Настоящий врач капитализму не требуется!

Алевтина Хориняк (справа)

Кто из нас не слышал жалобы на нынешних врачей? Кто не слышал, что теперешние врачи бездушны, черствы, корыстны, грубы, безразличны к больным? Что это уже не врачи, а какие-то торгаши и чиновники от медицины? И кто не слышал сетования и сожаления – а вот прежде какие были врачи! Как были благородны, бескорыстны, заботливы, внимательны к больным, какое чувство долга, какое самопожертвование! В полном смысле слова подвижники. И куда они делись, почему таких врачей теперь нет, и что такое случилось, что нынешние врачи на них совсем не похожи?

Так сетуют и недоумевают наши граждане.

А ответ совершенно очевиден: потому что такие врачи капитализму не нужны и даже противопоказаны. Капитализм делает все, чтобы таких врачей не было, а если они где-нибудь по случайности появляются, капитализм с ними расправляется, как с врагами.

Почему? При капитализме, как известно, ничего бесплатного не бывает и все стоит денег, все покупается и продается.  От заповедных лесов и живописных берегов рек нашего «любимого Отечества» до интеллектуальной собственности, авторских прав на песню, книгу или фильм, которые без разрешения владельца никто не может смотреть, слушать, исполнять, издавать. От пользования общественным туалетом до общественной репутации, которую за деньги могут создать профессиональные имиджмейкерские конторы. (Они так и пишут в рекламе: создадим и разрушим любую репутацию)

Цель капиталистов – прибыль. Поэтому с их точки зрения бесплатная медицина (или образование, или любая другая бесплатная вещь) – нелепость. И для нашего господствующего класса бесплатная медицина – бельмо на глазу и причина их постоянных страданий. Их капиталистическая душа просто корчится в муках от этой тяжелой необходимости: какую-то часть украденных у общества средств вернуть ему обратно в виде бесплатной медицины, бесплатного среднего образования, и прочего такого.

Прямо и откровенно поставить крест на бесплатной медицине (чего капиталистам очень хочется) – они не могут. У них хватает ума понять, что наши граждане еще слишком хорошо помнят советские времена с бесплатной медициной, и это будет перебор. Поэтому наш правящий класс выбрал другую тактику – максимально сделать так, чтобы бесплатная медицина была у нас на бумаге, но чтобы на деле ее практически не было.

Над этой задачей они работают вовсю. Все «реформы здравоохранения» последних лет преследуют именно эту цель – оставить от бесплатной медицины одно название, одну только видимость.

И для того, чтобы осуществить эту задачу, нужны именно такие врачи, как мы описали – хамоватые, бессердечные, равнодушные к больным, стяжатели и формалисты. Поэтому все направлено на то, чтобы сделать их такими. Убить в их душах всякое сострадание, сочувствие, жалость, совесть, элементарную человечность.

На это, во-первых, работает вся нравственная атмосфера капитализма, вся его «система ценностей». Достаточно просто жить в капиталистическом обществе, чтобы усвоить себе господствующие в нем нравственные принципы – «своя рубашка ближе к телу», «главное, чтоб мне хорошо, а остальные как хотят», «выгода — прежде всего», «никто никому ничего не должен». Других принципов в капиталистическом обществе, основанном на частной собственности, не может быть!  Идеология общества обуславливается его экономическим укладом. И если в экономике частное торжествует над общим – то же будет и в идеологии. Если капиталистическая экономика строится на присвоении прибавочной стоимости — бесплатного труда рабочего, на его грабеже, если она цинична по своей сути – то так же цинична будет и мораль буржуазного общества. Иной здесь просто неоткуда взяться!!!

Наши врачи живут в буржуазном обществе и уже поэтому не могут быть свободны от его экономических законов и идеологии, вынуждающих человека быть корыстным, циничным, расчетливым, относиться к людям с пренебрежением. «Никто никому ничего не должен» – значит, и врачи ничего не должны больным — они не лечат, а оказывают услуги за деньги (страховые или наличные, не суть важно). «Своя рубашка ближе к телу», а больные – не свои, чужие, и зачем мне распинаться для них? Прежде всего – выгода – а от бесплатных больных выгоды нету, так с какой стати я с ними буду церемониться?

Наши молодые врачи, воспитанные буржуазной идеологией, уже приходят в медицину с такой установкой. Но и вся система буржуазного здравоохранения, все правила и порядки, которые в нем выработаны, и вся нравственная атмосфера, которая в нем царит – все это направлено на то, чтобы еще дополнительно обработать врача, сделать из него законченного циника и формалиста и вытравить всякое человеческое отношение к больным. Им на каждом шагу показывают, и если не говорят прямо, то дают понять – что сострадание и сочувствие к больным это роскошь, которую они себе не могут позволить. Все новые правила, по которым врачи должны работать, составлены так, чтобы каждый раз, когда врач задумает проявить сострадание, заинтересованность и человечное отношение к больному – чтобы правило его одернуло, и сказало: куда? стой! все эти чувства – нарушение административного порядка!

