В чужом глазу соринку видим, в своем бревна не замечаем?

События на Украине и в Крыму занимают все внимание не только нашей российской официальной, так сказать, прессы, но и всех российских левых.

При этом общая позиция последних, всех этих «борющихся за права трудящихся» —  есть полная поддержка действиям российской буржуазной власти, премило оттяпавшей кусок территории у соседнего государства под шумные крики о притеснениях русскоязычных граждан на Украине и «воссоединении русского народа».  «Особо умные» из левых подавали происходящее в Крыму даже как «воссоздание СССР», напрочь забыв о том, чем отличаются между собой социалистическое и буржуазное государство. Кое-кто во всю глотку орал о «дружбе народов».

В общем, все было как в хорошем кино – все роли расписаны, каждый на своем месте, и совершенно не важно, что актеры в этом спектакле были не все профессиональные, некоторые, так сказать, отдавали самих себя не за зарплату, а «по зову души».

Российский оппортунизм дошел до своего логического конца, слившись в сладострастном экстазе с российской буржуазией.

Империалистическая политика российской власти на Украине получила полную поддержку российского населения, охваченного великодержавным патриотизмом. Это реальность сегодняшней России, от которой никуда не деться. Против такой политики не выступил практически никто, за исключением может быть либеральной оппозиции,  сумевшей сохранить свой собственный взгляд на происходящее, и буквально единичных представителей коммунистического движения, тревдо стоящих на позициях пролетариата и понимающих что к чему.

Но их не слушали. Да и зачем? Сейчас никто из леваков не думает, чем их поддержка российской буржуазной власти обернется впоследствии. Они будут думать потом (и то не факт!), когда наш народ заплачет кровавыми слезами. А в том, что это произойдет, можно быть абсолютно уверенным.

В чем же причина этих предательских действий левых? Ведь среди них уйма тех, кто искренне считает себя коммунистами и даже марксистами-ленинцами?

Напуганные угрозой фашизма, но не понимающие его истинной сущности, они искали того, к кому можно было бы спрятаться под крылышко от надвигающей опасности. И нашли себе такого «защитника» в лице  российской буржуазной власти. А вот то, что этот «защитничек» сам сто очков вперед даст бандеровцам и украинской правой оппозиции, дорвавшейся сейчас на Украине до власти, по части угнетения собственного населения страны, это российскими левыми и «коммунистами» как-то в расчет не принималось.

Ведь и вправду гораздо спокойнее искать соринки в глазах у соседа, упорно не замечая того, что годами (!!!) творится у тебя под носом, тем более что «особо зорких» российская власть по головке не гладит. Не потому ли редкий левый ресурс, даже из тех, что гордо заявляют о своей крайней революционности,  рискнет напечатать у себя какой-либо материал, касающийся темы терроризма и событий, происходящих на Северном Кавказе?

А ведь там идет самая настоящая гражданская война. И ежедневные сообщения из этого региона — немаленького, кстати, 15 миллионов населения, как в Москве – напоминают сводки с фронта.

«На Северном Кавказе в ходе вооруженного конфликта с 24 по 30 марта погибли 11 человек».[1]

«Жертвами вооруженного конфликта на Северном Кавказе с с 17 по 23 марта стали семь человек»[2].

«5291 человек пострадал от конфликта на Северном Кавказе за четыре года, больше половины – в Дагестане»[3].

Счет уже идет на десятки тысяч погибших, а пострадавших – и того больше. Это в сотни раз превышает численность погибших в «майданных разборках» на Украине.

Но почему же это НИКОГО в России не беспокоит? Даже «свободолюбивые» либералы молчат в тряпочку, не говоря уже о левых?

Может потому, что там на Северном Кавказе, в основном, убивают не русских? Но там гибнут и русские, как среди местных жителей, так и среди военнослужащих федеральных войск.

А может наши левачки и «коммунисты» не обращают внимание на Северный Кавказ потому, что там памятники Ленину не сносят, свастику везде не рисуют и не избивают членов КПРФ? А значит, по их мнению, и волноваться нечего –  ничего страшного в событиях, происходящих на Кавказе, нет, это же не «угроза фашизму», как на Украине.

А вот это, граждане дорогие, как сказать… Если знать, что такое фашизм на самом деле, то ситуация на Северном Кавказе на порядок страшнее того, что имеет место сейчас на Украине.

