Лекция № 32. «Религия»

(Подготовлено в рамках курса «Основы марксизма-ленинизма»)

Вопросы, связанные с религией, в СССР изучал специальный раздел марксизма-ленинизма, называвшийся научный атеизм. Термин «научный атеизм» был введен в СССР в 1954 году и впервые был использован в постановлениях ЦК КПСС «О крупных недостатках в научно-атеистической пропаганде и мерах ее улучшения» и «Об ошибках в проведении научно-атеистической пропаганды среди населения».  Насколько обоснованным было такое выделение атеизма, по сути, являющегося частью диалектического материализма, сказать сложно. Но в 1959 г. курс «Основы научного атеизма» был введен в программы вузов СССР. В 70-80-е годы он остался только в курсах марксизма-ленинизма в университетах страны.

«Религия есть опиум народа», — это изречение К.Маркса широко известно и отражает позицию марксизма в вопросе о религии.

Но что такое религия?

Религия — мировоззрение и мироощущение и связанные с ними поведение и специфические действия, называемые культовыми, которые основываются на вере в существование сверхъестественного (одного или нескольких богов или существ). Религия представляет собой не только специфическую форму общественного сознания, но и выполняет функцию регулятора общественного поведения.

Религия является одним из видов идеалистического мировоззрения, противостоящего истинно научному материалистическому мировоззрению. Главный признак религии — вера в сверхъестественное, но религия не есть отношение, связывающее человека с богом, как её обычно определяют теологи. «Всякая религия является не чем иным, как фантастическим отражением в головах людей тех внешних сил, которые господствуют над ними в их повседневной жизни, — отражением, в котором земные силы принимают форму неземных» (Энгельс Ф. «Анти-Дюринг»[1]). В религии человека порабощают продукты его собственного воображения, недостаточность его знаний об окружающем мире, неспособность и неумение ему противостоять.

Согласно современным научным данным, религия возникла примерно в каменном веке (в эпоху верхнего палеолита) 40—50 тыс. лет назад на достаточно высокой ступени развития первобытного общества. Об этом наглядно свидетельствуют археологические памятники – рисунки первобытных людей, запечатлевшие зарождение культа животных и охотничьего колдовства. О наличии религиозных верований свидетельствуют также погребения, в которых в отличие от более ранних находят орудия труда и украшения, что ясно говорит о зарождении в то время представлений о посмертном существовании человека — о «мире мёртвых» и «душе», которая якобы продолжает жить после смерти тела.

Ученые связывают возникновение религии с таким уровнем развития человеческого интеллекта, когда у первобытного человека появляются зачатки теоретического мышления и возможность отрыва мысли от действительности (гносеологические корни религии) — общее понятие отделяется от обозначаемого им предмета, превращаясь в особое «существо», которого в реальной действительности не существует. Этот уровень развития человеческого интеллекта становится возможным только потому, что усложняется практическая деятельность первобытного человека и связанные с ней общественные отношения (социальные корни религии).

Религия есть продукт ограниченности практического и духовного овладения миром на первоначальных стадиях человеческой истории.

В первобытных религиозных верованиях запечатлено фантастическое сознание людьми их зависимости от природных сил. Бессилие человека перед природой вызывало чувство страха перед её «таинственными» силами и постоянные поиски средств защиты от них. В первую очередь, касалось это тех природных явлений, с которыми человек был связан в своей повседневной практической деятельности, которые имели для него жизненно важное значение. Не отделяя себя ещё от природы, человек переносит на неё также отношения, складывающиеся между людьми в первобытной общине.

Исторически наиболее ранними проявлениями религии были магия, тотемизм, ведовство, погребальный культ, шаманизм; более поздние формы доклассовой религии — тайные союзы, культ вождей и др.

Первоначально объектом религиозного отношения был реально существующий предмет, наделяемый сверхчувственными свойствами, — фетиш. Фетишизм, как и магия, — это стремление оказать влияние на ход событий в желаемом направлении при помощи колдовских обрядов, заклинаний, танцев и т. п. В дальнейшем приписываемые предмету сверхъестественные свойства (например, способность защищать от болезней, удача на охоте и пр.) стали отделяться от него, превращаться в самостоятельные существа — «духов». Откуда возникла вера в самостоятельно существующую и независимую от тела «душу» (анимизм) и существование мира в виде двух параллельных миров —  реально существующего и потустороннего, сверхъестественного.

В процессе разложения родового строя на смену родовым и племенным религиям пришли религии классового общества. По мере социального расслоения общества складывалась иерархия и в мире «духов». С развитием земледелия всё более важную роль стали играть «духи» растительного мира, культ умирающих и воскресающих богов, ритуалы, связанные с сезонными явлениями в природе (проводы зимы и т.п.) – т.е. отражающие в той или иной степени существующие в обществе производственные технологии.

С развитием патриархальной семьи родовой культ предков превратился в культ предков семьи, культ домашних богов. Получили развитие эзотерические (тайные) верования и культы, были закреплены мифы  — сначала в устной традиции, затем и в письменных источниках — появились священные книги.

С разделением общества на классы и зарождением государства возникли политеистические религии (политеизм = многобожие) раннего классового общества: ведическая религия Древней Индии, японский синтоизм, религия Древнего Египта, Ирана (маздеизм), религии греков, римлян и пр. Тогда же выделилась особая социальная прослойка профессиональных жрецов и служителей культа, историческими предшественниками которых в первобытной религии были колдуны, знахари, заклинатели, гадатели, шаманы. С появлением профессионалов от религии (жрецов) религия всё чаще стала использоваться в целях сознательного обмана народных масс. Развилась система жертвоприношений, усложнился религиозный культ, появились специально предназначенные для жертвоприношений и богослужений святилища (храмы), возникла система религиозного обучения и образования. Религия стала одним из институтов классового общества, защищавшим привилегии и власть господствующего эксплуататорского класса.

В культах доклассового общества боги выступали как олицетворение сил природы и моральных предписаний. В религиях рабовладельческого общества боги начинают олицетворять в первую очередь социальную власть.

В религиях раннего классового общества сохранялись еще остатки традиционных культов: культы животных и растений, культ предков и разного рода духов и демонов. Эти религии сначала носили  племенной характер, став в дальнейшем национально-государственными, в которых вера соединяла в себе этнические и политические общественные связи (таковы, например, существующие и ныне конфуцианство, синтоизм, индуизм, иудаизм).

На более поздней стадии исторического развития появляются мировые или наднациональные религии: буддизм (6—5 вв. до н. э.), христианство (1 в.) и ислам (7 в.). Они объединяют людей общей веры независимо от их этнических, языковых или политических связей.

Важнейшей отличительной особенностью таких мировых религий как христианство и ислам, является монотеизм (однобожие, один бог). Тогда же складываются новые формы религиозной организации и религиозных отношений:

— церковь, сначала как религиозный, а потом и как государственный институт;

— духовенство или клир  — лица, профессионально занимающиеся религиозной деятельностью

и миряне — простые люди, на которых призваны воздействовать церковь и клир.

Получает развитие теология, т.е. богословие, совокупность религиозных доктрин о сущности и действии бога, выстроенная на основе текстов, принимаемых как божественное откровение. Теология хотя и выдается ныне за науку, но на самом деле таковой не является, это антинаука, сплошь основанная на мифах и выдумках.

Одной из форм распространения мировых религий является миссионерство. Миссионерство — одна из форм деятельности религиозных организаций и церквей, имеющая целью обращение инаковерующих и возвращение в лоно церкви отпавших от неё. Это формально. Но с тех пор как религия становится одним из институтов государства, миссионерство выполняет более широкие задачи, содействуя осуществлению политических целей социальных групп и правительств, на службе у которых эти миссионеры находятся. В буддизме миссионерство осуществлялось нередко странствующими монахами и получило распространение с 3 в. до н. э. Христианское миссионерство возникло в 4 в. н. э. В 13-16 вв. христианские миссионеры проникли в Китай, Индию и Японию, надеясь подчинить эти страны своему влиянию. Аналогичным образом насаждение христианства в католической форме в Восточной Европе было идеологическим прикрытием германской феодальной колониальной экспансии («Дранг нах Остен»).

Специфические особенности различных мировых религий обусловлены различиями материальной жизни, политических и культурных форм той общественной среды, в которой они возникли и получили распространение.

Кратко расскажем о мировых религиях, уделив несколько большее внимание христианству, поскольку мы с вами живем в России.

Буддизм – старейшая из трёх мировых религий, возникшая на северо-востоке Индии в VI-V вв. до н. э. Её основателем считается принц Сиддхартха Гаутама, впоследствии получивший имя Будды (букв.- «пробуждённый» или «просветлённый»). В начале нашей эры буддизм разделился на две ветви: хинаяну и махаяну. В буддизме отсутствует противопоставление субъекта и объекта, духа и материи. В основе религии лежит учение о «четырёх благородных истинах»: существует страдание, его причина, состояние освобождения и путь к нему. По буддизму, жизнь – это выражение «потоков» нематериальных частиц – дхарм, сочетания которых определяют бытие всего существующего. Перерождение происходит в соответствии с законом кармы – воздаяния в зависимости от поведения в предыдущей жизни. Нравственный идеал буддизма – не причинять никому вреда. Целью любого буддиста является достижение нирваны – состояния покоя, блаженства, слияния с Буддой.

Ислам – возник в VII в. в Аравии. Её основателем является Мухаммед, в 610 г. выступивший в Мекке как пророк. Священная книга ислама – Коран, составленный после смерти Мухаммеда по его высказываниям.

