Кто финансировал большевиков

1. Кое-что о «немецких деньгах»

Теме финансирования РСДРП(б), начиная с Перестройки, проводники буржуазной идеологии — либералы с демократами, придавали особое значение. Это и понятно. Им важно было показать, что большевики не были выразителями интересов трудового народа исторической России, что это была маленькая группа людей, действовавших против воли и желания подавляющей массы населения нашей страны и сугубо в интересах противников России на международной арене.

Поэтому на вопрос кто финансировал большевиков, на какие деньги существовала  партия, в октябре 1917 года взявшая власть в стране в свои руки, они отвечали просто — на немецкие деньги. Мол, известно же, что тогда шла Первая мировая война, в которой царская Россия, входившая в блок Антанты, играла далеко не последнюю роль. Противник Антанты — Германо-австрийский блок, и в первую очередь, его центр — Германия в лице ее правительства, решила, что вывести Россию из игры можно, спровоцировав внутри России неразбериху — смену политической власти. Занятая собственными проблемами Россия не сможет продолжать войну, и Германия, таким образом, сможет получить огромный шанс на победу, поскольку воевать ей с ее союзниками придется только с Францией и Англией — двумя оставшимися членами Антанты — а разделаться с ними в отсутствии России будет несложно. Вот потому, мол, деньги, на которые существовала партия большевиков, были деньгами германского правительства, крайне заинтересованного в том, чтобы в России произошла революция.

Эта нехитрая буржуазная версия в самом широком ходу и сегодня. Примерно так излагают историю образования Советской России в наших российских школах и даже в высших учебных заведениях — чисто идеалистически, в стиле теории заговора, не особо заморачиваясь обеспечением серьезной, действительно научной доказательной базы.

Не имея возможности полноценно аргументировать свои утверждения, современные буржуазные пропагандисты, поступают по-другому — они используют технологии германских фашистов в области манипуляции массовым сознанием, один из важнейших принципов которых следующий — ложь, чтобы ей поверили, надо не доказывать, а просто многократно повторять. И этот прием на фоне информационного голода, когда докопаться до истины не так-то и просто — и ввиду сознательного сокрытия правдивой информации, и в силу активного воспрепятствования ее распространению буржуазной властью — отлично срабатывает. Не имея на руках значительной части фактов, не понимая, что тогда, в начале XX века, вообще происходило в стране и в мире, наши сограждане вынуждены верить всякому бреду, который тоннами выливается им на головы буржуазными СМИ.

Миф о немецких деньгах, получивший в современной России широкое распространение, лучший тому пример. А ведь история его возникновения отлично известна. Эта сплетня была придумана политическими противниками большевиков еще в 1917 году, но в то время ей никто не поверил — настолько предлагаемая сочинителями ложь была глупа и неприкрыто одиозна.

Заниматься подробным разоблачением мифа о немецких деньгах  мы здесь не будем — это отлично было сделано до нас и не раз (см., например, здесь или здесь). Только подчеркнем еще раз, что отнюдь не случайно эта выдумка не получила широкой поддержки трудового народа России в то время, когда ее сфабриковали, т.е. в 1917-1918 гг., ибо лживый корень ее был тогда очевиден всем. Это сегодня в силу катастрофического незнания даже самых элементарных фактов истории нашей страны находится немало тех, кто верит в подобные байки. А тогда трудящиеся России, на своей собственной шкуре прочувствовавшие в полной мере и голод, и царскую тиранию, и бесчеловечную эксплуатацию, и войну, отлично знали, что этот миф бессовестно лжив от начала и до конца.

И дело здесь даже не столько в порядочности и бесконечной преданности большевиков трудовому народу. Этого классовые противники большевиков никогда не признают — ведь народом они считают только себя любимых, т.е. тех, кто эксплуатирует чужой труд. Все дело в полнейшей бессмысленности для германского правительства платить за революцию и беспорядки в России социал-демократам-большевикам, когда точно такие же революционеры сидели у них тогда в своей собственной стране и усилено готовили точно такую же революцию! Финансировать одних революционных социал-демократов это то же самое, что финансировать всех революционных социал-демократов, а значит и своих собственных — немецких. Делая это, неизбежно будешь сам своими собственными руками оплачивать свое собственное свержение, на что, разумеется, ни одна вменяемая власть и ни один господствующий класс никогда не пойдут.

Но современные идеологи буржуазии, особенно у нас в России, где им приходится выворачиваться наизнанку, доказывая, что белое это черное, когда все исторические факты и существующая действительность это опровергают, с логикой дружить не желают. У них своя «логика», то есть такое ее извращение, при котором любым способом, даже издеваясь над историей и здравым смыслом, можно было бы провести в жизнь, внедрить в сознание российского трудящегося населения один важнейший тезис: что якобы не было никаких внутренних причин для социалистической революции в царской России; что в Российской империи было все замечательно — там все, как один, «хрустели французскими булками», и только потому, что кому-то заплатили, и случилось это «несчастье» — социалистическая революция. Ради этого — чтобы доказать, что не было внутренних причин для недовольства трудового народа внутри России, а источником случившегося — социалистической революции, являются исключительно внешние причины — буржуазные ученые и их верные подручные — продажные буржуазные журналисты искажают и перевирают абсолютно все, к чему прикоснутся, и в первую очередь, историю нашей страны, в XX веке тесно переплетенную с историей партии большевиков, и вне последней не существующую.

Центральным историческим событием, вокруг которого вертится миф о немецких деньгах, является Первая мировая война. И уже только по одному этому факту всякому критически мыслящему человеку, мало-мальски знакомому с историей революционного движения в России, становится ясно, что ни о каких немецких деньгах в отношении большевиков и речи быть не может.

Начнем с того, что партия большевиков — РСДРП(б) возникла задолго до Первой мировой войны. Официальной датой создания РСДРП считается 1903 год,  когда состоялся II съезд российской социал-демократии. Это случилось за 10 лет до начала 1 мировой войны, когда никто не предполагал, что она вообще произойдет, и никаких противостояний с Германией, тем более военных, у Российской Империи не было. Если же исчислять со времени первого съезда партии, т.е. первой попытки русских социал-демократов оформиться организационно, то это еще на 5 лет больше — 1898 год, т.е. за 15 лет до Первой мировой. Тогда никаких мифических выгод Германии от нейтрализации России не существовало в принципе. А партия большевиков не только возникла и успешно развивалась, приобретая все большую и большую популярность в среде рабочего класса, но к 1905-1907 гг., когда произошла первая русская революция — первая попытка русского народа сбросить с себя опостылевшие оковы царского самодержавия, стала важнейшей ее политической силой, руководившей выступлениями восставшего народа.

Кто же тогда финансировал большевиков — тоже германское правительство? А ведь абсолютизм в России в 1905 году еле удержался! Восставшему русскому рабочему классу и крестьянству тогда не хватило сущей малости — лучшей организованности и большего влияния в среде военнослужащих, иначе бы еще в 1905 году царское самодержавие рассыпалось в прах.

Так что дело явно не в немецких деньгах, а в чем-то гораздо более глубоком. Но вот это «более глубокое» как раз и страшно современным угодникам буржуазии. О нем они предпочитают помалкивать, ибо эта та же самая «глубина», что и сейчас, при нашем современном капитализме. Это «глубокое» есть не что иное, как классовая борьба — основная движущая сила развития общества. И из нее неизбежно следует другой вывод, от одной мысли о котором у российской и мировой буржуазии все поджилки трясутся — это неизбежность новой социалистической революции, которая окончательно поставит крест на существующем сейчас капиталистическом обществе.

Потому о событиях той же Первой мировой войны российские буржуазные пропагандисты рассказывает вовсе не так, как это было на самом деле, а так, как это выгодно сегодня новоявленным господам, стремящимся к своему вечному господству. Пересмотру подвергается в первую очередь то, что касается действий России, ее успехов и поражений. При этом все негативное — утаивается, а позитивное — акцентируется и необоснованно возвеличивается. В итоге в головах наших граждан, особенно молодого поколения, возникает иллюзорная и далекая от реальной исторической действительности картина, которая не помогает им разобраться в происходящем сегодня в нашей стране и мире, а только еще больше запутывает.

К примеру, по словам российских историков, которых правильнее было бы называть лже-историками, царская Россия в Первой мировой войне до того, как пришли к власти большевики, только и делала, что выигрывала сражения у Германии и ее союзников. Поражения на фронте, мол, случались, но они были непринципиальными, несущественными.

На самом же деле все было совершенно иначе. Если в первый период войны — в 1914 году российские войска действительно действовали более-менее успешно, то уже в 1915 году и особенно в 1916 году картина поменялась на полностью противоположную. Царская армия с отвратительным и продажным командованием, лишенная серьезного материально-технического обеспечения, без которого никаких военных действий толком вести невозможно, терпела поражение за поражением. Общеизвестны факты, что ряд царских министров и генералов, в частности, военный министр РИ Сухомлинов, да и сама царица, были напрямую связаны с немецким командованием и постоянно «сливали» Германии важную и секретную информацию. Многие царские высшие чиновники сознательно препятствовали полноценному снабжению воюющей русской армии, оказывая, разумеется, не безвозмездно, ценнейшие услуги армии противника, и т.п. Обо всем этом открыто писалось тогда в российских газетах — желающие могут поднять архивы и убедиться лично.

Воюющая русская армия была лишена самого элементарного — еды и одежды для солдат, оружия и боеприпасов. Одерживать победы над такой армией, у которой нет даже патронов для стрельбы, немцам не составило никакого труда. Потому уже к середине 1915 года русским войскам пришлось отдать значительную часть западных территорий России — Польшу, большую часть Прибалтики, часть Украины. Массовое дезертирство русских солдат без всякой «большевистской пропаганды» стало обычным явлением.

Не лучше было и положение внутри страны. И так постоянно бедствующая Россия была разорена войной до предела. Заводы, лишенные сырья и квалифицированной рабочей силы, останавливались. В обобранной деревне, откуда реквизировали на нужды воюющей армии значительную часть лошадей и которую лишили главного — мужских рабочих рук (14 миллионов здоровых мужиков забрали воевать неизвестно за что!), не имея возможности выращивать хлеб, откровенно голодали. В стране не стало хватать самого элементарного — хлеба, спичек и топлива, в качестве которого использовались в то время не высокотехнологичные нефть или газ, как сейчас, а самые обыкновенные дрова! Недостаток продовольствия и топлива в стране ощущался так сильно, что голодал и замерзал даже Петроград, столица страны. Огромные (многокилометровые!) очереди голодных людей за обыкновенным хлебом стали осенью 1916-зимой 1917 гг. для городов России нормой. И при этом ничтожный слой населения страны — всяческие графья, князья и прочие помещики-аристократы и представители крупной буржуазии, изрядно нажившиеся на военных заказах, давились рябчиками с ананасами, нагло демонстрируя эту свою роскошь миллионам, умирающим от недоедания, холода, ранений и болезней людей.

Естественно, что трудовой народ России все это терпеть больше не мог — по всей стране начались резкие массовые антивоенные и антиправительственные выступления. Уже к осени 1915 года в России сложилась революционная ситуация, которая стала закономерным итогом все более обострявшегося общенационального кризиса. К началу 1917 года положение в стране стало настолько катастрофическим, а голод в стране и армии настолько сильным, что весь народ уже понимал, что выход из ситуации только один — свержение царского самодержавия.

Причем недовольны царской властью были действительно все, а не только низшие слои населения — рабочий класс и крестьянство. Абсолютистская феодальная власть в России — царское самодержавие с его помещиками-аристократами — мешала и развивающемуся классу буржуазии, который стремился «рулить сам», не делясь при этом с аристократами.

Последнее понимать чрезвычайно важно, ибо современная российская пропаганда, говоря о 1917 годе, чаще всего упоминает только одну революцию —  социалистическую, которая произошла в октябре, но старается умолчать о другой революции, ничуть не менее важной — Февральской буржуазно-демократической революции 1917 года  — той самой, которая и свергла царское самодержавие.

Тогда в феврале 1917 года против царской власти действительно поднялся весь российский народ, все население страны. И немалую роль в том сыграли военные поражения России в Первой мировой войне, в ходе которых страна потеряла миллионы жизней рабочих и крестьян и немалую часть своих территорий. Тогда в феврале 1917 года даже буржуазия ходила по улицам с красными революционными бантами, празднуя победу над ненавистным самодержавием. Надоевший всем царь с сонмом его родственников  под мощным давлением революционных масс отрекся от престола, а политическая власть в стране перешла в руки буржуазного Временного Правительства, к которому большевики никакого отношения не имели!

Да, царскую власть скинули не большевики, это сделал революционный трудовой народ, на шею которому скоренько забралась русская буржуазия!

Это уже потом, когда буржуазная власть не выполнила ни одного своего обещания, данное революционному народу, российским рабочим и крестьянам ничего другого не оставалось, как пойти дальше и взять власть в свои руки.

И если уже вести речь о немецком финансировании русской революции, то гораздо логичнее было бы упрекать в том кадетов, октябристов, трудовиков и эсеров, т.е. буржуазные партии, входившие в состав Временного Правительства. Буржуазия по определению продается кому угодно — что мы видим и по современной России, и не только России.

В общем, с «немецкими деньгами» все ясно и нечего о них больше говорить.

Гораздо интереснее другой вопрос, на который полноценный и достаточно аргументированный ответ в российском медиа-пространстве нам пока не встречался. Вопрос этот прямо вытекает из разоблачения мифа о немецких деньгах.

Любой думающий читатель, выяснив, что никаких денег немецкое правительство большевистской партии не платило, озадачится закономерным вопросом — а на что же тогда существовала партия большевиков?

Вот на этот вопрос мы и попробуем ответить в настоящей статье, ибо спекуляций на эту тему немало, в том числе и в коммунистической среде.

2. Кто финансировал партию большевиков

Надо сказать, что теме финансирования революционной деятельности левые и коммунисты у нас в России придают слишком большое значение. По нашему мнению, причина в том следующая.

Основная и подавляющая масса товарищей, искренне выступающих за социалистическое переустройство нашего общество, за восстановление в стране социалистических производственных отношений, к сожалению, совершенно недостаточно знакома с историей Советской страны, историей партии большевиков, но самое главное — с той революционной теорией, без которой достичь социализма совершенно невозможно — с марксизмом-ленинизмом. Почему это так — мы писали не раз, например, здесь и здесь, и  на этом вопросе останавливаться не будем.  Для нас сейчас важно то, что выливается это колоссальное незнание — в том числе в полнейшее непонимание сущности коммунистической партии вообще и партии большевиков, в частности, ее принципиальнейших отличий от буржуазных и мелкобуржуазных партий. Повторяя слова В.И.Ленина о «партии нового типа», такие товарищи не могут сказать, что это, собственно, означает — «нового типа», и чем этот тип отличается от старого, буржуазного. Отсюда как-то само собой вытекает вполне логичный для мелкобуржуазного сознания вывод, что практически ничем, главное — чтобы были активисты, называющие себя партией, и приличное финансирование их деятельности, которую они искренне считают коммунистической.

Но суть в том, что все это совсем не так. Партия рабочего класса — а только такая партия и может быть действительно коммунистической — это не просто группа активистов, считающая, что она отражает интересы рабочего класса, это именно  часть рабочего класса — часть той огромной революционной силы, историческая задача которой уничтожить в человеческом обществе всю систему эксплуатации и угнетения в любой их форме. Такая задача под силу только общественному классу — громадной части человеческого общества, а не жалкой кучке активистов, возомнивших, что они способны сделать то, что по плечу только миллионам и сотням миллионов людей, действующих как одно целое.

Отсюда и совершенно иной подход к принципам финансирования такой партии. Понятно, что совсем без финансов в условиях капитализма толком ничего работать не будет, и тем более партия, решающая такие глобальные исторические задачи. «Толком» — это значит широко и системно. Но это не значит, что деньги для коммунистической работы это вопрос первостепенной важности, как полагают сегодня многие сторонники социализма. Немало направлений работы коммунистов — фактически подавляющую их часть — вполне можно проводить без всяких денег, когда располагаешь миллионами кровно заинтересованных в ней людей — наемных рабочих.

Сказанное особенно важно в современных условиях, когда имеются широкие возможности использовать для пропаганды и агитации, и в какой-то мере для организации, например, такие технические средства как интернет. Но используя такую форму работы, не стоит опять же абсолютизировать и впадать в крайности, что нередко пытаются сделать наши читатели, воспринимая каждое написанное нами слово однобоко, в лоб, не учитывая, что оно может отражать только какую-то одну сторону явления или события, о котором мы рассказываем. Важно ко всему подходить диалектически, не забывать и о других сторонах тех же самых явлений и событий, в данном случае — о других формах и направлениях работы коммунистов.

Приведенный нами пример с интернетом вовсе не означает, что коммунистическая работа должна вестись сегодня только и исключительно в интернете. Ни в коем случае! Интернет — это всего лишь средство связи, которое при умелом использовании может выполнять некоторые функции СМИ. Но областью СМИ никогда и нигде революционная деятельность не ограничивалась, хотя это, конечно, важнейшее направление приложения сил всякой политической партии. Следует помнить, что основная и более глубокая комработа, причем во всех ее направлениях, а не только в сфере идеологии, но в том числе и в идеологии, всегда велась (и должна вестись!) в реале. И здесь также немало направлений, которые вполне можно неплохо проводить совершенно бесплатно или почти бесплатно, тем более в современных условиях.

Вот эту особенность партии «нового типа» — то, что она в своей деятельности широко опирается на помощь тысяч и миллионов своих сторонников, ибо отражает их коренные классовые интересы — отлично понимали и активно использовали большевики, у которых современным коммунистам поучиться можно (и нужно!) очень многому.

Денежные средства РСДРП(б) требовались только там и только тогда, когда без них нельзя было обойтись никак. Но если имелась хоть какая-то возможность решить вопрос без денег, его решали именно так — не затратив ни копейки или расходуя самый возможный минимум средств.

И это делалось не случайно.

Во-первых, большевики, будучи марксистами и выразителями классовых интересов рабочего класса, отлично знали цену рабочей копеечке. Они знали, сколько вложено в нее пота и сил человеческих. А потому берегли ее, экономили, как только можно, понимая, что деньги это суть овеществленный труд живого рабочего человека.

Во-вторых, экономить и искать бесплатные способы решения проблемы большевиков заставляла сама жизнь. Финансовые ресурсы РСДРП(б) были всегда крайне ограниченны, особенно в сравнении с теми задачами, которые стояли перед партией. Те же меньшевики располагали не в пример более значительными денежными средствами, нередко превосходящими материальные возможности большевиков в разы, поскольку меньшевиков активно спонсировала буржуазия, особенно перед самой революцией, когда противоречия между двумя направлениями русской социал-демократии стали совершенно непримиримы.

«Большевизм и меньшевизм представляли два диаметрально противоположных восприятия объективной сущности вещей. Но с непреложной ясностью это выявилось лишь с дельнейшим течением событий, лишь по мере того, как росли и ширились баррикады народных восстаний на равнинах России.» — писал Г.М.Кржижановский в своих воспоминаниях[1].

В-третьих, большевикам зачастую и не требовались денежные средства, ибо эта партия была в самом прямом смысле частью рабочего класса. На деле это означало, что всякий более-менее сознательный рабочий, т.е. тот, кто понял свои классовые интересы, кто осознал, что единственный путь к разрешению всех его проблем — это свержение господства буржуазии, работал на партию большевиков совершенно бесплатно, причем добровольно, искренне, от души и с полнейшей самоотдачей. Такую работу невозможно купить за деньги. Так работают только по убеждению, будучи абсолютно уверенными в своей правоте. И это для партии «нового типа» не удивительно — ведь сознательный рабочий, делая что-то для своей классовой партии, фактически работает на самого себя, ради своего собственного будущего и будущего своих детей.

Учитывая тот факт, что большевистская партия была не просто партией класса, а партией именно рабочего класса — тех людей, за счет труда которых существует все общество, становится понятно, что в некотором отношении возможности партии «нового типа» многократно выше, чем любой, даже суперфинансируемой буржуазной партии. Там, где буржуазии приходится содержать кучу наемных работников и оплачивать самую ничтожную работу, поскольку без оплаты ради буржуев никто палец о палец не ударит, сами наемные рабочие для самих себя сделают то же самое даром, причем сделают много лучше, качественнее и быстрее. Только рабочий класс, отказавшись работать на буржуазию и исполнять ее приказы, может легко лишить ее той силы, экономической и военной, с помощью которой она держит в узде все капиталистическое общество.

Не случайно сегодня класс буржуазии делает все возможное, чтобы не допустить появления у российского рабочего класса своей революционной политической партии. Буржуазия знает силу настоящей компартии и помнит мощь рабочего класса, организованного в такую партию. Потому она всеми способами старается выдать за коммунистические партии фальшивые мелкобуржуазные обманки, присвоившие себе то же название — «коммунистические», в чем ей оказывают бесценную помощь оппортунисты, расплодившиеся ныне в нашей стране в неисчислимом множестве.

Фактически денежные средства партии большевиков требовались для следующих целей:

— на издание пропагандистско-агитационной литературы, которую при всем желании совершенно бесплатно было не напечатать: даже если работа печатников была бесплатной, финансы потребовались на бумагу, на типографскую краску, на использование или покупку печатной техники или запчастей к ней, чтобы сделать ее самим;

— транспортировка и доставка этой литературы местным партийным организациям;

— аренда помещений в тех случаях, когда нельзя было обойтись без денежных средств (например, для организации собственных типографий, конференций, съездов и пр.);

— содержание профессиональных революционеров — очень узкого круга большевиков-руководителей рабочего движения; материальная помощь выдавалась таким членам партии РСДРП(б) в самых минимальных размерах и нередко многие большевики от нее вообще отказывались, не желая обременять своими личными проблемами партию;

— средства для помощи арестованным и ссыльным товарищам, для организации при необходимости их побегов из тюрем и каторги, переправка спасенных за границу — подальше от карательных органов царского самодержавия;

— средства для помощи бастующим рабочим (этих средств всегда было недостаточно и иногда по этой причине рабочие вынуждены были прекращать стачки);

— другие текущие расходы, необходимые для ведения нелегальной партийной деятельности, например, взятки госчиновникам для выправки надежных документов, и т.п.;

— в период подготовки вооруженного восстания — частичная покупка и транспортировка оружия.

По последнему пункту стоит добавить, что оружие большевики по большей части тоже не покупали, ибо, во-первых, к восставшим рабочим массово примыкали не только крестьяне, но и переходящие на сторону трудового народа солдаты вместе со своим вооружением, а во-вторых, рабочие на оружейных заводах сами были способны  сделать столько оружия, сколько требовалось. Потому, если какое вооружение и покупалось большевиками, то только в определенный период истории России — во время первой русской революцией 1905-1907 гг., или в каких-то особых случаях, когда не было иной возможности вооружить людей.

Сегодня потребности в финансировании революционной партии рабочего класса в чем-то проще, а в чем-то сложнее. Гектографы и мимеографы, которыми в свое время пользовались народники и затем социал-демократы для печатанья листовок, использовать уже, конечно, не будешь, когда полно индивидуальной копировальной техники, которая не так дорого стоит и вполне по карману любому работающему человеку. Для печатания небольших тиражей листовок или даже брошюр она вполне пригодна. А вот с большими тиражами листовок, исчисляемыми десятками тысяч, а также с газетами, книгами и более толстыми брошюрами ситуация гораздо сложнее — тут нужна полноценная типография, которая стоит немало. Здесь без помощи рабочего класса не обойтись, как впрочем, и во всех остальных случаях. В том числе и по этой причине настоящей революционной партией может быть только партия рабочего класса, имеющая самые глубокие и широкие корни в рабочей среде — какой и была партия большевиков. Никакой другой партии настоящая революционная деятельность не под силу. Любая группа заговорщиков или партия мелкобуржуазных интеллигентов-активистов («когнитариев») способна только на показные действия, и не более того. Но даже в этом случае функционировать такая группа сможет только при хорошем и постоянном финансировании, каковое может быть обеспечено только тем общественным классом, который располагает огромными финансовыми ресурсами, т.е. крупной буржуазией и ее государством. Ясно, что своих классовых врагов буржуазия оплачивать никогда не станет, а если она все-таки это делает, значит это не ее враги, а друзья и помощники. Это не настоящие революционеры, а всего лишь имитаторы революционной деятельности, предатели рабочего движения вне зависимости от того, что они сами о себе думают и говорят. Истинная задача таких лже-революционеров всегда будет одна — увести протестное движение рабочих масс с правильного революционного пути на ложный путь борьбы, который заведомо к революции не приведет.

Итак, потребности партии большевиков в большей или меньшей степени мы выяснили, теперь следующий вопрос — откуда у большевиков брались деньги на всю ту нелегальную и легальную деятельность, которую они проводили?

а) Средства рабочих

Источников было немало. Но самый главный и основной — это средства самих рабочих. «Борьба рабочего класса есть дело самого рабочего класса» — это известное выражение Маркса в данном случае полностью отражает ситуацию.

И вот здесь придется кое-что разъяснить, поскольку даже в коммунистической среде последнее понимается совершенно недостаточно, при том, что многие, конечно, в курсе, что в КПСС и ранее у большевиков существовали членские взносы. Вот только отношение к этому источнику материального обеспечения партии самое несерьезное.

С КПСС понятно — это была сверхбогатая партия, и по количеству входивших в нее членов, и по той причине, что все ресурсы Советской страны были под ее управлением и контролем. Что же касается большевиков, не имевших, как всем известно, ни такой численности, ни возможности опираться на огромное и мощное государство, как впоследствии КПСС, то на первый взгляд кажется, что членские взносы — это источник крайне слабый и ненадежный. Мол, что можно взять с бедняков-рабочих, с этой нищеты? Кстати, на таком наивном понимании и закрепляется потом глупо-идиотский миф о немецких деньгах, ибо политически невежественный обыватель нередко думает, куда, мол, каким-то нищим рабочим тягаться с самим правительством не последней европейской страны.

Однако тут не так все просто. То, что в подобной обывательской логике что-то не так, ставится ясно сразу, стоит только задуматься над вопросом, а откуда, собственно, берутся деньги у самой буржуазии? Где тот источник, который питает ее государство и которым распоряжается потом буржуазное правительство?

А источник-то, оказывается, тот же самый, о котором мы только что говорили — это  худые карманы рабочего класса, наемных работников буржуазии. Присваивая неоплаченный труд рабочих в виде части стоимости товаров, ими произведенных, буржуазия вытаскивает прибавочную стоимость, продавая этим же самым рабочим сделанные ими же самими товары! Это основа капиталистического способа производства. А дополнительный грабеж помогает буржуазии осуществлять ее государство, которое своими законами, службами и всевозможными институтами выдумывает все новые и новые способы опустошения рабочих кошельков. У буржуазии каждая рабочая копеечка на счету, ничего не упускается из виду, ибо сложенные вместе, эти копеечки дают даже не миллионы — миллиарды!

В статье, посвященной российскому профсоюзному движению, мы не так давно подсчитали, какую сумму ежегодно перечисляют наши российские рабочие ФНПР, которая только делает вид, что заботится об интересах наемных работников. Эта сумма оказалась сравнимой с ежегодными доходами самых богатых российских олигархов — порядка полутора-двух миллиардов долларов (60-90 млрд. руб) в год! Численность ФНПР — около 25 миллионов человек.

Понятно, что это профсоюз, а не партия. В партии не может быть такой численности. Даже в правящей КПСС в свое время состояло только 16 млн. чел.

Но тут ведь вот какое дело. Общая численность рабочего класса в России по данным КПРФ около 35 млн. чел. Сознательными рабочими вполне могут быть 5-10% рабочих. И это немного в процентном отношении. В абсолютном же не так уж и мало — порядка 2-3,5 млн рабочих. Даже если не все они будут состоять в партии, а только каждый десятый из них, что, собственно, и имело место у большевиков, то помогать своей партии, тем более такой малостью, как крохотные деньги (например, материальная помощь партии всего 1 рубль в день или 30 руб. в месяц по карману любому сегодняшнему рабочему в России, даже самому низкооплачиваемому), вряд ли кто откажется. Для сравнения — в кассу той же ФНПР, от которой толку рабочим как от козла молока, каждый член профсоюза платит от 100 до 300 и более руб. в месяц. В итоге партия рабочего класса сегодня вполне может иметь материальное обеспечение в размере 2-3,5 млн. рублей в день. В месяц — порядка 60-105 млн. руб. В год — больше миллиарда. Это немало, совсем немало. По крайней мере, значительно больше, чем те материальные ресурсы, которыми официально располагает совсем не бедная КПРФ, получающая немалую мзду за свои оппортунистические услуги от российского буржуазного государства.

По правде говоря, этот ориентировочный подсчет можно даже считать заниженным, если учесть опыт большевиков. Если будущая партия будет похожа на РСДРП(б) — а она должна быть такой, ибо никакой другой партии рабочий класс в нашей стране просто не поверит! — немалая часть рабочих будет с большим удовольствием отдавать значительно больше, чем 30 руб. в месяц. Число сторонников из рабочих у такой партии будет отнюдь не 5-10%, не говоря уже о том, что в числе сторонников будут и представители интеллигенции, и даже немалая часть сегодняшней формально мелкой буржуазии, которая в нашей стране занимается «предпринимательством» вовсе не по своей воле, а потому что не чем больше жить.

Но дело совсем не в конкретной сумме — дело в принципе. Нам важно было показать, что взносы рабочих партии большевиков были отнюдь не крохотными. Это были, во-первых, не только сугубо членские взносы, а часто все то имущество и все те доходы или материальные средства, которыми располагал член партии. И во-вторых, взносы на партию или на те или иные организуемые ею проекты (например, на издание газеты, на стачку, на помощь арестованным товарищам или др.) собирались не только с членов РСДРП(б), но со всех, кто являлся сторонником партии или кто в чем-то поддерживал ее политику и ее действия. А таковых в РИ в начале XX века было немало. Среди рабочих это была огромная часть, в преддверии революции — подавляющая.

б) Средства сочувствующих

Еще один серьезный источник финансирования большевиков, о котором стоит сказать особо, прежде чем мы передадим слово самим большевикам. Это помощь так называемых «образованных» слоев населения Российской империи. Она не была систематической за редким исключением. Суммы, выделяемые большевикам обеспеченными людьми — представителями интеллигенции, некоторыми прогрессивно мыслящими представителями буржуазии или царского чиновничества, были, как правило, нерегулярны и невелики по объему. Но, в общем и целом, эта материальная поддержка, особенно в период становления партии, все-таки нередко выручала большевиков, позволяя им печатать газеты, издавать брошюры и книги, помогать своим бедствующим, ссыльным, арестованным или совсем больным товарищам, потерявшим здоровье на царских каторгах.

Говоря о финансировании РСДРП(б), об этом источнике денежных средств нередко забывают — многим он кажется более чем странным и может быть даже надуманным. Большинству, знающему историю России по либеральным сказкам, совершенно непонятно, почему представители буржуазных слоев российского общества и даже класса буржуазии помогали той партии, которая ставила целью уничтожение всяких эксплуататорских классов. Тем более, что выше мы сказали, что буржуазия не станет финансировать своих классовых врагов. Но ничего противоречивого в наших словах нет — все как раз логично и вполне закономерно. Здесь важно понимать условия царской России того времени, о которых мы говорили в части 1 настоящей статьи.

Трудящиеся слои населения царской России, и в первую очередь, рабочий класс, находились в то время под двойным гнетом — умирающего эксплуататорского класса феодалов и растущего нового эксплуататорского класса буржуазии. Потому перед революционной партией рабочего класса в России стояла  не одна, а две задачи, которые могли быть осуществлены только последовательно, одна за другой:

1) уничтожение остатков феодализма в России, т.е. свержение  царского самодержавия и образование из абсолютистского феодального государства буржуазной республики (отсюда — программа-минимум);

2) уничтожение капитализма, свержение господства класса буржуазии, захват политической власти в руки рабочего класса и установление диктатуры пролетариата для построения нового коммунистического общества (программа-максимум).

До 1917 года центральным вопросом общественного развития России был вопрос уничтожения самодержавия. Это, в первую очередь, было выгодно классу буржуазии, а значит и буржуазным слоям общества, которые, избавляясь от остатков феодализма, выигрывали от установления буржуазной демократии и буржуазной республики в гораздо большей степени, чем рабочий класс, на этом этапе еще не освобождавшийся в полной мере от эксплуатации и угнетения.

Вот потому-то и поддерживали «обеспеченные», т.е. буржуазные, слои общества в царской России революционеров всех мастей, начиная с народовольцев с их террором против царя и его сановников и заканчивая большевиками с их рабочим классом и классовой борьбой, потому что прекрасно осознавали, кому достанется вся выгода от революционной деятельности различных революционных партий в России — буржуазии и только буржуазии!

Так оно в принципе и оказалось. После Февраля 1917 года политическая власть в стране перешла в руки буржуазии — в руки буржуазного Временного Правительства. Разумеется, всякая помощь буржуазных классов и слоев общества большевикам тут же прекратилась — «мавр сделал свое дело, мавр может умереть».

И если бы не особые условия, в которых оказалась Россия в начале XX века — надоевшая народу бессмысленная империалистическая бойня; наличие в стране мощного, закаленного в классовых боях революционного рабочего класса, руководимого своей революционной партией;  мощное революционное возмущение многомиллионных крестьянских масс; отказ буржуазного Временного правительства от проведения давно назревших в стране экономических реформ и т.п. — социалистическая революция в России могла бы произойти не слишком скоро. Но история, как мы знаем, распорядилась по-другому.

в) «Эксы» (экспроприации)

Еще один источник финансирования партии большевиков, о котором тоже стоит сказать несколько слов, хотя он никогда не являлся для партии большевиков сколько-нибудь существенным, но который сейчас нередко становится объектом одиозных спекуляций буржуазных пропагандистов — так называемые «эксы» или экспроприации, то есть  ограбления государственных или частных банков, богатых граждан или их домов и пр.

Вообще говоря, эксы были любимым занятием эсеров и особенно анархистов, то есть мелкобуржуазных левых, а вовсе не большевиков. Большевики экспроприации осуществляли крайне редко и только в острый период вооруженного восстания 1905-1907 гг. В 1917 году экспроприации стали уже неактуальны, ибо солдаты царской армии массово переходили на сторону революционных рабочих. Но тогда, в период первой русской революции экспроприации были одним из способов подготовки вооруженного восстания. Осуществляли их так называемые «боевые группы» РСДРП(б), основная задача которых была вовсе не экспроприации, не добыча денежных средств, а помощь революционным рабочим в баррикадных боях и стычках с черносотенцами, которых царское правительство частенько натравливало на бастующих рабочих, рабочих лидеров, прогрессивных представителей интеллигенции, инородцев и пр. В некоторых случаях эти боевые группы использовались и для нападения на государственные банки, когда партии большевиков остро не хватало денег на подготовку вооруженного восстания.

Хотя наши защитники буржуазного строя и частной собственности подают большевистские экспроприации как нечто крайне негативное и преступное, мы никакого криминала в таких действиях большевиков не видим. То, что было награблено капиталом за много лет, вернулось к тем, кто все создавал своими собственными руками. А нынешним защитникам частной собственности хотелось бы посоветовать обратить свое внимание на недавнее, но гораздо более существенное событие в истории нашей страны — тотальное ограбление советского народа и лишение его всякой собственности теми, кто сегодня упрекает большевиков в преступлениях против собственности.

Кстати, со спадом революции 1905-1907 гг. такая практика, как экспроприации, и ранее применявшаяся большевиками крайне ограниченно, была полностью прекращена. Уже IV Объединительный съезд РСДРП (апрель 1906 г.) фактически запретил экспроприации — см. резолюция съезда «О партизанских выступлениях» в 15-томнике «КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК», т.1, стр.200. А к концу этого периода те боевые группы РСДРП, которые не подчинились решению ЦК партии большевиков (такие, несколько заигравшиеся в Робин Гудов, товарищи были — мелкобуржуазность в сознании не все, к сожалению, смогли изжить), исключались из партии, денежные средства, добытые ими, партией не принимались. Об этом написано в воспоминаниях многих старых большевиков, например, у Ц.Зеликсон-Бобровской «За первые 20 лет. Записки рядового подпольщика», 1932 г.

Если наших читателей интересует вопрос с экспроприациями подробнее, мы можем посвятить ему отдельный материал. Здесь же повторим еще раз — серьезного значения в финансировании партии большевиков средства, полученные таким путем, не имели. Подтвердить сказанное могут цифры, приведенные В.И.Лениным в статье «Партизанская война» о доходах одного из отделений РСДРП — Латышской СДРП, которые в свое время были напечатаны в газете латышских социал-демократов «Новое время». Доход Латышской СДРП за 1905-1906 гг. — 48 000 руб., из них получено от экспроприаций за то же время было только 5600 руб., то есть чуть больше чем десятая часть. А ведь Латышский край был одним из тех регионов Российской Империи, где эта форма партизанской борьбы была наиболее популярна.

Из этих цифр вытекает и другой вывод — если годовой доход одного из отделений РСДРП, отнюдь не самого богатого, действующего в непромышленном регионе РИ, был почти 50 тыс. рублей, то годовой доход всей партии большевиков, состоящей из десятков подобных отделений, был не таким уж и маленьким. Он явно  исчислялся в сотнях тысяч, а может быть и миллионах рублей. И это один из показателей того, что рабочий класс действительно поддерживал свою партию, ибо эти сотни тысяч и миллионы складывались, в первую очередь, из рабочих копеек и пожертвований сочувствующих большевикам лиц и шли все эти деньги на рабочее дело, а не на роскошную жизнь единиц из партийной верхушки, как в буржуазных партиях.

г) Коммерческие предприятия большевиков

Рассказывая о том, как, где и какими способами партия большевиков обеспечивала себя денежными средствами, хотелось бы затронуть еще один вопрос — о  коммерческих предприятиях большевиков. Преувеличенные рассказы о том, что у РСДР(б) их было немало и довольно успешных, распространены среди наших российских левых сейчас достаточно широко. В связи с чем, многие из них даже предлагают сначала организовать такие доходные коммерческие предприятия, а уж потом, когда они как следует «раскрутятся» и будут приносить серьезный доход, уже заниматься коммунистической работой. Мы не шутим, такого рода предложения периодически поступают и нам, в редакцию «Рабочего Пути». Аргументация авторов довольно интересная — мол, раз вы владеете марксистской теорией и знаете экономические законы капитализма,  то сможете лучше, чем капиталисты, получать прибыль. На такие наивно-утопические,  мелкобуржуазные представления о марксизме вообще и коммунистической деятельности, в частности, можно ответить только одно, что если бы марксисты изучали марксизм для получения прибыли, то они бы не были марксистами, выразителями коренных интересов угнетенного и эксплуатируемого рабочего класса. Они бы были обыкновенными буржуями, стремящимися поставить себе на службу  объективные законы общественного развития. Но последнее бы у них никогда не получилось, ибо законы эти неопровержимо свидетельствуют о скорой и неизбежной гибели класса буржуазии.

Сказанное не означает, что никакие коммерческие предприятия в революционной деятельности недопустимы, это означает, что если такие предприятия и организуются, то вся их деятельность всецело служит коренным интересам рабочего класса, являясь вспомогательным направлением работы коммунистов, но никак не основным и не первостепенным.

Да, у большевиков имелись коммерческие предприятия, приносившие партии некоторый доход. Но организовывались они, во-первых, не на начальном этапе  деятельности большевистской партии, а тогда, когда партия уже окрепла и возмужала, когда она накопила кадровый состав работников безупречной честности и порядочности, которым могла всецело доверять. И, во-вторых, такого рода предприятия у большевиков всегда решали несколько задач одновременно, а не только задачу добывания денег для революционной работы. Как правило, все коммерческие предприятия РСДРП(б) были одновременно хорошим прикрытием для нелегальной революционной деятельности, и именно она являлась основной и главной задачей таких предприятий.

Как пример, легальная типография, которых в разное время у большевиков было несколько. Главная и основная ее цель — издание нелегальной партийной литературы. Одновременно, как прикрытие, официальная легальная коммерческая деятельность, приносящая некоторый доход — издание печатной продукции по заказам сторонних клиентов.

Что же касается периода становления партии, то большая часть коммерческих предприятий, организуемых в то время социал-демократами, была неудачной. Об одном таком случае — наивной попытке организовать что-то коммерческо-доходное достаточно подробно и честно написано в воспоминаниях И.Бабушкина. Инициаторами таких попыток всегда выступали начинающие революционеры, еще не изжившие до конца своей мелкобуржуазности и плохо знакомые с теорией и практикой революционной работы.

Самая большая сложность создания такого рода предприятий на этапе становления партии состоит в том, что политически нестойкие товарищи, слабо знакомые с революционной теорией и не проверенные в революционной деятельности, легко могут увлечься процессом «деланья денег», тем более, что этому способствует вся среда буржуазного общества. Если коммерческое предприятие существует само по себе без каких бы то ни было дополнительных революционных направлений, как в примере с легальными типографиями большевиков выше, если руководители предприятия не являются убежденными и проверенными большевиками, то при недостаточном партийном контроле, который, заметим, не так-то легко обеспечить надлежащим образом, рано или поздно его деятельность становится самодостаточной и все более и более отходит от интересов и целей партии.

Большевики это отлично понимали, и потому ЦК партии не рекомендовал местным партийным организациям увлекаться коммерцией, хотя если для этого имелись удобные условия и подходящие люди, подобные начинания приветствовались.

д) Помощь иностранных товарищей

Здесь, в первую очередь, стоит сказать о помощи российским социал-демократам ведущей на тот момент времени (конец XIX — начало XX века) немецкой социал-демократии, долгие годы служившей эталоном для российских большевиков. Численность немецкой компартии и ее влияние в немецком рабочем классе было огромным, немалыми были и нее финансы. Потому  немецкие социал-демократы, руководствуясь принципами пролетарского интернационализма, активно помогали начинающим социал-демократическим партиям всем, чем можно, в том числе и материально.

Немалую помощь оказывали немцы и другие европейские социал-демократические партии, в первую очередь, заграничному центру РСДРП(б). На их деньги нередко издавалась нелегальная литература, переправлявшаяся потом в Россию, особенно в начальный период становления российской социал-демократии.

Позднее, в период первой русской революции, иностранные товарищи организовывали специальные сборы для русских рабочих среди трудящихся своей страны, помогали российской революционной интеллигенции проводить благотворительные вечера и концерты в помощь русской революции, устраивали для представителей большевиков специальные зарубежные туры, в ходе которых, выступая перед местными рабочими на митингах и собраниях, агенты  РСДРП(б) собирали пожертвования трудящихся других стран на революционную борьбу против царского самодержавия.

3. Из воспоминаний большевиков

Теперь дадим слово самим большевикам, которые лучше нас расскажут о том, что и как было.

М.И.Ульянова

Из воспоминаний М.И.Ульяновой:

«Из посещавших нашу квартиру в Самаре… помню еще В.А.Ионова и А.И.Ерамасова. Последний был знаком с М.Т.Елизаровым и Ионовым по Сызрани, и они затащили его как-то к нам….

Хотя А.И.Ерамасов был довольно редким нашим посетителем в Самаре — жил он постоянно в Сызрани, — но связь с ним установилась крепко, на всю жизнь. Не принимая сам непосредственного участия в революционной работе, он за все время подпольной работы снабжал партию средствами — он был тогда довольно богатым человеком, — и в трудные времена мы всегда обращались за помощью к «монаху», как прозвал его Ильич.

После революции А.И.Ерамасов был некоторое время в партии, но вышел из нее по болезни (туберкулез легких и почек), короткое время работал в Музее народного образования, но вынужден был оставить работу по той же причине. Не имея заработка, он находился в стесненных материальных условиях, но сам ни разу не написал об этом ни Владимиру Ильичу, ни кому-либо другому из членов нашей семьи — так велика была его скромность, — пока мы сами не разыскали его и не выхлопотали ему пенсию. После этого А.И. прожил недолго и весной 1927 года умер в Сызрани.»[2]

Н.К.Крупская

Из воспоминаний Н.К.Крупской:

«За Невской же заставой учительствовала и Александра Михайловна Калмыкова — прекрасная лекторша (помню ее лекции рабочим о государственном бюджете), имевшая в то время книжный склад на Литейном. С Александрой Михайловной познакомился тогда близко и Владимир Ильич… Позднее Александра Михайловна содержала на свои деньги старую «Искру», вплоть до II съезда. Она не пошла следом за Струве, когда он перешел к либералам, и решительно связала себя с искровской организацией. Кличка ее была «тетка». Она очень хорошо относилась к Владимиру Ильичу.»[3]

«Знала я и Туган-Барановского. Я училась вместе с его женой, Лидией Карловной Давыдовой (дочерью издательницы журнала «Мир Божий»), и одно время захаживала к ним. Лидия Карловна была очень умная и хорошая, хотя и безвольная женщина. Она была умнее своего мужа. В его разговорах всегда чувствовался чужой человек. Раз я обратилась к нему с подписным листом на стачку (костромскую, кажется). Я получила сколько-то, не помню сколько, рублей, но должна была выслушать рассуждение на тему: «Непонятно-де, почему надо поддерживать стачки, — стачка недостаточно действительное средство борьбы с предпринимателями». Я взяла деньги и поторопилась уйти.»[4]

А.М.Коллонтай

Из воспоминаний А.М.Коллонтай о том, как добывались деньги для создания Подвижного музея учебных пособий (подобного рода культурно-просветительские заведения социал-демократы 90-х гг. использовали для политического просвещения рабочих):

«Но чтобы создать такой музей, нужны были и деньги. Для добывания денежных средств устраивались музыкально-литературные вечера, а также лекции на научные темы в залах Соляного Городка. Вечера эти давали хорошие сборы.»[5]

Л.Б.Красин

Ну, а теперь, может быть, самое интересное — воспоминания Л. Красина, одного из тех руководителей-большевиков, кто непосредственно отвечал за финансирование партии:

«Кажется, Наполеону принадлежит изречение: «деньги — нерв войны». Но и революционную работу нельзя было вести без денег, и поэтому организация финансов партии встала перед нами одной из настоятельнейших задач немедленно после второго съезда. Мне, в качестве члена Ц. К., пришлось довольно близко стоять к этому делу, и каких только способов мы не применяли, чтобы сколотить те, в буквальном смысле, гроши, на которые строилась партийная организация и техника в первые годы их существования.

Конечно, все участники партийных кружков и организаций облагались опре­деленным сбором, но, к сожалению, эти оборы почти никогда не доходили до центральной коллегии и расходовались либо на местные нужды организаций, либо направлялись непосредственно за гра­ницу в «Искру», как поддержка газеты, или на брошюрную литера­туру. Приходилась изыскивать другие средства.

Одним из главных источников было обложение всех других оппозиционных элементов русского общества, и в этом деле мы достигли значительной вир­туозности, соперничая с меньшевиками и с партией эсеров. В те времена, при минимальном дифференцировании классов и при всеоб­щей ненависти к царизму, удавалось собирать деньги на социал-де­мократические цели даже в кругах сторонников «Освобождения» Струве. Считалось признаком хорошего тона в более или менее радикальных или либеральных кругах давать деньги на революцион­ные партии, и в числе лиц, довольно исправно выплачивавших еже­месячные сборы от 5 до 25 р., бывали не только крупные адвокаты, инженеры, врачи, но и директора банков и чиновники государствен­ных учреждений.

С течением времени удалось привлечь к делу фи­нансовой поддержки партии некоторых меценатов из слоев и сфер, казалось бы, совершенно не сочувствовавших рабочему движению. Достаточно сказать, что С. Т. Морозов — крупный московский фа­брикант — регулярно вносил в распоряжение нашего Центрального Комитета по тогдашним временам довольно крупные суммы, и по­следний взнос был мною лично получен от С. Т. за два дня до его трагической смерти. (Он застрелился в Каннах. Я заехал к С. Т. в Виши, возвращаясь с Лондонского третьего съезда в 1905 году, застал его в очень подавленном состоянии в момент отъезда на Ривьеру, а через два дня, возвращаясь нелегально из Берна в Россию, в поезде прочел известие о его самоубийстве. — Примечание Л.Красина.)

С. Т. Морозов оставил после своей смерти страховой полис, большая часть суммы которого душеприказчиками С. Т. по его ука­заниям, сделанным задолго до смерти, была передана также в рас­поряжение нашего Ц. К.

Значительные суммы были получены нашей партией через А. М. Горького, который давал и свои деньги и привлекал разных состоятельных людей к делу помощи партии. Между прочим, через посредство А. М. Горького была установлена впер­вые связь между нашей бакинской техникой, нуждавшейся в сред­ствах, и А. Д. Цюрупа, управлявшим тогда в Уфимской губернии имениями Кугушева и поддерживавшим нас с этого момента систематической присылкой денег.

Довольно много денег собиралось так­же всякого рода предприятиями, вплоть до спектаклей, вечеров и концертов. Наша кавказская техническая организация довольно успешно использовала приезды на Кавказ В. Ф. Коммиссаржевской, дававшей часть сборов на нужды партии. Один из вечеров с участием В. Ф. Коммиссаржевской, прошедший с громадным успехом, был устроен в Баку по случайности как раз в том самом доме, в ко­тором жил начальник местного губернского жандармского упра­вления.

В последующий период существования партии удавалось организовывать ряд коммерческих предприятий, дававших значи­тельные поступления.

Следует упомянуть о довольно крупном на­следстве, полученном нашей партией от замученного царским пра­вительством в московских тюрьмах студента Шмидта, завещавшего партии свою долю участия в товариществе Викулы Морозова. По­лучение этих денег сопровождалось спором с некоторыми сона­следниками, и в качестве курьеза можно отметить, что большинство третейского суда, присудившего в нашу пользу эти деньги, со­стояло из эсеров Минора, Бунакова и др.

Бывали и весьма трога­тельные случаи. Так, однажды к нам в Питер явилась молодая де­вица и заявила о сочувствии партии и желании передать в соб­ственность партии доставшееся ей по наследству небольшое имение где-то на юге России. В виду несовершеннолетия жертвовательницы, пришлось прибегнуть к несколько сложной комбинации, а именно — предварительной выдаче ее замуж и продаже имущества уже с раз­решения мужа. Для разочарования тех из наших врагов, кото­рые при чтении этих строк готовы будут поставить в упрек нашей партии ограбление несовершеннолетних девиц, могу добавить, что жертвовательница эта — Федосья Петровна Кассесинова — и посейчас состоит в рядах нашей партии, занимая скромную должность ши­фровальщицы в одном из наших торговых представительств. Муж ее, к сожалению, погиб, сражаясь за Республику на сибирском фронте.

Деньги нам нужны были, главным образом, для поддержания типографской техники и транспорта. Жили партийные работники обыкновенно на свои собственные средства, перебиваясь случай­ными занятиями, уроками или поддержкой родственников и знакомых. Лишь значительно позднее, уже после 1905 года, было по­становлено некоторую небольшую часть партийных работников систематически поддерживать из партийной кассы. Но даже и в это позднейшее время речь шла о буквально грошевых выдачах в 25—30 рублей в месяц. Приходилось давать деньги лишь на более или менее серьезные поездки, в особенности, связанные с нелегальным переходом границы, уплатой контрабандистам и т. д.

Перевозка литературы и ее хранение стоили изрядных денег, приходилось не только оплачивать фрахт, но и снимать склады, помещения, заводить подставные предприятия.

