«Мы не меряем метрами наших вождей…» Впечатления россиянки о КНДР

От редакции РП: Материал о Северной Корее, публикуемый ниже, привлек нас своей искренностью и очень добрым отношением к стране, из которой буржуазная пропаганда давно и усиленно пытается сделать сущего монстра, выдумывая о ней самые мерзкие небылицы.

Цель этих действий буржуазии ясна – ей крайне необходимо так оплевать может быть единственную оставшуюся в мире социалистическую страну, чтобы трудящиеся капиталистических стран перестали мечтать о социализме, полагая, что хоть капитализм и плох, но социализм – это много хуже. Откуда прямо вытекает, что не нужно никакой классовой борьбы и революций, никакой смены общественного строя, а нужно только понемножку улучшать капитализм, в котором, в общем-то, можно все-таки жить.

Внедрением всех этих мыслей в сознание российских трудящихся заняты тысячи буржуазных пропагандистов – от журналистов и писателей, всевозможных аналитиков, социологов и политологов, и даже ученых историков, сидящих на зарплате у буржуазии и кормящихся с ее барской руки. А потому готовых лгать, фальсифицировать, подтасовывать и выдумывать всякие гадости о стране, которая никому в мире не сделала ничего плохого.

За что же так ненавидят КНДР буржуазные холуи? Просто за то, что она существует. Чем лучше живут люди в Северной Корее, тем больше бесятся буржуи. Ведь сам факт того, что трудовой народ маленькой страны живет спокойно и счастливо, не зная ни безработицы, ни эксплуатации, ни наркомании, ни даже преступности, ясно показывает, что так смогут жить, если захотят, трудящиеся всех стран мира.

Потому каждое слово правды о КНДР так ценно, особенно если оно сказано никаким не пропагандистом на зарплате, не политиком или общественным деятелем, а  самым обыкновенным человеком, но человеком честным и искренним, уважающим и себя, и граждан своей страны, к которым он обращается.

Вот такой материал и публикуется ниже. Обнаружен он нами был, вы не поверите, на самом одиозном либеральном ресурсе России – «Эхо Москвы», который не раз публиковал такие пошло-позорные фальшивки о КНДР, что читая их, становилось просто стыдно за взрослых дядь и теть, да еще зачастую с какими-то научными регалиями, позволяющих себе такую откровенную ложь.

Автор этой замечательной статьи – молодая и красивая девушка — Марьяна Наумова, трижды чемпионка Мира и абсолютная рекордсменка в жиме штанги лежа среди девушек-подростков, чистый и светлый человек, который просто пишет о том, что она увидела в этой стране, о которой так много слышала негативного.

Северная Корея своими глазами

Несчастные дети, связанные колючей проволокой, протягивающие ко мне худенькие ручки за горсточкой риса. И страшный надсмотрщик с внешностью Карабаса Барабаса, и с такой же огромной плетью, которой он заставляет детей строить очередной мавзолей…

Именно таких впечатлений, как я поняла, ожидали от меня услышать практически все мои знакомые, узнав что я вернулась из Северной Кореи.

«Концлагерь? Совок? Голод и разруха?» — спрашивали те, кто постарше. Одноклассники же даже и не подозревали, что где далеко то есть «Страна Утренней Свежести», в которой время опережает Московское на 5 часов, летние каникулы длятся всего месяц, нет Макдональдса, рекламы «SPICE» на заборах, ДОМа-2 и дебильных сериалов по ТВ, а дети бегают со счастливыми глазами не от нового айфона в кармане и модной шмотки, а в ожидании своей очереди в новенький аквапарк и от молочного мороженого на палочке. Страна, которая просто ДРУГАЯ.

Итак: Идея о поездке в Северную Корею возникла после общения в одной из групп В контакте.

С 2012 года я — пионерка, и как раз в этом году, в мае, собиралась вступить в комсомол. «Наверное, ты хочешь жить как в Северной Корее?» написал кто то. Я уже не помню, что ответила, так как об этой стране, кроме успехов корейских спортсменов на Олимпиадах, я не слышала больше ничего, но фраза запомнилась.

