Работаем «на себя» или все-таки «на дядю»?

про-работу-на-дядюВ отсутствие в нашей стране какой-то определенной, четко сформулированной идеологии, каких только мнений о себе и своем месте в обществе не приходится сегодня слышать от трудящихся. Какофония в головах российских граждан такая, что не перестаешь удивляться тому, что они могут выдумать.

К примеру, есть у меня несколько знакомых, которые, работая инженерами на промышленных предприятиях, утверждают, что они самый что ни на есть рабочий класс, т. е. те самые эксплуатируемые пролетарии, о которых писали классики марксизма. Аргументация их следующая: «Мы мало получаем, на жизнь еле хватает, заводов-фабрик в собственности не имеем, живем тем, что работаем по найму, значит мы и есть пролетарии».

На днях на занятиях по марксизму товарищи затронули вопрос о том, кого считать пролетарием в современной России. Так, по мнению одного из слушателей, и инженерно-технические работники (ИТР), и даже руководителей предприятий, которых сейчас принято называть «топ-менеджмент», можно отнести к пролетариям, если они не являются собственниками средств производства.

Не вдаваясь подробно в настоящей статье в разъяснения по вопросу о том, что такое общественный класс, ибо это тема большая и требует отдельного обсуждения, приведем одну цитату из учебника по историческому материализму[1], которая все ставит на свои места. Этот учебник был написан в сталинское время, в 1932 году, когда советское обществоведение еще «дружило» с марксизмом-ленинизмом, а не прикрывалось им, как в хрущевско-брежневскую эпоху. Его можно назвать раритетом, ибо в российских библиотеках он сохранился буквально в единичных экземплярах, будучи внесен в «спецхран» еще во времена Хрущева. И этот казалось бы небольшой факт заставляет всерьез доверять той информации, что в нем имеется. Видимо, содержание этой книги, на которой были воспитаны миллионы героев Великой Отечественной войны, сумевшие защитить нашу Советскую Родину от мирового империализма, было чем-то очень опасно послесталинской советской партийной бюрократии, если книгу эту «репрессировали».

Касательно ИТР говорится следующее.

При капитализме «у инженеров, агрономов и управляющих функции руководства производством совмещаются с функциями принуждения и надзора за рабочими. Капиталист передоверяет функции надзора своим представителям в лице технической интеллигенции. Таким образом, интеллигент выступает в качестве представителя капитала и в качестве такового противостоит пролетариату».

Откуда следует прямой вывод, что никакими пролетариями инженеры и топ-менеджмент не являются, а примыкают к буржуазии, по большей части буржуазии крупной.

Это один полюс заблуждений, когда те, кто не является пролетариями, пытаются во что бы то ни стало выставить себя таковыми. Но есть и другой, прямо противоположный полюс, когда явно эксплуатируемые и едва сводящие концы с концами трудящиеся представляют себя принадлежащими к господствующему в нашем обществе классу. Таковы, например, некоторые так называемые «самозанятые», свято уверовавшие в то, что они частные собственники, «хозяева», потому что «работают сами на себя и ни от кого не зависят».

В этой связи мне вспоминается разговор с одним молодым парнем лет 25, водителем маршрутки. Состоялся он более полугода тому назад[2]. Что-то из сказанного водителем могло подзабыться, да и собеседник мой мог что-то приукрасить. Но главное в его рассказе — не количество полученных и потраченных им рублей, а сама структура материальных и физических затрат, которая ясно показывает, на кого он действительно работает, кого на самом деле обогащает.

Мой собеседник, как сейчас принято говорить, оказался человеком «позитивным», а может просто в силу возраста и молодецкого здоровья ещё не до конца вымотанным своей работой. Жизнью своей он был доволен, а потому с охотой и даже гордостью раскрывал секреты «успеха» своей «частнособственнической карьеры». С его слов выходило, что он «сам себе хозяин, когда хочет — тогда и работает». То, что «работает на себя», он повторял не раз и явно этим гордился.

Привожу наш разговор по памяти в виде диалога.

— Работать много приходиться?

