Механистический материализм

Ранний материализм

До Маркса материализм был по преимуществу механистическим. Марксистский же материализм является не механистическим, а диалектическим. Что значит – диалектический?

Давайте сначала попытаемся понять особенности механистического материализма.

Каким образом механистические материалисты пытались понять различные процессы и изменения, повсеместно наблюдаемые в мире?

Мир полон изменений. Ночь сменяет день, а день — ночь; времена года сменяют друг друга; люди рождаются, стареют и умирают. Любая философская система признает изменение как существующий факт. Вопрос в том, как понимать все эти наблюдаемые изменения?

К пониманию изменений можно подойти с идеалистических или материалистических позиций.

Идеализм связывает всякое изменение с какой-нибудь идеей или целью — если не человеческой, то божественной. Для идеализма изменения в материальном мире порождаются и осуществляются чем-то находящимся вне этого мира, чем-то не материальным, не подчиненным законам материального мира.

Материализм же связывает всякое изменение с материальными причинами. Иными словами, он стремится объяснить то, что происходит в материальном мире, исходя из самого материального мира.

Но, признавая наличие изменений, поскольку их невозможно отрицать, философы все же всегда пытались найти что-то такое, что не изменяется, — нечто постоянное, неизменное, находящееся вне или внутри того, что изменяется.

Этот момент есть существенная и важная часть идеологии всякого эксплуататорского класса. Эксплуататоры боятся изменений, так как понимают, что могут быть сметены в результате изменений. И поэтому они всегда ищут чего-нибудь прочного и устойчивого, не подверженного изменению, и с этим неизменным и вечным они и пытаются связать свою собственную судьбу.

К тому же самому стремились и ранние материалисты. За всеми сменяющимися явлениями они искали чего-то такого, что никогда не изменяется. Как идеалисты искали вечное и неизменное в области духа, эти материалисты искали то же самое в самом материальном мире. И они нашли его в конечной материальной частице — вечном и неразрушимом атоме.

Согласно идеологии ранних материалистов, все изменения являются результатом движения и взаимодействия неизменных атомов. Это очень древняя теория, возникшая более 2000 лет назад, сначала в Индии и Китае, а потом — в Греции.

В Индии одним из первых представителей материализма был Аджита Кесакамбала, наиболее последовательными материалистами были древние индийские мыслители школы «чарваки».

В Китае самым видным представителем раннего материализма считается философ Ван Чун.

В Древней Греции философов-материалистов уже немало – это и так называемые милетские «физики» — Фалес, Анаксимандр и Анаксимен, далее – Гераклит и Гиппас из Метапонта, Гиппон, Идей Гимерийский, Диоген Аполлонийский и др. Наиболее же последовательными материалистами были Левкипп, Демокрит, Эпикур и Лукреций Кар.

Ранний материализм считал, что мир состоит из твердых, непроницаемых материальных частиц и что движение и взаимодействие этих частиц являются единственной причиной всякого изменения. В те времена подобные теории были очень прогрессивным явлением в философии, являвшимся грозным оружием в борьбе против идеализма и суеверий. Например, римский поэт Лукреций Кар объяснял в своей философской поэме «О природе вещей», что целью атомистической теории греческого философа Эпикура было показать, «откуда являются вещи и каким образом все происходит без помощи свыше». Наиболее отчётливо борьба между материализмом и идеализмом в античной философии проявилась как борьба противоположных линий – Демокрита и Платона. Последний, как известно, был ярким представителем идеализма.

Но ранний материализм был материализмом зачаточным, неразвитым, неполным, он в значительной степени нес на себе еще отпечатки идеализма. К примеру, для античного представления о материальном мире, особенно для Эпикура, характерен упор на личное самосовершенствование человека — освобождение его от страха перед богами, от всех страстей и приобретение способности быть счастливым в любых обстоятельствах. Вот этот упор на свое самосовершенствование, а не на изменение окружающего мира, и есть, как мы помним из 1 занятия, проявление идеализма. (Подробнее о раннем материализме см. «Наивный материализм и диалектика древних греков»)

Материализм как философская теория был возрожден в новое время. В XVI и XVII вв. философы и ученые в борьбе против феодальной, католической философии вновь обратились к ней. Но материализм нового времени по содержанию оказался намного богаче древнего, потому что он пытался выяснить, каковы законы взаимодействия материальных частиц, и понять, как все явления, от простых физических изменений до человеческой жизни, возникают в результате движения и взаимодействия отдельных частей материи. В итоге к XVIII в. Сформировалось характерное для нового времени направление в философии, известное как механистический материализм. Наиболее ярким его представителем  в то время был Л.Фейербах, учение которого стало одним из основ диалектического материализма, разработанного К.Марксом.