Например, сейчас норма на прием одного человека — 12 минут. За такое время пациент даже не успевает рассказать, что его беспокоит. В больнице врачам запрещено лечить у больного другие заболевания, кроме того, с которым он лежит.

Чтобы выполнить подобные правила, врач должен на каждом шагу предавать и свой врачебный долг, и элементарную человеческую порядочность, и совесть, и честь. Поначалу некоторые врачи это делают, может быть, переламывая внутреннее сопротивление, а потом привыкают и начинают воспринимать как норму.  И больной для них уже не человек, а лишь источник дохода – отметка в статс-талоне, за которую страховая компания начислит определенную сумму. Чем больше таких отметок, тем лучше, чем меньше времени и сил затрачено на каждую такую отметку, тем лучше.

Равнодушие и жестокость к больным превращается в норму и даже в добродетель – ведь оно дает возможность больше заработать и спокойней жить самому врачу и его семье. В капиталистическом мире, выживает сильнейший. А в паре врач и пациент всегда сильнее врач.

Постепенно именно такой подход к больным становится преобладающим в среде медиков. Врач же, который не хочет подчиниться этой системе и сопротивляется ей, вызывает гнев и неприязнь у значительной части медиков, которая полностью встала на эти позиции. Он становится ей врагом,  предателем корпоративных интересов.  И рано или поздно он будет выброшен из этой среды. Или он уйдет сам, не в силах выносить то, что творится, или его уволят под каким-нибудь предлогом.

Именно такой случай – нашумевший суд над семидесятитрехлетним врачом-терапевтом из Красноярска, Алевтиной Хориняк.  За то, что она выписала обезболивающее человеку, умиравшему от рака, ее осудили… за незаконный оборот сильнодействующих веществ с целью сбыта. То есть, обвинили в наркоторговле. А она просто выполнила свой врачебный долг по отношению к больному и проявила сострадание к человеку, который на ее глазах терпел невыносимые муки.

Алевтине Хориняк пришлось сделать это именно потому, что другой врач, который был лечащим врачом больного, как раз оказался черствее и равнодушнее к страданиям больного, и административный порядок поставил выше человечности и врачебного долга.

У больного, как мы сказали, был рак. Он жил только на трамадоле. По льготе он получал его бесплатно. Весной 2009 года в Красноярске были перебои с лекарствами для льготников. В аптеках они были, но за деньги. Лечащий врач отказалась выписывать ему обычный платный рецепт, так как это запрещено. Если пациент, которому положено бесплатное лекарство, купит его по рекомендации медика за деньги, а потом начнет жаловаться на нарушение прав — врача могут обвинить в вымогательстве.

Поэтому лечащий врач не стала выписывать рецепт. То есть – не сделала ничего, чтобы облегчить муки своего больного. Подчиняясь бюрократическим правилам, предала свой врачебный долг, пренебрегла человечностью.

А Алевтина Хориняк поступила иначе. Ей семьдесят три года, она получила медицинское образование в Советском Союзе, и большая часть ее врачебного стажа приходится на советское время.  Она помнит другую, советскую медицину и иное отношение к больным. Поэтому новое, капиталистическое отношение к человеку она не может считать чем-то нормальным. Она хорошо понимает, что наша нынешняя капиталистическая медицина относится к больным бесчеловечно, цинично и попросту зверски. Вот что она говорит об этом:

«В Красноярске всего один хоспис, но он рассчитан всего на 30 мест. Это капля! В 60-е годы, когда я училась на первом курсе института, по вечерам работала в онкологическом диспансере. Тогда существовало правило: если человек не может сам себя обслуживать, передвигаться, его обязательно госпитализировали. Государство заботилось о том, чтобы родственники не подвергались стрессу, видя умирающего. В стационаре пациент получал столько обезболивания, сколько нужно, и тот уход, который был ему необходим. Ему позволяли достойно и спокойно умереть. И куда все это делось?

Сегодняшняя ситуация чудовищна. Если больной не может сам дойти до туалета, стационар его отказывается брать. Онкологические больные, спинальные лежат дома. Я каждый день вижу, как они умирают. А какой у нас арсенал для помощи? Дешевый промедол. Другие препараты не закупают. А что такое промедол? Я раньше думала: «Надо же как быстро уходит человек, уже через две недели пожелтел». А оказывается, он желтеет из-за того, что промедол токсичен для печени. А мы им лечим»[1].

Алевтина Хориняк в душе осталась советским врачом, сохранила лучшие качества советского врача – чувство долга, сострадание и преданность своим больным.

