Роль религиозных организаций Западной Украины в событиях на Майдане

Эту статью написал наш товарищ с Западной Украины. В ней говорится о той стороне украинского Майдана, о которой до сих не было сказано ни слова ни в левых, ни в буржуазных СМИ — о роли в произошедших событиях религиозных организаций Западной Украины, которая, оказывается, была немалой.

В принципе, это не удивительно. Религия всегда была на стороне богатых и имущих, на стороне эксплуататорских классов, она всегда поддерживала самые реакционные политические силы в их борьбе против трудового народа, против подлинной свободы и демократии.

Этот мощный духовный наркотик всегда использовался угнетателями для одурманивания народных масс и стравливания их друг с другом, чтобы руками темных, политически неразвитых слоев трудящихся не только уничтожить ростки прогрессивных и революционных сил общества, но еще и разрешить свои собственные межклассовые противоречия, уничтожить своих конкурентов.

Именно такую роль сыграли религиозные организации Западной Украины, стараниями которых во многом и был подготовлен этот Майдан. Религия, используя свое влияние на массы, сделала все, чтобы поставить их на службу рвущейся к власти реакционно-националистической группировке украинского монополистического капитала. Она помогла олигархическим кланам превратить трудящихся Западной Украины в свое послушное орудие и использовать в своих целях, их руками расправиться с противниками – олигархическим кланом «донецких», представителем которых был Януковича.

Действуя по указке известного своей реакционностью Ватикана, отражающего интересы самых реакционных кругов западного монополистического капитала и везде в мире оказывающего самую широкую поддержку фашистским движениям, украинская греко-католическая церковь годами разлагала сознание местного населения, традиционно отличавшегося большой почтительностью к церкви и священнослужителям. Именно там, в первую очередь, насаждались  махрово-националистические идеи, реанимировались давно протухшие исторические трупы Бандеры и ОУН-УПА, разжигалась ненависть ко всему «восточному и  азиатскому», которому противопоставлялось «западное и цивилизованное».

Не отставали от католиков и православные попы, отражавшие интересы украинского монополистического капитала. Годами в воскресных проповедях священнослужителями разных конфессий муссировалась тема «Великой Украины», которой якобы не дает «подняться с колен» Россия — главная виновница колоссального обнищания трудящихся масс на Западной Украине.  О том, что истинным виновником всех бед трудового народа Украины (как и России, и всех остальных стран капиталистического мира) является капитал и частная собственность, разумеется, не говорилось ни слова.

При полном отсутствии коммунистической работы в трудящихся массах, могли ли темные и забитые украинские трудящиеся самостоятельно разобраться, где правда, а где ложь? Разумеется, нет. Потому вина за все последствия Майдана лежит не только на идеологах и пропагандистах буржуазии, но, в первую очередь, на тех левых, которые гордо именовали себя коммунистами, и не смогли ничего противопоставить буржуазной пропаганде, без боя отдали трудящихся в добычу буржуазии.

Какой кровью теперь расплатится Украина за произошедшее, мы можем только догадываться. Процесс еще не закончен, и конца-края ему не видно.

Но кое-кто уже пожинает плоды Майдана. Попы разных конфессий, подсобившие правящей ныне на Украине олигархической группировке захватить политическую власть в стране, заслужили от нее искреннюю благодарность. Они получили почет и новые приходы, то есть, новую возможность наживы. Сами олигархи получили власть в стране и немалую собственность своих проигравших конкурентов. Западный капитал радостно потирает руки, съедая потихоньку Украину и готовясь к разделу России. Никто из них не в накладе. В проигрыше остались только обманутые попами трудящиеся, те самые, которые привели к власти новых паразитов, еще более алчных, чем прежние; которые повесили себе на шею еще более беспощадных грабителей и насильников, чем предыдущие. Все приобрели, а трудовой народ оказался у разбитого корыта –  он ровно ничего не приобрел, а только потерял — теперь свою рабочую силу ему  придется продавать  новым господам и гораздо дешевле, чем прежде.