— Не-е, не слишком. По воскресеньям вообще не работаю, в субботу — так, покатаюсь часов до 3-4 дня, и домой.

— А в обычные дни до скольких кружишься?

— Да тоже сильно не упираюсь, часов до 10-10:30 (вечера) и домой.

— То есть часов в 11 вечера уже дома?

— Не, пока на заправку заеду, пока на стоянку, машина-то совсем новая, абы где бросать стрёмно, пока со стоянки дойду, то да сё. Часам к 12, позже редко.

— А на маршрут во сколько выходишь?

— Ну, тут чем раньше, тем лучше. С полседьмого на конечной уже очередь на выезд. Можно и час без работы проторчать.

Деловитость собеседника меня даже подкупала. Рассказывал он бойко, бодро. Правда, про то, что обслуживание машины (заправка, хранение и проч.), а также ожидание выезда на маршрут — это тоже его рабочее время, он даже не догадывался. А про 8-часовой рабочий день он, наверное, если когда-то и слышал от родителей, да, видимо, накрепко забыл. Да и зачем вспоминать «пережитки» «тоталитарного» строя, когда и «простые джинсы достать было невозможно»? То ли дело сейчас — джинсов на рынке и в магазинах пруд пруди, всяких и разных, вот, правда, впахивать, в том числе и на эти джинсы, приходится по 16 часов в сутки. Но в 25 лет об этом еще особо не думаешь…

Наш разговор тем временем продолжался.

— Если не секрет, сколько же за день собрать получается?

— По-разному, маршрут у меня «ходовой», так что меньше 3 000 руб. не бывает. В среднем где-то 4 000 руб., бывает и до 5 000 «добиваю».

— 4 000 руб. «чистыми»?

— Да.

— Погоди, а хозяину сколько «отсыпаешь»?

— А я сам себе хозяин, все мои, — ответил мой собеседник с гордостью.

— Круто!

— Ха, а то!

— А 4 000 — это без горючки?

— Да, это то, что после заправки в конце дня на руках остаётся.

— А запчасти, расходники?

— Только ТО. Машина новая, если что, по гарантии сделают.

Как потом выяснилось, не все так просто с этой «гарантией» — многие автодилеры в погоне за прибылью сократили сроки гарантийного обслуживания, потому ремонтировать автомобиль приходилось по больше части за свой счет. А отдельные узлы и во время гарантии вполне могли отказаться ремонтировать под предлогом «ненадлежащей эксплуатации» — бензин, мол, не тот лил, ямы на дороге не объезжал и пр. Да мало ли что ещё можно придумать, чтобы отказаться ремонтировать за бесплатно?

— Ну, за маршрут ещё «пятнашку» отдаю.

— Машину в затраты считаешь? — Я имел в виду затраты на амортизацию: всё когда-то изнашивается и требует замены, и хороший хозяин готовится к этому, заранее откладывая понемногу из своих доходов. Но у парня, видимо такого понятия в голове просто не было, он, как многие сейчас, жил одним днем.

— Нет, пока приходится банку за машину выплачивать.

— И много?

— Если без просрочки, то в районе 70 000 рублей в месяц, если подзатяну, то и 75—80 тысяч может накапать.

— И долго тебе «под банком ходить»?

— Вообще-то 5 лет, но думаю за 3 расквитаться.

Наш короткий разговор закончился — мне надо было выходить. Я пожелал парню удачи. А что ещё остаётся, если человек живёт почти в рабстве и даже не замечает этого?

Ведь, не приведи бог, заболел, попал в аварию, сломался, пришёл в город крупный перевозчик, перекроили маршруты, подняли процентную ставку по кредиту, подорожало горючее и т. д. и т. п. А ещё неизвестно, что останется от автобуса через 3—5 лет, когда он будет окончательно выкуплен из залога. В положении вот таких якобы «работающих на себя» без удачи никак.

