой ступени, которая вбирает в себя и развивает дальше все достижения прошлого.

Например, социализм сменяет капитализм — первый отрицает второй. Но условия возникновения и победы социализма были порождены капитализмом, и социализм появляется как следующая за капитализмом ступень общественного развития. Все достижения, весь прогресс производительных сил, также и все культурные достижения, имевшие место при капитализме, не уничтожаются, когда уничтожается капитализм, а, наоборот, сохраняются и умножаются.

Либералы не понимают этого положительного содержания отрицания, для них отрицать значит просто отбросить прочь. Более того, они представляют себе отрицание лишь как приходящее извне, как внешнее. Нечто превосходно развивается, а затем что-то приходит извне и отрицает его — уничтожает. Такова их концепция. То, что нечто в силу своего собственного развития приводит к своему собственному отрицанию и тем самым к более высокой ступени развития, — это выше их понимания.

Так, либералы представляют себе социальную революцию не только как катастрофу, как конец упорядоченного прогресса, они к тому же считают, что такая катастрофа может быть произведена лишь внешними силами. Если революция угрожает опрокинуть капиталистическую систему, то это происходит не вследствие развития противоречий самой этой системы, а по вине «агитаторов» или «злых соседей». Отсюда и тот известный тезис либералов о «красной заразе», о котором мы уже упоминали выше.

На каждой ступени развития возникает борьба старого с новым. Новое возникает и усиливается в рамках старых условий, и, когда оно становится достаточно сильным, оно побеждает и уничтожает старое. Это является отрицанием прошедшей стадии развития, отрицанием старого качественного состояния, это — появление новой и более высокой ступени развития, нового качественного состояния.

Это приводит нас к следующей диалектической черте развития — отрицанию отрицания.

Для либералов, полагающих, что отрицать это «значит просто сказать «нет», если отрицание отрицается, то значит, снова восстанавливается первоначальное положение без изменений. Они понимают отрицание как устранение. Поэтому если отрицание, устранение, само отрицается, то это просто означает восстановление того, что было устранено. Если вор крадет мои часы, а затем я отнимаю их у него, мы возвращаемся к исходной точке — часы снова у меня. Совершенно так же, если я говорю: «Будет хороший день», — а вы говорите: «Нет, будет дождливый день», — на что я отвечаю: «Нет, день не будет дождливым», — я просто, отрицая ваше отрицание, восстановил свое первоначальное утверждение.

Такая позиция хорошо выражается принципом формальной логики «не не А = А». Согласно этому принципу, отрицание отрицания является бесплодной операцией. Оно попросту возвращает вас к отправной точке.

Однако, действительный процесс развития и совершающееся в нем диалектическое отрицание, совсем иного рода. Рассмотрим это на примере общественного развития.

Общество развивается от первобытного коммунизма к рабовладельческой системе. Следующая ступень — феодализм. Далее за ней — капитализм. Каждая ступень возникает из предшествующей и отрицает ее. Пока наблюдается простая последовательность ступеней, каждая выступает как отрицание другой и представляет собой более высокую ступень развития. Но что же дальше? Коммунизм. Здесь происходит возврат к началу, но на более высоком уровне развития. Вместо первобытного коммунизма, основанного на крайне низких производительных силах, возникает коммунизм, основанный на высокоразвитых производительных силах и содержащий в себе новые огромные возможности развития. Старое первобытное бесклассовое общество превратилось в новое бесклассовое общество более высокого типа, оно как бы появилось вновь , но на более высокой ступени. А случилось это лишь потому, что с появлением классов и развитием классового общества старое бесклассовое общество подверглось отрицанию. А потом классовое общество, после того как оно полностью закончило свой путь развития, само подверглось отрицанию, когда рабочий класс взял власть в свои руки, покончил с эксплуатацией человека человеком и установил новое бесклассовое общество, основывающееся на всех достижениях всего предшествующего развития человечества, в том числе развития, достигнутого классовыми обществами.

Это и является отрицанием отрицания. Т.е. отрицание отрицания не возвращает нас к первоначальному исходному пункту. Оно приводит нас к новому исходному пункту, который является первоначальным исходным пунктом, поднятым посредством своего отрицания и отрицания отрицания на более высокую ступень.

