Диалектический материализм и наука

Диалектический материализм и наука

Диалектический материализм — мировоззрение марксистско-ленинской партии — является поистине научным мировоззрением. Ибо его основу составляет рассмотрение вещей такими, как они есть, без произвольных, предвзятых допущений (идеалистических выдумок), потому что он требует, чтобы наши представления о вещах основывались на фактическом исследовании и опыте и постоянно проверялись и перепроверялись в свете практики и последующего опыта.

В самом деле, понятие «диалектический материализм» означает понимание вещей такими, как они есть («материализм»), в их действительной взаимосвязи и движении («диалектика»).

Нельзя сказать того же самого о других философских учениях. Все они создают произвольные предпосылки того или иного рода и на основе этих предпосылок пытаются создать «систему». Однако такие предпосылки произвольны лишь по видимости, на деле они выражают различные предрассудки и иллюзии определенных классов.

Научный характер марксизма особенно проявляется в том, что он превращает социализм в науку.

Марксисты не основывают социализм, как это делали утописты, на идее абстрактной человеческой природы. Утописты разрабатывали схемы идеального общества, но не могли показать, как построить социализм на практике. Марксизм, основывая социализм на анализе действительного развития истории, экономического закона движения капиталистического общества в особенности, превратил социализм в науку. Он показал, каким образом возникает социализм, что он есть необходимая следующая ступень в развитии общества, и объяснил, каким образом эта ступень может осуществиться — путем развертывания классовой борьбы рабочего класса, свержения класса капиталистов и установления диктатуры пролетариата.

Таким образом, марксизм рассматривает самого человека, общество и историю научно.

«…социализм, с тех пор как он стал наукой, требует, чтобы с ним и обращались как с наукой, — писал Энгельс, — то есть чтобы его изучали. Приобретенное таким образом, все более проясняющееся сознание необходимо распространять среди рабочих масс со все большим усердием и все крепче сплачивать организацию партии и организацию профессиональных союзов»[3].

Научное изучение общества показывает, что человеческая история развивается от стадии к стадии в соответствии с определенными законами. Сами люди представляют собой действующую силу в этом развитии. Познавая законы развития общества, мы, следовательно, можем направлять нашу собственную борьбу и творить наше собственное социалистическое будущее. Потому научный социализм есть величайшая и важнейшая из всех наук.

В современном капиталистическом мире все большее и большее опасение у людей вызывает то, как безответственно используют господствующие классы достижения современной науки, создавая то одни рукотворные катаклизмы, то другие. Уже и термин такой появился – «техногенные катастрофы», которые как будто бы происходят сами по себе, и их прямыми виновниками не являются конкретные лица – собственники крупнейших корпораций и правительства ведущих капиталистических стран мира. Только за последнее время мы можем вспомнить несколько таких вопиющих случаев, каждый их которых вполне мог поставить на край гибели миллионы людей: это взрыв нефтяной платформы Deepwater Horizon 20 апреля 2010 года в Мексиканском заливе, результатом которого стал крупнейший в мировой истории разлив нефти в мировой океан; это и страшная авария на атомной электростанции 11 марта 2011 года в Фукусиме (Япония) и пр.

Что нужно сделать для того, чтобы открытия науки находили должное применение на благо человечества? Только научный социализм, марксизм-ленинизм, отвечает на этот вопрос. Он показывает, каковы силы, творящие историю. Он показывает, каким образом люди сами могут теперь творить свою собственную историю, изменять общество и определять свое собственное будущее. Следовательно, марксизм-ленинизм учит тому, как развивать науку на благо человечества, как вывести ее из нынешнего кризиса. Физика может научить тому, как освободить атомную энергию, но она не может научить тому, как контролировать общественное использование этой энергии. Ибо для этого нужна не наука об атоме, а наука об обществе.

Диалектический материализм ни в коем случае не является философией, стоящей «над наукой».

Другие философские направления ставили философию «над наукой» в том смысле, что они думали, что могут выяснить то, каков мир, просто размышляя о нем, не опираясь на данные конкретных наук, на практику и опыт, и затем пытались высокомерно диктовать ученым, указывать им, в чем они были неправы, каково было «действительное значение» их открытий и так далее.