Вот и получается, что после всех расчетов и раздач, остаётся у парня от силы тысяч 30. На первый взгляд 30 000 рублей — это неплохие деньги. Однако, если вспомнить, что за них он «пашет» не 170—180 часов в месяц, а по 400 и более, то возникает закономерный вопрос: когда ему такие «деньжищи» тратить, если толком на сон не остается времени? На квартиру не накопишь, семью содержать не сможешь. Как-то считали с друзьями, на одного только ребенка, чтобы вырастить его, первые 3 года надо тратить по самому минимуму порядка 17 тысяч руб. в месяц. Да плюс жену кормить, за квартиру платить, самому что-то кушать и пр. Нынче, чтобы нормально содержать семью, главе семейства надо зарабатывать тысяч 50, не меньше. А такие зарплаты в нашей стране — большая редкость. Сверхквалифицированные специалисты с двумя высшими образованиями и большим опытом работы не всегда могут устроиться, а тут работяга…

И это еще его доход при «хорошем раскладе». В итоге — на что ему рассчитывать? Только и сумеет, и то в самом лучшем случае, что накопить на лекарства, ибо долго при таком режиме работы ему не протянуть — максимум еще лет 10 от силы. А потом всю оставшуюся жизнь лечиться придется от кучи хронических заболеваний. Если она еще останется у него, эта жизнь.

Интересна сама суть вот такой современной капиталистической эксплуатации. Если раньше капиталист был организатором производства — приобретал средства производства (здания, станки, оборудование), материалы, энергию, управлял производственным процессом, следил за технологией, нанимал рабочих, которые на «хозяйском» оборудовании создавали материальные ценности, а рабочий только продавал капиталисту свою рабочую силу, то теперь капиталист все переложил на рабочих, все свои затраты! Работник должен платить за средства производства, за сырьё и энергию. Он должен заботиться о сохранности средств производства, об их работоспособном состоянии, получать необходимые разрешения на работу, лицензии и сертификаты, страховки и справки, и т. д. и т. п.

По сути желающий трудиться должен заплатить за саму возможность трудиться!

Капиталист сегодня ни о чём ни заботится, он лишь благосклонно позволяет себе принимать от работников «дань», причём даже не собирать, а именно принимать. Работники сами отдают ему часть своего труда, и немалую часть. И при этом считают себя ни от кого не зависимыми — работающими якобы «на себя». Да, формально кое-какие средства производства (в случае с моим собеседником водителем маршрутки — микроавтобус) оформлены на них. Но, считая себя «хозяевами», на деле такие трудящиеся являются собственниками этих средств производства только номинально, настоящий их собственник — тот же капиталист, банкир, у которого они находятся в залоге и который может присваивать себе с них большую часть прибыли.

Зато те, кто обдирает трудящихся как липку, очень любят изображать из себя «пролетариев». И это не только ИТР, о которых шла речь в начале статьи. Эти в основном и вправду не особо шикуют. Возьмите, так сказать, «элиту» — любого мэра, губернатора, депутатов, руководителей корпораций — всяких там газпромов, росатомов, роснефти, росэнерго и пр. Все они, «бедняги», живут только «на одну зарплату».

От некоторых таких «пролетариев» даже жёны уходят, говоря, что, мол, «годами дома не видим, всё в трудах и в трудах». И действительно: столько лет такой вот «пролетарий» крутится как белка в колесе, а по налоговой декларации больше чем на «Победу» да «Ниву» с прицепом даже не наработал. А 5 млн 790 тыс. рублей президентской получки, видимо, дочерям отдаёт. Действительно, не ютиться же им в папиной 77-метровой квартире![3]

Вот вам и фокусы современного капитализма — буржуазия «рядится» в одежды пролетариата, а трудящихся «перекрашивает» в буржуазию.

Ну, а кто не попал ни туда, ни сюда — те у нас все, как один, «средний класс». Особенно стремятся им быть офисные наёмники, гордо причисляя себя к имущим слоям общества. Правда, у них все примерно так же, как и у нашего водителя маршрутки, — квартира и машина в залоге у банков, в кредитах сидят по уши, причем на десятки лет, но гонору при этом у каждого хватит на целую роту. Не случайно эта группа наемных работников получила прозвище «офисный планктон». По всей видимости, за особое «умение» отстаивать свои права, т. е. молчать в тряпочку, когда унижают все кому не лень, но при этом высоко задирать нос перед пролетариями, считая себя «хозяином жизни».

