За что обыватель обижен на революцию

Что знает современный российский  обыватель о Революции семнадцатого года? То, что ему велит знать буржуазия. А уж она в этом отношении постаралась.  Начиная с горбачевской перестройки, когда она только шла к власти, буржуазия понимала, что ей жизненно необходимо оклеветать пролетарскую революцию,  извратить ее смысл, перечеркнуть ее всемирное значение.  И ей вполне удалось обработать самую нерассуждающую,  умственно ленивую и инертную часть общества, то есть – обывателя.

Современный российский обыватель в массе своей относится к революции семнадцатого года тупо-враждебно.  При этом, он,  естественно, не понимает ни ее причин, ни смысла, ни ее места в истории.  Если его спросить – в чем же его обида? Что он ставит в вину Революции? То он отвечает примерно так: зачем была вся эта революция, если в итоге все равно скатились к капитализму?

Что же получается —  ничтожные, ленивые, тупо-хитрые человечишки обвиняют своих предков – зачем они были отважными, умными, жертвенными?  Зачем мечтали и стремились к лучшему будущему для всего человечества? Зачем просиживали бессонные ночи над книгами, стремясь узнать пути к этому будущему? Зачем шли за это будущее в тюрьмы и ссылки? Зачем отдали ему все мысли и силы и всю жизнь? Лучше бы они были такими же ничтожными и самодовольными обывателями, копили деньги, делали карьеру и плевали на все, кроме своего благополучия. Тогда наш обыватель был бы ими доволен.

Приведем такое сравнение.  Предки наши, умные, сильные, смелые – начали строить для нас прекрасный светлый дворец. Они составили чертеж, заложили фундамент, начали воздвигать стены и уже наметили великолепные, просторные будущие комнаты, залы и галереи. Все это стоило им десятилетий напряженной мысли, великого труда и жертв. Но они не щадили себя.  Терпя лишения и страдая, они видели в своих мечтах, как их потомки закончат начатое ими дело, взведут прекрасный дворец и заживут в нем разумной, светлой, достойной человека жизнью.

Но их потомки разочаровали своих великих предшественников. По слабости, глупости и лени они решили достраивать начатое отцами здание не по продуманному чертежу – а так, как им казалось легче и проще. Так, чтобы поменьше себя беспокоить и обойтись без героического и самоотверженного труда, с каким наши предки работали над постройкой дворца.

В результате построили не дворец – а обычный свиной хлев.

И вот теперь, оказавшись в хлеву, они брюзжат и злобствуют, обвиняя своих предков – зачем, мол, они начали строить дворец? Если в итоге все равно вышел хлев?

По логике обывателя – виноваты не те, кто оказались недостойными своих великих предков и подло предали все их усилия, труды и жертвы, виноваты сами предки – зачем они были героями,  зачем посмели мечтать и бороться за лучшее будущее? Надо было жить так, как живут они, обыватели, живя одним днем и не думая о будущем.

А когда теперь  находятся люди, которые говорят, что уже хватит гнить в свином хлеву,  и пора, наконец, покончить с безволием и апатией, что нельзя предать героические жертвы отцов, а надо собираться с силами, вставать и достраивать дворец, который они начали взводить, тогда обыватель вскидывается и начинает злобно брюзжать: «Хватит! Один раз уже попробовали построить – и вот что из этого вышло! Значит, нечего больше и пытаться. Будем сидеть уж в свином хлеву. Ко всему можно привыкнуть. А если повезет, если сумеешь растолкать других и пробиться поближе к корыту, устроишься сытно и спокойно  — чавкай и хрюкай в свое удовольствие!»

И главными врагами обывателя  становятся люди, зовущие его вырваться из свиного хлева. Они мешают ему жить спокойно и «стабильно» — они возмутители!  Обыватель, обрадовавшись, что нашел виноватого, валит на возмутителей спокойствия все  свои нынешние и прошлые беды. Не надо было, заявляет он, тогда, сто лет назад, увлекаться постройкой дворца, а надо было  благоразумно держаться за обжитой, привычный хлев, который стоял веками. Вот тогда бы у нас все было в порядке! А то теперь у нас из-за тех возмутителей и нравственность упала, и экономику убили, и сырьевым придатком Запада стали.

Обывателю, с его психологией свиньи под дубом, лень поднять свой пятак выше корыта. Иначе он увидел бы, что все эти бедствия обрушились на нашу страну именно из-за того, что мы не сохранили завоевания наших великих предшественников, не смогли достроить начатый ими дворец. Из-за этого и тот самый упадок, та «бездуховность» и «безнравственность», о которых у нас рассуждает всяк кому не лень.

Наше общество, потеряв великую цель, погрузилось в тяжелое уныние, безверие и цинизм. Больше того, это был тяжелый нравственный удар не только для нашей страны – а и для всего человечества.  Ибо, пока советский народ строил и воздвигал дворец будущего – все человечество жило надеждой, что можно все-таки вырваться из ненавистного и смрадного хлева, начать другую жизнь. А после того, как советский социализм рухнул – человечество впало в апатию и безнадежность. Если альтернативы свиному хлеву нет, если человечество должно смириться с перспективой вечно в нем жить, если остается только одно – привыкнуть, притерпеться к вони и грязи, и может быть даже попытаться найти в этом смрадном болоте своеобразное удовольствие – то о каком духовном подъеме, о какой надежде на будущее можно говорить? Будущего нет, вернее, оно настолько мерзко, что и думать о чем не хочется, а потому человеку только и остается, что попытаться забыться и кое-как прожить свою жизнь.

Так что же теперь делать, кого слушать? Тех, кто из страха, слабости и глупости держится за капитализм – свиной хлев с прогнившими стенами, утонувший по крышу в навозной жиже? Или тех, кто зовет вырваться из него, смести всю грязь и гниль, вдохнуть полной грудью свежего воздуха – и продолжать дело своих сильных и смелых предшественников,  достраивать начатое ими здание дворца?