И что делать теперь  трудящимся, которые попали из огня да в полымя, ни одна религиозная организация не говорит. Ни один поп не объясняет, почему так получилось, что украинцы избавились от одних олигархов, а пришли другие. Ни одна церковь не призывает трудящихся, бедных и ограбленных украинских граждан встать на борьбу против эксплуататоров и бороться за справедливое общество. Ибо церковь никогда не служила бедным — она есть институт власти богатых, помогающий  угнетателям властвовать над угнетенными.  И об этом стоит помнить всегда, крепко-накрепко усвоив  то, чему учит история.

Итак, слово нашему товарищу…

Роль религиозных организаций Западной Украины в событиях на Майдане

Западная Украина всегда была особо религиозным регионом, даже по сравнению с остальной территорией Украины. Ходить в церковь каждое воскресенье в обязательном порядке было привычным ритуалом для подавляющего большинства жителей, и не изменялось никогда. Никто в воскресенье не работает на Западной Украине, и ни в одном селе нельзя услышать рёв пилы, трактора или стук топора. Не принято это.

Если закрывали храм в каком-то селе, то жители ходили в другое село, но традицию не нарушали. Здесь, в отличие от многих других регионов, до сих пор сохранялись обряды коляды на Рождество и весенних хороводов на Пасху, что несет в себе отпечаток ещё дохристианских традиционных верований и обрядов. Само общество воспринимало человека через призму “свой – чужой” по признаку участия или неучастия в воскресной литургии, соответственно человек, не принимающий регулярного участия в церковных богослужениях, становился в определённой степени чужым. Не врагом, конечно, но и не своим. Поэтому значение религиозных организаций на Западной Украине трудно переоценить, как и степень их влияния на общество этого региона.

Вполне естественно, что во времена СССР подавляющее большинство верующих были православными, а священники и храмы организационно принадлежали Русской Православной Церкви, руководимой Патриархом Московским и всея Руси.  Небольшого количества баптистов, пятидесятников и разного свидетелей можно в расчет не принимать, так как все эти сектанты участия в общественной жизни старались не принимать и считались обществом просто чудаками, пусть и безобидными.

В целом же, религиозная жизнь протекала спокойно и размеренно. Конечно, местные и приезжие коммунисты руководящих должностей в церковь не ходили, отчего их несколько сторонились, но в церковные дела они не лезли, а само их количество было, пожалуй, меньше, чем сектантов. Директор школы и некоторые учителя гоняли детишек, когда те по большим праздникам открыто шли в церковь, и поэтому детишкам приходилось проникать в храм через черный ход. Ребятне это доставляло больше радости, чем неудобства, так как они себя чувствовали своеобразными подпольщиками. Взрослые же на это смотрели сквозь пальцы, понимая, что такая у директора и учителей работа, потому на них и не обижались. Всё шло свои чередом.

В последние годы Советской власти перестройка оппортунистов начала приносить свои плоды в экономической и политической жизни, что не замедлило сказаться и на жизни религиозной. В 1989 году, на Западной Украине возродилась Украинская Греко-Католическая Церковь (УГКЦ), упраздненная в марте 1946 года, и восстановленная с личного разрешения М.Горбачева, по просьбе Иоана Павла II.

Православные приходы на Украине были в то время Украинским экзархатом Русской Православной Церкви, но в 1990 году в ней происходит раскол, и образовывается Украинская Автокефальная Православная Церковь (УАПЦ), которая не подчиняется Московскому Патриарху. В 1992 году происходит ещё один раскол, в результате которого значительная часть верующих, во главе с Митрополитом Киевским и всея Украины Филаретом, провозгласили создание Украинской Православной Церкви Киевского Патриархата (УПЦ КП). Украинская Православная Церковь Московского Патриархата (УПЦ МП), бывший Украинский экзархат РПЦ, стремительно теряла храмы, верующих и доход. В итоге, на территории всей Украины основную религиозную роль теперь стали играть именно эти четыре церкви.

Более всего Западную Украину затронуло первое разделение, то есть восстановление УГКЦ. В те годы, в среде местечковой и сельской интеллигенции, стало модным играть в национальный патриотизм. С пеной у рта учителя, ещё недавно учившие детей песням о любви к Советской Родине, и ругавшие учеников за посещение церкви, стали доказывать, что греко-католическая церковь и есть настоящая религия Западной Украины. Верхушка греко-католической церкви заручилась двусторонней поддержкой. С одной стороны это была идеологическая и финансовая поддержка Рима, с другой – административно-командный ресурс Генерального секретаря ЦК КПСС. Именно поэтому проиграть они не могла в принципе, хотя и победили далеко не везде.

Первым делом попытались склонить к переходу в греко-католицизм священников. Это казалось менее всего накладным, но главное – более всего спокойным. Со священниками проводилась агитационная и вербовочная работа, но большая часть из них устояла.  Прихожане, хоть многим и не нравились встречи их священников с кураторами из КГБ, тоже в значительном количестве не захотели переходить “в другую веру”. Общество раскололось на два лагеря. В селах происходили мордобои с арматурой и цепями, и даже самые близкие родственники годами не общались друг с другом по причине “измены вере”. Происходили рейдерские захваты церквей, со сбиванием замков и выбиванием дверей, в итоге, в каждом приходе побеждала какая-то сторона. В тех приходах, где количество сторонников той и другой церкви было примерно равное, а решить вопрос мордобитием было невозможно, устанавливался особый порядок пользования церковью. Теперь, литургию и прочие службы правили по очереди – сперва одни после другие, в следующее же воскресенье наоборот. Таким образом, к середине 90 годов, на Западной Украине в религиозных приходах в основном установился мир, хотя верхушки церквей, безусловно, начали незаметную на первый взгляд, длительную и упорную борьбу за паству.

За время своей, более чем двадцатилетней, деятельности все основные украинские церкви упорно соревновались между собой за верующих. В этой конкурентной борьбе у каждой из них выработались или укрепились исторически сложившиеся собственные твёрдые морально-идеологические установки, изменять которые ни одна из церквей теперь уже не может, так как это чревато потерей паствы. УГКЦ заняла нишу национализма, с её традиционным восхвалением ОУН-УПА, УПЦ МП открыто заняла пророссийскую позицию, с возвеличиванием так называемого русского мира, УПЦ КП и УАПЦ стали своеобразными центристами, ратующими за православие, но без подчинения Москве.

Следует заметить, что именно Русская Православная церковь оказалась менее всего конкурентной и дееспособной. К 1990 году количество приходов РПЦ на Западной Украине составляло 20% от тогдашнего общего количества приходов РПЦ! Сама эта цифра говорит, как и об уровне религиозности населения Западной Украины, как и о том, что пятая часть РПЦ была Московским Патриархатом бездарно утеряна, в первую по причине неготовности и нежелания работать с массами в новых сложившихся условиях.

В отличие от других церквей, УПЦ МП отсутствуют программы по обучению священников из числа местных жителей, отсутствуют воскресные школы, нет необходимой в этих случаях программы по подготовке миссионеров, отсутствуют даже периодические издания, которые могли бы хоть как-то оказывать влияние на верующих, или хотя бы поддерживать их духовно. РПЦ проиграла не только щедрые финансовые пожертвования населения Западной Украины и, соответственно, огромную часть своего дохода, она проиграла авторитет и уважение. Действуя в привычном для позднего советского времени духе командно-административной системы, РПЦ проиграла Западную Украину. Её слабость позволила незамедлительно занять её место конкурентам, которые в дальнейшем сделают из неё врага.