Да и остальные слои наших трудящихся пока недалеко от них ушли. И не уйдут до тех пор, пока всякая буржуазно-идеалистическая шелуха в головах сидеть будет. Пока будут верить всему, что им пытается «впарить» буржуазная пропаганда про возможность при капитализме работы «на себя». Пока не посмотрят на окружающий их мир открытыми глазами, твердо встав на диалектико-материалистическую почву.

А. К-цев

[1]          Речь идет об учебнике «Исторический материализм» под ред. М. Митина, переизданном в 2018 году МЛРД «Рабочий путь». — Ред. РП.

[2]          Статья написана автором в марте 2014 г. — Ред. РП.

[3]         Здесь автор статьи, написанной в марте 2014 года, намекает на информацию в кремлевских СМИ 2013 года об официально задекларированных доходах российского президента и премьера за 2012 год. Оказывается, оба этих господина — Путин и Медведев — практически нищета тамбовская. Зарплаты у них грошовые, что-то около 500 тыс. рублей в месяц. Жены у обоих — почти нищие. А в собственности у одного небольшая квартирка в 77 кв. м, две стареньких 21-е Волги, автомобильчик «Нива» и автоприцеп «Скиф». Это у президента РФ Путина. А у второго, премьера Медведева, — древняя «Победа» да 21-я Волга. Правда, квартирка у него получше — под 400 квадратов. И жена чуток посостоятельнее — у нее целый Фольксваген «Гольф» в собственности имеется. — Ред. РП.

Работаем «на себя» или все-таки «на дядю»?: 8 комментариев

  1. Отдельное спасибо за книгу.
    Топ менеджеры (думаю, что вербуются из бывших буржуа) определённо не пролетариат. В США есть такое понятие как «домашний негр». Домашний негр это чернокожий надзирающий над чернокожими рабами. Сами афроамериканцы в США считают выражение «домашний негр» очень осклорбительным, что говорит о том, что угнетаемые, людей на положении топ менеджеров за своих не считают.

  2. при капитализме «у инженеров…
    А при социализме?
    Сейчас есть такие ИТР, которые, к примеру(как я), занимаются обслуживанием роботизированных линий, т.е. никем не командуют, но и ничего не производят.
    Хотелось бы видеть детальный обзор по теме классового деления у рабочих, итр, врачей, учителей и др.

    1. Того «детального разбора» классового деления, который вы хотите видеть, никогда не будет и быть не может, ибо РП сто раз писал, что дело не в профессии, а в месте той или иной группы людей в общественном производстве. Чтобы понимать, кто к какому классу относится, нужно понимать суть общественных классов вообще.

  3. Странная статья. Замах на рубль, удар на копейку. Вроде так мощно начали в первых абзацах, я прямо предвкушал грамотный марксистский анализ. А по итогу вся статья свелась к обсуждению заблуждений самозанятого мелкобуржуя.

    Что понравилось в статье — очередное напоминание, что не каждый наёмный работник, живущий продажей своей рабочей силы является пролетарием. Это пока у многих наших товарищей в голове не укладывается и ведёт к серьёзным заблуждениям. А в наиболее крайних случаях — к скатыванию в оппортунизм и по сути отрицания марксизма-ленинизма.

    Что не понравилось — вольное обращение с терминологией. Отнести самозанятых мелкобуржуев к «явно эксплуатируемым» (кем?! банкирами, которые имеют процент с выданного кредита? Это — эксплуатация?!) — это достаточно существенная ошибка с точки зрения марксизма

    1. Вы сначала в марксизме разберитесь, а потом критикуйте. Мести всех «самозанятых» под одну гребенку — вот это как раз и есть НЕ марксизм.

      1. Так кто именно и каким образом эксплуатирует (присваивает прибавочную стоимость по праву собственности на средства производства) самозанятого владельца-водителя маршрутки?

        1. Поищите на сайте, этот вопрос не раз обсуждался здесь. Надоело объяснять элементарное.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь. Если вы собрались написать комментарий, не связанный с темой материала, то пожалуйста, начните с курилки.

*

code