Буржуазная пропаганда: 1. Технологии манипуляции сознанием масс.

Введение

Известно, что в классовых обществах, где население разделено на классы (большие группы людей с противоположными экономическими интересами), идет постоянная борьба за выживание – классовая борьба. Угнетенные борются со своими угнетателями за то, чтобы избавиться от угнетения, а угнетатели стремятся сохранить в обществе свое господство.

Затрагивает эта борьба  все сферы общественного бытия — экономику, политику и идеологию. Последнее не удивительно, поскольку классовая борьба в политике и идеологии всегда, в той или иной степени, отражает экономические интересы борющихся между собой классов. Так обстоит дело во всех классовых обществах, в том числе при капитализме – в том самом общественно-экономическом строе, в котором мы сегодня живем.

Однако, классовая борьба при капитализме имеет свои особенности. Борьба в сфере идеологии (идеологическая борьба) при этом строе, и особенно в последней его стадии — стадии умирания  или империализме, становится важнейшей, если не основной формой борьбы двух непримиримо враждебных друг другу классов капиталистического общества – буржуазии и пролетариата.

И вот по какой причине.

На смену последнему в человеческой истории классовому обществу — капитализму идет общество совершенно нового типа — бесклассовое (коммунизм). И задачей нового революционного класса — пролетариата, в отличие от революционных классов прежних исторических эпох, является не сменить одних господ на других, а уничтожить господ вообще, т.е. уничтожить классовое деление человеческого общества. Соответственно тому, идеология пролетариата коренным образом отличается от идеологий всех прежних прогрессивных классов, осуществившие революционные перевороты в человеческой истории, поскольку они несли с собой не освобождение всех угнетенных и эксплуатируемых, а всего лишь новую форму угнетения.

Мировоззрение пролетариата, его философия, на которой основывается его идеология,  – диалектический материализм — непримиримо противоположно всем видам идеализма и материализма прежних эпох (раннего, вульгарного, механистического и т.п.). И война двух принципиально разных типов идеологий – идеологии пролетариата и идеологии буржуазии, впитавшей в себя все идеологии прежних эксплуататорских классов, не может не принимать в те или иные моменты времени самых острых форм противостояния.

Как и всегда бывает в революционную эпоху, старый, умирающий класс буржуазии категорически не хочет уходить с исторической арены. Он всеми силами цепляется за то, чтобы еще хоть немного продлить свое господство. Однако возможностей для этого у него остается все меньше и меньше. Подготовив технически и технологически все условия для своего уничтожения — производительные силы, соответствующие новому, идущему ему на смену коммунистическому обществу — он уже не имеет возможности ими полноценно управлять, ибо для этого нужны принципиально иные производственные отношения – не капиталистические, а социалистические.

В стадии империализма буржуазия перестает участвовать в общественном производстве, поскольку сверхприбыли, выкачиваемые ею из целых отраслей экономики и колониальных и зависимых стран, дают ей возможность везде и всюду нанимать исполнителей. Существование буржуазии приобретает паразитический характер – теперь все прекрасно работает без ее участия, и она, не желая того, становится излишним элементом общественной экономической системы.

Чувствуя свою ненужность обществу, буржуазия все сильнее осознает и свою зависимость от рабочего класса. Шаткость и неустойчивость ее положения обостряется тем, что прежние способы воздействия на пролетариат, основанные на его экономическом и физическом угнетении и принуждении, уже плохо помогают. Они все меньше способны сдерживать революционную активность трудового народа, и он постепенно начинает выходить из-под контроля буржуазии.

Происходит это потому, что господствующим слоем общества при империализме является уже не вся буржуазия, а только ее очень малая часть – монополистическая буржуазия или олигархия, тесно сросшаяся с буржуазным государством. Сильная монополизация влечет за собой и растущую пролетаризацию населения капиталистических стран. Теперь при империализме угнетаются не только прежние трудящиеся слои населения – рабочий класс, крестьянство и пр., но и такие слои буржуазного общества, которые ранее, в начальной стадии развития капитализма, были относительно привилегированными, например, интеллигенция, мелкая и средняя буржуазия, чиновничество, военнослужащие. Революционная активность нового поднимающегося класса – пролетариата растет, и вслед за ним на борьбу против капитализма поднимаются и другие угнетенные слои населения буржуазных стран, в том числе те, которые были ранее лояльными к господствующему слою. Против капиталистических отношений восстает уже подавляющее большинство членов капиталистического общества, а подавить это возмущение так, как раньше, — открытым насилием — становится некому. Сам господствующий слой этого сделать не может – численно он ничтожен.