Марксизм кладет конец старой философии, которая претендовала на то, чтобы стоять над наукой и объяснять «мир в целом». Энгельс пишет: «…современный материализм… не нуждается больше в стоящей над прочими науками философии. Как только перед каждой отдельной наукой ставится требование выяснить свое место во всеобщей связи вещей и знаний о вещах, какая-либо особая наука об этой всеобщей связи становится излишней». Диалектический материализм, пишет он дальше, «уже больше не философия, а просто мировоззрение, которое должно найти себе подтверждение и проявить себя не в некоей особой науке наук, а в реальных науках. Философия, таким образом… «одновременно преодолена и сохранена», преодолена по форме, сохранена по своему действительному содержанию». (Ф. Энгельс «Анти-Дюринг»)

Наше представление об окружающем нас мире, о природе, о предметах и процессах природы, их взаимосвязях и законах движения должно быть результатом не философской спекуляции, а естественнонаучного исследования.

Научная картина мира и его развития не является полной и никогда не будет таковой. Но она продвинулась достаточно далеко, чтобы мы могли понять, что философская спекуляция поверхностна. И мы отказываемся заполнять пробелы научного знания при помощи спекуляции.

Например, мы знаем, что жизнь есть способ существования определенных органических тел — белковых тел, но мы еще не знаем точно того, как возникли эти тела, как возникла жизнь. Бесполезно что-то выдумывать по этому поводу, это можно выяснить только путем интенсивного научного исследования. Лишь таким путем придем мы к познанию «тайны жизни». Наука уже может управлять жизнью, может управлять мертвым и живым белком. Но сказать окончательно, «что такое белок» и «что такое жизнь», как производное от него, наука пока еще не может. Почему? В свое время Энгельс прекрасно сказал в «Анти-Дюринге», что для того, чтобы действительно исчерпывающе узнать, что такое жизнь, мы должны пройти все формы ее проявления от самых низших до самых высших. Так вот, для того, чтобы понять и узнать, «что такое белок», необходимо тоже пройти все формы его проявления от низших до высших. А для этого требуется эксперимент, эксперимент и еще раз эксперимент.

Развивающаяся картина мира, которую развертывает перед нами естествознание, является материалистической картиной — вопреки многочисленным попыткам буржуазных философов представить дело наоборот. Ибо по мере того как наука развивается, она шаг за шагом показывает, каким образом богатое разнообразие вещей, процессов и изменений, обнаруживаемое в действительном мире, может быть объяснено и понято при помощи материальных причин, без помощи бога, духа и любой другой сверхъестественной силы.

Всякий прогресс науки — это победа материализма в борьбе против идеализма, это завоевание материализма, хотя, изгоняемый с одной позиции, идеализм всегда переходит на другую позицию и проявляется в новой форме, потому все науки прошлого никогда не были последовательно материалистическими. Для нас, материалистов-диалектиков, всякий успех науки означает объяснение порядка и развития материального мира, исходя из самого материального мира.

По мере развития науки не только эта материалистическая картина мира становится менее туманной, более определенной и более убедительной, но с каждым составляющим эпоху открытием материализм изменял свою форму.

Открытия естественных наук на протяжении прошлых ста или более лет имеют то значение, что материалистическая картина, которую они нарисовали, из механистической стала диалектической.

Как указывал Энгельс, больше всего содействовали диалектико-материалистическому взгляду на природу три великих научных открытия, сделанных в XIX в[4]. Это:

— открытие того, что клетка является той единицей, из размножения и дифференциации которой развивается все тело растения и животного (Шванн, 1839 г.),

— закон превращения энергии (Майер, 1845 г.),

— теория эволюции Дарвина (1859 г.).

Рассмотрим вкратце диалектический смысл этих открытий.