Поэтому и ее отношение к своим больным в корне отличалось от отношения ее сослуживцев:

«Участковый врач — это просто образ жизни, по-другому никак. Все завязано на работу. Я словно полководец на своем участке: знаю, как и где живут мои больные. У многих пациентов есть мой телефон, и они могут в любое время связаться со мной. Коллеги ругаются. Когда ухожу в отпуск, мои «разбалованные» пациенты сваливаются на них. Но я не могу отказать в помощи никому. Врач обязательно должен быть в контакте со своим пациентом»

Поэтому она и поступила так, как поступила – не стала жертвовать долгом врача и человеческой совестью, не поставила бюрократию выше человечности. И за это была обвинена в торговле наркотиками, судима, как опасная преступница, для которой  гособвинители требовали восемь лет тюрьмы, и «сжалились» над ней только из-за ее преклонного возраста.

А ее коллега, которая лечила больного раком и готова была спокойно смотреть на его страдания, из бюрократических соображений отказалась облегчить муки больного — цинично предала свой врачебный долг. Она в тот момент ничем не отличалась от  гитлеровских врачей, ставящих опыты над людьми и проводивших вивисекции без обезболивания. Но к ней нет никаких вопросов, она, с точки зрения капиталистической морали, совершенно права и поступила именно так, как следует поступать буржуазному врачу — поставила свой личный человеческий интерес выше интересов больных, т.е. всего трудового народа.

Вот он ответ на вопрос – почему так циничны, бессовестны и равнодушны к больным современные врачи. Потому что их такими делает капиталистическое общество! Потому что нашему господствующему классу — классу буржуазии, частных собственников, именно такие врачи и требуются. Другие — нормальные — врачи им не нужны.

Тех из медицинских работников, которые не желают, как Алевтина Хориняк, вписываться в систему, которые пытаются протестовать против откровенного и неприкрытого уничтожения здравоохранения в нашей стране, судят показательным судом — чтобы их коллегам, так сказать, неповадно было. И для этого выдумают, просто высасывая из пальца вот такого рода фальшивые обвинения типа «распространения наркотиков», чтобы побольше унизить, оплевать, посильнее ударить посмевшего сопротивляться врача. В ход идет все — и подлоги следствия, и фальсификация доказательств, и буржуазный суд с его продажными судьями, которые о том, что такое совесть вообще, кажется, никогда и не слышали. (Не случайно на них в нашей стране даже жаловаться нельзя — они могут творить все, что им в голову взбредет, и всегда будут правы. Это к вопросу о равенстве прав при капитализме — очередной наглой лжи, которой еще многие граждане в нашей стране наивно верят.)

Но страшнее всего другое — равнодушие нашего общества — всех нас, ради которых серьезно рискуют сохранившиеся еще в нашей медицине нормальные, порядочные врачи. Нам наплевать, что врачи страдают и часто серьезно страдают, не только оставаясь без работы и куска хлеба, но и попадая в тюрьму, не столько из-за своих личных, а в первую очередь именно из-за наших с вами интересов, из-за интересов всего общества и каждого трудящегося человека.

Многие из нас неоднократно слышали о той или иной протестной акции медицинских работников. Основной и главной причиной этих протестов всегда было возмущение политикой действующей власти, целенаправленно и интенсивно в последние годы уничтожавшей российское здравоохранение. Но кто из нас поддержал эти акции? Единицы! А медицина разве не нас с вами касается, причем касается напрямую? Не наших ли детей и родителей? Мы что с вами — никогда не болеем и все как один здоровы как быки?

Но что могут сделать медицинские работники? Пикет? Митинг? Голодовка? Петиции? Кому они страшны? Никому! Более же серьезный вид протеста, но обычно как раз и самый эффективный — забастовка, для них невозможна. И  не потому невозможна, что медики не способны отказаться от работы, а потому, что их отказ ударит не по действующей власти, а по больным, по пациентам — по нам с вами!

Медики сами бессильны исправить положение дел в нашей медицине, им нечем надавить на нашу власть, заставить ее с уважением относиться к собственному населению. Только рабочий класс — трудовой народ страны, ее опора и основа имеет силы и главное — возможности для полноценной протестной борьбы. Почему? Да потому что его протест рабочего класса — и только ЕГО протест бьет капиталистов по карману! А карман — это именно то, ради чего капиталист и существует!

Только рабочий может взять капиталиста и его власть за задницу так, то те заверещат, и заставить буржуазное правительство изменить свою политику, но ни пенсионерам, ни учителям, ни медикам, ни даже студентам это не под силу.

Рабочий класс держит в своих руках ключи от материального производства, и именно этот факт делает его главной протестной силой при капитализме. Вот в чем вся суть!

И если мы не хотим, чтобы нас окончательно лишили возможности лечиться, если не желаем умирать без элементарной помощи под забором, значит, уже сейчас мы должны подниматься на борьбу, не позволяя больше буржуазной власти издеваться ни над трудящимся человеком, ни над порядочным, честным и человечным врачом, который для нас не преступник, а наша гордость — Честь и Совесть трудового народа России.

Свободу  Алевтине Хориняк!

Не дадим в обиду народного врача!

Михаил Гришухин

[1] http://lenta.ru/articles/2014/10/17/doktor/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь. Если вы собрались написать комментарий, не связанный с темой материала, то пожалуйста, начните с курилки.