У монополистической буржуазии остается, по сути, только один способ удержать свое господство – ложная идеология, которая бы помогла ей  запутать сознание пролетарских масс, отвлечь их от классовой борьбы и заставить делать то, что противоречит их собственным классовым интересам.

Таким образом, значение идеологии при империализме возрастает колоссально. Тем более что научно-технический прогресс дает в руки буржуазии такие технические средства и технологии для идеологического воздействия, с помощью которых она может добиться того, чего раньше не могла достичь никакими иными методами.

Речь идет здесь в первую очередь о средствах массовой информации (СМИ) и применяемых ими технологиях массовой обработки сознания населения. Хотя одними СМИ идеологическое давление буржуазии на трудящихся не ограничивается.

Господствующий класс использует все сферы общественного бытия капиталистического общества, чтобы путем массированной, постоянно ведущейся идеологической обработки насадить в сознании людей ложные идеи, позволяющие манипулировать ими, заставляя трудящихся против своей воли делать то, что выгодно буржуазии. Этой важнейшей задаче подчинено при империализме всё – реклама, упаковка товаров, сами товары, образование, искусство, наука и пр.

Распространением и закреплением в сознании трудящихся масс ложных буржуазных идей занимаются миллионы идеологических работников, состоящих на службе буржуазии – от актеров и режиссеров, до буржуазных журналистов и преподавателей учебных заведений. Школьные учебники, песни, книги, фильмы, театральные спектакли, компьютерные игры, газеты и журналы, десятки радиоканалов и сотни телевизионных каналов круглые сутки воздействуют на трудовой народ капиталистических стран с одной только целью – любым способом отвлечь его от самого главного – классовой борьбы за свои человеческие права и свое освобождение.

Одним из важнейших направлений буржуазной пропаганды является антикоммунизм – борьба против идеологии и философии рабочего класса, коммунистических идей и теории марксизма-ленинизма. Коммунистическая идеология и социализм специально охаиваются и оплевываются буржуазными пропагандистами разными способами так, чтобы вызвать у политически невежественных трудящихся масс негативное отношение.

Ложная информация, подаваемая под видом «объективности», наваливается на человека буржуазного общества со всех сторон, создавая в его сознании иллюзорный, виртуальный мир, крайне далекий от реальности, состоящий из мифов, выдумок и сплетен.

Фактически идет самая настоящая информационно-психологическая война против трудового народа, которому господствующий класс не дает никакой возможности спокойно задуматься и разобраться в том, что же на самом деле происходит в стране и в мире.

Совсем не случайно термин  «информационно-психологическая война» первоначально появился в военных кругах США в период его единоборства с Советским Союзом. Ведь тогда шла речь о жизни и смерти капиталистического мира, который откровенно проигрывал более прогрессивному социалистическому строю. Мировому капиталу необходимо было выжить во что бы то ни стало. И он хватался за все, за любой способ и метод, который бы мог ему в этом помочь. Одним из таких способов стала информационная война, которая ныне в XXI веке приобрела поистине глобальный характер.

Метод дезинформации (сознательного обмана) противника известен в человеческой истории давно. Но только в начале XX века с изобретением особых технических средств, позволяющих осуществлять почти мгновенную передачу информации сразу огромному числу людей, он стал широко применяться для внутренних целей и, в первую очередь, для нейтрализации революционной активности трудящихся масс.

Пионером на этом печальном поприще выступила фашистская Германия, разработавшая особые технологии манипулирования общественным сознанием. То, как оказалось возможным перевернуть с ног на голову сознание высококультурной европейской нации, рабочий класс которой в недавнем прошлом шел в авангарде революционной борьбы мирового пролетариата, потрясло всех. За технологии Геббельса миру пришлось заплатить десятками миллионов человеческих жизней.

