«Только для чистой публики!»

Уважаемый «Рабочий путь», вы все пишете, что у нас общество поделено  на классы. А я не так давно понял,  что оно  делится не только на классы, но и на касты.  С калашным рылом нельзя соваться  в суконный ряд, хоть бы у тебя и были деньги.

Я рабочий на рыбинском заводе Гидромеханизации.  Двадцать седьмого декабря у нас был новогодний  корпоратив  для сотрудников предприятия.   Хотел и я пойти – но оказалось, что это только для господ, для менеджеров и  ИТР, а рабочим туда нельзя.

Не думайте, что я хотел пойти  бесплатно. Чтобы участвовать в корпоративе, надо было внести 600 рублей.  И хотя это ощутимо для моей скромной зарплаты, я решил пойти и повеселиться  вместе со всеми.  Сказал женщине, ответственной за вечер, чтобы меня внесли в список, и договорился, что 600 рублей принесу через два дня с зарплаты. Она меня вписала. Через два дня я отнес деньги.  Но ответственная  не взяла мои деньги. Оказалось, что меня вычеркнули из списка — рабочим туда нельзя.  Корпоратив для среднего звена, для менеджеров, инженеров – словом, для всех, кроме работяг.  Рабочие – так мне объяснила ответственная – плохо ведут себя, напиваются и скандалят.  И поэтому их на корпоратив  решили не допускать. Она мне сказала, что  такие порядки  уже лет десять как введены, но она в первый раз отвечает за вечер и не знала этого, потому и  сперва  дала маху, вписала меня в список.

Пошел я назад со своими деньгами.  Внутри у меня все кипело. Если бы одного меня унизили, но унизили всех таких, как я, всех работяг.  Я шел и думал: зачем вы врете? Возьмите и прямо  напишите на вашем празднике: только для господ!  Так прямо и заявите – мы господа, мы чистая публика, и не желаем видеть рядом с собой  низкую чернь!  Это хоть честнее.  А они мало того, что унижают.  Но еще и клевещут – будто мы какие-то скоты, которые обязательно перепьются и устроят чуть ли не погром, и поэтому нас нельзя пускать к людям, а надо держать где-то за загородкой, как скотов.

И ведь неправда это.  В советское  время все вместе справляли праздники. Почему-то тогда никто не пугался,  что рабочие перепьются и пойдут все громить.  Потому что тогда все были равны.  Рабочий человек был в почете.  А теперь есть баре,  которые наверху,  и мы, работяги – внизу.  И мы для них ничего не стоим.  Им и смотреть-то  на нас противно, стараются  задвинуть подальше  от глаз, чтоб не портили им настроение.  Наше место – в цехах, в шахтах, у плавильных печей, где мы работаем на них и создаем их привольную жизнь.  А на их праздниках нам нет места.

Они нас считают скотами.  На самом деле они-то ниже нас. Смотрите, что было дальше.  Значит, для них –  свой отдельный корпоратив   во дворце культуры.  А через  день  устроили чаепитие  в заводской столовой  — это для работяг.  Давали чай и пирожные.  Так вот – эти господа, которые уже справили свой корпоратив, прибегали в столовую и на глазах у всех хватали пирожное, приготовленное для рабочих.  Мы брали по несколько пирожных к чаю – а они забирали целые коробки и уносили к себе наверх.  И не брали что попало,  выбирали,  что  получше, подороже.

Даже буфетчица не выдержала и запротестовала.

Если б вы их только видели! Какая-то толпа жадных обезьян, которые умеют только  хватать.  Я смотрел  на них с презрением. Думаю, что и другие рабочие тоже. И вот эти люди  ставят себя выше нас!

А тридцатого декабря было торжественное собрание по случаю Нового года.  Выступала начальница отдела кадров Любовь Спивак.  Она  высказала пожелание – чтобы весь следующий год в нашем коллективе царила гармония.  Говорила, что коллектив завода должен быть вроде оркестра. Как в оркестре все инструменты играют дружно и согласованно, и получается прекрасная мелодия – так  пусть будет и у нас.

Красиво говорила Любовь Спивак.  А меня тошнило от этого лицемерия.  О какой гармонии может идти речь, если  нас открыто презирают, гнушаются, стыдятся  вместе с нами справлять Новый год?

В этот  момент я как будто увидел в разрезе все наше общество.  Одни захватили все в свои руки, живут привольно и пируют.  Другие внизу на них работают и бедствуют.  Верхние нижних знать не хотят, не пускают к себе на глаза, только стараются побольше выжать из них соки.  Но  при этом кричат   о «национальном согласии»,  призывают нас к единству, к той же самой «гармонии».

Хватит уже лицемерить! Только дурак может верить в  национальное единство  после того, как его щелкнули по носу и сказали: «Сюда не лезь! Это для тех, кто почище.  А для таких  как ты, второго сорта – вот загончик, здесь и празднуйте!»

Рабочий с Гидры

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь. Если вы собрались написать комментарий, не связанный с темой материала, то пожалуйста, начните с курилки.