В ходе развития в результате двойного отрицания более поздняя ступень может повторить более раннюю ступень, но повторить ее на более высоком уровне развития. Происходит «развитие, как бы повторяющее пройденные уже ступени, но повторяющее их иначе, на более высокой базе… развитие, так сказать, по спирали, а не по прямой линии»[1], — писал Ленин.

Таково учение о развитии, которое, как и концепцию диалектического отрицания, либеральный взгляд не может усвоить. Либералу развитие представляется гладким восходящим движением, совершающимся путем ряда мелких изменений. Если данной ступени развития и суждено подняться на более высокий уровень, то это должно произойти постепенно и мирно, посредством «гармоничного развертывания» всех высших потенций, скрытых на первоначальной ступени развития. Однако факты показывают, что дело обстоит как раз наоборот: высокая ступень достигается лишь путем борьбы и отрицания. Развитие происходит не как «гармоничное развертывание», а как «раскрытие противоречий», в котором низшая ступень отрицается — уничтожается; в котором развитие, следующее за ее отрицанием, само отрицается; в котором более высокая ступень развития достигается лишь в результате этого двойного отрицания.

Как говорит Гегель в «Предисловие к «Феноменологии духа»: «высшая цель развития достигается лишь через «страдание, терпение и труд отрицания».

При рассмотрении закона отрицания отрицания следует еще раз подчеркнуть сказанное ранее, а именно: что суть диалектики заключается в изучении процесса во всей его конкретности, в выяснении того, как он происходит на самом деле, а не в том, чтобы выдумывать какую-то предвзятую схему и затем пытаться «доказать» необходимость существования действительного процесса, воспроизводящего эту идеальную схему.

Нельзя утверждать заранее, что всякий процесс является примером отрицания отрицания, как не следует пользоваться понятием этого закона для «доказательства» каких бы то ни было заранее выдуманных искусственных схем.

Ссылаясь на указания Маркса о наличии отрицания отрицания в истории, Энгельс говорит: «Таким образом, называя этот процесс отрицанием отрицания, Маркс и не помышляет о том, чтобы в этом видеть доказательство его исторической необходимости. Напротив того: после того как он доказал, исторически, что процесс этот отчасти уже действительно совершился, отчасти еще должен совершиться, только после этого характеризует он его как такой процесс, который происходит притом по известному диалектическому закону. Вот и все». (Энгельс «Анти-Дюринг»)

Что означают слова Энгельса? А то, что нужно понять законы развития всякого отдельного процесса путем изучения самого этого процесса в его развитии, а не подгонять под этот закон любой отдельно взятый процесс.

«Итак, что такое отрицание отрицания? — пишет Энгельс. — Чрезвычайно общий и именно потому чрезвычайно широко действующий и важный закон развития природы, истории и мышления… Само собой понятно, что я еще ничего не говорю о том особом процессе развития… когда говорю, что это — отрицание отрицания… Когда я обо всех этих процессах говорю, что они представляют отрицание отрицания, то я охватываю их всех одним этим законом движения и именно потому оставляю без внимания особенности каждого специального процесса в отдельности. Диалектика же есть не более как наука о всеобщих законах движения и развития природы, человеческого общества и мышления» (Ф. Энгельс «Анти-Дюринг»).

Последнее выражение Энгельса в этой цитате стало общепринятым в научном социализме определением диалектики.

Насколько широко действующим и важным является этот закон развития, можно показать на многочисленных примерах.

Мы уже видели, каким образом в истории происходит отрицание отрицания в развитии от первобытного коммунизма к коммунизму. Но отрицание отрицания проявляется не только в этом.

Например, оно имеет место и в развитии индивидуальной собственности. Маркс указывал, что докапиталистическая индивидуальная частная собственность, основанная на труде собственника, отрицается — ликвидируется капиталистической частной собственностью. Ибо капиталистическая частная собственность возникает лишь путем разорения и экспроприации докапиталистических индивидуальных производителей. Индивидуальный производитель имел право собственности на свои орудия производства и свой продукт — и то и другое было отнято у него капиталистом. Но когда капиталистическая частная собственность сама отрицается, когда «экспроприаторов экспроприируют», тогда индивидуальная собственность производителей снова восстанавливается, но в новой форме и на более высоком уровне. В этом сущность общественной или общенародной собственности, которая является основой социалистических и коммунистических производственных отношений.