Мы, коммунисты, зовем всех идти не по первому пути, а по второму. И мы знаем, что этим путем все равно пойдет наша страна, и не только она, а вообще человечество. К своему лучшему будущему оно готовилось веками, стремилось к нему на протяжении всей своей истории. Ему были посвящены мечты и героические дела его лучших сыновей. И они не для того мечтали и страдали, не для того упорно рвались вперед и ввысь, к светлым вершинам – чтобы теперь остановиться и навсегда остаться в свином хлеву.

Апатия, овладевшая человечеством из-за лени и предательства советского обывателя, уничтожившего свою страну, временна. Человечество преодолеет ее и пойдет своим путем – путем кардинальных перемен, дальнейшего своего развития и прогресса.

Фатима Бикметова

За что обыватель обижен на революцию: 5 комментариев

  1. Ну вы даёте, уважаемая Фатима Бикметова! Да не считает потребитель (обыватель, как вы выражаетесь) нынешнее строение — хлевом! Типичного представителя общества потребления, рыночного общества как раз очень даже устраивает потребительское изобилие товаров народного потребления, у каждого из них сегодня по вожделенной «иномарке», а у многих даже ни то что авто на семью, у каждого из взрослых по собственному автомобилю и т.д. и т.п. А вы как раз предлагаете разрушать это потребительское (мещанское, обывательское) счастье, комфорт и сытость (ну и пусть, что за счёт каких-то других…) менять на героизм и труд, на умерение аппетита и воздержание, на дисциплину и самодисциплину, на цензуру и главенство закона (с наказанием, естественно, ведь без рамок и ограничений, без репрессивных методов укрощения не желающих укрощаться – такое движение невозможно), на самопожертвование…

    Проблема в том, что есть род людей (свино-людей, да простят меня животинки, поскольку с них и спросу-то никакого), которых всё, над чем вы так сокрушаетесь, – устраивает. Которых, как вы изволили заметить, кроме корма, хрю-хрю, ничто больше на свете не беспокоит. Их даже перспективы жизни их отпрысков-то не больно волнуют (если не для проформы, не для декорации перед окружающими, декорации заботливого участия, которое сводится всё к тем же материальным благам). И никаких перспектив воспитать теперь другого человека из этого пустотелого и пустоголового, равнодушного, аморфного (плывущего по течению, живущего одним днём…) материала, вечножующего и больше ни в чём не нуждающегося, – к сожалению нет и не предвидится. Нет ни условий, ни людей, которые думают иначе, а если и есть думающие люди, способные что-то менять, то вас-нас никто никогда под страхом смерти не допустит и близко к таким возможностям – что-то изменить. И сколько бы мы ни бла-бла-бла-кали, как это и делают все болдыревы, делягины, шаргуновы, прохановы, стариковы… (им потому и позволяется это делать, поскольку они реально ничему не препятствуют и не угрожают) – от разговоров гора не сдвинется с места, разве только родит мышь. Поздно сегодня потрясать кулачками в воздухе, в то время, как уже десять лет назад поздно было даже бить в рельсу (чем, например, ваш покорный слуга и занимался, уже тогда видя воочию всю бесполезность и бесплодность, ненужность никому данного дела).

    Я вот по привычке, по инерции продолжаю, скажем, писать (нечто подобное вам), уже дойдя до двух-трёх заметок в год (поскольку всё равно никому на … не нужно, никто не читает), но то, что никому не было нужно уже десять лет назад, сегодня нужно ещё меньше.

    Все привыкли, притёрлись, встроились и поклёвывают крошки с барского стола, побрякивают словами по теле-радио-студиям… и даже уже не брезгуют получать отмусляканные им гонорары из ручонок своих «врагов» в студиях «Эха Москвы» или тому подобных. А вы о борьбе!..

    1. Если Вы слились, испугались трудностей, это не значит, что не найдется других, кто не столь мелкобуржуазен. Сами-то Вы чем отличаетесь от этих «устотелого и пустоголового, равнодушного, аморфного (плывущего по течению, живущего одним днём…) материала»? По сути, ни чем.

    2. Но, по что вы! Тот самый «обыватель» — это всё-же, не столь крупная часть населения. Причём трясти эту часть населения с каждым годом начинает всё сильнее и сильнее, от того и нарастающая «револосьонность» (иначе назвать это мертворождённое явление не могу) всевозможных мелкобуржуазных слоёв. Вечно качать из одной и той же скважины невозможно.

      Ну, а во вторых, коммунисты (не оппортунисты!) никогда и не предлагали «общества воздержания», тут у вас всё-таки уже сильно проскакивает «ностальгирующая мелкобуржуазность». Понимание своих нужд — да. Чрезмерное потребление — это уже другое.

  2. Хе-хе, я тут, понимаешь, расписываю… а тут, оказывается, материальчик-то тоже аж 14-го года! А люди, гляди ж, в фейсбуке дублируют, сегодняшним днём перепост!.. О, как!.. И не знаешь где-что-когда вывернет!..

  3. «В результате построили не дворец – а обычный свиной хлев.

    И вот теперь, оказавшись в хлеву, они брюзжат и злобствуют, обвиняя своих предков – зачем, мол, они начали строить дворец? Если в итоге все равно вышел хлев?»

    Аналогия неудачная. Потомки скорее не хлев начали строить, а начали/продолжили строить бездумно, не как предки завещали, а как посоветовал сосед (хозяин стоящей рядом тюрьмы). В итоге часть здания разрушили — ее растащили соседи-тюремщики, а оставшееся зданик оказалось тюрьмой, филиалом соседней тюрьмы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь.