О втором начале термодинамики, или как позднесоветский ревизионизм насаждал идеализм в науке

Попался мне не так давно в руки один любопытный журнал еще сталинского времени — «Вопросы философии» № 5 за 1951 год. Открываю ради интереса узнать, о чем же в то время писали наши советские философы. И вдруг вижу в разделе «Критика и библиография» знакомое имя — Л.Д.Ландау, тот самый советский физик, по учебникам которого мы в свое время (начало 80-х гг.) учились в университете. Его многотомник «Теоретическая физика», написанный совместно с Е.Лившицем, был, можно сказать, основной литературой для нас, студентов физфака, на старших курсах, и поскольку преподаватели все время рекомендовали нам на спецкурсах тот или иной его том, мы, студенты-физики, для краткости называли эту серию учебников «ландлифшицем».

Но заинтересовавшая меня статья была не за авторством Ландау — она была о Ландау, точнее, об одной из его книг курса «Теоретическая физика» — томе № 5 с названием «Статистическая физика» часть 1, по которому мы как раз и изучали статистическую физику на 4 или 5 (сейчас точно уже не помню) курсе университета. Разумеется, мне стало чрезвычайно интересно, как же тогда в 1951 году, еще при Сталине, оценивали этот учебник и по какой причине статья об этом учебнике помещена в философском журнале в разделе критики.

Оказалось, что оценивали этот учебник в то время крайне отрицательно. Главная претензия — идеализм, который настойчиво проводили  при изложении некоторых вопросов статистической физики, как и в ряде других книг этого курса, его авторы — Л.Ландау и Е.Лифшиц. Критика автора заинтересовавшей меня статьи тов. Я.П.Терлецкого, касающаяся самых фундаментальных законов бытия — материи и движения как формы ее существования, мне показалась более чем обоснованной. Думаю, что ни у одного диалектика-материалиста, т.е. человека, обладающего действительно научным мировоззрением, никаких возражений она вызвать не может, ибо она безупречно логична.

Но гораздо больше меня поразило другое — то, что, несмотря на такую убийственную критику, этот учебник в хрущевское и брежневское время переиздавался несколько раз — в 1964 и в 1976 гг.[1], огромными тиражами и без каких-либо существенных изменений, в которых бы были учтены сделанные еще в 1951 году замечания!

Дело в том, что я отлично помню, что второе начало термодинамики, о котором в основном и идет речь в статье Терлецкого, излагалось нам именно с позиций Ландау — как закон постоянного повышения энтропии, т.е. идеалистически, а не материалистически, как оно по идее должно было бы быть. И вот здесь возникает большой вопрос, как такое могло быть? Была ли это случайная ошибка, невнимательность кого-то из Минобразования, что маловероятно, или же это было вполне сознательное действие — целенаправленная политика, проводимая тогдашним советским партийным руководством, определяющим всю советскую идеологию? Ведь если бы нам, будущим физикам и советским гражданам, действительно хотели дать диалектико-материалистическое мировоззрение, такого бы быть не могло — в последующих переизданиях данной и прочих аналогичных книг (и не просто книг — учебников для вузов!!!) замечания непременно бы учли, исправив ошибочные, вредные и глубоко антинаучные утверждения авторов.

Мне стало интересно, а как обстоит дело сейчас на физических факультетах с преподаванием статистической физики и, в частности, как именно трактуется современным студентам второе начало термодинамики. Выяснилось, ничего существенного за три десятилетия здесь не произошло. Учатся нынешние российские студенты-физики (и видимо, не только физики, скорее всего то же самое и на инженерных специальностях, которые как-либо касаются вопросов термодинамики), все по тому же «ландлифшицу». Данный, раскритикованный в сталинское время диалектиками-материалистами учебник «Статистическая физика» Л.Ландау, Е.Лифшица, переиздавался без изменений в современной капиталистической России аж 5 раз — в 1995, 2001, 2003, 2005, 2010 гг. и тоже немалыми (для современной буржуазной России просто-таки огромными!) тиражами! А значит и второе начало термодинамики современным студентам, будущим ученым и инженерам, подают вот таким вот идеалистическим образом — как закон постоянного возрастания энтропии.

Хотя последнее для нашей, теперь, увы, капиталистической, страны вряд ли может быть удивительным. При том тотальном господстве буржуазного мировоззрения в сегодняшнем нашем обществе материализм в науке, тем более диалектический, должен быть скорее исключением, а не правилом. Лишним доказательством тому является настойчивое проникновение мистики, клерикализма и поповщины в высшие учебные заведения России, в том числе и те, которые занимаются фундаментальными научными исследованиями (МГУ, МИФИ, Физтех и пр.), и которые ранее были известны как самые передовые и прогрессивные научно-образовательные учреждения в мире. Видимо, потому и «были», что отбросили всякий материализм, и теперь предпочитают руководствоваться не научным мировоззрением, а примитивной, реакционной поповщиной, которая гораздо более по душе новому господствующему классу буржуазии, чем революционная материалистическая диалектика.

Вот только поповщина эта появилась в нашей физической науке не вчера, а как мы видим из статьи Терлецкого, стала проникать в нашу науку и образование еще в советское время, создавая, так сказать, «идейную базу» для будущего свержения социалистического строя и реставрации капиталистических отношений. (Тот идеализм, за который критикует тов. Терлецкий Ландау и его соавтора, есть  не что иное, как поповщина.)

Как показывает Терлецкий в своей статье, безосновательное постулирование закона постоянного возрастания энтропии неизбежно приводит к выводу об уничтожимости движения, а неуничтожимость материи и движения — это одно из важнейших положений диалектического материализма[2], верность которого теоретически была доказана еще Ф.Энгельсом (а практика тысячекратно это подтверждала и подтверждает!), показавшим в «Анти-Дюринге», что естественнонаучным выражением неуничтожимости движения материи является другой важнейший физический закон — закон сохранения энергии, названный Энгельсом «великим основным законом движения». Получается, что Ландау с соавтором, выдвигая закон постоянного возрастания энтропии без доказательств и проповедуя его незыблемость и абсолютность, тем самым не только отказываются от диалектического материализма — истинно научного мировоззрения, они противоречат основным положениям всей физической науки, отбрасывая прочь все ее прежние достижения, и тем самым открывают настежь двери средневековой схоластике, разоблаченной и опровергнутой столетия назад.

Действительно, если движение рано или поздно будет закончено, как прямо вытекает из тезиса о постоянном возрастании энтропии, то возникает закономерный вопрос — откуда это движение появилось в свое время? Как оно началось? Кто совершил тот первый толчок, от которого все пошло? И вывод, как вы понимаете, может следовать только один — все тот же боженька постарался, или «высший разум», или «абсолютная идея», или тому подобная антинаучная чепуха. Какая конкретно чепуха, совершенно несущественно, ибо корень этой чепухи один — мифология, выдумка, то, чего не существует в реальной действительности и не имеет никакого отношения к настоящей науке.

Но если с нашим теперешним капиталистическим временем все понятно, и другого от деградирующего буржуазного общества, идущего к своему историческому концу, ожидать не приходится, то не совсем понятно со временем позднесоветским — от Хрущева и далее. Ведь с одной стороны, мы, советские граждане, в учебных заведениях СССР, от средней школы до  высшей по нескольку лет изучали марксизм-ленинизм и его основу — диалектический материализм и казалось бы, должны были обладать действительно научным мировоззрением, позволяющим нам разобраться в реальности бытия. А с другой стороны, получается, что в специальных предметах, к примеру, чисто технических или в естественно-научных, как в данном случае,  этот самый диалектический материализм отбрасывался прочь, и нам вдалбливались в голову чисто идеалистические идеи и воззрения.

Ведь дело не только в неверной трактовке Ландау второго начала термодинамики — это только одно из множества идеалистических искажений в физике, где подобного было немало. То же самое происходило в во многих других отраслях естественных наук. Вреднейшие идеалистические идеи проводились в биологии: воспевание под видом новейшей науки генетики одного только  реакционного ее направления — вейсманизма и одновременно незаслуженные гонения на мичуринскую агробиологию, на работы Лысенко, на практике доказавшие свою истинную научность и высочайшую эффективность для народного хозяйства Советского Союза. Активно пропагадировалась антинаука кибернетика, напрочь отрицающая все виды движения материи, кроме одного — механического. Буржуазные идеалистические «завихрения» были и в языкознании, математике, политэкономии и т.п. Но если в сталинское время, когда в партии доминировал большевизм и в советской науке действительно господствовало научное мировоззрение — диалектический материализм, этим гнилым буржуазным идейкам не давали волю — послевоенные дискуссии по целому ряду направлений науки, как и данная статья Терлецкого, тому лучший пример, то, начиная с хрущевского времени, когда победу в КПСС одержали ревизионисты, во всех областях советской науки, культуры и образования, стали доминировать идеалистические, буржуазные идеи, а истинно научное, диалектико-материалистическое мировоззрение оказалось в загоне. Негативные и разрушительные последствия этого мировоззренческого поворота, отражавшего изменения классового характера политической власти в СССР, с течением времени все сильнее и сильнее стали сказываться на экономике страны и ее социальной сфере. Идеалистическое миропонимание постепенно стало господствующим, и советское общество уже не находило возражений против все большего внедрения в экономику рыночных механизмов, не понимая к чему это неизбежно приведет.

И этот процесс явно не был случайным — все это делалось  вполне сознательно и целенаправленно, о чем, к примеру, наглядно свидетельствует то же неоднократное переиздание учебников Ландау без устранения в них важнейших и опаснейших мировоззренческих ошибок, которое никак нельзя объяснить недоглядом или непрофессионализмом работников советских издательств. В том-то и суть, что это была целенаправленная политика, это были продуманные действия буржуазных контрреволюционных сил по разложению диалектико-материалистического мировоззрения советского народа,  советского рабочего класса, осуществлявшиеся по указанию высшего партийного руководства страны. Хотя последнее и действовало по большей части исходя из своих узкоклановых интересов, их результатами отлично воспользовался мировой империализм. Сначала — торможение развития советской экономики и усиление в ней частно-капиталистических элементов, а далее — закономерная и неизбежная дезориентации сознания советского рабочего класса — все это и позволило осуществить полный разгром советского социализма (идейный, политический и экономический) без какого-либо сопротивления со стороны трудового народа СССР.

Схема просматривается отличная и полностью в стиле буржуазии —  форма без содержания. Оставить внешнюю марксистско-ленинскую оболочку, но ни в коем случае не давать марксистско-ленинского, диалектико-материалистического содержания, чтобы тем самым выбить из рук советского рабочего класса его главное оружие в борьбе с буржуазией — революционную теорию! Второе важнейшее оружие рабочего класса — коммунистическая партия (партия большевиков) вырывалось из его рук автоматически как следствие успеха на первом направлении. «Люди не действуют, если в голове у них нет идей» — гласит одно из центральных положений исторического материализма. Несколько перефразированное оно звучит так: «Если люди неправильно думают, то они не могут правильно действовать». Стоит ли после этого удивляться тому, что мы совершенно не понимали происходящего в Перестройку, если марксизм для нас, советских граждан, был отдельно, а реальная жизнь — отдельно? Ведь из диалектического материализма мы если что и помнили тогда, то от силы пару каких-то мертвых постулатов, которые были не способны применить к жизни. Все остальное нами забылось мгновенно, сразу после лекции по диамату или истмату как совершенно невостребованное, несущественное и не имеющее никакого отношения к окружающей нас действительности!

Какой отсюда следует вывод?

Только один — надо начинать все сначала. Надо взять в руки то оружие, которого когда-то нас лишили и уж больше никогда его никому не отдавать, тем более, что иного выхода у нас все равно нет.

Г.Гагина, 22 апреля 2015 г.

Статья Я.П.Терлецкого «Об одной из книг академика Л.Д.Ландау и его учеников», журнал «Вопросы философии» № 5 1951 г., с.190-194

[1] https://ru.wikipedia.org/wiki/ Курс теоретической физики Ландау и Лифшица
[2] см. В.И.Ленин, ПСС, 4 изд., т.14, с.318.

О втором начале термодинамики, или как позднесоветский ревизионизм насаждал идеализм в науке: Один комментарий

  1. Вы ещё напишите про теорию Эйнштейна. Он был последователем Маха,а им в школе голову забивают.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь. Если вы собрались написать комментарий, не связанный с темой материала, то пожалуйста, начните с курилки.