Поиск в гугле выдал рассказ Ксении Собчак о поездке в КНДР. «Это ужасный, адский человеческий зоопарк и дикое несчастье» — писала Ксения. Визу она получала полгода, и получение сопровождалось дикими трудностями. Наверное – это невозможно – подумала я.

И вдруг папа посоветовал простое решение – «Напиши письмо Ким Чен Ыну…»

Сказано-сделано, на следующий день письмо корейскому Вождю было готово и отправлено на адрес посольства КНДР в Москве. 1304058

 Это было в начале апреля, буквально через пару недель нас пригласили в посольство, поставили корейские визы, выдали билеты и краткую памятку-расписание. Предупредили о необходимости взять деньги на карманные расходы, сувениры и питание, и сказали более ни о чем не волноваться – при прилете в Пхеньян нас встретят гиды на машине, и все дальнейшее наше пребывание в КНДР организует принимающая сторона. Будут организованы встречи с пионерской и комсомольской организациями, а так же тренировка и семинар в центре подготовки Олимпийской сборной КНДР.

1304060

 Я задала несколько вопросов – будут ли какие либо ограничения на фото-видео и так далее… На лице корейцев появились улыбки – «…одевайтесь и ведите себя точно так же, как будто вы находитесь в Москве. Телефоны и фотоаппараты безо всяких ограничений, необходимо только иметь строгую одежду для посещений официальных мест, не более».

Вылет назначили на вечер 9 июня, транзитом через Пекин.

Я немного нервничала – впереди меня ждала неизвестность, страна-страшилка, и две очень пугающие меня вещи – отсутствие интернета, которое еще можно было пережить, и собачатина на обеденном столе. Я совершенно не представляла, как я с моей спортивной диетой буду там питаться. Две упаковки спортивных пудингов я предусмотрительно упаковала в чемодан, но это было слабым утешением.

Но возможность оказаться там, где не был и никогда не будет никто из моих знакомых, возможность своими глазами увидеть Социалистическую страну, которая в полный голос позволяет себе спорить с всесильной Америкой – пересилила все страхи.

В общем – летим!

Москва-Пхеньян.

Как я писала ранее, основная проблема, которая меня беспокоила в предстоящем путешествии — это питание. Оказаться на неделю в другой стране без привычного рациона – для меня это было реально страшно, поэтому я как смогла приготовилась –загрузила сумку-холодильник с несколькими порциями-контейнерами, в чемодан — две упаковки «MHP Power Pak Pudding», кулек с овсянкой и кулек с шоколадным изолятом «MHP-Isofast». Кипятильник, ложка, чашка-термос, пакетики с зеленым чаем и стевия – этот набор я беру с собой в каждую поездку, взяла и в этот раз. Папа беспокоился меньше и посмеивался надо мной, говоря, что капустно-рисовая диета пойдет на пользу нам обоим.

1304062

 Одежды взяли с собой минимум, пара белых рубашек и два комсомольских значка про запас, ветровка на случай непогоды – хотя недельный прогноз на Пхеньян показывал 30-32 без осадков. Единственное, что планировали взять и забыли – это зонт, который особо и не пригодился.

Накануне вылета, в воскресенье, 9 июня, провели тяжелую тренировку, на которую пообщаться и поддержать меня приехали мои австралийские друзья – Вейн Хоулетт и Энджи Галлати, оказавшиеся в эти дни в Москве. Узнав о моем предстоящем визите в КНДР, австралийцы цокали языком и желали счастливого возвращения. Кстати — огромное спасибо моим тренерам, Дмитрию Пермякову и Виктории Шелудько за то, что потратили на меня выходной день (обычно по воскресеньям мы не тренируемся), так как в понедельник было уже не до тренировки.

1304064

 Вылет в Пекин вечерним рейсом Аэрофлота, из Шереметьево.

Первая интересность случилась сразу на регистрации. Девушка за стойкой долго вчитывалась в нашу маршрутную квитанцию, потом с кем-то долго советовалась по вопросу получения нашего багажа в Пекине, при транзите на Пхеньян. Поглазеть на нас периодически подходили различные служащие аэропорта, спрашивали, действительно ли мы летим в Северную Корею и зачем, но насчет багажа никто так и не пояснил. Вдаваться в подробности не хотелось, я отвечала что лечу на соревнования по силовому спорту, этого обьяснения всем хватало. Наконец папа закончил этот непонятный разговор, сказав что спокойней будет самим получить багаж в Китае и самим сдать его при пересадке на КНДР.