Вот выдержки из сегодняшней статьи[4] с одного достаточного информированного и серьезного ресурса:

«По словам Айшат Дышноевой, 22 марта они проснулись от гула множества машин и криков. «Мы слышали, как по громкоговорителю на русском языке кричали: «Выходите, все выходите из дома! Включить свет во всех комнатах!». Я с мамой и старшим братом Магомедом ночевала в старом доме, а Башир и Аслан с женой — в новом. Мы вышли во двор, а там полно вооруженных военных, почти все в черных масках. Около дома были бронетранспортеры и машины «Урал». Магомеда сразу поставили лицом к стене, а Башира на колени и заставили руки заложить за голову. Мама кинулась к нему, но ее, меня и беременную сноху, жену Аслана силой заставили выйти со двора. А потом, минут через десять, нас посадили в машину и увезли в Назрань. Вот так я и запомнила своего брата – на коленях, руки за головой. Больше в живых я его не видела», — рассказала Айшат.

По ее словам, в Назрани их привезли в Центр по борьбе с терроризмом МВД РФ по Республике Ингушетия, где всех стали допрашивать: чем занимались братья, кто их друзья.

«У всех взяли отпечатки пальцев и материалы на проведение ДНК. На последнем допросе меня попросили назвать имена всех братьев. Я назвала всех и Башира тоже. А тот, который допрашивал, переспрашивает: «Это тот, которого убили?». Я ответила, что, когда мы уезжали, он был жив, а он усмехнулся и сказал: «Ну да, жив. Был жив». Когда мы вышли из МВД, я увидела старшего брата Магомеда, он был весь опухший от побоев. Голова была разбита, ноги были опухшие, он с трудом шел. Я спросила, что с Баширом, он ответил, что все в порядке. Он не стал говорить, что его убили, не хотел, чтобы там, на глазах тех, кто нас допрашивал, мы начали плакать», — рассказала Айшат.

По ее словам, вечером, когда они вернулись домой, то увидели, что от дома ничего не осталось. «Но самое горькое, что убили Башира. Магомед потом рассказал, что федералы сказали братьям, чтобы они убегали. Башир спросил: «зачем нам убегать, если мы ни в чем не виноваты, и ничего не сделали?». Потом они сильно толкнули Башира, и он, чтобы не потерять равновесие, сделал несколько шагов в сторону. И тогда они выпустили в него очередь из автомата. Затем занесли его тело в дом, положили на кровать и взорвали дом. А потом сказали, что он взорвался сам, потому что в доме были взрывчатка и еще что-то. Они вынесли из дома какое-то оружие, ведро с чем-то и говорят, что все это наше, и мы это хранили у себя в доме. Все это я видела впервые», — продолжает свой рассказ Айшат.

Айшат также сказала, что, по словам очевидцев,  перед тем, как взорвать дом, оттуда вывезли всю бытовую технику, все приданое молодой жены Башира – он только два месяца назад женился. «Ничего не осталось, все погрузили на «Урал» и увезли. Нам сейчас надеть нечего. Мы как бомжи ходим. То у одних ночуем, то у других. Все наши документы забрали, мобильные телефоны, ничего не оставили. Нам помогают сельчане. В прошедшую субботу парни со всего села помогли разобрать завалы», — говорит Айшат.

По ее словам, членов их семьи до сих пор не оставляют в покое, то и дело вызывают на допросы. «Но нам нечего сказать, Башир жил на глазах у всех и все знают, что ни в каких незаконных вооруженных формированиях он не состоял. Но нас никто не хочет слушать, до нас и нашей беды ни у кого нет дела», — считает Айшат.»

А вот еще одно свидетельство:

«По словам Лейлы Куриевой, матери убитого Муслима Куриева, несколько лет назад они с сыном купили в селе Плиево земельный участок, на котором поставили вагончик и закупали стройматериалы, чтобы на этом месте построить дом. «Сын от зари до зари работал строителем, и у нас почти все было готово, чтобы начать строительство своего дома. Я думала, что в этом году ближе к осени мой сын женится. Но все получилось совсем по-другому»….

«22 марта ранним утром я услышала гул моторов, видно было, что это не одна машина. Выглянула в окно, увидела «Урал» прямо у нашего вагончика и много военных вокруг. Разбудила сына, сказала: «давай уйдем куда-нибудь, спрячемся».  Он только отмахнулся от меня: «Куда бежать? Разве мы в чем-то виноваты, чтобы бежать куда-то, прятаться?». Мы сидели дома, не выходили. Около пяти часов через громкоговоритель стали кричать: «Хозяева вагончика, выходите!» Я страшно испугалась, ноги отказали, идти не могу, сын помог мне выйти во двор. Сын поднял руки и говорит: «Ребята, у нас ничего нет, проверяйте!». Мимо нас несколько человек с автоматами зашли в вагончик, и через несколько минут стали кричать: «Куриев, зайди сюда, поговорим!». Я не хотела его туда одного отпускать, кинулась за ним, а военные меня схватили и оттащили от вагончика, —  рассказала Лейла Куриева.

По словам женщины, она стояла возле машин долго, до самого рассвета, ждала, что выпустят сына. «Выстрелов в доме я не слышала. Потом я спросила у сотрудников, которые стояли рядом: «за что? Почему вы здесь?» На что услышала: «Мать, вы думаете, мы хотим здесь стоять? Это ваши наводку дали!»», — сказала Куриева.

По ее словам, к ней подошли двое сотрудников в камуфлированной форме и сказали на ингушском, что нужно проехать с ними, чтобы она написала объяснительную. «Я им ответила, что никуда не поеду, пока не узнаю, что с моим сыном. В ответ услышала грубое: «Поедешь, куда ты денешься!» и меня силой затолкали в машину и увезли. Когда мы проезжали нашу улицу, я увидела, что у Дышноевых тоже полно военных, и много людей собралось. У них были открыты ворота, я увидела, что небольшой дом Дышноевых, который находился в середине двора, напротив ворот, разрушен», — рассказала женщина.

В Назрани в Центре противодействия экстремизму, куда привезли Куриеву, она пробыла недолго. Сотрудник, который, по ее словам, не представился, расспрашивал про сына, где он работает, с кем общается, часто ли отлучается из дома. Лейла ответила, что не было дня, чтобы Муслим не ночевал дома.

Лейла Куриева рассказывает, что, когда она приехала домой, ее долго не пускали через отцепление, но потом пропустили. «И когда я шла к вагончику, за моей спиной кто-то из военных сказал другому, что это у нее убитый сын лежит в вагончике. Вот так я узнала, что у меня больше нет сына», — говорит Лейла.

По ее словам, в вагончик ее так и не пустили, пояснив, что там работают эксперты.

«Около дома стояли военные,  я спросила у них, за что они убили моего сына, и один из них сказал, что у них есть наводка, и какой-то список, в котором фамилия моего сына. Во дворе я увидела носилки и на них тело моего сына. После приехала машина «Скорой помощи» и увезла Муслима», — говорит Лейла.

В свое жилище Лейла Куриева попала только вечером. Внутри все было перевернуто вверх дном. Пропали ноутбук, мобильные телефоны, деньги, документы.»

Что это было? А так, всего лишь рядовая антитеррористическая спецоперация, которые через день, да каждый день проводятся то здесь, то там на территории республик Северного Кавказа. Обычная, так сказать, жизнь местных народов, доведенных происходящим до полного отчаяния.

«Во время спецоперации 22 марта был также разрушен дом, который принадлежал жителю села Хусейну Плиеву, сообщили Лейла Куриева и мать убитого Башира Дышноева Айшат Дышноева. Они также сказали, что Хусейн Плиев – инвалид по зрению.

Асхаб, житель этого же населенного пункта, который живет неподалеку от Хусейна Плиева, сказал, что этот человек практически ничего не видит. «Мы не знаем, чем он провинился, что дом его разрушили. Судя по разговору между силовиками, мы поняли, что они в темноте ошиблись адресом. Еще вспомнили, что также ошиблись адресом и во время проведения спецоперации в Долаково. То, что в работе силовиков произошла ошибка говорит и тот факт, что никаких обвинений в адрес Хусейна Плиева и его семьи от спецов не поступало»…»

«По мнению Сараждина Султыгова, одного из руководителей общественной  организации «Мехк-Кхел», то, что произошло в Плиево, – это бессудная казнь. «В то время, когда шла Олимпиада, никаких спецопераций не было. Все было спокойно. Теперь все вернулось на круги своя: опять спецоперации, опять убийства наших парней. Мы знаем этих молодых людей, которых убили в ночь на 22 марта. Ни соседи, ни родственники, ни односельчане, которым приходилось с ними общаться, не могут сказать ничего плохого о них. Жили спокойно, работали. Один из них два месяца как женился, другой собирался обзавестись семьей. Но их убили. Оборвалась ниточка, сломали ветку родового дерева. И кто за это ответит? Практика показывает, что виноватых не найдут, а убитых объявят членами НВФ. Но не бывает, чтобы человек вел двойную жизнь. Ведь это село, здесь все друг у друга на виду», — заявляет он.

Султыгов считает, что, даже если бы эти парни вели какую-то противоправную деятельность, имели бы связи с членами НВФ, то это нужно, во-первых, доказать, во-вторых судить, как того требует закон.»

С мнением руководителя общественной организации Султыгова мы полностью согласны – убивать людей без суда и следствия нельзя, даже если буржуазная власть примет пятьсот законов, позволяющих это делать. Если человек виноват – докажи это, осуди его и накажи. Только так и никак иначе. В противном случае, ни о какой демократии в стране не может быть и речи.

Мы вполне понимаем, что свидетельства частных лиц, тем более родственников погибших, это субъективное мнение, которое вполне может не отражать реальную картину произошедшего тогда в селе. Только все дело в том, что подобное – отнюдь не единичный случай. На том же интернет-ресурсе немало аналогичных свидетельств, как немало и примеров, когда родственникам вот так же безвинно погибших людей удавалось доказать в международных судах свою правоту.

Но дело даже не в этом, а в первую очередь в том, что проблема и серьезная проблема – СУЩЕСТВУЕТ. И ее надо не замалчивать, а РЕШАТЬ. На Северном Кавказе не первый год идет гражданская война, в которой гибнут реальные люди. И гибнут они ЕЖЕДНЕВНО! Не видеть, не замечать происходящих трагедий целых народов у себя под носом, одновременно крича о защите прав русскоязычных граждан в другие странах, есть позорное лицемерие и холуйство перед своей буржуазией, которая зарится на чужие территории, не желая решать проблемы своей собственной страны и населяющие ее народов!

Столь же реальным фактом в нашей стране является и режим КТО, который фактические отменяет все гражданские прав и свободы российского населения.  Под этот режим любое влиятельное лицо может при соответствующем желании подвести что угодно. И как мы видим, подводят, формируя как нравится те самые «списки», в соответствии с которыми и проводятся спецоперации. А это уже не что иное, как государственный терроризм, поскольку выступают эти заинтересованные и влиятельные лица от имени всего российского государства. Это та самая террористическая диктатура крупного капитала, т.е. фашизм, о котором так много говорят по поводу Украины, и совершенно не замечают его проявлений в своей собственной стране – в России.

Мало того, эта политика российской власти еще и имеет тенденцию к ужесточению. События последних лет четко и ясно показывает, что сфера применения этого КТО все более и более расширяется, втягивая в себя новые области страны. Гражданская война расползается по всему югу России. И нет никакой гарантии, что она не пойдет дальше.  Российская власть с каждым днем становится все наглее и наглее, все больше урезает права и свободы российских граждан. Любой протест, любое возмущение трудящихся теперь приравнивается ею чуть ли к преступлению, за которое можно легко получить тюремный срок или пулю в лоб.

Разве все это не террористическая диктатура правящего класса российской олигархии, угнетающей весь трудовой народ, который теперь лишен всяких прав как-либо выразить свою волю? Разве это не есть тот самый фашизм, которого до зеленого поноса боятся наши российские левые? Только поздно бояться, он уже здесь, в России. В том числе и по вине самих левых, не удосужившихся вовремя распознать эту надвигающуюся опасность.

Теперь остается только одно – бороться против него всеми силами, формируя тот самый широкий Народный фронт борьбы за демократизацию всего российского общества, в который должны войти все прогрессивные силы страны. И делать это нужно уже не только на Украине, как мы в свое время указывали,  но и здесь в России. Борьба за демократию, за расширение гражданских и политических свобод в стране, широкая классовая борьба российского пролетариата за свое освобождение — это единственный способ осадить распоясавшийся крупный капитал в России, который, если его вовремя не остановить, неизбежно втянет нашу страну в новую мировую империалистическую бойню.

А.Акопян



[1] http://www.kavkaz-uzel.ru/articles/240238/

[2] http://www.kavkaz-uzel.ru/articles/239916/

[3] http://www.kavkaz-uzel.ru/articles/239836/

[4] http://www.kavkaz-uzel.ru/articles/240345/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь. Если вы собрались написать комментарий, не связанный с темой материала, то пожалуйста, начните с курилки.