Механистический материализм —  идеология поднимающейся буржуазии

Механистический материализм это идеология или способ теоретического мышления поднимающейся буржуазии.

Он возник и развился в противовес феодальной идеологии.  Основным предметом его критики были феодальные идеи. Фактически механистический материализм можно назвать самой радикальной формой буржуазной оппозиции феодальному мировоззрению.

Поднимающейся буржуазии было необходимо сломать феодальные общественные отношения, которые не давали ей развиваться, а для этого нужно было разбить феодальные идеи, воплощенные в католической философии, которая освящала эти феодальные общественные отношения.

Феодальная система, экономическая основа которой заключалась в эксплуатации крепостных крестьян феодалами – собственниками земли, включала в себя сложные общественные отношения вассальной зависимости и субординации, строгую иерархию общества, которая находила свое отражение не только в социальной и политической философии, но также и в философии природы.

Для философии природы периода феодализма было характерно то, что каждое явление в природе объясняли, исходя из его заранее определенного места в системе вселенной, того положения зависимости и подчинения в этой системе и конечных целей, служить которым оно было предназначено.

Буржуазные философы и ученые разрушили эти феодальные представления о природе и  стали рассматривать природу как систему тел, находящихся во взаимодействии. Они отвергли все феодальные догмы и призвали к исследованию природы с целью раскрытия ее действительного механизма.

Исследование природы шло рука об руку с географическими открытиями, развитием торговли и транспорта, совершенствованием машин и мануфактурного производства. Самые крупные успехи были достигнуты в механике и других прикладных науках, которые были непосредственно связаны с потребностями производства того времени и созданием новых технологий. Это привело к тому, что материалистическая теория обогатилась результатами естественных наук, особенно различных разделов механики, что в конечном итоге и определило ее силу и слабость, ее достижения и ограниченность.

Энгельс пишет, что эту теорию толкало вперед «главным образом мощное, все более быстрое и все более бурное развитие естествознания и промышленности». Ее «своеобразную, но неизбежную тогда ограниченность» вызывало «исключительное приложение масштаба механики к процессам химической и органической природы»[1].

Но механистический способ понимания природы возник не только потому, что тогда из всех разделов естествознания наибольшее развитие получила механика. Он глубоко коренился в классовых воззрениях наиболее прогрессивных буржуазных философов, а это вело к тому, что они черпали вдохновение только в механических науках.

Точно так же, как буржуазия, свергая феодальное общество, отстаивала индивидуальную свободу, равенство и развитие свободного рынка, наиболее прогрессивные философы буржуазии — материалисты, — низвергая феодальные идеи, провозглашали, что мир состоит из отдельных материальных частиц, взаимодействующих друг с другом по законам механики.

Это новое учение о природе отражало буржуазные общественные отношения точно так же, как прежние ид. теории отражали феодальные общественные отношения. Но так же, как новые буржуазные общественные отношения разорвали феодальные оковы, дав начало новому грандиозному развитию производительных сил, соответствующие им буржуазные взгляды на природу смели препятствия, воздвигнутые феодальными идеалистическими воззрениями на пути научного исследования, дав начало новому грандиозному развитию научного исследования.

Мир как машина

Как механистические материалисты представляли себе устройство мира?

Они полагали, что мир состоит из одних лишь частиц материи, находящихся во взаимодействии. Каждая частица обладает существованием, отдельным и отличным от любой другой частицы. Все частицы в  совокупности образуют мир. Совокупность взаимодействий частиц образует совокупность всего свершающегося в мире. Все взаимодействия частиц между собой являются взаимодействиями механического типа, то есть частицы просто механически воздействуют одна на другую. Мир, в их понимании, был ничем иным, как сложным механизмом, машиной.

Потому вопрос, который они ставили о природе, равносилен вопросу, который ставят о машине, — каков ее механизм, как она действует?

Наглядным примером подобных воззрений является изображение Ньютоном солнечной системы. Ньютон разделял тот же самый общий взгляд на природу, что и греческий материалист Эпикур, полагая, что материальный мир состоит из частиц, движущихся в пустом пространстве.

Но между ними была и существенная разница. Эпикур не ставил перед собой задачу дать точное описание отдельных явлений природы, таких, как, например, движение Солнца и планет. О видимом движении Солнца в небе с востока на запад Эпикур говорил, что важно понять то, что Солнце не является богом, что оно есть лишь  совокупность атомов. Он говорил, что, может быть, Солнце все время движется вокруг Земли, а может быть, напротив, оно распадается каждую ночь, его атомы разделяются, и на следующее утро мы видим «новое солнце». Ему подобные вопросы были попросту неинтересны.

Ньютон же, напротив, стремился дать точное описание действия солнечной системы, объяснить ее механизм с помощью силы тяжести и механических сил. Но точно так же, как Эпикур, Ньютон не интересовался тем, как возникла солнечная система и как она развивалась. Он принимал ее как данную устойчивую совокупность механизмов, созданную, быть может, богом. Он занимался только вопросом о том, как она действует.

Тот же самый механический подход проявился в открытии кровообращения Гарвеем. Сущность этого открытия состоит в том, что он показал механизм кровообращения. Причем Гарвей рассматривал сердце как насос, который гонит кровь из сердца по артериям так, что она возвращается обратно по венам, а вся система кроветока регулируется серией клапанов.

Чтобы лучше понять механистическое мировоззрение, а сделать нам это необходимо, поскольку оно и сейчас достаточно широко распространено в нашем обществе, к примеру, троцкизм как идеология полностью основывается на философии механистического материализма, поставим вопрос — что такое механизм, чем он характеризуется?

а) Механизм состоит из неизменных частей, составляющих целое;

б) требуется движущая сила, чтобы привести его в движение;

в) раз он приведен в движение, то его части взаимодействуют и приводят к определенным результатам в соответствии с законами, которые могут быть с точностью установлены.

Рассмотрим, например, такой механизм, как часы:

а) Они состоят из некоторого числа различных частей — зубьев, рычагов и т. д., тщательно подогнанных друг к другу.

б) Их нужно заводить.

в) Далее, по мере того, как раскручивается пружина, части взаимодействуют по законам, в точности известным часовщикам, приводя к регулярному движению стрелок циферблата.

Далее, чтобы знать, как действует механизм, подобный часам, его нужно разобрать, установить, каковы его части, как они соединены между собой и как именно они взаимодействуют, будучи приведены в движение некоей движущей силой, создавая тем самым общее движение, характеризующее механизм в целом.

Именно так механистические материалисты рассматривали природу. Они стремились разложить природу «по полочкам», найти ее конечные составные части, выяснить то, как они соединены вместе и каким образом их взаимодействие производит все воспринимаемые нами изменения, все явления мира. Но главное, в отличие от предыдущих философских систем, установив, как механизм действует, они стремились найти способ исправить, улучшить, изменить его так, чтобы он лучше, чем прежде соответствовал потребностям человека, а это было уже серьезным достижением человечества в познании окружающего мира.

Сила и достижения механистического материализма

Механистический материализм был важной вехой в истории познания природы. Он явился крупным шагом вперед, сделанным буржуазными мыслителями, ударом, нанесенным ими по идеалистической философии.

Механисты были последовательны в своем материализме, поскольку они вели прогрессивную борьбу против идеализма и поповщины, пытаясь распространить на область мышления и общества те же самые механистические представления, из которых они исходили при научном исследовании природы. Они стремились включить человека и всю его духовную деятельность в механистическую систему естественного мира.

Наиболее радикальные механисты рассматривали как машину не только физические процессы и не только растительную и животную жизнь, но и самого человека. Уже в XVII в. великий французский философ Декарт утверждал, что все животные являются сложными машинами-автоматами, но человек отличен от них, потому что он обладает душой. А в XVIII в. последователь Декарта врач Ламетри написал книгу с интригующим названием «Человек-машина». Он утверждал, что люди тоже являются машинами, только очень сложными.

На учение Ламетри смотрели, как на нечто жуткое, как на страшное оскорбление человеческой природы, не говоря уже о боге. Но все же тогда это был прогрессивный взгляд на человека. Считать, что люди являются машинами, это все же шаг вперед в понимании природы человека по сравнению с тем взглядом, что люди — не более чем жалкие куски плоти, в которых обитают бессмертные души.

Например, великий английский материалист и утопический социалист Роберт Оуэн говорил, обращаясь к святошам-капиталистам своего времени: «Опыт научил вас, как различны результаты, получаемые от механизма, содержащегося в исправности, чистоте, хорошо приноровленного, и от механизма, находящегося в грязи, беспорядке, в котором не предупреждают излишнего трения… Если вы можете получить такие благодетельные результаты от должной заботы о ваших неодушевленных машинах, то каких же выгод можно ожидать, если вы обратите одинаковое внимание и на живые машины, организованные несравненно лучше»[2].

Непривычные для нас представления, но тем не менее, на порядок более гуманные, чем прежние, идеалистические, поскольку существовавшие до того философские системы, вообще не считали нужным заботиться о благе человека здесь на земле, ибо его материальная оболочка тленна, и важна душа, которая бессмертна. Нужно заботиться о душе, но не о теле, — считали философы-идеалисты, идеологи «поповщины».

Точно такую же идею и сейчас насаждают в умах наших людей многочисленные идеологи религии, вне зависимости от ее разновидности и направления. Все они уводят своих последователей, верующих, от мыслей об изменении окружающего их материального мира, заставляя думать о мире выдуманном, фантастическом, потустороннем, где после смерти их душа обретет долгожданную свободу. Античеловеческая, антигуманная сущность всякой религии и ее классовый характер — кому она выгодна — очевидны, однако до сих пор в плену религиозных воззрений находится значительная часть населения нашей планеты.

Что же касается гуманизма философов-механистов, то их гуманизм был буржуазным гуманизмом. Как и весь механистический материализм, он коренился в классовых воззрениях буржуазии. Точка зрения, что человек является машиной, основывается на том взгляде, что в производстве человек является простым придатком машины. И если, с одной стороны, это означает, что за человеческой машиной должен быть хороший уход, и она должна содержаться в хороших условиях, то, с другой стороны, это также означает, что для этой цели нужно тратить не больше средств, которые необходимы для содержания человеческой машины в пригодном для работы состоянии. Говоря сегодняшним языком, человеку нужно обеспечить необходимый минимальный уровень выживания его биологического организма, чтобы его можно было использовать как рабочую силу, но не более того.

Слабость и ограниченность механистического материализма

Механистический материализм имел серьезные недостатки.

1)            Он не мог провести материалистическую точку зрения последовательно и во всех областях.

На вопрос о том, что если мир подобен машине, то кто ее создал и привел в движение, они не могли ответить с материалистических позиций. Ни одна система механистического материализма в конечном счете не могла обойтись без «верховного существа», находящегося вне материального мира, даже если это «верховное существо» только привело вещи в движение и уже не вмешивалось постоянно в дела мира природы и людей. Существование такого «верховного существа» постулировалось многими механистическими материалистами, что открывало дверь идеализму.

2)            Механистический материализм повсюду видит изменение. Но поскольку он всегда пытается свести все явления к одной и той же системе механических взаимодействий, это изменение понимается лишь как вечное повторение одних и тех же механических процессов, как вечный цикл одних и тех же изменений.

Эта ограниченность неотделима от взгляда на мир, как на машину. Потому что точно так же, как машина должна быть кем-то приведена в движение, так и мир никогда не может сделать чего-либо, кроме того, что ему предназначено делать. Окружающий мир, по мнению механистов, «запрограммирован» и выполняет только заложенную в него программу. Кем «запрограммирован»? Все тем же «верховным существом», которое и привело мир в движение. Мир не может ни измениться сам, ни создать сам что-либо совершенно новое. Следовательно, механистическая теория оказывалась несостоятельной всякий раз, когда требовалось объяснить возникновение нового качества. Она повсюду видит изменение, но не замечает ничего нового, никакого развития.