Движуха на стойке утихла, все разошлись, пожелав нам удачи. Несмотря на то, что самолет летел почти битком, нам дали хорошие места, хоть и на разных рядах, но со свободным сиденьем по соседству, так что летели шикарно.

Пересадка в Китае так же запомнилась непонятками на информационной стойке. Пройдя по указателю «Вылет», на табло рейсов мы не нашли Пхеньян, и, подойдя на информационную стойку, собрали вокруг себя нескольких китаянок, которые смотрели то на нашу квитанцию, то на табло вылета, но ничего нам не подсказали. Наконец, проходящий мимо уборщик, услышав разговор, махнул рукой в дальний угол зала, в котором мы и нашли проход к нужному нам рейсу.

Корейский авиасервис очень удивил: новенький Ту-204, аккуратные чехлы на сиденьях, стюардессы как на подбор, корейская музыка, программа про цирк и патриотический корейский мультсериал про Белку и Ежика на мониторах. Разносили лимонады, воду, чай, корейское пиво а так же корейский гамбургер, состоящий из булки, куриной котлеты и капусты.

Однако фотографировать себя стюардессы не позволили, попросив папу удалить сделанные на телефон кадры, в которые они попали. Остались пара фоток, которые я и размещу.

1304066

При этом снимать себя и окружающее, а так же снимать из иллюминатора при приземлении никто не запрещал, равно как и пользоваться электронными приборами при взлете и посадке.

Просьба удалить фото, как мы увидели в дальнейшем, была единственная во всей нашей поездке. Никто, ни разу не мешал нам фотографировать, не следил за нашими обьективами и не просил посмотреть, а тем более удалить сделанные нами фото.

1304068

 Комфортабельный автобус отвез нас в здание аэропорта, где мы быстро прошли таможню и получили багаж. Еще в самолете нам раздали для заполнения две бумажки-декларации, из множества полей в которых заполнили мы только имя-фамилию и номер рейса.. Зал аэропорта был полон людьми в форме, однако все было дружелюбно, папа особо не скрываясь сделал несколько фото на телефон, при этом никто даже не посмотрел в его сторону.

1304070

 «Ты приезжаешь – первое, что у тебя забирают – это мобильный телефон»…

Первый миф от Собчак оказался сразу же разбитым – на выходе из аэропорта, при прохождении рамки металлоискателя, мы предъявили свои телефоны, при этом никто и не подумал их у нас забрать, что, конечно, очень обрадовало и сразу удивило.

Сразу за паспортным контролем нас уже ждали – трое, две женщины и мужчина, как потом оказалось – водитель. Одна из гидов, строгая дама лет 40, Ким Сен Им, сразу же завладела нашими паспортами и убрала их к себе в сумочку. «Чтобы не потеряли» — ответила товарищ Ким на наш вопросительный взгляд. Вторая гид – молодая девушка, Пак Ен А, рассказала что до 14 лет училась в Москве в школе при посольстве. Подробностей из жизни товарища Ким мы так и не узнали.

На улице моросил дождь, который по дороге в гостиницу перешел в небольшой ливень.

«Машин очень мало, это три чахлые машины, которые иногда проезжают по улицам» — второй миф от Собчак осыпался сразу же по дороге из аэропорта. Машины встречались довольно часто, в основном это были китайские и японские автомобили, много было советских ЗИЛов и УАЗов. В открытых кузовах грузовиков, не смотря на дождь, сидели солдаты, много людей было на мотоциклах и на велосипедах. Красиво раскрашенные такси, неизвестной мне китайской марки постоянно сновали туда-сюда и в общем дорога практически не отличалась от дорог где нибудь в глубинке России….

Гостиница «Рынра» оказалась небольшим двухэтажным строением на острове с аналогичным названием в центре Пхеньяна, посреди реки Тэдон, неподалеку от огромного стадиона, закрытого на реконструкцию. Несмотря на дождь, работы кипели, и наш микроавтобус буквально продирался сквозь толпу строителей, большая часть из которых была в военной форме.

Оформлением на ресепшене занялась товарищ Ким, а мы, взяв ключи, сразу пошли в номер.

Довольно просторный однокомнатный номер, две большие двухспальные кровати, письменный стол, холодильник, чайник, плазма на стене, большой кондиционер, балкон – номер не отличался от десятков посещенных нами гостиничных номеров в Европе и Америке. Из каких либо недостатков можно было докопаться разве только до слабого напора горячей воды в душе. Мыться действительно было не очень удобно, поэтому по вечерам мы ходили в гостиничную сауну, где с напором воды было все в порядке. Пить воду из под крана мы не решились и в дальнейшем приобретали воду в пластиковых бутылках в баре при отеле, за один евро – 4 поллитровых бутылки.

В дверь почти сразу же постучала товарищ Ким, сообщив, что через 20 минут у нас встреча с официальным представителем Трудовой Партии Кореи по вопросу нашего расписания, так же мы должны выбрать меню на ужин.

Улыбчивый кореец в сером полувоенном френче приятно удивил, перечислив все мои звания и титулы. Рассказав о программе на ближайшие дни, он добавил, что любые наши пожелания будут рассмотрены и по возможности удовлетворены.

1304072

На ужин мы выбрали шашлык по корейски из говядины, салат, хлеб с джемом и чай. Передав на кухню свои контейнеры, я попросила сделать мне на завтра рис, овощи, мясо и рыбу.

Ужинали мы на открытой веранде под зонтом, на втором этаже гостиницы, рядом с туристами из Китая и с американским журналистом, летевшим с нами в одном самолете.

Шашлык по корейски представляет собой тонко нарезанные ломтики мяса в специях, которые ты сам жаришь на небольшой газовой плитке с противенем. Очень вкусно и быстро!

1304074

 Наши гиды – товарищ Ким и Ена, поселились в этой же гостинице, в номере на первом этаже. Водитель на микроавтобусе приезжал за нами каждое утро, и уезжал около 6 вечера.

На этом закончился наш первый день в Северной Корее, и мы с папой, уставшие, уснули…

«Страна утренней свежести»

Если верить гуглу и различным ученым версиям, что я нарыла перед поездкой, древние китайские иероглифы 朝鲜 («Чо сон – утренняя свежесть»), которыми китайские путешественники обозначили страну у своих границ, не имели никакого смысла.  Китайцы подобрали просто на слух, по созвучию с тем, как называли свою страну местные жители.

Проснувшись утром и выглянув из окна, я задумалась над этой странностью —  гугл и ученые явно что то перемудрили. Вокруг висел густой и совершенно необычный туман – например дома, в России, густой туман о просто похож на вату.  Тут же, в утреннем восходящем солнце, туман густо нависал, прятал отдельные детали, но при этом позволял, приглядевшись, увидеть что то в самой дали. Вокруг гостиницы, по дорожкам, шли по своим делам рабочие-строители, но шагов и разговоров не было слышно, при этом откудато издалека раздавалось пение птиц.  Воздух бодрил и звал на улицу.  Чосон – именно Чосон, «Утренняя Свежесть» — сразу закрутилось в голове.

К 8 утра мы спустились вниз, на завтрак. На первом этаже гостиницы, возле кухни, было несколько просторных комнат и в одной из них, как нам  показали с вечера, будет накрыт стол.

Оооооочень приятным сюрпризом было то, что мне приготовили в  контейнеры все, что я попросила на день – рис, овощи, курица и лимоны, без соли и специй. Подобное я встречала, наверное, только в Китае. Во всех других отелях просили выбрать из меню и с большим недовольством обсуждали, если я  хотела чтото по моему списку. Стандартный завтрак состоял из кружки молока, рисовой каши, яблока, белкового омлета, колбасы, пророщенных зерен, хлеба и джема.

Выезд из отеля был назначен на половину десятого, и, после завтрака, мы еще спокойно повалялись в номере.  Утренний туман тем временем совершенно рассеялся, от вчерашней непогоды не осталось и следа.

Первый  визит мы нанесли к главному памятнику Северной Кореи – скульптурному ансамблю на холме Мансу. Как  я поняла, огромные бронзовые статуи Ким Ир Сена и Ким Чен Ира —  обязательная часть программы посещения Пхеньяна любым туристом.  На мой вопрос, какой высоты эти статуи, товарищ Ким совершенно серьезно ответила – «мы не меряем метрами наших вождей. Их высоту и величие невозможно измерить, они в сердцах у каждого из нас». Но потом все таки пояснила, что высота скульптур составляет 20 метров. Скульптурный ансамбль обрамляют два огромных флага с композициями по 109 человек в каждой, символизирующие военный и трудовой подвиги корейского народа. Позади скульптур – мозаичное панно с видом священной горы Пэкту, где по легенде родился Ким Чен Ир.

На подходе к монументу, в цветочной палатке мы с папой купили за 5 евро красивый букет. Товарищ Ким подробно проинструктировала нас: необходимо совершить один уважительный поклон и возложить цветы к подножию. После этого можно осматривать монумент и фотографировать.

Нам повезло, именно в этот момент посетителей было совсем немного, и я спокойно записала видео и делала фото.  Сказалось ли волнение или чтото другое, но запись с первого раза не удалась — я то забывала название холма, то путалась в именах вождей. Хотелось все сделать точно…

Интересный факт — перед поездкой, в интернете, я видела совершенно другую статую Ким Ир Сена,  в другом пиджаке и с серьезным лицом.     Спросила про это у товарища Ким, и получила интересный ответ: оказывается, по корейской традиции, серьезными полагается делать именно прижизненные статуи, и лишь после смерти людей изображают с улыбкой на лице. Серьезную статую я и видела на фото, ее установили в шестидесятых годах прошлого века. Когда  Ким Чен Ира поставили рядом с отцом — монумент переделали, и теперь оба вождя улыбаются посетителям.

Так же я заметила, что уборкой около памятника занимались старенькие бабушки, наверное лет 60-70, подметая вениками и вычищая острыми палочками каменные плиты. Наш второй гид, Ена, пояснила, что это чтото вроде необязательной общественной нагрузки. Бабушки-пенсионерки, чтобы ощущать себя нужными своей стране труженицами, занимаются посильным трудом – убираются в парке Мансу.

С самого холма  — прекрасный вид на город.

На обратном пути мы встретили две красивые свадьбы, направляющиеся возлагать цветы. Женихи в костюмах, невесты – в ярких национальных нарядах, красивых шапочках и широких цветных юбках от самых плеч.

Следом мы посетили 170 метровый монумент идей чучхе – одну из самых высоких точек города. На стене, собранной более чем из 200 мраморных плит и камней, присланных в дар политиками со всего Мира, я нашла камень от России, с подписью вице-спикера государственной Думы от ЛДПР Венгеровского.

Внутри башни установлен лифт, на котором мы поднялись на смотровую площадку, с которой весь Пхеньян – как на ладони. Я сразу начала искать трущебы, которые видела в интернет-отчете Артемия Лебедева. Сквозь ряды многоэтажек, найти их было трудно – но я очень постаралась.  «Сейчас в столице осталось лишь небольшое число сельских домов – пенсионеры  получили разрешение от Уважаемого  Ким Чен Ына остаться жить в привычных им условиях, с огородами и сельским укладом жизни. Все, кто захотел, переселились в новые многоэтажные дома или уехали за город» — пояснила товарищ Ким.  Это было похоже на правду – слишком большая разница в количестве лачуг на фото Артемия с тем, что увидела я.

На смотровой площадке мы погуляли некоторое время – интересно было наблюдать за городской жизнью. Колонны школьников, велосипедисты, неспешно прогуливающиеся  люди и небольшие суда на реке – все вокруг притягивало взгляд – вроде такие простые вещи, но они были настолько непривычные…                                         Я заметила интересную особенность – корейские мужчины, почти все одетые либо во френчи либо в строгие рубашки и брюки, белые или темные, очень любят прогуливаться с руками за спиной, с серьезным, непроницаемым и суровым видом. Ловя на себе такой взгляд, я чувствовала себя неуютно, всегда казалось, что они хотят сделать мне замечание. Женщины и девушки, напротив, одеваются очень ярко, носят красивые солнечные зонтики и любят выражать эмоции – громко разговаривают, смеются и жестикулируют. Дети поражали своей аккуратностью – когда бы я их не увидела – всегда в чистых белых рубашках со значком и пионерским галстуком, мальчики в шортах или брючках, девочки – в юбках.

Триумфальная арка в центре Пхеньяна, у подножия горы Моран, удивила хитростью зашифрованных чисел. Построенная в честь основателя КНДР Ким Ир Сена, она была торжественно открыта к его 70 летию, о чем символизируют 70 цветков, рельефом расположенных на арке. Сама арка построена из 25500 гранитных блоков, число которых символизирует число дней жизни Ким Ир Сена(365х70). Так же, чтото означали практически все цифры, составляющие высоту и ширину арки – когда гиды обьясняли это папе, я снимала видео, и не запомнила…

Мангенде – родной дом товарища Ким Ир Сена в 12 километрах от Пхеньяна, место, где он провел детство и откуда он ушел на Священную войну. В нескольких строениях находятся домашняя утварь и личные вещи семьи Кимов. Рядом – колодец, воду из которого пил сам Ким Ир Сен.  Гид в светло-бирюзовом национальном платье рассказывала красивые легенды: «Бабушка товарища Ким Ир Сена была настолько бедна, что когда в село привезли горшки на продажу, она смогла купить лишь бракованный, кривой горшок, сказав что его внешний вид – не главное, главное – что он был не дырявый. Маленький товарищ Ким Ир Сен поклялся, что когда он вырастет, он сделает так, чтобы каждой корейской семье была доступна новая и удобная домашняя утварь…».  Вода в колодце –  чистая и даже какая-то ароматная. Нам повезло, кроме нас была только небольшая делегация военных, поэтому мы смогли без суеты прогуляться и все посмотреть.

 «Мангенде» по корейски переводится как десять тысяч пейзажей. Действительно – отличный парк, если подняться чуть выше на холм – открываются замечательные вид на город и на реку Тэдон. По пути  на смотровую площадку я несколько раз видела выскочивших под самые ноги бурундуков, которые скрывались в кустах, как только я готовилась поймать их в обьектив.

«…Нас предупредили, чтобы мы сами ни в коем случае не подходили к этим людям, потому что потом у них будут просто огромные проблемы. Контакт с иностранцами категорически запрещен… Видно, что это несчастные, запуганные люди..» — именно такими увидела корейцев Ксения Собчак. Но почему то мы видели совсем другое.

На обратном пути мы попросили гидов остановить в парке с фонтанами в центре города.  Мы вышли прогуляться, причем товарищ Ким и водитель остались в машине, с нами пошла только Ена. Но чтобы сфотографироваться с пионерками, не понадобилась даже помощь переводчика.  Девчонки смущенно улыбались, и лишь отойдя от нас на порядочное расстояние, громко засмеялись и принялись что то шумно обсуждать. Гуляющие молодые парочки, люди постарше, сидевшие на скамейках с газетами – люди никак не хотели быть похожи на описанных Ксюшей несчастных человекообразных роботов. Задерживая на комто взгляд, я замечала в ответ интерес и улыбку. Это было так непривычно – например в США, сталкиваясь взглядом с человеком почему то сразу слышиш извинительное «Сорри», у нас – видишь нервность и раздражение.

Переваривать впечатления второго дня в Северной Корее мы отправились в гостинницу. С непривычки, плотный график утомил, хотелось уже поужинать, поваляться и разложить впечатления по полочкам.  На обратном пути я немного пофоткала город из окна авто…

С удовольствием выслушаю ваше мнение и вопросы в комментариях, а также на моей страничке Вконтакте и в Фейсбуке . Немного поподробнее обо мне вот тут.

 Продолжение следует…

Источник

«Мы не меряем метрами наших вождей…» Впечатления россиянки о КНДР: 2 комментария

  1. Что редакция «Рабочего пути» может сказать по поводу «династии» Кимов и обожествления каждого из бывших у власти до такой степени, что день рождения считается национальным праздником?

  2. Надо и нам поставить памятник меченному и куцепалому и их «династии» )))))

Добавить комментарий для Стуедент Отменить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь. Если вы собрались написать комментарий, не связанный с темой материала, то пожалуйста, начните с курилки.

*

code