Пять основных «столпов Ислама»:

1) вера в то, что нет Бога кроме Аллаха, а Мухаммед – пророк Его (шахада);

2) пятикратное ежедневное совершение молитвы (салат);

3) милостыня в пользу бедных (закат);

4) пост в месяц рамадан (сауи);

5) паломничество в Мекку, совершаемое хотя бы раз в жизни (хадж).

Вся правовая система ислама заложена в особом своде правил – шариате. Мусульмане признают бессмертие души и загробную жизнь. Обязательным условием для каждого верующего является обряд обрезания. В исламе существует запрет на изображение живых существ. В X в. была создана система теоретического богословия – калам.

Христианство – возникло в Палестине в I в. н. э. В процессе своего развития христианство разделилось на 3 направления: православие, католицизм и протестантизм. В свою очередь в каждом из этих направлений христианской религии выделились свои течения, направления, группы и секты, значительная часть из которых существует и по сей день.

В начале IV в. христианство становится государственной религией Римской империи, которая в 395 г. разделяется на западную и восточную части. Менее чем через восемьдесят лет после раздела Западная Римская империя прекращает свое существование, распадаясь на множество государств, и центром мировой цивилизации становится Византийская империя (Византия, Восточная Римская империя (395—1453) — государство,  ставшее исторической, культурной и цивилизационной преемницей Древнего Рима на протяжении почти десяти столетий истории поздней Античности и Средневековья. В 1054 году происходит раскол христианской церкви (Великий раскол или Великая схизма), после которого христианская церковь, бывшая до того единой, разделяется на Римско-католическую церковь на Западе с центром в Риме и Православную — на Востоке с центром в Константинополе (столице Византии). К XIV веку христианство (католицизм) распространяется почти по всей Европе, а в XVI в. в связи с потребностями развивающегося капиталистического способа производства от католицизма отделяется протестантизм.

В основе христианства лежит вера в то, что две тысячи лет назад Бог послал в мир своего сына, Богочеловека Иисуса Христа, который жил, проповедовал, страдал и умер на кресте, как человек. Главная книга христиан – Библия. Христиане верят в единого Бога, существующего в трёх лицах: Бога-Отца, Бога-Сына и Бога-Духа Святого. Очень важным для христиан является представление о первородном грехе. Ещё одна характерная особенность христианства – оно может существовать только в форме Церкви (это или сообщество верующих, или храм, или форма христианской веры). Священный символ христианства – крест. Все христиане верят в грядущий конец света и во второе пришествие Христа.

Католицизм – одно из трёх основных направлений в христианине, окончательно оформившееся после разделения церквей в 1054 г. Католическая церковь строго централизована, имеет единый центр в Ватикане, единого главу – Папу Римского (принят догмат о непогрешимости его суждений). Священное Писание уравнено со Священным преданием. Приняты семь таинств. Почитаются иконы и святые. Существует догмат о непорочном зачатии Девы Марии. Католики верят в существование чистилища. Богослужения происходят на национальных языках, а также на латыни.

Протестантизм – одно из трёх главных направлений христианства. Его появление связано с Реформацией – мощным антикатолическим движением в XVI в. в Европе. Название протестантизм связано с протестом 6 германских князей и 14 городов против решения Шпейерского рейхстага (1529), проголосовавшего за нетерпимое отношение к лютеранству в Германии. Вера в прямую и личную связь верующего с Христом определяет три основных принципа протестантизма:

1) Лишь Священное Писание истинно, и Библия – единственный источник божественного откровения.

2) Спасение – это Божий дар, воплощённый в искупительной смерти и воскресении Христа; оно достигается только личной верой.

3) Каждый верующий является священником.

Протестанты отрицают власть Папы Римского, посредничество Девы Марии, заступничество святых, индульгенции и таинства, не преподанные Христом (в большинстве протестантских церквей признаются только крещение и причащение). Первые протестанты активно занимались переводами Библии на национальные языки.

Православие (греч. orthodoxia – «правильное суждение», «правильная слава») – одно из трёх основных направлений христианства. Стало самостоятельным после разделения церквей на Западную и Восточную в 1054. Нет строгого организационного единства, существуют многочисленные различия по обрядовым и каноническим вопросам. Не признаётся догмат о непорочном зачатии Богоматери. Священное Писание рассматривается как часть Священного Предания. Приняты семь таинств. В большинстве стран богослужение проводится на национальных языках.

В мире существует несколько видов православных церквей – армянская, грузинская, греческая, русская и пр.

Русская православная церковь (РПЦ) – основана в 988 г. при князе Владимире I как митрополия Константинопольской церкви с центром в Киеве. В 1589 г. после гибели Византийской империи официально получает самостоятельность (патриархат) от греческой церкви. Богослужения совершаются по юлианскому календарю. Основной язык богослужения – церковно-славянский.