Отрицание капиталистической частной собственности не восстанавливает частной собственности для производителей, а создает им «индивидуальную собственность, но на основании приобретений капиталистической эры — кооперации свободных работников и их общинного владения землей и произведенными ими средствами производства» (К.Маркс «Капитал» т.I).

Производитель в качестве участника общественного процесса производства располагает теперь, как своей индивидуальной собственностью, долей в общественном продукте — «по труду» на первой стадии коммунистического общества и «по потребностям» в полностью развитом коммунистическом обществе.

Когда появился капитализм, единственным путем вперед был путь через отрицание отрицания. Некоторые из английских чартистов[2] в своей аграрной политике выдвигали требования, направленные на то, чтобы остановить новые капиталистические процессы и восстановить старую индивидуальную частную собственность производителей. Но исторический прогресс не остановить. Единственным путем вперед для производителей является путь борьбы против капитализма за социализм — не восстанавливать старую индивидуальную собственность, уничтоженную капитализмом, а уничтожить капитализм и таким образом создать снова индивидуальную собственность, но на новой, социалистической основе.

Еще один пример отрицания отрицания. В истории мышления «первоначальный, стихийный материализм» древних философов отрицается философским идеализмом, а современный материализм возникает как отрицание этого идеализма. Этот современный материализм — отрицание отрицания — «представляет собой не простое воскрешение старого материализма, а к прочным основам последнего присоединяет еще все идейное содержание двухтысячелетнего развития философии и естествознания…» (Ф. Энгельс «Анти-Дюринг»).

Закон отрицание отрицания постоянно проявляется и в природе. Это явление, например, хорошо знакомо любому огороднику. Он сажает семена растений в землю и из них вырастают растения,  которые развиваются до тех пор, пока не произведут свое собственное отрицание, дав новые семена.

Закон отрицания отрицания можно проследить и на рядах химических элементов, в которых свойства элементов с более низким атомным весом исчезают и затем появляются вновь в элементах с большим атомным весом.

Да и само развитие жизни подчинено закону отрицания отрицания. Простейшие живые организмы являются, образно выражаясь, бессмертными: они увековечивают себя путем постоянного деления. Развитие более высоких организмов, с половым размножением, стало возможно лишь ценой смерти. Организм становится смертным. Более высокое развитие жизни достигается ценой своего собственного отрицания, т.е. смерти.

Но созданием смертных организмов эволюция не заканчивается. Процесс развития идет дальше. Появляются новые виды растений и животных и, наконец, человек, с которого начинается общественное развитие, идущее от первобытного коммунизма через ряд последовательных отрицаний к бесклассовому, коммунистическому обществу. Человек приобретает способность подчинять себе природу. И когда, при коммунизме, он ставит свою собственную общественную организацию под свой сознательный контроль, тогда открывается совершенно новая эпоха в развитии жизни.

Критика и самокритика

Каким же будет развитие общества в будущем, когда будет достигнута высшая стадия коммунизма? Можно ли считать, что будут продолжать действовать те же самые диалектические законы развития? Или развитие общества прекратится?

Нет, конечно, развитие общества не прекратится. Наоборот, лишь с построением коммунистического общества начнется человеческое развитие в полном смысле этого слова, то есть развитие, сознательно планируемое и контролируемое самими людьми; все остальное было лишь мучительным приготовлением к этому процессу, родовыми муками рождающегося разумного человечества.

Когда все средства производства будут планомерно развиваться под руководством всего общества, когда господство человека над природой возрастет в огромной степени, тогда изменятся и сами люди. Например, ясно, что способность производить абсолютное изобилие продуктов при минимальных затратах человеческого труда, ликвидация противоположности между городом и деревней, противоположности между физическим и умственным трудом, безусловно, повлечет за собой и глубокие изменения в общественной организации, во взглядах, привычках, в образе жизни людей. Но эти изменения на каждой ступени развития потребуют преодоления форм общественной организации, взглядов и привычек, принадлежащих прошлому. Следовательно, развитие будет по-прежнему происходить через раскрытие противоречий, борьбу между старым и новым, прошлым и будущим.

На каждой ступени развития из существующих условий будут вырастать новые тенденции, которые, встав в противоречие с существующими условиями, неизбежно приведут к их отмиранию и замене их новыми условиями.

Но это развитие не будет происходить через насильственные конфликты и социальные перевороты, как это было прежде. Напротив, вместе с наступлением коммунизма произойдет, по выражению Энгельса, «скачок человечества из царства необходимости в царство свободы». А это значит, что стихийные конфликты, характерные для «царства необходимости», уступят место планируемым и контролируемым изменениям.

«Законы их собственных общественных действий, противостоявшие людям до сих пор как чуждые, господствующие над ними законы природы, будут применяться людьми с полным знанием дела, следовательно, будут подчинены их господству. Общественное бытие людей, противостоявшее им до сих пор, как навязанное свыше природой и историей, становится теперь их собственным свободным делом… люди начнут вполне сознательно сами творить свою историю». (Ф. Энгельс, Анти-Дюринг»).

Когда люди поймут законы их собственной общественной организации и поставят их под свой объединенный контроль, когда не будет эксплуатации человека человеком, когда люди полностью научатся понимать, что является новым и растущим и в чем его противоречие со старым, тогда будет возможно устранять старые условия и создавать новые условия преднамеренным и планомерным образом, без конфликтов и переворотов. Противоречие и преодоление старого новым остаются, но элемент антагонизма и конфликта между людьми в обществе исчезает и уступает место подлинно человеческому методу решения дел путем разумного обсуждения — при помощи критики и самокритики. Этот метод общественного развития эффективно использовался в Советском Союзе в сталинское время и показал превосходные результаты.

«В нашем советском обществе, — говорил один из лидеров компартии того времени А. А. Жданов, — где ликвидированы антагонистические классы, борьба между старым и новым и, следовательно, развитие от низшего к высшему происходит не в форме борьбы антагонистических классов и катаклизмов, как это имеет место при капитализме, а в форме критики и самокритики, являющейся подлинной движущей силой нашего развития, могучим инструментом в руках партии. Это, безусловно, новый вид движения, новый тип развития, новая диалектическая закономерность». (А. А. Жданов, Выступление на дискуссии по книге Г. Ф. Александрова «История западноевропейской философии»).

Критика и самокритика, составляющие самую душу марксистского диалектического метода, означают, что теория и практика должны всегда идти рука об руку. Нельзя допускать, чтобы теория отставала от практики; теория должна не только держаться наравне с практикой, но и идти впереди нее, чтобы служить верным и надежным путеводителем. Нельзя позволить, чтобы практика блуждала в потемках, лишенная света теории, или чтобы ее уводила в сторону ложная и устаревшая теория. А этого единства теории и практики можно достигнуть лишь путем постоянной бдительности, постоянной готовности критиковать и учиться, путем постоянной проверки идей и действий не только сверху, но и снизу, путем готовности признавать новое и исправлять или отбрасывать, что уже устарело и более неприменимо, путем честного признания ошибок. Ошибки неизбежны. Но путем проверки, которая вовремя вскрывает ошибки, критического изучения корней этих ошибок и их исправления, путем обучения на ошибках может идти социалистическое общество к новым успехам.

Ошибки редко бывают чисто случайными ошибками суждения. Большей частью ошибки возникают в результате того, что мы цепляемся за старые привычки и за старые формулы, которые устарели и не применимы к новым условиям и новым задачам. Когда это случается и когда в результате этого вещи оказываются не такими, какими они предполагались, тогда, если мы готовы критически установить, что было неправильно, мы приобретаем знания о чем-то новом, растем, приобретая новые силы и опыт, а, следовательно, приобретаем и умение применять диалектику на практике.

Критика и самокритика необходима во всех областях теоретической и практической деятельности. Ибо только применяя диалектический метод, и тем самым развивая его, ошибаясь и исправляя ошибки, мы сможем овладеть методом марксизма-ленинизма.

Теперь мы можем подытожить все вышесказанное и сделать главные выводы относительно диалектики.

Взаимосвязи, изменения и развитие – это то, что изучает диалектика. Материалистическая диалектика — это «наука о всеобщих законах движения и развития природы, человеческого общества и мышления».

Диалектический метод — это такой метод подхода к явлениям, применяя который мы обогащаем свое материалистическое понимание природы и истории и всех происходящих в них отдельных  процессов. Это — метод, а не общая формула и не абстрактная философская система. Он служит руководством при изучении вещей с целью их изменения.