Закон превращения энергии.               Раньше принято было считать, что тепло, например, является особой «субстанцией», которая входит в тела и выходит из них; что электричество, магнетизм и т. д. являются отдельными «силами», действующими на тело. Таким образом, физические процессы различного рода рассматривались отдельно, изолированно друг от друга. Каждый из них помещался на отдельную полку как проявление особой «субстанции» или «силы», а их существенная взаимосвязь не была понята.

Но в XIX в. наука с открытием принципа сохранения и превращения энергии показала, что энергия никуда не исчезает, а из одной формы может переходить в другую. Ключ к этому открытию был найден не какой-либо абстрактной философией и не в процессе чистого мышления. Нет, это открытие было тесно связано с развитием паровых машин и изучением принципа их действия.

В паровой машине при сжигании угля освобождается тепловая энергия. Она нагревает пар, который затем под давлением направляется в цилиндр, где он движет поршень вперед и вращает колеса машины. Тепло превращается в механическое движение.

Откуда взялась энергия, освобожденная из угля? Мы теперь знаем, что она была получена от солнечного излучения, накоплена в растениях, образовавших угольные пласты и, наконец, освобождена при сжигании угля.

Это открытие сначала было сформулировано как закон сохранения энергии. Энергию нельзя создать или уничтожить: количество, исчезающее в одной форме, вновь появляется в другой форме. Но, как указывал Энгельс, закон сохранения энергии это диалектический закон превращения — одна форма движения материи превращается в другую. Так физика становится наукой о превращениях, она перестала изучать различные типы физических процессов или формы движения, каждую изолированно, а начала изучать их взаимосвязи и то, каким образом одна форма превращается в другую.

Теория эволюции Дарвина также является диалектической и материалистической.

Вместо отдельных видов, каждый из которых якобы создан богом, Дарвин показал нам картину эволюционного развития видов путем естественного отбора. Абсолютно резкие разграничительные линии были уничтожены, было показано, как связаны виды между собой и как происходят превращения видов в живой природе. Например, плавательный пузырь рыб стал легкими сухопутных животных, чешуя пресмыкающихся превратилась в птичьи перья и т. д.

Подобную картину мы наблюдаем в развитии геологии, которая также стала наукой о развитии, наукой, изучающей образование земной коры.

Наконец, открытие того, что клетка является той единицей, из размножения и деления которой развивается весь организм растения и животного, заменило старое представление о теле, как состоящем из отдельных тканей. Клеточная теория была также теорией о движении и взаимосвязи, показывающей, как все ткани и органы живого тела возникают путем дифференциации.

Естествознание шаг за шагом раскрывает картину диалектики природы.

Когда мы говорим «картина», мы должны добавить, что это картина в том смысле, что она, так сказать, представляет собой верное изображение. Но мы составляем себе данную картину не путем одного лишь наблюдения природы и фиксирования того, что мы видим. Эта картина не является также объектом простого созерцания и интеллектуального наслаждения.

Иногда говорят, что существенной чертой науки является то, что она основана на наблюдении. Конечно, наука основана на наблюдении, но не это является ее самой существенной чертой. Основу науки составляет не простое наблюдение, а опыт. Наука основана на деятельности, которая вмешивается в природу и изменяет ее. Мы познаем вещи не только наблюдая, но и изменяя их.

Так, наука никогда не открыла бы секрета превращения тепла в механическое движение путем одного наблюдения природы. Этот секрет был раскрыт в результате производства паровых машин. Тайны процессов природы раскрываются людям в такой степени, в какой они сами научились воспроизводить эти процессы.

Точно так же Дарвин не смог бы написать «Происхождение видов» лишь на основании наблюдений, которые он сделал во время путешествия на корабле «Бигль». Для этого он воспользовался практическим опытом и результатами английских животноводов и растениеводов.

Научная картина мира основана не просто на наблюдении вещей, но прежде всего на их изменении. И мы проверяем ее, совершенствуем ее, а также пользуемся ею при изменении природы. Наука — не догма, а руководство к действию. С другой стороны, если оторвать науку от практики, она выродится в догму.

Следовательно, естествознание доказывает, что процессы природы носят диалектический характер, и дает нам все более конкретную и подробную картину действительного диалектического движения и взаимосвязи в природе.