У оставшихся церквей, имеющих четко обозначенную идеологическую, а по сути, политическую линию, велась очень продуктивная работа с паствой. Прихожанам везде положено каждое воскресенье слушать чтение Святого Евангелия и проповедь священника, а сами эти проповеди содержат в первую очередь ту тематику, которая актуальна для общества сегодня. Таким образом, очень авторитетный человек, слуга божий и настоятель храма, не просто влияет на умы людей и на их отношение к тому или иному вопросу. Священник фактически контролирует прихожан в идеологическом и политическом смысле.

В разное время Президенты Украины оказывали поддержку разным церквям. Леонид Кравчук поддерживал УАПЦ и УПЦ КП, Леонид Кучма поддерживал УПЦ МП, Виктор Ющенко декларировал равенство церквей, несколько выделяя УГКЦ, Виктор Янукович безоговорочно стоял на позициях УПЦ МП. Причем последний занимал достаточно воинствующую позицию по отношению ко всем остальным церквям, за что и поплатился позже.

Когда грянул Майдан, то в его поддержку однозначно выступили УКГЦ, УПЦ КП, УАПЦ. Руководство УПЦ МП (часть РПЦ) заняло антимайдановскую позицию, что не могло не вызвать очередного, пусть и небольшого, раскола внутри неё. Некоторые священнослужители УПЦ МП не только самовольно приняли участие в Майдане, но и перешли вместе со своими приходами под юрисдикцию УПЦ КП или УАПЦ. Следует предположить, что в дальнейшем, лишившись поддержки высших украинских чиновников, УПЦ МП будет продолжать терять позиции в Украине, признаки сего обнаруживаются сейчас повсеместно.

Священнослужители УГКЦ — герои Майдана

Участие священнослужителей в событиях Майдана трудно переоценить. Они были, пожалуй, основной силой, которая объединяла протестующих, давала им необходимую духовную поддержку и вдохновляла на борьбу. В одночасье было объявлено своего рода перемирие “во имя победы над диктатором” и никаких конфессийных противоречий на майдане не допускалось. Более того, поощрялось участие представителей как можно большего числа церквей и религий – украинская буржуазия знает силу религии и силу влияния священников.

Так, например, отец Павел, служитель УПЦ КП в ночь на 11 декабря 2013г., подойдя с крестом к бойцам “Беркута” внушал им: “Господь благословляет тех, кто защищает свой народ, и проклинает тех, кто его бьет”. Он долго проповедовал, рассказывал впоследствии сам: “Я почувствовал, что дух их сломлен, сказал “Аминь” и отошёл”. В то же время, молодой священник-грекокатолик спрашивал у солдат ВВ: “Ну скажите, почему вы здесь?”, прекрасно зная ответ, но чувствуя, что говорить важно просто для того, чтобы избежать агрессии.

Совместные молебны и песнопение церковных гимнов, совместные богослужения, ежедневные всеобщие вечерние молитвы и совместное освящение знамен майданных сотен более не просто содействовали Майдану, а стали духом и незаменимой опорой майдана.  (Священнослужители УГКЦ не просто воодушевляли Майдан, но и впрямую в нем участвовали, некоторые даже стали его героями — см. фото и статью об их подвигах с названием «Три священника-монаха 22 часа сдерживали силовое противостояние на ул.Грушевского» — прим. РП)

В то же время, по всем приходам Западной Украины священниками проводились мероприятия в поддержку Майдана. Если в Центральной Украине деньги на Майдан собирались в основном по предприятиям, а в Восточных областях это делалось преимущественно волонтерами, то на Западной Украине это делали в церквях. Именно в церквях собирали деньги на помощь Майдану, именно с благословения служителей церкви сдавали на Майдан продукты и теплые вещи. Именно с благословения церкви ехали колоны автобусов, для участия в протесте.

Не будет преувеличением, если сказать, что без участия церковнослужителей Майдан был бы невозможен.

И. Саблин, 23.10.2014 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь. Если вы собрались написать комментарий, не связанный с темой материала, то пожалуйста, начните с курилки.