Отсюда становится ясно, что сама диалектика как наука растет и развивается, и что диалектический метод крепнет и обогащается в результате каждого нового применения. Каждое новое явление общественного развития и всякий прогресс науки дают базу для обогащения и расширения понимания диалектики и диалектического метода. Нельзя осмыслить новый материал и овладеть им путем простого повторения того, что уже известно. Наоборот, мы узнаем больше, расширяем, исправляем и обогащаем наши представления в свете новых проблем и нового опыта. Таким образом, получается, что марксизм никакая не догма и не закостенелая схема, как пытаются внушить нам идеологи буржуазии, а это развивающаяся, прогрессивная наука.

Но марксизм является прямой противоположностью ревизионизма. Это следует подчеркнуть, так как ревизионизм обыкновенно начинает с заявления о том, что марксизм «не должен быть догмой». Ревизионизм означает отступление от марксизма. Под флагом борьбы с догмами он под видом самого марксизма изменяет истинному марксизму и свои «исправления» или «усовершенствования» марксизма он вносит догмы буржуазной теории. Настоящий же марксизм оберегает и хранит сущность марксистской материалистической теории, одновременно развивая и обогащая ее новым знанием. Настоящий марксизм творческий сам по себе, ибо таков его революционный диалектическо-материалистический метод.  «Овладеть марксистско-ленинской теорией — значит усвоить существо этой теории и научиться пользоваться этой теорией при решении практических вопросов революционного движения в различных условиях классовой борьбы пролетариата.», — говорил В.И.Ленин о марксизме.

[1] В. И. Ленин, Соч., 4 изд,  т. 21, стр. 38.

[2] Чартисты — сторонники чартизма. Чартизм — движение рабочих Великобритании в 30—50-х гг. 19 в. Чартистское движение составило высший этап в развитии освободительной борьбы рабочего класса в период, предшествовавший возникновению марксизма. Чартизм носил отпечаток стихийности тогдашней пролетарской борьбы, участники которой испытывали значительное влияние непролетарских воззрений и утопического социализма.

КРД «Рабочий Путь»

Предыдущее занятие                Следующее занятие

Закон отрицания отрицания: 3 комментария

  1. «Если революция угрожает опрокинуть капиталистическую систему, то это происходит не вследствие развития противоречий самой этой системы, а по вине «агитаторов» или «злых соседей».»

    «Мы сказали, что социал-демократического сознания у рабочих и не могло быть. Оно могло быть принесено только извне. История всех стран свидетельствует, что исключительно своими собственными силами рабочий класс в состоянии выработать лишь сознание тред-юнионистское, т. е. убеждение в необходимости объединяться в союзы, вести борьбу с хозяевами, добиваться от правительства издания тех или иных необходимых для рабочих законов и т. п. Учение же социализма выросло из тех философских, исторических, экономических теорий, которые разрабатывались образованными представителями имущих классов, интеллигенцией.
    Основатели современного научного социализма, Маркс и Энгельс, принадлежали и сами, по своему социальному положению, к буржуазной интеллигенции. Точно так же и в России теоретическое учение социал-демократии возникло совершенно независимо от стихийного роста рабочего движения, возникло как естественный и неизбежный результат развития мысли у революционно-социалистической интеллигенции.»
    © Что делать? Ленин В.И.

    На сколько я понял из слов Ленина, то без агитации и пропаганды со стороны прогрессивной социал-демократической интеллигенции никакой речи о политических требованиях у рабочего класса возникнуть не может. По-моему здесь есть противоречие или я не прав?

    1. Не могло возникнуть. То есть научного миропонимания не могло появиться. Но теперь-то оно есть! Оно рабочим вполне доступно, ровно в той же мере, что и интеллигентам.

      1. Намедни произошёл странный случай. Приходит повар на работу, разгорячённый и начинает страшно серчать, жаловаться, посмотрите мол, с самого утра ему мозги компосируют, водитель в маршрутке ему про марксизм-ленинизм втирал, про несправедливость насущной общественно-экономической формации. Повар кричит, что итак жизнь паршивая, а тут его ещё лечат. Крыл этого водителя самым страшным матом, полный негодования и яростного возмущения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь. Если вы собрались написать комментарий, не связанный с темой материала, то пожалуйста, начните с курилки.