Однако не все в мире пребывали в состоянии ужаса от произошедшего. Мировой, и в первую очередь, американский, капитал по достоинству оценил новое изобретение и стал его совершенствовать, в качестве подопытных кроликов используя уже население собственных стран. Он достиг в этом деле немалых успехов – значительная часть граждан так называемых цивилизованных стран мира – европейских стран и США была превращена таким способом в «кишечники на ножках» — обывателей и потребителей, не думающих больше ни о чем, кроме своего желудка и сомнительных развлечений.

Самым активным образом методы информационной войны применялись мировой буржуазией и на международной арене, в первую очередь, в борьбе со своим классовым противником – СССР и странами народной демократии.

То, что в уничтожении Советского Союза и стран социализма технологии массовой обработки сознания населения социалистических стран сыграли не последнюю роль, доказывать, вероятно, не надо. Многие наши читатели это отлично помнят по той литературе и тем передачам, которые шли в перестройку. Но вот то, как именно осуществлялось это воздействие, какими способами и методами разумным и образованным советским людям навязывались классово чуждые для них идеи, как их заставили против своей воли убить собственную страну, об этом известно немногим.

Попытки буржуазных ученых, в частности достаточно популярного в России С.Г.Кара-Мурзы, изучить этот вопрос, не являются удовлетворительными, хотя сам факт того, что он обратился к этой важнейшей теме заслуживает уважения. Но понять истинную суть и значение примененных в перестройку методик, стоя на классовых позициях буржуазии и в полной мере разделяя ее субъективно-идеалистическое мировоззрение (даже, возможно, навязанное против своей воли), невозможно. Это можно сделать только с классовых позиций рабочего класса и обладая его диалектическо-материалистическим мировоззрением, а таких обществоведов в нашей стране если и остались, то единицы. И нам они, к сожалению, не известны. Последнее – тоже результат классовой борьбы в сфере идеологии, где пока пролетариат терпит поражение.

Разумеется, за последнюю четверть века методы и способы буржуазной обработки массового сознания значительно усовершенствовались. Появились новые технические средства (например, Интернет), которые потребовали разработки новых способов ведения информационной войны. Эти способы имеют, конечно, свои особенности, но принципы, на которых они построены, все те же самые. Вся современная буржуазная пропаганда и ее основа – масс-технологии, остались прежними – теми, что широко применялись еще фашистской Германией, а впоследствии доказали свою высочайшую эффективность в уничтожении СССР. В значительной степени именно с их помощью трудящиеся постсоветских стран до сих пор удерживаются в капиталистическом рабстве.

Дело осложняется еще и тем, что избежать воздействия современной буржуазной пропаганды в силу ее всеобъемлющего, глобального характера практически невозможно. Ей можно только противостоять, т.е. нейтрализовать ее влияние, да и то только в том случае, если знаешь, как она работает, и твердо стоишь на позициях диалектического материализма.

Технологии внушения и распространения ложных идей, используемые буржуазией, работают ныне таким образом, что официальные буржуазные идеологи и пропагандисты дают только первоначальный толчок этому процессу, а далее его активно подхватывают сами объекты манипуляций, становясь в свою очередь источниками и пропагандистами ложных идей среди широких масс населения. Возникает своего рода «цепная реакция», когда люди, подвергнувшиеся технологиям внушения и обработки сознания, «зомбированные», распространяют внедренные в них ложные стереотипы и идеи на других людей, одновременно закрепляя это внушение у самих себя.

Потому зачастую те, кто является искренними сторонниками социалистического пути развития общества – левые и коммунисты, если они не стоят крепко на позициях рабочего класса и не умеют распознавать оказываемое на них манипулятивное воздействие, становятся не борцами за социализм, а напротив — помощниками буржуазии, проводниками ее классовых интересов. Не умея противостоять буржуазной пропаганде, не ощущая на себе ее воздействие, они как губка впитывают в себя буржуазные идеи и стереотипы и в силу своей высокой политической активности, несут их далее трудящимся, делая ту работу, о которой буржуазия может только мечтать.

К сожалению, это получило широчайшее распространение не только в нашей стране, но и во всем мире. И бороться с эти явлением в коммунистическом движении можно только одним способом – знанием.

Потому изучение масс-технологий, используемых буржуазией для обработки сознания населения, является для коммунистов делом чрезвычайной важности, если они не хотят стать невольными врагами того дела, ради которого работают. Не зная, как работает буржуазная пропаганда, не выработать и эффективных методов и способов контрпропаганды, а значит не двинуться дальше по пути революционного преобразования общества. Задача внесения социалистического сознания в пролетарские массы – главное направление деятельности коммунистов, на основе которого потом строится вся остальная коммунистическая работа, не будет решена, если наши коммунисты не научаться распознавать манипуляции буржуазной пропаганды и не найдут способов ломать внушенные с ее помощью трудящимся ложные установки и стереотипы. Если они не создадут свои особые способы и методы ведения пропаганды и агитации, которые бы эффективно работали в современных условиях.

Да, коммунисты тоже используют в своей работе пропаганду. Но пропаганда коммунистов совершенно иного рода, чем пропаганда буржуазная. (Подробнее см. в нашей статье по этой теме «Пропаганда буржуазная и пропаганда пролетарская».) Коммунистическая (пролетарская) пропаганда основана на знании реального мира, разуме и логике, а пропаганда буржуазная — на эмоциях и манипуляции людьми. Коммунистическая пропаганда опирается на сознание человека, на его способность рассуждать и мыслить, а пропаганда буржуазная действует через подсознание, она боится рассуждений и действует через эмоции.

Задача коммунистической пропаганды – убедить людей действовать в своих классовых интересах, а задача буржуазной пропаганды – заставить трудящихся действовать против своей воли в интересах враждебного им класса буржуазии.

Но как, обращаясь к эмоциям, буржуазной пропаганде удается заставить людей быть врагами себе самим?

Буржуазные СМИ: технология лжи и обмана

Главные буржуазные пропагандисты в современном капиталистическом обществе – это буржуазные СМИ. Принадлежат они монополиям, которые их полностью финансируют, контролируют и направляют. Потому техника дезинформации, которую буржуазные СМИ используют в своей деятельности, есть не что иное, как прямое проявление их классовой буржуазной сущности.

Основной элемент СМИ – буржуазная журналистика, которая представляет собой мощную информационно-пропагандистскую систему капитала с разделением труда между различными средствами массовой информации и пропаганды, каждое из которых рассчитано на свою особую аудиторию.

Буржуазные идеологи отвергают принципы объективности СМИ. Они противопоставляют им принципы релятивизма и отказа от поиска истины, постижение которой, по их мнению, невозможно. Подобная позиция объясняется социальными функциями буржуазной журналистики, призванной защищать мир деградирующий, умирающий, уходящий в историю человечества. Для нее раскрытие правды жизни, выявление законов общественного прогресса противопоказаны, потому что это противоречит интересам класса, который она представляет.

Система буржуазной пропаганды строится на игнорировании познания законов общественного развития. Ее методы воздействия на людей различны в силу специфики средств массовой информации и зависят также от того, кому адресован тот или иной материал.

Для управляющих — тех, кто непосредственно обслуживает капитал, применяются такие методы воздействия и идеологической обработки, которые закрепляют в их сознании те или иные тезисы буржуазной пропаганды в соответствии с мировоззрением и интересами правящего класса. Что касается управляемых, массовой аудитории, то здесь наиболее полно выявляется манипуляторская роль 6уржуазных пропагандистов, их техника дезинформации, подтасовки реальных фактов действительности, базирующаяся на новейших изысканиях социальной психологии и семантики, системе эмоционального воздействия на аудиторию.

Ведущая роль в буржуазной пропаганде отводится различным приемам и методам внушения с целью выработки у аудитории определенных установок. Обращаясь к массовой аудитории, она отказывается в большинстве случаев от развернутой аргументации, подменяя ее техникой внушения, строящейся на принципах, которые практически лишают аудиторию возможности рассуждать. Буржуазные пресса, радио, телевидение, интернет-ресурсы предлагают своей аудитории готовые решения и делают все для того, чтобы они были часто даже помимо воли людей внедрены в их сознание. По существу буржуазная журналистика использует методы идеологического насилия над читателями, зрителями и слушателями.

Одно из основных мест среди приемов буржуазной пропаганды занимает метод стереотипизации.

Стереотип — что-то среднее между образом и представлением — всякий раз возникает в сознании человека, когда он оказывается не в состоянии самостоятельно оценить то или иное явление, событие, факт.

Конечно, метод стереотипизации, используемый буржуазной пропагандой, не предполагает, что аудитория мыслит только стереотипами. Немалую роль играет и техника внушения с целью внедрения определенных установок и нужного буржуазной пропаганде отношения ко многим важным и сложным явлениям. Буржуазная журналистика стремится избежать размышлений по поводу тех или иных явлений и потому подменяет их более прямолинейными и эмоционально насыщенными установками, соответствующими интересам господствующего класса.

В системе внушения, внедрения установок и стереотипов картинка, изображение, образ, направленные с экрана, играют важнейшую роль в формировании представлений, той шкалы оценок, которая насаждается буржуазной пропагандой. Все это служит выполнению весьма сложной идеологической задачи — внушению огромным массам эксплуатируемых, тех идей, которые по своей сути противоречат их самым главным жизненным классовым интересам.

Не менее важны и эмоциональные приемы, используемые буржуазной пропагандой для воздействия на массовую аудиторию. Их широко используют телевидение, компьютерная и видеопродукция, буржуазная пресса, публикующая много иллюстраций. В технике дезинформации они занимают центральное место. Ведь иллюстрации и телевизионные кадры, как правило, воспроизводят реальные события и придают то правдоподобие тезисам и установкам буржуазной  пропаганды, за которым скрывается ее лживая сущность.

Картинки, иллюстрации внешним подобием правды отгораживают аудиторию от понимания сути явлений. И не случайно решающую роль здесь играет слово, которое призвано проинтерпретировать изображение в угодном пропагандисту ключе и помешать читателю, зрителю задуматься над сущностью факта. Именно поэтому те средства журналистики, которые кажутся специально предназначенными для воспроизведения реальности жизни во всем ее многообразии и богатстве, особенно активно используются буржуазной пропагандой в целях дезинформации и обмана.

Если стереотипизация в буржуазной прессе рассчитана на создание установок, то аргументация — на то, чтобы поддержать их средствами журналистской информации, в которой при наличии множества аргументов отсутствует один, главный — истина, правда жизни.

Информационная политика занимает значительное место в буржуазной пропаганде. Обилие сообщений создает у аудитории видимость информированности, доступа к источникам информации, возможности делать собственные выводы, давать свои оценки. Людям кажется, что их точка зрения на что-либо их собственная, к которой они пришли самостоятельно путем логических оценок и сопоставлений, а не навязанная извне.

Между тем уже отбор фактов является первым и важнейшим приемом дезинформации. Не случайно сегодня немало говорят об информационном мусоре, который заваливает сознание людей в буржуазном обществе. Обилие малозначительных сообщений, выдаваемых за многозначительные, частое замалчивание самых главных событий способствуют созданию искаженной информационной картины мира, которая прокладывает дорогу лжи и манипуляции.

Если к этому добавить еще умелое внедрение в информационный процесс техники внушения, выработки эмоционального отношения к сообщениям, то становится ясным, что информация является сегодня важнейшим средством дезинформации. И здесь снова тот же самый парадокс, что с фотографиями и телевизионными кинокадрами: правдоподобие убивает правду.

Техника искажения картины мира с помощью целенаправленного отбора сообщений предполагает смещение реальных оценочных акцентов. Наиболее разительно все это проявляется в сенсационности буржуазной прессы, когда заостряется внимание на весьма малозначительных в общественном отношении фактах и оттесняются на задний план факты действительно важные для понимания законов социального развития.

Стремление буржуазной пропаганды исказить правду таким образом, чтобы сохранить доверие читателей, вызвало необходимость придавать видимость правдоподобия ее выступлениям. Одними из наиболее хитрых приемов буржуазной журналистики являются методы полуправды и инсинуации, когда множество деталей и реальных фактов, имевших место в действительности, приводится только для того, чтобы обосновать совершенно ложный и необоснованный вывод и выдать его за истину. В данном случае многочисленные аргументационные ходы и информационная насыщенность также призваны придать видимость правдоподобия.

В современной системе методов дезинформаций чрезвычайно важное место занимает статистика. У американцев давно уже существует поговорка о трех видах лжи: просто ложь, проклятая ложь и статистика. Это бесспорно верно относительно использования статистики в буржуазной пропаганде. И вновь та самая статистика, задача которой — помочь понять реальные факты жизни, обобщить и проанализировать цифры и данные о том, что происходит в мире, служит буржуазным пропагандистам для того, чтобы придать их выступлениям видимость правдивости, задушить тем самым правду фактов их ложной статистической классификацией и интерпретацией.

Буржуазная пропаганда в своей аргументации подтасовывает реальные факты с помощью весьма изощренной словесной эквилибристики, различных словесных ходов, выдавая черное за белое. Ее старания таким путем придать респектабельный вид самым отвратительным сторонам буржуазной жизни также являются одним из средств создания видимости правды для того, чтобы расправиться с этой правдой.

Геббельсовская система «большой лжи» наиболее полно передает суть деятельности буржуазных СМИ, но сегодня, как правило, буржуазные пропагандисты действуют не столь прямолинейно и открыто, как это делал Геббельс. Они стараются более тщательно замаскировать ложь, придать ей все приметы правдоподобия.

Хотя буржуазная журналистика сегодня открещивается от фашистской техники «большой лжи», это не мешает ее теоретикам называть Геббельса чуть ли не отцом современной буржуазной теории пропаганды. Отсюда и те многочисленные издания на Западе, и прежде всего в Соединенных Штатах Америки, дневников Геббельса и книг, посвященных его пропагандистским акциям.

В современной практике буржуазные пропагандисты вынуждены считаться с тем, что в мире произошли со времен разгрома гитлеризма коренные перемены, и техника, которой пользовался Геббельс, сегодня с трудом может произвести тот эффект, на который рассчитывают хозяева информационно-пропагандистского комплекса стран капитала. Отсюда и стремление к внешнему правдоподобию, которое помогает «продать», как любят выражаться американские буржуазные теоретики пропаганды, а попросту говоря, внедрить в сознание аудитории любые угодные хозяевам прессы тезисы, концепции, взгляды, сколь ложными бы и далекими от истины они ни были.

Конечно, было бы неправильно обвинять всех без разбора журналистов, работающих в буржуазной прессе, в стремлении к сознательному обману, дезинформации аудитории. Среди них можно найти и трезво мыслящих людей, но при этом надо иметь в виду по крайней мере два обстоятельства.

Во-первых, в мире капитала политику делают монополии, в руках которых находится реальная власть. Общая политика прессы, следовательно, определяется теми, кому она принадлежит; и если воззрения журналиста не соответствуют интересам хозяев печатного органа, его или не печатают, или любым другим образом устраняют от участия в пропагандистской деятельности, рассчитанной на массовую аудиторию.

Во-вторых, индивидуальная порядочность или совестливость того или иного автора отнюдь не являются достаточным критерием для правильной оценки реального, объективного идеологического смысла истинных последствий его творчества. Власть монополий практически нивелирует личность буржуазного журналиста. И если он даже пунктуально воспроизведет то, что увидел, услышал или записал на пленку, то в руках владельцев средств массовой информации, в руках тех, кто от их имени управляет средствами массовой информации — издателей, главных редакторов, все это преобразуется и включается в общий поток угодной хозяевам капиталистического мира идеологической продукции.

Кроме того, следует подчеркнуть, что буржуазные журналисты в подавляющем большинстве и по своей сути являются послушными поставщиками нужного владельцам разных изданий товара. Не случайно В. И. Ленин называл буржуазных журналистов «публичными мужчинами» — делает их таковыми система буржуазных средств массовой информации и пропаганды, где решающее слово принадлежит собственникам информационно-пропагандистских концернов.

Буржуазные идеологи любят говорить об этике журналиста, но реально эта этика определяется его положением как наемного служащего в редакционном аппарате. Думает и принимает решение за него владелец, издатель, главный редактор.

Буржуазная журналистика пытается всячески замаскировать свой манипулятивный характер. За рассуждениями о том, что журналистика должна интерпретировать мир, служить расследованию различных сторон социальной и экономической жизни, добиваться точности в работе с фактами, со статистическими данными, с материалами опросов общественного мнения и т.п., скрывается тот факт, что все эти понятия отделяются от понимания закономерностей развития буржуазного мира. Им придается сугубо технический характер, а в итоге в журналистскую работу внедряется тот стиль интерпретации фактов, который утверждает классовые позиции буржуазии. По существу теоретики буржуазной журналистики учат не умению видеть реальную, истинную картину жизни, а, наоборот, они учат искусному жонглированию фактами, технике создания видимости правды.

Многие руководители буржуазной прессы подводят даже теоретическую базу под право распространения недостоверной, неподтвержденной и просто ложной информации. Они называют газеты частью системы свободного предпринимательства, рынком свободных идей, ссылаются на свободу печати. Из их рассуждений прямо вытекает, что ложь — это тоже идея, а свобода печати — свобода торговать информацией любого свойства, лишь бы она приносила прибыль вне зависимости от того, достоверна она или построена на слухах, домыслах, сомнительна с точки зрения этической. Свобода печати в их понимании есть право на правдоподобную ложь, если она соответствует коммерческим интересам пропагандистского бизнеса.

Но на деле речь здесь не только о коммерции. За ссылками на коммерцию скрывается классовый характер буржуазных СМИ, их зависимость от монополий. Буржуазная журналистика пытается завуалировать свой классовый характер, зависимость от капитала и буржуазных правительств созданием видимости дискуссий, выражения множества мнений в печати, на радио, телевидении, в интернете. На практике же все они ведутся в рамках интересов буржуазии, и если в них проявляются те или иные противоречия, то это противоречия внутриклассовые. При кажущемся разнообразии мнений в буржуазной прессе все ее издания единодушны в защите внутри- и внешнеполитических интересов крупного капитала.

Классовый характер буржуазной журналистики выявляется даже в нападках, которым буржуазные СМИ подвергают те или иные политические партии, то или иное буржуазное правительство. За ними всегда скрывается борьба различных группировок внутри самой буржуазии. А гневные обвинения на деле оборачиваются примитивной политической трескотней, которая призвана ввести в заблуждение читателей, радиослушателей, телезрителей, интернет-пользователей, пустыми разговорами о защите «народных» прав и интересов. Этот политический маскарад является составной частью методов дезинформации и обмана, и давно используется пропагандистской машиной буржуазии.

Буржуазные пропагандисты основывают свою методику воздействия на аудиторию на злоупотреблении доверием людей к внешнему правдоподобию, пытаются видимостью правды убить истину. За частоколом фотографий, телевизионных кадров, потока малосодержательных и маловажных сообщений буржуазные средства массовой информации и пропаганды скрывают подлинное лицо буржуазного мира, о мерзостях которого люди вроде бы и знают, но не хотят о них думать.

Как видим, система техники дезинформации буржуазной пропаганды весьма многообразна. Она насчитывает большое количество приемов, которые все вместе выполняют задачу внедрения буржуазного сознания в умы трудящихся капиталистических стран.

Анализ этих методов показывает, что коварство и изощренность их проистекают прежде всего из стремления буржуазных пропагандистов создать видимость правдоподобия своих сообщений, помешать развитию мыслительных способностей человека, убить правду, создав эрзац реальной действительности – виртуальный мир, который уже давно пора назвать тем словом, которое он единственно заслуживает — ЛОЖЬ.

Делается все это только для того, чтобы прикрываясь внешним лоском правдоподобия, увести трудящихся капиталистических стран от истины, от понимания ими законов развития окружающего мира, от классовой борьбы – того единственного пути, идя по которому можно кардинально изменить существующее общество.

Л.Сокольский, 21.07.2014 г.

Продолжение — «Большая ложь» германских фашистов: организация и технологии

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь. Если вы собрались написать комментарий, не связанный с темой материала, то пожалуйста, начните с курилки.