На самом же деле различные природные процессы, например, химические или биологические,  в действительности не могут быть все сведены к одному и тому же виду механического взаимодействия материальных частиц.

Химическое взаимодействие отличается от механического тем, что изменения, происходящие в результате химического взаимодействия, приводят к изменению качества. Например, если рассматривать механическое взаимодействие двух сталкивающихся частиц, то их качественное состояние не имеет значения, результат их взаимодействия выражается в изменении количества и направления движения каждой из них – пример сталкивающихся шариков. Но при химическом взаимодействии, например, при соединении двух химических веществ, происходит принципиальное иное — возникает новое вещество — третье, качественно отличное от предыдущих. Точно также с точки зрения механики тепло есть не что иное, как увеличение количества движения частиц материи. Однако в химических и физических процессах нагревание ведет к качественным изменениям вещества – либо к появлению других веществ (разложение нагреваемого вещества на другие вещества), либо к изменению его физического состояния (вода превращается в пар).

Т.е. процессы природы это не есть повторение одного и того же цикла механических взаимодействий. Напротив, в природе существует постоянное развитие и изменение, ведущее к беспрестанному возникновению новых форм существования, т.е. имеет место движение материи, которое одними механическими взаимодействиями материальных частиц между собой не объяснить. Налицо ограниченность механистического подхода к познанию природы и мира.

3)            Еще в меньшей степени механистический материализм способен объяснить общественное развитие.

Механистический материализм является выражением радикального буржуазного взгляда на общество. Этот взгляд заключается в том, что общество рассматривается, как состоящее из социальных атомов, воздействующих друг на друга, а с этой точки зрения действительные экономические и социальные причины развития общества объяснены и раскрыты быть не могут. Поэтому великие социальные изменения кажутся механистам результатом совершенно случайных причин. Сама человеческая деятельность представляется или механическим результатом внешних причин, или же еще — и здесь механистический материализм скатывается к идеализму — ее рассматривают как чисто стихийную и беспричинную.

Наглядным примером механистического подхода к общественным явлениям могут служить распространенные ныне в российском обществе объяснения причин гибели СССР, когда утверждается, что:

— «во всем виноват Горбачев, и не окажись он во главе КПСС в середине 80-х гг., ничего бы с СССР не случилось» (случайная причина как источник произошедшего);

— «Советский Союз был разгромлен мировым капиталом во главе с США» (внешняя причина как источник произошедшего) и пр.

Некоторые идут дальше, откровенно скатываясь в субъективный идеализм, к примеру Т.Хабарова, которая из тезиса о победе США над СССР на полном серьезе заявляет об имеющей место сегодня «оккупации СССР», напрочь отрицая существующую действительность.

Одним словом, механистический материализм не может дать научного объяснения общественной деятельности людей – сами его опорные постулаты не позволяют этого сделать.

Коммунистическое рабочее движение «Рабочий Путь»

Материал подготовлен в рамках обучающего курса «Основы марксизма-ленинизма»


[1] ’К. Маркс и Ф. Энгельс, Избранные произведения, т. II, стр. 352, 354.

[2] Роберт Оуэн «Новый взгляд на общество»

 

 

Механистический материализм: 6 комментариев

  1. Итак, с механистизмом, более или менее, разобрались, а когда возьмётесь за диалектический материализм?

  2. Наконец-то стало понятно, что же это такое и почему он механистический.

    Нам на уроках философии всё объясняли даже идеалистически. Рассказывая не о причинах, почему те или иные личности стали выразителями определённых идей, а напротив, подводили понимание философов, как некому культу героев, которые сами по себе придумали все идеи.

    На истории тоже самое происходило. Понятно теперь, почему этот винегрет было невозможно усвоить и сознание категорически отвергало такое «знание».

    1. Верно. Потому что связок нет, одно из другого не вытекает. А понимание только так и возможно.

      1. А понимания тогда и не требовалось. Нужны были вера в то, что сказано учителем и послушание.

  3. Вдогонку.
    Хорошая фраза из одного из современных поэтов на тему веры и культа:

    Но не станет веры в тебя ни в ком из них
    А значит и ты нигде не останешься
    (c) Дельфин

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь. Если вы собрались написать комментарий, не связанный с темой материала, то пожалуйста, начните с курилки.