Но наибольшие расходы шли на типографский технический аппарат, на закупку и оборудование типографий, приобретение бу­маги, шрифта и содержание наборщиков и печатников.»[6]

А.М.Горький

Из воспоминаний А.М.Горького:

«К немецкой партии у меня было «щекотливое» дело: видный ее член, впоследствии весьма известный Парвус, имел от «Знания» доверенность на сбор гонорара с театров за пьесу «На дне». Он получил эту доверенность на сбор в 902 году в Севастополе, на вокзале, приехав туда нелегально.  Собранные им деньги распределялись так: 20% со всей суммы получал он, остальное делилось так: четверть — мне, три четверти в кассу с.-д. партии. Парвус это условие, конечно, знал, и оно даже восхищало его. За четыре года пьеса обошла все театры Германии, в одном только Берлине была поставлена свыше 500 раз, у Парвуса собралось, кажется, 100 тысяч марок. Но  вместо денег он прислал в «Знание» К.П.Пятницкому письмо, в котором добродушно сообщил, что все эти деньги он потратил на путешествие с одной барышней по Италии.  Так как это, наверное, очень приятное путешествие лично меня касалось только на четверть, то я счел себя вправе указать ЦК немецкой партии на остальные три четверти его. Указал через И.П.Ладыжникова. ЦК отнесся к путешествию Парвуса равнодушно. Позднее я слышал, что Парвуса лишили каких-то партийных чинов, — говоря по совести, я предпочел бы, чтобы ему надрали уши…»[7].

«Идею поездки в Америку для сбора денег в кассу «большевиков» дал Л.Б.Красин; ехать со мной в качестве секретаря и организатора выступлений должен был В.Воровский, он хорошо знал английский язык, но ему партия дала какое-то другое поручение, и со мной поехал Н.Е.Буренин, член боевой группы при ЦК(б)… Эс-эры, узнав, с какой целью я еду, юношески живо заинтересовались поездкой; ко мне — еще в Финляндии — пришел Чайковский с Житловским и предложили собирать деньги не для большевиков, а «вообще для революции». Я отказался от «вообще революции». Тогда они послали туда «бабушку», и перед американцами явились двое людей, которые, независимо друг от друга и не встречаясь, начали собирать деньги, очевидно, на две различные революции; сообразить, которая из них лучше, солиднее, у американцев не было ни времени, ни желания. «Бабушку» они, кажется, знали и раньше, американские друзья сделали ей хорошую рекламу, а мне царское посольство устроило скандал. Американские товарищи, тоже рассматривая русскую революцию как «частное неудавшееся дело», относились к деньгам, собранным мною на митингах, несколько «либерально», в общем я собрал долларов очень мало, меньше 10 тысяч. Решил «заработать» в газетах, но и в Америке нашелся Парвус. Вообще поездка не удалась, но я там написал «Мать», чем и объясняются некоторые «промахи», недостатки этой книги.»[8]

А.Л.Парвус

Кстати, Парвус, о котором рассказывает Алексей Максимович Горький, этот тот самый субъект — Александр Львович Парвус, на которого ссылаются сегодня идеологи буржуазии, распространяя миф о «немецких деньгах», якобы уплаченных большевикам германским правительством, о котором мы говорили в первой части нашей статьи. Стоит ли удивляться тому, что записные лжецы берут себе в помощь записного мошенника? «Рыбак рыбака видит издалека.» А случай, рассказанный Горьким, это то самое «дело Парвуса», за которое он был потом, в 1908 г., исключен из обеих партий — и из российской (тогда, в 1906 году, когда выяснилось это позорное хищение партийных средств,  большевики и меньшевики, к которым примыкал Парвус, формально еще не были разделены), и из немецкой.

Но, по крайней мере, наш читатель — сознательный рабочий теперь знает, где следует искать правду. А это самое главное…

В.Кожевников, 26.06.2015 г.

[1] См. Г.К.Кржижановский «О Владимире Ильиче», в кн: «Воспоминания о Ленине», М., 1956 г. стр.161.
[2] М.Ульянова «В деревне и в городе», в кн.: «Воспоминания о В.И.Ленине», М., 1956 г., стр. 57-58
[3] Н.Крупская «Из воспоминаний о В.И.Ленине», там же, стр. 77
[4] Там же, стр.82
[5] А.М.Коллонтай «Из моей жизни», Издательство «Советская Россия», М., 1974 г., стр.82
[6] Л. Красин (Никитич). «Большевистская партийная техника.», в кн.: «Техника большевистского подполья», Истпарт, 1926.
[7] А.М.Горький «В.И.Ленин», с кн.: «Воспоминания о В.И.Ленине», М., 1956 г., стр. 368
[8] Там же

Кто финансировал большевиков: 3 комментария

  1. 1. «Все дело в полнейшей бессмысленности для германского правительства платить за революцию и беспорядки в России социал-демократам-большевикам, когда точно такие же революционеры сидели у них тогда в своей собственной стране» … Во-первых, Германия проигрывала войну, и это резко повышало опасность революции (помимо всего прочего) и ей ничего не оставалось, как идти на риск, это было вынужденной мерой. Во-вторых, риск был не так уж велик. Выход России из войны намного повышал шансы на победу Германии, а в победившей стране вероятность революции резко снижается. Таким образом, оплачивая беспорядки в России, Германия увеличивала шансы на свою победу в войне и как раз снижала вероятность революции в своей стране.
    2. Прежде чем хотя бы одна десятая часть рабочих «будет с большим удовольствием отдавать» деньги партии, не говоря уже о буржуазии, нужна огромная подготовительная работа среди малограмотного народонаселения, не имевшего представления, что такое марксизм-ленинизм и что из этого выйдет, на что требуется, говоря современным языком, первоначальный капитал. Вопрос в том, кто его предоставил?

    1. Глупость несусветная! Вы хоть прежде думайте, а потом пишите.
      Победы и поражения империалистических стран НИКАК не связаны с революционными процессами в их странах. Революции происходят не потому, что страна проигрывает войну. А потому что положение трудового народа из-за ведущейся войны становится невыносимым! Деньги-то на войну откуда берутся? С народа семь шкур дерут! Буржуи, как и царь в свое время, свои капиталы тратить на войну не желал. Милый царек понабрал кредитов за границей, а расплачиваться за них заставил свой народ — своими жизнями и здоровьем. Российская империя воевала-то в Первой мировой за интересы Англии и Франции! Своих притязаний у нее в Европе не было!
      У германского капитала интерес воевать был огромный. Да только воевать не получалось — германская армия разбегалась! Точно также, как и российская. Потому что солдаты не хотели воевать! На фиг им эта война была не нужна. Она нужна буржуазным правительствам и капиталистам, на паршивым царям.

      Второе Ваше заявление еще глупее. Сделать революцию по заказу нельзя. Она не от пропаганды происходит, а вызревает сама внутри страны в силу экономических законов, управляющих его капиталистической экономикой. Вы как-то призабыли (или вообще не знали?), что революция-то в России была сначала буржуазно-демократическая — Февральская! И только потом, через 9 месяцев произошла революция социалистическая (Октябрьская), поскольку пришедшая к власти в стране в феврале буржуазия не сделала того, что требовал народ — не уничтожила остатки феодализма — не раздала помещичью землю крестьянам и не учредила буржуазную республику, как обещала. А сделала бы это — может и не было никакого Великого Октября.
      Российским солдатам и крестьянам не нужен был никакой марксизм, чтобы понять, что они с голоду пухнут, и убивают их на непонятно какой войне ни за хрен. Это вам дважды два полдня объяснять будет, потому что желудок сытый, а был бы пустой, мигом поняли бы где и в чем ваш классовый интерес.

      1. Свои притязания были — планы Германии строительства железной дороги Берлин-Багдад через Стамбул угрожал всей зерновой, нефтяной и прочей черноморской торговле России.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь.