Сотни тысяч ирландцев вынуждены уезжать из страны из-за экономического кризиса

Экономический кризис 2008 вынудил сотни тысяч молодых ирландцев покинуть родину в поисках работы, в результате чего некоторые ирландские сельские общины сейчас находятся на грани вымирания.

«…Паб Регэна закрылся. «Пэдди Джордан» закрылся. Еще один, напротив вокзала, тоже закрылся…» Никола говорит тихо, медленно потягивая пинту черного пива и описывая картину упадка местного бизнеса. «Два… нет, три отеля разорились», — добавляет она.

Николе 26 лет, она имеет университетский диплом по изучению исторического наследия. Она отучилась в университете в Дублине и вернулась в родную Баллину в графстве Мэйо на западе Ирландии, потому что ее матери предстоит операция. Но она планирует снова уехать в ближайшее время — в путешествие вдоль извилистых каналов на лодке под названием «Rumdoodle».

«Не откладываете ли Вы неизбежное, ведь Вам еще предстоит найти подходящую работу?» – спрашиваю я.

«Думаю, да, но тут просто нет никаких вакансий», — говорит она. Она действительно не замечала, пока  не вернулась после учебы, что половина ее друзей уже уехала, и она не думает, что большая часть из них вернется.

После финансового краха 2008 года, когда Ирландия практически обанкротилась и ей пришлось обращаться  за международной финансовой помощью, уже 200.000 ирландцев покинули страну в поисках работы, согласно данным Центрального статистического управления Ирландии. Многие были вынуждены переехать в такие города, как Дублин и Корк, чтобы получить работу.

В прошлом году Ирландию покидали по 250 человек ежедневно, большинство — в возрасте от 20 до 30 лет, причем в основном это были люди высокообразованные. Это самый высокий показатель эмиграции среди всех стран в Европейском Союзе.

Результатом этого процесса стало опустение целых деревень, например, на острове Ахилл примерно в часе езды от Баллины на крайнем западе Мэйо. Ахилл является самым большим островом в Ирландии, он связан с основной территорией Ирландии коротким мостом.  Под ним каждые несколько часов приливы сменяются отливами.

Когда сияет солнце, Ахилл очень красив. Торфяные болота занимают большую часть центра острова. По краям – скалистые берега, обрывы и пляжи словно бросают вызов  Атлантическому океану, чтобы он показал всю свою свирепость.

Зимние месяцы здесь могут быть мрачными. Нет сомнения, что черномордые овцы, которые карабкаются здесь по холмам, могли бы рассказать не одну, связанную  с погодой историю. Может быть, именно об этом они и блеют.

Я представляю себе закругленные холмы, словно охраняющие остров. Мне один из них показался похожим на ищейку, свернувшуюся калачиком. А похожая по форме на заточенный зуб Сливмор – по-ирландски «Большая Гора», внимательно следит с северного берега. Но, как говорят ирландцы, «пейзажем сыт не будешь».

Учитель говорит мне: «Мы обучаем нашу молодежь для эмиграции». Целых 94% выпускников средних школ на Ахилле уезжают с родного острова для получения высшего образования. Это самый высокий показатель среди всех ирландских населенных пунктов.

А потом им приходится уезжать уже навсегда — чтобы найти работу. Некоторые могут еще приезжать на летние месяцы, когда короткий туристический сезон здесь в самом разгаре, или чтобы помочь родным резать торф.

Еще одна причина, чтобы вернуться сюда — это спорт: члены местного гэльского футбольного клуба возвращаются со всей Ирландии каждые выходные, для тренировки в пятницу вечером и матча в субботу.

Но клуб потерял 20 игроков — больше, чем целую команду – из-за эмиграции в последние несколько лет. Трудно бывает собрать целую команду старшего возраста вместе.

Для одного важного матча в прошлом сезоне у Ахилла было так мало игроков, что двум пришлось прилететь из Великобритании и еще одному — из Швеции, чтобы набрать нужное их число. Но продолжающийся «исход» игроков привел к вылету команды из своей лиги.

Они были на грани перехода в высшую лигу, говорит мне менеджер, Пол Макнамара. «Вместо этого мы потерялиигроков. Речь идет не просто об эмиграции, а о сельской депопуляции, и о том, что никто ничего не делает, чтобы ее остановить,» — говорит он.

Графство Мэйо является избирательным округом премьер-министра Ирландии Энды Кенни. Когда он был молодым человеком, он играл за местную гэльскую футбольную команду «Islandeady».

Он признает,что происходит утечка мозговиз страны. «Молодые люди неостанутся, если ничего не предпринять. Каждую неделю молодежь уезжает», — говорит он.

Но он также стремится дать позитивный сигнал. «За три года до 2011 мы потеряли 330 тысяч рабочих мест, а сейчас мы создаем тысячи рабочих мест в неделю. Мы уже прошли худшее, и 95% из трудностей теперь позади.» Он также хочет, чтобы молодежь возвращалась — с опытом, накопленным ею за рубежом, на благо Ирландии (всё это ирландцы уже слышали не раз – и в XIX веке, и в  в начале прошлого века, и потом – в 1930-е, 40-е, 50-е, 60-е, 70-е и  80-е годы. Целые поколения ирландцев отдавали свой труд чужим странам, в основном Британии, США, Австралии. В Англии практически все современные дороги были построены парнями из ирландского Донегала. Эмиграция прервалась только на короткий период, около 15 лет, а потом снова ударила по острову со всей ее капиталистической неизбежностью. – Прим. перев.)

Спорт является для общества на острове своего рода «клеем», по словам председателя футбольного клуба, Шона Моллоя, который был здесь ди-джеем в течение 28 лет.

Он не помнит, чтобы на острове было так мало людей, как сейчас, но утверждает, что до тех пор, как игроки будут продолжать возвращаться домой регулярно, есть шанс, что они вернутся совсем, чтобы жить на острове.

«Единственное, что зовет людей обратно — это спорт, но если у них не будет никаких причин, чтобы вернуться, то они и возвращаться перестанут», — говорит он.

С точки зрения директоров одной из местных начальных школ на Ахилле «The Valley National School» перспектива того, что местное население будет расти, выглядит весьма отдаленной.

Школа, которая отпразднует свой столетний юбилей в этом году, сейчас насчитывает всего 15 учеников. «В сентябре их число сократится до 12, и мы станем школой со всего одним учителем», — говорит директор Денис Рэндл. Он беспокоится о будущем и говорит, что если местные возможности, особенно школы, исчезнут из целых регионов, то молодые семьи не смогут вернуться туда, даже если они этого захотят.

Он ожидает, что его школа закроется не позднее, чем через четыре года. «Это будет похоже на задувание свечи в темной комнате»,-  говорит он.

По материалам http://www.bbc.co.uk/news/magazine-28690534

Перевод Ирины Маленко

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь. Если вы собрались написать комментарий, не связанный с темой материала, то пожалуйста, начните с курилки.

*

code