От мировоззрения буржуазии к мировоззрению рабочего класса

lK4UPMPgXccМеханистический материализм и утопический социализм

Механистический материализм рассматривал людей совершенно абстрактно, считая каждого человека социальным атомом, наделенным от природы определенными врожденными свойствами, атрибутами и правами. Этот взгляд на общество нашел свое выражение в буржуазной концепции «прав человека» и в буржуазном понимании равенства людей. В эпоху буржуазных революций лозунг «Все люди равны» был одним из основных лозунгов  революционной буржуазии.

Но представление о правах человека нельзя вывести из абстрактной природы человека — оно определяется уровнем развития общества, в котором живут люди.

Люди не являются тем, что они есть непосредственно от «от природы» — они становятся теми, кто они есть в результате своей общественной деятельности, и изменяются вместе с ней. Точно так же люди не равны «от природы», что мы воочию наблюдаем на многочисленных примерах нашей жизни.

Буржуазная концепция абстрактного равенства не имеет никакого отношения к реальному равенству людей. Буржуазное равенство это чисто формальное равенство прав граждан, их равенство перед законом. Но законы-то тоже пишут люди! Только не все, а те, кто господствует в обществе, т.е. класс буржуазии. Что изначально ставит граждан в неравное положение. Буржуазное равенство – это декоративное равенство, равенство на бумаге, которое никогда не соблюдается.

Пролетариату же требуется реальное равенство, которое в противоположность буржуазному равенству, может быть достигнуто отнюдь не законами, а кардинальным изменением общества — «реальное содержание пролетарского требования равенства сводится к требованию уничтожения классов»[1], совершенно справедливо указывали Маркс и Энгельс.

Придерживаясь своего абстрактного, механистического взгляда на людей, как на социальные атомы, прогрессивные механисты пытались решить абстрактным образом вопрос о том, какая форма общества была бы наилучшей для человечества, что лучше всего соответствовало бы абстрактной человеческой природе, такой, как они ее себе представляли.

Этот образ мышления был перенят социалистическими мыслителями, непосредственными предшественниками Маркса — утопическими социалистами.

Утопические социалисты были механистическими материалистами. Они предлагали социализм в качестве идеального устройства общества. С их точки зрения, идеальное общество можно было бы осуществить в любое время, если бы только люди догадались сделать это. Они не понимали того, что социализму для его существования и функционирования требуются необходимые материальные и социальные предпосылки — особые условия, которые создаются и появляются только в результате развития капитализма. Социализм должен быть завоеван борьбой рабочего класса против капитализма. По мнению же утопических социалистов, социализм мог бы быть осуществлен тогда, когда все люди поймут, что он является справедливым общественным устройством, которое наилучшим образом соответствует потребностям человеческой природы. (Вот почему Роберт Оуэн призывал архиепископа Кентерберийского и королеву Викторию поддержать его социальную программу.)

Далее, механистические материалисты, в том числе и прежде всего — утопические социалисты — считали, что то, чем является человек, его характер и деятельность, определяется его окружением и образованием. Поэтому они провозглашали, что для того чтобы сделать людей лучше, счастливее и разумнее, нужно лишь поместить их в лучшие условия и дать им лучшее образование.

Но что Маркс отвечает: «Материалистическое учение о том, что люди суть продукты обстоятельств и воспитания, что, следовательно, изменившиеся люди — это продукты иных обстоятельств и измененного воспитания,— это учение забывает, что обстоятельства изменяются именно людьми и что воспитателя самого надо воспитать»[2].

Действительно, если люди являются только продуктами внешних обстоятельств, то они находятся во власти этих обстоятельств. Но ведь люди сами могут изменять обстоятельства. А потому изменение людей наступает не как механическое следствие измененных обстоятельств, а в процессе их собственной деятельности по изменению обстоятельств и в результате этой деятельности.

Механистический материализм (коротко, механицизм) не мог дать ответа на вопросы – что действительно движет человеческим обществом и определяет его развитие, что является причиной этого развития,  порождает новую деятельность и новые идеи в обществе, что изменяет обстоятельства и людей?

Он не мог ни объяснить законов общественного развития, ни показать путь изменения общества.