Старообрядчество (Раскольничество) – совокупность религиозных течений, возникших в результате раскола Русской православной церкви в середине XVII в. Противники реформы Никона, стремившегося объединить Русскую и Греческую православные церкви, считали, что после этой реформы официальное православие перестало существовать. Догматических расхождений между старообрядцами и РПЦ практически нет. Расхождения касаются только некоторых обрядов и неточностей перевода богослужебных книг. Старообрядцы сохранили двуперстное крестное знамение, признают только восьмиконечный крест и т. д.

Интересен вопрос, как возникли мировые религии? Почему ранее человечество не имело в них потребности и у каждого народа была своя религия, свои верования, но с определенного момента вдруг некоторые религиозные доктрины стали находить признание во всем мире?

Понятно, что религии это обман, но считать мировые религии изобретением гениальных обманщиков, как полагали вольнодумцы средневековья, по меньшей мере, несерьезно. Для появления мировых религий должны быть более веские причины.

И Ф.Энгельс в своих любопытнейших статьях о первоначальном христианстве раскрывает этот вопрос[2]. Опираясь на исследования самих теологов, он показывает, что христианство возникло не само по себе, у него есть авторы-прародители – александрийский еврей Филон, религиозный философ, «отец христианства», и римский философ-стоик Сенека, «дядя христианства», как назвал их Энгельс.

Христианство, как известно, возникло в Палестине в 1 веке н.э., в одной из покоренных Римской империи территорий. Этот период  — был временем упадка Великой Римской империи, и социальная обстановка в стране, особенно в колониях была тяжелейшая.

Римское завоевание во всех покоренных странах разрушило прежние политические порядки и старые общественные условия жизни. Вместо прежнего сословного деления общества, оно разделило все население империи на римских граждан и просто подданных государства. Рим постоянно грабил всеми возможными способами завоеванные колонии – тиски налогов были столь сильны, что разрушали экономику покоренных стран. Римские судьи судили по законам римского права, наплевав на местные обычаи и условия. В течение 2-х веков эти новые римские порядки разделили население империи на 3 класса – богачи, неимущие свободные, которых в Риме содержало государство, а за его пределами в колониях они были вынуждены кормиться сами, как придется, и огромная масса рабов. Причем, по отношению к государству два первых класса были так же бесправны, как и рабы к своим господам. Например, в период от Тиберия до Нерона было обычным делом приговаривать к смерти богатых граждан, чтобы завладеть их имуществом. Материальной опорой государства было войско, а моральной – всеобщее убеждение, что ничего изменить нельзя, что власть императора неизменна и что тот или другой, разницы нет. Население поразила всеобщая апатия и деморализация. Богатые были рады находиться подальше от политики и общественной жизни, дабы не привлечь к своей персоне ненужного внимания. Неимущие свободные бедствовали почти как рабы, часто состоя с ними в конкуренции на право работы. У рабов, многие их которых ранее были свободнорожденными гражданами,  не было никаких надежд на освобождение.

Римское господство уничтожило и национальные религии, ибо национальные боги могли сжиться с соседями, но терпеть над собой римских богов  они не могли.

«Таково было материальное и моральное состояние. Настоящее невыносимо; будущее, пожалуй, еще более грозно. Никакого выхода. Отчаяние или поиски спасения в самом пошлом чувственном наслаждении, по крайней мере, со стороны тех, кто мог себе это позволить, но таких было незначительное меньшинство. Для остальных не оставалось ничего, кроме тупой покорности перед неизбежным.», — пишет Ф.Энгельс.

Понятно, что в таких условиях бегство от мира, неудивительно. И оно приняло колоссальный размах. Тысячи сект, больших и маленьких наводнили Рим. Но раннее христианство выделилось среди них тем, что отрицало обрядность, а, следовательно, подходило всем народностям Римской империи. Это первая причина, указываемая Энгельсом. Вторая – христианство затронуло души людей тем, что заявило, что в испорченности мира виновны сами люди. Никто не мог отрицать своей вины, того, что он неидеален. Третье, — идея духовного спасения всех людей через добровольную жертву одного (Христа).

Число 666 – имя Нерона. Иегова – переделанное от Яхве.

Сущность религии наиболее глубоко была раскрыта марксизмом. Марксизм продолжил и развил традиции критики религии, которая велась всегда наиболее прогрессивными элементами всех классовых обществ. Марксизм поднял эту критику на качественно новый уровень, и органически связал её с борьбой за революционное преобразование тех общественных отношений, которые создают потребность в религиозных иллюзиях. Не боги создают человека, но человек создаёт богов по своему образу и подобию — вот основной тезис атеистической критики религии, который несколько примитивно, но зато верно описывает суть религии.

Почему примитивно?

Потому что не указываются причины появления религиозного сознания у людей.

Мы должны помнить, что если раньше в первобытном обществе основной причиной возникновения религиозных воззрений являлись причины природного характера, т.е. беспомощность человека перед лицом природной стихии, то с появлением классового общества главной причиной существования религии являются отношения, построенные на эксплуатации человека человеком. Превратный мир торжествующего зла и несправедливости рождает превратное сознание, в котором растоптанная в этом мире человечность обретает фантастическое существование в потустороннем мире. «Это государство, это общество порождают религию, превратное мировоззрение, ибо сами они — превратный мир». Религия есть «самосознание и самочувствование человека, который или ещё не обрёл себя, или уже снова себя потерял»[3], — писал Маркс.

Земные истоки религии всё более раскрывались по мере того, как она становилась предметом научного исследования. Многочисленные этнологические исследования показали, что первоначально существование религии было связано с низким уровнем развития производства и духовной культуры. Этнология помогла реконструировать историю возникновения религиозных верований. Изучение древнейших религиозных текстов дало обширный сравнительный материал для объяснения сходства мифов, верований и культов у народов в разных частях света, которое вытекает из сходства форм производственной деятельности, экономического быта на ранних ступенях общественного развития. Была показана связь религиозного сознания с развитием языка и общим культурным развитием древнего мира (например, связь иудаизма с культурным миром Древнего Востока, зарождающегося христианства — с восточно-эллинистической культурой).

В классовом обществе религия становится важнейшей силой и выполняет социальные функции, является одним из инструментов, при помощи которых идеи господствующих классов становятся господствующими в данном обществе идеями. Религия выступает как духовная опора «превратного мира», построенного на социальном неравенстве и гнёте. В то же время, будучи включенной в борьбу классов, религия, особенно на начальном этапе своего развития часто выражала интересы и стремления эксплуатируемых масс, что мы видели на примере раннего христианства, возникновение которого описано у Энгельса. Борьба против эксплуататоров облекалась нередко в форму борьбы одной религиозной идеи против другой, — зачастую эта причина являлась главнейшей в возникновении различных религиозных течений или сект. Позднее то же явление наблюдалось и в революционных крестьянских движениях, которые во многих странах формулировали свои (антифеодальные) программы на основе раннехристианских требований равенства и братства. То, что на определённых этапах истории идеи прогрессивных  общественных движений выступают в религиозной оболочке, говорит лишь о незрелости этих движений, неспособности их существенно изменить окружающий мир, прийти действительно к справедливому мироустройству, при котором не будет обездоленных и угнетенных. Сейчас такое изменение мира возможно. Но мы должны с вами помнить, что путь к этому справедливому мироустройству – коммунизму, у человечества был очень долог и чрезвычайно сложен.

С каждым великим историческим переворотом в общественных порядках происходил переворот и в религиозных представлениях людей. Так, средневековый католицизм олицетворял собой феодальную разновидность христианства, в противовес которой с развитием капитализма возник протестантизм как буржуазная разновидность христианства. Казалось бы, католицизм, идейная основа феодального мироустройства, должен был уйти в прошлое, но религия имеет способности чрезвычайно хорошо адаптироваться к новым общественным отношениям, изменяя себя в соответствии с ними. Это хорошо видно на примере католицизма, который во 2-й половине 19 в. становится на путь приспособления к условиям буржуазного общества и вполне себе прекрасно существует даже в наши дни, не играя уже, разумеется, той социальной роли, которая была у него в прошлом.

Процесс секуляризации — постепенного падения влияния религии, высвобождения из-под её контроля различных сторон общественной и личной жизни был начат еще в эпоху  Возрождения, и в стадии прогрессивного развития капитализма он только ускоряется. Научно-технический прогресс человечества и связанные с ним глубокие социальные преобразования в обществе вогнали религию в глубокий и необратимый кризис. Всё меньше остаётся стран, где религия признаётся государственной идеологией; в результате отделения церкви от государства, школы от церкви сужается сфера контроля религии над духовной жизнью общества. Религия перестаёт быть господствующей формой идеологии, её престиж и число приверженцев заметно уменьшаются, сохраняющаяся религиозность приобретает всё более поверхностный формальный характер. Научно-техническая революция нанесла новый удар по религиозной картине мира и упрочила уверенность человека в способности своими силами решить стоящие перед ним проблемы. В эпоху перехода от капитализма к социализму всё более очевидным становится то, что религия как форма общественного сознания исторически изжила себя. Попытки примирить науку и религию, освободив религию от архаики, мифологии, наивного антропоморфизма и т. п., практически безуспешны и лишь подчёркивают противоположность религии научному мировоззрению.

Однако наряду с факторами, подрывающими религию, продолжают действовать и факторы, которые её питают и поддерживают. Государственно-монополистический капитализм несёт с собой обострение социальных противоречий, усиление эксплуатации, подавление и опустошение личности. Он олицетворяет собой тот «превратный мир», духовным порождением которого и является религия. Достижения НТР сами по себе не ведут автоматически к отмиранию религии, поскольку причины её существования коренятся в общественных отношениях. НТР в условиях капиталистического общества и очумелой погони за прибылью сопряжена со множеством отрицательных социальных последствий, ответственность за которые религиозные идеологи возлагают на науку. Кризис запутавшегося в противоречиях капитализма интерпретируется как кризис человека, забывшего о боге, в силу чего религия предлагается трудящимся массам вместо политики. Религию пытаются всячески модернизировать, приспособив к изменившемуся миру и подавая ее как духовную силу, стимулирующую социальную активность. Но это не изменяет её социальной природы, поскольку вера в бога остаётся оборотной стороной неверия человека в собственные силы. Религия, как и прежде, гасит социальный протест иллюзорным утешением, что по сути и требуется заинтересованным в этом классовым силам.

Умирающий капитализм заставляет не желающие уходить с исторической арены господствующие классы хвататься за соломинку, потому он вновь обращается за помощью к религии, надеясь закрепить в сознании трудящихся масс религиозное оправдание своего существования и направить их растущий протест в русло бесплотной борьбы с тенями собственного сознания. Потому в эпоху империализма религия активно насаждается всеми средствами буржуазной пропаганды и является одним из главных средств противодействия распространению научно-материалистического мировоззрения и коммунистической идеологии, к которой пролетарские массы тянутся интуитивно.

Так когда и как может быть побеждена религия?

«Религиозное отражение действительного мира может вообще исчезнуть лишь тогда, когда отношения практической повседневной жизни людей будут выражаться в прозрачных и разумных связях их между собой и с природой. Строй общественного жизненного процесса… сбросит с себя мистическое туманное покрывало лишь тогда, когда он станет продуктом свободного общественного союза людей и будет находиться под их сознательным планомерным контролем»[4], — писал Маркс, связывая победу над религией с революционным переустройством общества на коммунистических началах.

Марксизм-ленинизм противостоит религии как иллюзорному, превратному сознанию, как «духовной сивухе»[5], в которой трудящийся топит свое горе. Он резко выступает против утешительной лжи или самообмана, против фальшивого гуманизма поповщины, предлагая пролетарским массам коммунизм как общество реального гуманизма: «упразднение религии, как иллюзорного счастья народа, есть требование его действительного счастья»[6], — писал К.Маркс.

А разве нельзя просто взять и запретить религию сразу после социалистической революции?

Вот что говорил об этом Ф.Энгельс в «Анти-Дюринге», отвечая Дюрингу, высказавшему такую идею (приведем большую цитату, поскольку мысль Энгельса очень важна):

«Религия воспрещается.

Но ведь всякая религия является не чем иным, как фантастическим отражением в головах людей тех внешних сил, которые господствуют над ними в их повседневной жизни, — отражением, в котором земные силы принимают форму неземных. В начале истории объектами этого отражения являются прежде всего силы природы, которые при дальнейшей эволюции проходят у различных народов через самые разнообразные и пёстрые олицетворения. … Но вскоре, наряду с силами природы, вступают в действие также и общественные силы, — силы, которые противостоят человеку в качестве столь же чуждых и первоначально столь же необъяснимых для него, как и силы природы, и подобно последним господствуют над ним с той же кажущейся естественной необходимостью. Фантастические образы, в которых первоначально отражались только таинственные силы природы, приобретают теперь также и общественные атрибуты и становятся представителями исторических сил. На дальнейшей ступени развития вся совокупность природных и общественных атрибутов множества богов переносится на одного всемогущего бога, который, в свою очередь, является лишь отражением абстрактного человека. … В этой удобной для использования и ко всему приспособляющейся форме религия может продолжать своё существование как непосредственная, т. е. эмоциональная форма отношения людей к господствующим над ними чуждым силам, природным и общественным, до тех пор, пока люди фактически находятся под властью этих сил. Но мы уже неоднократно видели, что в современном буржуазном обществе над людьми господствуют, как какая-то чуждая сила, ими же самими созданные экономические отношения, ими же самими произведённые средства производства. Фактическая основа религиозного отражения действительности продолжает, следовательно, существовать, а вместе с этой основой продолжает существовать и её отражение в религии….. До сих пор ещё в ходу поговорка: человек предполагает, а бог (т. е. господство чуждых человеку сил капиталистического способа производства) располагает. Одного только познания, даже если оно идёт дальше и глубже познания буржуазной политической экономии, недостаточно для того, чтобы подчинить общественные силы господству общества. Для этого необходимо прежде всего общественное действие. И когда это действие будет совершено, когда общество, взяв во владение всю совокупность средств производства и планомерно управляя ими, освободит этим путём себя и всех своих членов от того рабства, в котором ныне их держат ими же самими произведённые, но противостоящие им, в качестве непреодолимой чуждой силы, средства производства, когда, следовательно, человек будет не только предполагать, но и располагать, — лишь тогда исчезнет последняя чуждая сила, которая до сих пор ещё отражается в религии, а вместе с тем исчезнет и само религиозное отражение, по той простой причине, что тогда уже нечего будет отражать.

Но г-н Дюринг не расположен ждать, пока религия умрёт своей естественной смертью. Он поступает основательнее. Он перебисмаркивает самого Бисмарка: он декретирует ещё более строгие майские законы 238 не только против католицизма, но и против всякой религии вообще; он натравливает своих жандармов будущего на религию и помогает ей, таким образом, увенчать себя ореолом мученичества и тем самым продлить своё существование.»

По сути, здесь Энгельс отвечает на вопрос —  как должны коммунисты относиться к религии, воевать с ней не на жизнь, а на смерть, или действовать тоньше, умнее, понимая ее глубинные социальные корни, которые невозможно вырвать, не изменив само общество, весь общественный способ производства. Энгельс четко говорит, что война с религией недопустима, ибо она только укрепляет религию. Ленин в статье «Об отношении рабочей партии к религии» прямо называет войну с религией анархической фразой, говоря, что никогда подобная задача перед коммунистической партией поставлена быть не может.

Даже в условиях социализма религия умирает не сразу, как показывает опыт СССР и других социалистических стран мира. Хотя, конечно, число верующих снижается в сотни и может быть тысячи раз. При социализме религия полностью отделена от государства и школа отделена от церкви, т.е. экономические, финансовые, паразитические корни ее подорваны. В значительной мере ликвидированы и социальные корни религии, но окончательно они отомрут, усохнут только тогда, когда все граждане социалистического общества будут вовлечены в общественную практику, т.е. в управление своим государством, своей страной и, следовательно, своей жизнью.

Только в этом случае они перестанут зависеть от неких темных и неведомых им сил, природных и общественных, сами определяя свою судьбу. «религия будет исчезать в той мере, в какой будет развиваться социализм. Ее исчезновение должно произойти в результате общественного развития, в котором крупная роль принадлежит воспитанию», — писал Маркс.

А как же быть коммунистам сейчас, в условиях капиталистического общества, пока социалистическая революция не победила? Какой должна быть политика коммунистической партии в отношении религии?

В. И. Ленин четко и ясно говорит, что необходимо «подчинение борьбы с религией борьбе за социализм»[7]. Что только втягивание самых широких масс населения в классовую борьбу, в сознательную и революционную общественную практику  и на деле освободит угнетенные массы от гнета религии.

Рабочая партия должна уметь терпеливо работать над делом организации и просвещения пролетариата, подходить к антирелигиозной работе с позиций диалектического материализма.

«Мы должны бороться с религией. Это — азбука всего материализма и, следовательно, марксизма. Но марксизм не есть материализм, остановившийся на азбуке. Марксизм идет дальше. Он говорит: надо уметь бороться с религией, а для этого надо материалистически объяснить источник веры и религии у масс. Борьбу с религией нельзя ограничивать абстрактно-идеологической проповедью, нельзя сводить к такой проповеди; эту борьбу надо поставить в связь с конкретной практикой классового движения, направленного к устранению социальных корней религии. Почему держится религия в отсталых слоях городского пролетариата, в широких слоях полупролетариата, а также в массе крестьянства? По невежеству народа, отвечает буржуазный прогрессист, радикал или буржуазный материалист. Следовательно, долой религию, да здравствует атеизм, распространение атеистических взглядов есть главная наша задача. Марксист говорит: неправда. Такой взгляд есть поверхностное, буржуазно-ограниченное культурничество. Такой взгляд недостаточно глубоко, не материалистически, а идеалистически объясняет корни религии. В современных капиталистических странах это — корни главным образом социальные. Социальная придавленность трудящихся масс, кажущаяся полная беспомощность их перед слепыми силами капитализма, который причиняет ежедневно и ежечасно в тысячу раз больше самых ужасных страданий, самых диких мучений рядовым рабочим людям, чем всякие из ряда вон выходящие события вроде войн, землетрясений и т. д., — вот в чем самый глубокий современный корень религии. «Страх создал богов». Страх перед слепой силой капитала, которая слепа, ибо не может быть предусмотрена массами народа, которая на каждом шагу жизни пролетария и мелкого хозяйчика грозит принести ему и приносит «внезапное», «неожиданное», «случайное» разорение, гибель, превращение в нищего, в паупера, в проститутку, голодную смерть, — вот тот корень современной религии, который прежде всего и больше всего должен иметь в виду материалист, если он не хочет оставаться материалистом приготовительного класса. Никакая просветительная книжка не вытравит религии из забитых капиталистической каторгой масс, зависящих от слепых разрушительных сил капитализма, пока эти массы сами не научатся объединенно, организованно, планомерно, сознательно бороться против этого корня религии, против господства капитала во всех формах.

Следует ли из этого, что просветительская книжка против религии вредна или излишня? Нет. Из этого следует совсем не это. Из этого следует, что атеистическая пропаганда социал-демократии должна быть подчинена ее основной задаче: развитию классовой борьбы эксплуатируемых масс против эксплуататоров.»[8]

Но что значит борьба с религией должна быть починена классовой борьбе?

Ленин в статье приводит пример, что на некотором заводе происходит стачка, в которой участвуют и сознательные рабочие, атеисты, и некоторая часть верующих рабочих.  Марксист обязан ставить на первый план задачи победы в стачке, а не поднимать вопрос кто верующий или неверующий среди рабочих, не заниматься в данных конкретных условиях атеистической пропагандой. Такой вопрос может только разделить рабочих, что будет на руку буржуазии. Само участие верующих рабочих в стачке и победа и ней гораздо лучше просветит верующих рабочих, чем множество атеистических проповедей.  «Марксист должен быть материалистом, т. е. врагом религии, но материалистом диалектическим, т. е. ставящим дело борьбы с религией не абстрактно, не на почву отвлеченной, чисто теоретической, всегда себе равной проповеди, а конкретно, на почву классовой борьбы, идущей на деле и воспитывающей массы больше всего и лучше всего.», — указывает Ленин.

Что касается принятия в партию верующих рабочих, то Ленин здесь пишет следующее: «Мы должны не только допускать, но сугубо привлекать всех рабочих, сохраняющих веру в бога, в с.-д. партию, мы безусловно против малейшего оскорбления их религиозных убеждений, но мы привлекаем их для воспитания в духе нашей программы, а не для активной борьбы с ней. Мы допускаем внутри партии свободу мнений, но в известных границах, определяемых свободой группировки: мы не обязаны идти рука об руку с активными проповедниками взглядов, отвергаемых большинством партии.»[9].

Т.е. партия может принять в свои ряды сознательных и активных, но еще верующих в бога рабочих, перевоспитывая их в ходе их партийной работы, но позволять этим рабочим вести религиозную пропаганду внутри партии нельзя ни в коем случае.

Этот же вопрос хорошо разъясняет В.И.Ленин и в статье «Социализм и религия», с которой следует ознакомиться каждому, кто планирует вести антирелигиозную работу.

Л.Сокольский, МЛД «Рабочий Путь»


[1]Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 20, с. 328

[2]Ф.Энгельс «К истории первоначального христианства», «Бруно Бауэр и первоначальное христианство» и «Книга откровения»

[3]МиЭ, т. 1, с. 414

[4]МиЭ, ПСС, т. 23, с, 90

[5] Выражение В.И.Ленина, см. «Социализм и религия»

[6]там же, т. 1, с. 415

[7]В.И.Ленин, ПСС, т. 17, с. 425

[8] Там же, с.419, 420

[9] Там же, с.422

Лекция № 32. «Религия»: 4 комментария

  1. По моему нет худшей контр пропоганды для религии , чем действия нынешней Церкви масса противоречий , отталкивает народот рнеелигии,к прмеру современная РПЦ взялась за антикоммунистическое мракобесие, однако я помню , из времени СССР что жилось тогда не плохо , многие вспоминают » эх помниш , как тогда дружно жили , или эх !жизнь у нас была! , » успели пожить , а вы ,,,,,, раньше все для народа было 😈! Теперь же мы живем плохо,не устроенно (да черт! Как по старому идеологическому (верному, чорт!) обороту 😣 а с экрана священник несет : ну вот коммунисты уничтожили! Коммунисты расстреляли! Храмы порушили , как в себе это примерить ? Как чуствовать себя при нынешней власти капитала , как ненужным обьектом ласкового отьема личных денег стяжателями? Почему Церковь борется с момомной а служит корыстным интересам власть имущих?

    1. Церковь не борется с мамоной — она только говорит, что борется, а на самом деле она изначально создавалась как институт класса эксплуататоров, который должен был держать бедных в идеологической узде. Церковь всегда мамоне поклонялась на деле. Вспомните крепостных РПЦ — полРоссии было ее прямыми рабами, чей труд она полностью присваивала, обрекая миллионы крестьян на голодную смерть.

  2. Почему в 90 е репрессированые священники , были подняты на щит как «великомученники» боле морально высокие и духовные чем коммунисты, ?? Почему сейчас от их речей несет таким 💩 !!! что и ранее самые христианские ценности выглядят в их устах , какой то новой реакционной православной религией, честно, я уже не могу понять эти » новые» христианские ценности и сравнить с теми которые нам » прививали » в конце 80 начале 90х , или изначально это была Лож ? 😱

    1. Изначально была ложь. Они говорили то же, что и теперь. Только теперь мы их слова воспринимаем несколько по-другому, эта ложь нам теперь ярко видна. А тогда верили, открыв рот. Не все, но многие. У РП была мысль опубликовать для примера кое-что из статей либералов с демократами перестроечного времени. Чтобы, так сказать, полюбовались чего верили и как их легко провели.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь. Если вы собрались написать комментарий, не связанный с темой материала, то пожалуйста, начните с курилки.