Отмечая значение естественных наук для формирования правильного диалектического взгляда на природу, Энгельс указывал также на великую путаницу, существующую в науках. Он писал: «Но так как и до сих пор можно по пальцам перечесть естествоиспытателей, научившихся мыслить диалектически, то этот конфликт между достигнутыми результатами и укоренившимся способом мышления вполне объясняет ту безграничную путаницу, которая господствует теперь в теоретическом естествознании и одинаково приводит в отчаяние как учителей, так и учеников, как писателей, так и читателей».

Эта путаница стала в настоящее время намного больше. В самом деле, по мере того как развивался и обострялся общий кризис капитализма, вместе с ним развивались и возрастали путаница в научной теории и извращение научной практики.

Наука, своими открытиями раскрывающая истинную диалектику природы, в капиталистическом мире находится в состоянии кризиса. Природа этого кризиса двоякого рода.

Во-первых, наука — это деятельность исследования и открытия. В капиталистическом обществе она выросла в огромной степени вместе с другими производительными силами. Научные исследования не могут больше вестись отдельными лицами на свой страх и риск: они требуют крупных институтов, разнообразного оборудования, умелой организации, крупных финансовых расходов. Но чем более расширяются научные исследования и растут эти требования, тем более попадают они под контроль монополий и их правительств, в особенности же под контроль военщины. При капитализме наука должна способствовать увеличению прибылей и подготовке войны. Ее задача в глобальном смысле – обеспечить еще более высокие прибыли капиталу и максимально защитить господствующий класс от свержения растущим и поднимающимся классом пролетариев. Наука, которая не способствует этому, все в большей степени лишается ресурсов, необходимых для ее существования.

Например, вся важная область растительной физиологии остается относительно неразвитой. И это, грубо говоря, потому, что в нее не вложены деньги. Состояние сельского хозяйства при капитализме таково, что не создается усилий для основательных исследований в этой области… Интересно также отметить, что, в то время как некоторые области науки находятся в заброшенном состоянии потому, что в них не вложено денег, другие страдают от того, что их вложено слишком много. Так, например, развитию геохимии мешает то, что в интересах чрезвычайно могущественных нефтяных объединений подобные исследования поставлены в условия секретности. От науки требуют решения только тех частных проблем, в которых заинтересованы капиталистические монополии, что ни в коем случае не совпадает с решением проблем, связанных с дальнейшим развитием науки и с интересами народа. Это вредит всему делу развития науки.

Все более и более подчиняясь целям торговли и войны, наука в капиталистическом мире дезорганизуется и извращается. Наука важна не только тем, что она приносит знание, но и тем, что знания, которые она дает, способствуют росту благосостояния людей, развитию производительных сил, ликвидации болезней. Однако при капитализме она не развивается в этом направлении в той степени, в какой это могло бы быть осуществлено.

Как преодолеть эту дезорганизацию и извращение науки?

Мы, конечно, можем и должны вести повседневную борьбу с неправильным применением науки. Но лишь переход к социализму может обеспечить полное развитие и использование науки на благо человечества. Социализм означает, что развитие всех производительных сил может быть направлено на благо всего человечества, а не в целях прибылей и войны; и в первую очередь это относится к науке.

Вторая сторона кризиса науки в капиталистических странах теоретическая — кризис научных идей.

Как он возникает?

Главной задачей науки является открытие взаимосвязей и законов, действующих в мире, чтобы вооружить людей знанием, необходимым для развития производства, и чтобы сделать жизнь лучше и совершеннее. Но для обобщения исследований и формулирования открытий необходимы идеи. Чтобы разрабатывать науку и направлять ее общее развитие, необходима теория. А в этой области идей и теорий великие открытия науки в капиталистическом обществе вступают в противоречие с традиционными формами буржуазной идеологии. Как говорит Энгельс, возникает «конфликт между достигнутыми результатами и укоренившимся способом мышления».

Идеализм и метафизика, характеризующие буржуазную идеологию и прочно укоренившиеся в ней, глубоко проникли в научные идеи и теории, которые просто не позволяют ей далее развиваться. Благодаря тому, что в одной области за другой научные открытия раскрывают действительную диалектику природы, дальнейшее развитие научного исследования требует, как говорит Энгельс, «диалектического обобщения». Но это увело бы теорию далеко за рамки, навязываемые ей буржуазным мировоззрением, что в условиях буржуазного общества практически невозможно.

Буржуазная наука в одной области за другой отворачивается от своих собственных достижений, сдает завоеванные позиции и, вместо того чтобы идти вперед, терпит теоретический крах. Здесь имеет место борьба нового против старого — прогрессивных научных открытий против старых идей, при помощи которых формулируется научная теория. И здесь мы видим диалектическое противоречие, которое необходимо будет разрешено. Потому, можно быть совершенно уверенным в том, что регрессивное течение окажется лишь временным и что развитие науки преодолеет преграды старых идеи и изживших догм.

Возьмем биологию. Здесь судьба теории Дарвина была такова, что ей навязали догму — теорию ген. То же случилось с клеточной теорией, ей навязали догму Вирхова о том, что клетка может произойти только от клетки. В каждом случае диалектической теории развития была искусственно навязана метафизическая догма, отрицавшая развитие.

В физике великие открытия, касающиеся электрона, атомного ядра, кванта действия — физических превращений, были истолкованы, и не только философами-идеалистами, но и физиками-теоретиками, как означающие, что материя исчезла и что достигнуты пределы исследования. В родственной науке, космологии, ученые, узнав столь многое о вселенной и ее развитии, стали прибегать к помощи идеи сотворения.

Во всех этих случаях науке навязывается догма, тормозящая ее дальнейшее развитие. Отсюда возник кризис буржуазной науки. Чего, к примеру, не имело место в СССР.

В Советском Союзе ученые боролись за процветание «той науки, люди которой, понимая силу и значение установившихся в науке традиций и умело используя их в интересах науки, все же не хотят быть рабами этих традиций, которая имеет смелость, решимость ломать старые традиции, нормы, установки, когда они становятся устарелыми, когда они превращаются в тормоз для движения вперед, и которая умеет создавать новые традиции, новые нормы, новые установки»[5].

Выводы

Итак, мы вкратце рассмотрели основные черты марксистского материалистического понимания мира и марксистского диалектического метода. Какие выводы можем мы теперь сделать?

1)            Мировоззрение диалектического материализма — это совокупность последовательных и обоснованных взглядов, которые черпают свою силу из того факта, что они возникают непосредственно из стремлений разрешить важнейшие вопросы нашего времени.

Эпоха капитализма — это эпоха бурного общественного развития. Она отмечена революционным прогрессом производительных сил и научных открытий и вытекающим отсюда непрерывным потрясением всех основ общественной жизни. Это ставит теоретическую задачу первостепенной важности, а именно: выработать правильное понимание законов изменения и развития природы и общества.  К этой теоретической задаче и обращается диалектический материализм.

2)            Задача заключается не в том, чтобы выработать философскую систему в старом смысле. Нужна не система идей, выведенных из головы философов, которой затем можно было бы восхищаться и которую можно было бы созерцать в качестве системы «абсолютной истины».

Капиталистическое общество — это общество, раздираемое противоречиями, и чем более оно развито, тем более угрожающими и нетерпимыми становятся последствия этих противоречий для трудящихся. Новые производительные силы используются не для блага всего общества, а в целях увеличения прибылей эксплуататорского меньшинства. Вместо того чтобы вести к всеобщему изобилию, рост производительных сил ведет к периодически повторяющимся экономическим кризисам, к безработице, к нищете и страшно разрушительным войнам.

Поэтому философская проблема разработки правильного понимания законов изменения и развития в природе и обществе становится для трудящихся практическим политическим вопросом о том, как изменить общество с тем, чтобы новые могущественные производительные силы могли быть использованы на благо человечества. Впервые в истории у человечества появляется возможность обеспечить всех всем необходимым для жизни. Задача состоит в том, чтобы найти путь превращения этой возможности в действительность. Именно решением этой практической задачи и занимается теория диалектического материализма.

3)            Обращаясь к этой задаче, диалектический материализм является и может быть лишь партийной философией, философией партии рабочего класса, цель которой — повести миллионы трудящихся к социалистической революции и построению коммунистического общества.

4)            Диалектический материализм не может быть не противоположен различным современным школам буржуазной философии.

Что могут предложить эти различные школы философии в настоящее время? Кучи систем и аргументов, среди которых, кстати сказать, нет ни одного оригинального или убедительного, если постараться внимательно вникнуть в них, но никакого решения вопросов, волнующих народы капиталистических стран они не предлагают.

Как положить конец нищете? Как покончить с войной? Как использовать производство для всеобщего блага? Как покончить с угнетением одной нации другой? Как покончить с эксплуатацией человека человеком? Как установить братство среди людей?

Таковы проблемы, волнующие 99% населения Земли. Но ни на один из них существующие сегодня философские учения, кроме диалектического материализма, ответа не дают. Потому каждая в отдельности и все вместе буржуазные философские школы должны быть признаны негодными.

Господствующие философские течения подчеркивают беспомощность и ограниченность человека, говорят о таинственности вселенной, внушают или веру в бога, или же безнадежную покорность судьбе и слепому случаю. Почему так? Потому, что основой всех этих философских направлений является признание и одобрение капитализма, и все они не могут видеть что-либо за его пределами. Они сами есть отражение неразрешимого кризиса капиталистического мира. И функция их заключается в том, чтобы помогать опутывать людей «паутиной лжи».

5)            Диалектический материализм указывает практически осуществимый выход из капиталистического кризиса и войны, показывает трудящимся реальный путь к завоеванию и удержанию политической власти и к построению социалистического общества, в котором не будет больше эксплуатации человека человеком и в котором люди все больше и больше будут становиться хозяевами природы.

Диалектический материализм есть философия практики, неразрывно связанная с практикой борьбы за социализм.

Эта философия родилась из великого движения нашего времени, из движения людей, которые работают, которые «создают все блага  жизни и кормят и одевают весь мир», чтобы встать, наконец,               во весь свой рост. Она полностью, целиком служит этому движению. В этом источник всех ее положений и источник постоянного испытания, проверки и развития этих ее выводов.

Без такой философии это движение не может достичь осознания самого себя        и своих задач, не может достичь единства, не может одержать победу              в борьбе.

Так как величайшая задача, стоящая перед нами, — это задача разрушения капитализма и построения социализма, то отсюда следует, что главной проблемой, к которой обращается диалектический материализм и на решение которой направлена вся философия диалектического материализма, является проблема раскрытия движущих сил развития общества. Главная задача в том, чтобы достигнуть такого понимания общества, общественной деятельности людей и развития человеческого сознания, которое показывало бы нам, как создать новое, социалистическое общество и сформировать новое, социалистическое сознание.

Коммунистическое рабочее движение «Рабочий Путь»

Материал подготовлен в рамках обучающего курса «Основы марксизма-ленинизма»


[1] В. И. Ленин, Соч., 4 изд,  т. 21, стр. 38.

[2] Чартисты — сторонники чартизма. Чартизм — движение рабочих Великобритании в 30—50-х гг. 19 в. Чартистское движение составило высший этап в развитии освободительной борьбы рабочего класса в период, предшествовавший возникновению марксизма. Чартизм носил отпечаток стихийности тогдашней пролетарской борьбы, участники которой испытывали значительное влияние непролетарских воззрений и утопического социализма.

[3] К. Маркс и Ф. Энгельс, Избранные произведения, т. I, стр. 605.

[4] См. К. Маркс и Ф. Энгельс, Избранные произведения, т. II, стр. 369—370.

[5] 1 «Речь тов. Сталина на приеме в Кремле работников Высшей школы 17 мая 1938 г.» (См. «Высшая школа. Основные постановления, приказы, инструкции», изд. 2, М., «Советская наука», 1948, стр. 3.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь. Если вы собрались написать комментарий, не связанный с темой материала, то пожалуйста, начните с курилки.