И поэтому, хотя в свое время механистический материализм и был прогрессивным и революционным учением, он не может служить руководством в борьбе рабочего класса за изменение общества.

Основные положения механистического материализма

Рассмотрим догматические предпосылки, из которых исходят механистические материалисты (коротко, механисты или механицисты), чтобы понять, где и в чем они ошибались, и выяснить, каким образом можно преодолеть ограниченность  механистического подхода.

Вещи и процессы

Первое исходное догматическое положение механицизма. Механицизм считает, что основу всякого изменения составляют постоянные и устойчивые вещи, обладающие определенными, неизменными свойствами. Для механистов мир состоит из неделимых и неразрушимых материальных частиц, которые, взаимодействуя, характеризуются такими свойствами, как своим положением в пространстве и времени, массой, скоростью.

Согласно механицизму, если бы можно было установить положение, массу и скорость каждой частицы в данный момент времени, то этим было бы все сказано, и было бы возможно, пользуясь законами механики, предсказать все, что должно будет случиться в будущем.

Это положение неверно, потому что мир состоит не из вещей, он состоит из процессов, в которых вещи возникают и исчезают. «…мир состоит не из готовых, законченных вещей, а представляет собой совокупность процессов, в которой вещи, кажущиеся неизменными, равно как и делаемые головой мысленные их снимки, понятия, находятся в беспрерывном изменении, то возникают, то уничтожаются»[5], — пишет Энгельс.

Это доказывают новейшие достижения науки. Так, атом, считавшийся когда-то вечным и неделимым, был сначала разложен на считавшееся неделимым ядро и вращающиеся вокруг него электроны. Потом ученые-физики выяснили, что ядро состоит из протонов и нейтронов. Современные исследования в физике показывают, что и эти элементарные частицы вовсе не так «элементарны», как казалось ранее. Они не в большей степени вечны и неразрушимы, чем атом, а также претерпевают многие изменения – возникают и уничтожаются.

Основой всего материального мира являются не «вещь» и не «частица», а бесконечные процессы природы, в которых вещи находятся в беспрерывном изменении, то возникают, то уничтожаются. Естественный процесс бесконечен. Его нельзя свести к каким-либо конечным составным частям, поскольку всегда будут существовать новые стороны, подлежащие изучению и раскрытию. «Электрон так же неисчерпаем, как и атом, природа бесконечна»[3], — писал Ленин.

Точно так же при изучении общества нельзя понять его, исходя лишь из некоторой совокупности общественных институтов, посредством которых организованы отдельные индивиды. Для этого нужно изучать происходящие общественные процессы, в ходе которых изменяются как институты, так и люди.

Материя и движение

Второе догматическое положение механицизма состоит в том, что изменение может быть лишь результатом действия некоторой внешней причины.

Рассматривая мир как большую и сложную машину, в которой  ни одна часть не приходит в движение, если на нее не действует другая часть, механицизм считает материю инертнойлишенной движения, или, точнее, самодвижения. Согласно механицизму, ничто никогда не движется, если только что-то другое не толкает или не тянет его, ничто никогда не изменяется без вмешательства чего-либо другого. Рассматривая материю подобным образом, механисты вынуждены были признавать существование «верховного существа», давшего материи «первоначальный толчок».

Но это учение о материи безжизненное, мертвое. Оно отделяет материю от движения: материя мыслится как пассивная масса, в которую движение всегда должно вноситься извне.

На самом же деле все как раз наоборот — нельзя отделить движение от материи. Движение есть форма бытия материи.

«Движение есть форма бытия материи. Нигде и никогда не бывало и не может быть материи без движения. Движение в мировом пространстве, механическое движение менее значительных масс на отдельных небесных телах, колебание молекул в качестве теплоты или в качестве электрического и магнитного тока, химическое разложение и соединение, органическая жизнь — вот те формы движения, в которых — в одной или в нескольких сразу — находится каждый отдельный атом вещества в мире в каждый данный момент. Всякий покой, всякое равновесие только относительны, они имеют смысл только по отношению к той или другой определенной форме движения. Так, например, известное тело может находиться на земле в состоянии механического равновесия, т. е. в механическом смысле — в состоянии покоя, но это не мешает тому, чтобы данное тело принимало участие в движении земли и в движении всей солнечной системы, как это совершенно не мешает его мельчайшим физическим частицам совершать обусловленные его температурой колебания или же атомам его вещества — совершать известный химический процесс. Материя без движения так же немыслима, как и движение без материи», — писал Энгельс в «Анти-Дюринге».

Материя далеко не пассивна, не безжизненна и не инертна. Она по самой своей природе находится в процессе постоянного изменения и движения и ей не нужен «первый толчок». Движение, как и материя, никогда не имело начала, не будет оно иметь и конца.

Представление о неразрывной связи материи и движения, понимание того, что движение есть форма бытия материи, дает возможность ответить на ряд труднейших вопросов, которые обычно навязчиво возникают в умах людей, когда они рассуждают о материализме, и которые заставляют их покидать материализм и искать у попов разъяснения «конечной» истины относительно мира.

Был ли мир сотворен «верховным существом»? Каково происхождение материи? Каково происхождение движения? Что является первоначалом всего сущего? Что есть первопричина? Вопросы такого рода приводят многих людей в затруднение.

Можно дать ответы на эти вопросы с позиций современной науки, с позиций последовательного материализма.

Нет, мир не был сотворен «верховным существом». Любое особое строение материи, любой особый процесс движущейся материи имеет происхождение и начало — они порождены каким- либо предшествующим строением материи, каким-либо предшествующим процессом движущейся материи. Но сама движущаяся материя не имеет ни происхождения, ни начала.

Наука учит, что материя и движение неразрывны. Какими бы статичными ни казались нам некоторые вещи, в них имеется постоянное движение. Атом, например, сохраняет тождество с самим собой лишь посредством постоянного движения своих частей.

Таким образом, при изучении причин изменения следует искать не только внешние его причины, но прежде всего, следует искать источник движения в самом процессе, в его собственном самодвижении, во внутренних импульсах развития, содержащихся в самих вещах.

При изучении причин общественного развития и его законов не следует рассматривать общественные изменения как результат действий великих людей, которые навязывают свои высшие идеи и волю инертной массе общества, как результат стечения случайных обстоятельств или как действие внешних факторов. Это результат развития внутренних сил самого общества,  развития его производительных сил.

Таким образом, социализм будет осуществлен не в результате мечтаний реформаторов, а в результате развития самого капиталистического общества, внутри себя содержащего причины, которые с неизбежностью приведут его к концу — к социалистической революции.

Формы движения материи

Третье догматическое положение механицизма состоит в том, что механическое движение частиц, т. е. простое перемещение частиц в результате действия на них внешних сил, рассматривается как конечная, основная форма движения материи.

Таким образом, механисты сводят все свершающееся в мире — все движение материи и все ее изменения к простому механическому движению. Все изменения, которые мы видим в материи, являются для них ничем иным, как проявлениями основного механического движения материи. Как бы ни были разнообразны эти проявления, какие бы новые и высшие формы развития не возникали, все они, по их убеждению, есть вечное повторение механического взаимодействия отдельных частей материи.

Трудно найти какое-либо оправдание для такого предположения. Механическое движение есть простейшая форма движения. Это простое перемещение тел, которым никак не объяснить все, что происходит в окружающем мире. В материальном мире существуют различные типы процессов, которые представляют собой различные формы движения материи, и такие формы движения не могут быть сведены к одной только самой простейшей форме движения. Их следует объяснять по-другому, в соответствии с их собственными законами и правилами.

Причем, важно не только выявить эти законы более сложных форм движения материи, но и изучить, каким образом из этой простейшей формы движения – механического движения возникают и развиваются все высшие формы движения «от простого перемещения и кончая мышлением».        Да, высшая и более сложная форма движения возникает из более простой формы и неотделима от нее, она не может существовать без низшей и более простой формы, но это не значит, что она может быть сведена к этой простой форме — этим не исчерпывается ее сущность.

Например, мышление, происходящее в наших головах, неотделимо от химического и электрического движения, происходящего в сером веществе нашего головного мозга, но его нельзя свести к этому движению, оно не объясняет, как мы мыслим — для этого мы должны изучить и понять законы самого процесса мышления.

В то же время, отвергая представление механистов о том, что все формы движения материи можно свести к механическому движению, не следует впадать в другую крайность, что возникновение высших форм движения нельзя объяснить их развитием из низших форм. Последнее есть не что иное, как идеализм. Идеалисты утверждают, что жизнь как форму движения материи невозможно вывести из каких-либо процессов, присущих неживой материи. По их мнению, жизнь может возникнуть лишь путем внесения извне в материальную систему чего-то таинственного — «жизненной силы».

Материалисты же утверждают, что жизнь появляется на определенной, очень высокой ступени развития неживой материи, а не в результате внесения в неживую материю таинственной «жизненной силы».

В этом вопросе одной из важнейших задач науки остается показать экспериментально, каким образом происходит переход от неживой материи к живой.

Таким образом, механистическая программа сведения всего движения материи к простому механическому движению должна быть отвергнута как несоответствующая действительности. Мы должны изучать все бесконечно разнообразные формы движения материи в их превращениях друг в друга, стремясь понять, как они возникают друг из друга — сложные из простых, высшие из низших.

Что касается общественных явлений, механистам здесь уже не так просто объяснить социальные изменения путем механического взаимодействия «социальных атомов», составляющих-де существующее общество. Тут им приходится юлить и изворачиваться, искать иные способы объяснения действительности.

Одним из таких способов является механистическая теория, известная под названием «экономический детерминизм», кстати, достаточно популярная в нашем российском обществе, которую частенько выдают за марксизм-ленинизм. Согласно этой теории, все общественное движение должно быть объяснено исключительно экономическими изменениями, происходящими в обществе,  а когда скрупулезно описан весь экономический процесс, то определяющие факторы социального изменения исчерпаны полностью и других не существует. Это пример той же самой механистической программы сведения сложного движения к одной простой форме – экономической, процесса социального изменения, включающего все политическое, культурное и идеологическое развитие, к простому экономическому процессу.

Но нельзя объяснить общественное развитие, пытаясь свести все движение к экономическому процессу. Задача состоит в том, чтобы показать, как на основе экономического процесса в сложном общественном движении возникают и действуют все разнообразные формы общественного бытия.

Вещи и их взаимосвязь

Четвертое, последнее догматическое положение механицизма сводится к следующему: механисты считают, что каждая из вещей или частиц, взаимодействие которых, как предполагают, производит всю совокупность событий во вселенной, обладает своей собственной неизменной природой, совершенно независимой от всего остального. Другими словами, они считают, что каждую вещь можно рассматривать как независимую единицу, существующую отдельно от других вещей.

Если исходить из этого предположения, то это означает, что все отношения между вещами являются чисто внешними отношениями. Получается, что вещи вступают друг с другом в разнообразные отношения, но эти отношения являются случайными, независящими от их собственной природы. И если каждая вещь рассматривается как отдельная единица, вступающая во внешние отношения с другими вещами, то, следовательно, целое есть лишь сумма отдельных его частей. Согласно этому взгляду, свойства и законы развития целого определяются исключительно лишь свойствами всех его частей.

А это абсолютно не правильно, как не является правильным и каждое из этих положений.

Ничто не существует и не может существовать в изоляции, отдельно от условий своего существования, независимо от своих взаимоотношений с другими вещами. Вещи возникают, существуют и уничтожаются не каждая независимо от всех других вещей, но каждая в ее отношении к другим вещам. Сама природа вещи видоизменяется и преобразуется через ее отношения к другим вещам.

Когда же вещи вступают в такие отношения, что они становятся частями целого, то целое никак нельзя считать только лишь общей суммой всех входящих в него частей. Да, целое не существует отдельно и независимо от своих частей. Но взаимные отношения, в которых находятся части, образуя целое, изменяют их собственные свойства, и потому правильнее будет сказать, что если целое определяется частями, то точно также и части определяются целым.

Кажется, что все это очень абстрактные рассуждения, не имеющие никакого отношения к реальной жизни. Но это не так. Как пример подобного механистического подхода, мы можем привести очень распространенные ныне в нашем российском обществе суждения, часто использующиеся антисоветчиками разного рода, которые заявляют, что в сталинском СССР репрессировали всю интеллигенцию, «цвет нации», потому что были репрессированы, ученый-генетик Вавилов, поэт Николай Гумилев, авиаконструктор С.Королев, физик А.Сахаров. Аналогичным образом рассуждают и троцкисты, заявляя о том, что «Сталин уничтожил всех старых большевиков», потому что были осуждены и наказаны некоторые из членов партии с большим партийным стажем – Каменев, Зиновьев, Бухарин, Троцкий, Антонов-Овсеенко и др.

И в том, и в другом случае имеет место чисто механистический подход, когда частное приравнивается к общему: незначительная часть интеллигенции – ко всей интеллигенции вообще, некоторые старые большевики – ко всем старым большевикам вообще. Обыватель подлога не видит и верит в эти байки. И подобного рода примеров в нашей современной жизни немало. Вот потому так важно научиться видеть и различать механицизм.

Само развитие естественных наук показывает несостоятельность механистических положений. Эти положения имеют силу лишь в очень узкой области — при изучении механических взаимодействий дискретных (раздельных) частиц. В физике они были опровергнуты достаточно давно — еще в ходе исследований электромагнитного поля. Ошибочность механистического подхода многократно доказала химия. Мало приемлем этот подход в биологии при изучении живой материи. И совсем уж не годится он при изучении человека и общества.

Понять общественный процесс, рассматривая его просто как результат системы неизменных, характерных черт «человеческой природы», как это пытаются сделать механисты, невозможно. Ибо «человеческая природа» всегда обусловлена человеческими общественными отношениями и изменяется в соответствии с их изменением. Потому все распространенные в нашем обществе теории, ссылающиеся на «человеческую природу», на некие врожденные человеческие черты, есть теории механистические, буржуазные, выгодные только классу буржуазии, которая таким способом пытается оправдать и увековечить существующие в обществе отношения.

*    *    *

Когда мы рассматриваем и отвергаем положения механистического материализма, мы начинаем сознавать необходимость в материалистическом учении другого, нового типа — в материализме, который преодолевает слабости и узкие, догматические положения механицизма.

Именно таким является диалектический материализм.

Диалектический материализм рассматривает мир не как совокупность законченных вещей, а как совокупность процессов, в которых все вещи подвержены непрерывному изменению: возникновению и уничтожению.

Диалектический материализм считает, что материя постоянно находится в движении, что движение есть форма бытия материи, что материя не может существовать без движения, как   движение не может существовать без материи. Нет никакой надобности, чтобы движение вносилось в материю какой-то внешней силой, необходимо искать внутренние источники развития, самодвижения, которые присущи всем процессам.

Диалектический материализм понимает под движением материи то, что включает в себя все изменения и процессы во вселенной, от простого перемещения и кончая мышлением. Следовательно, он признает бесконечное разнообразие форм движения материи, превращение этих форм друг в друга, их развитие от простых к сложным, от низших к высшим.

Диалектический материализм считает, что в многообразных процессах, происходящих во вселенной, вещи возникают, изменяются и уничтожаются не как отдельные, индивидуальные единицы, они состоят в существенных и сложных взаимоотношениях и во взаимосвязях друг с другом. Поэтому они не могут быть поняты, будучи оторванными и обособленными друг от друга, их можно познать только в их взаимодействии и взаимосвязи друг с другом.

В диалектическом материализме, следовательно, материалистическое учение становится действительно последовательным, богатым и полным по содержанию, чем предшествующий механистический материализм.

Коммунистическое рабочее движение «Рабочий Путь»

Материал подготовлен в рамках обучающего курса «Основы марксизма-ленинизма»


[1] Ф. Энгельс «Анти-Дюринг»

[2] К. Маркс и Ф. Энгельс, Избранные произведения, т. II, стр. 384

[3] К. Маркс и Ф. Энгельс, Избранные произведения, т. II, стр. 368.

[4] В. И. Ленин, Соч., 4 изд., т. 14, стр. 249.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь. Если вы собрались написать комментарий, не связанный с темой материала, то пожалуйста, начните с курилки.