Роль нравственности в преобразовании общественно-экономической системы

«Формы жизни есть печать духа народа. Можно судить об упадке или восхождении народа не только по историческим фактам, но и по выражениям творчества. Когда духом овладевают грубость и невежество, то все выражения будут соответствовать установлениям жизни. В этом единении можно проследить все основные черты времени».
Е.И. Рерих

В конце 80-х начале 90-х годов прошлого столетия советское общество, насмеявшись и надругавшись над великими и светлыми идеалами его строителей, бросилось, ведомое предателями, в объятия дикого Запада. Мечты о сказочных богатствах и феерических витринах ослепили людей, и они перестали видеть Солнце, освещающее их путь лучами высоких нравственных ценностей социализма. Советское жизнеустройство, завоёванное самоотверженным подвигом миллионов, рухнуло, и над обществом распласталась полярная ночь рынка. Вместо Солнца жизнь бывших советских граждан теперь освещают неоновые огни борделей, кабаков и супермаркетов. Вместо спешащих друг другу на помощь друзей, товарищей и братьев вокруг рыщут безжалостные волки.

Творческое созидание заменено одуряющими развлечениями. А в бывших храмах культуры проводятся шабаши поклонников Мамоны, безобразия и порнографии. За считанные годы общество самых читающих, самых образованных и самых бескорыстных в мире людей превращено в апатичное бездумное стадо, снующее по миру в поисках пропитания. Уделом слабых духом становятся алкоголизм, наркомания и психосоматические расстройства. Для постсоветского общества эти социальные болезни настолько характерны, что о них открыто говорят даже со страниц буржуазной прессы.

Но вот что отмечает газета АиФ «Здоровье» (№ 101, 1996 г.) по поводу страны, которая лишь краткий исторический миг пользовалась нравственными сокровищами социализма: «До падения Берлинской стены количество больных СПИДом в ГДР можно было посчитать по пальцам, а неврозы и наркомания были достаточно редкими заболеваниями. Теперь картина резко изменилась. Отмечен небывалый наплыв пациентов с психосоматическими расстройствами и массовая волна депрессий».

 Но тогда, в конце 80-х — начале 90-х, разве кто-то думал о том, что скрывается за нарядными витринами западной псевдодемократии?

Тогда ослеплённое большинство уже видело себя в мечтах без пяти минут миллионерами, а тех, немногих, кто предупреждал об опасности, исходящей от капитализма, в котором высшей нравственной ценностью объявлена прибыль, образно говоря, забрасывали камнями или предавали остракизму.

Техническое развитие, многократно опережающее духовное, а так же высвобождаемые при помощи СМИ и на сегодняшний день чрезвычайно распоясавшиеся низменные инстинкты коллективного бессознательного угрожают уже жизни не только отдельных личностей, но и планеты в целом.

Но прежде, чем общество будет в состоянии переоценить ценности, т.е. изменить капиталистические ориентиры своего развития на социалистические, оно должно сначала беспристрастно сравнить духовное качество жизни в обеих системах, а потом по достоинству оценить моральные сокровища социализма, которые, к сожалению, ещё до конца не осознаны, а потому и до не оценены в полной мере.

Начнём сравнивать с главного. Уже в течение многих столетий западное общество пропагандирует и культивирует индивидуализм, выражаемый формулой: «Каждый – за себя, один Бог – за всех». Социализм наоборот утверждает коллективизм: «Один – за всех, и все – за одного». И это естественно, ведь в обществе индивидуалистов он не может быть не только построен, но и завоёван. Это с особой наглядностью показывает новая и новейшая история Запада. Идеалы Равенства, Братства и всеобщей Солидарности чужды миру мелких собственников и эгоистов. Но особенно ярко преимущества коллективизма проявляются в экстремальных ситуациях. В статье о гибели Титаника («Титаник – вечный миф», «Клады и сокровища» №3, 1998г.) достаточно подробно описывается поведение жертв во время кораблекрушения: «А сколько низости в поведении тех семисот счастливчиков, которым удалось занять места в шлюпке. После того, как корабль затонул, в ледяной воде оказалось более тысячи человек. Шлюпки спешили прочь от них. Если же кто и пытался повернуть назад, дабы помочь тонувшим, его быстро урезонивали попутчики. «Каждый за себя!» — такими были последние слова капитана «Титаника» Эдварда Дж. Смита. В ту ночь многие участники трагедии старались буквально следовать этому девизу. Высокую трагедию творили подонки».

Коллективизм предполагает абсолютно иной, единственно достойный человека стиль поведения. В статье «Чтобы выжить, унесённые на барже ели мыло и запечённую кожу сапог» («Факты» от 18.02.2000г.) ее автор А.Гороховский констатирует: «Когда спасённых с дрейфующей баржи четырёх советских солдат (баржу носило в океане 49 суток – Н.К.) везли из США во Францию на пароходе «Куин Мэри», чтобы потом отправить в Москву, на борту корабля оказалось много журналистов. И практически всех представителей зарубежных масс-медиа интересовал один и тот же вопрос: почему столь длительное время, мучаясь от голода, солдаты не стали есть друг друга? (!) Тогда ребята без пафоса отвечали, что советские люди никогда не опустятся до такого, никогда не бросят товарища в беде, а будут вместе бороться до конца».

Подобных примеров можно привести множество, и все они неизменно будут свидетельствовать, что моральный перевес на стороне коллективизма. Следовательно, индивидуализм является качеством, которое должно быть стёрто в процессе дальнейшей духовной эволюции человечества (если, конечно, человечество не хочет исчезнуть с лица земли, в связи с грозящей ему общепланетарной катастрофой).

Ещё один очень важный нравственный фактор – это отношение к труду. Во времена печально известной перестройки советским людям внушали, что они-де лодыри, и только рынок может приучить их добросовестно трудиться.

И вот наступил капитализм, при котором на практике выяснилось много «интересных» вещей.

Во-первых, что именно лодырям (которых оказалось ничтожное меньшинство), если они не обременены совестью и в некоторой степени наделены ловкостью мошенников, при капитализме живётся лучше всех.

Во-вторых, что большинство (которое честно трудилось при социализме) обречено теперь вкалывать до седьмого пота и при этом оставаться нищим.

В-третьих, что гораздо благородней и радостней трудиться на пользу общества в целом, чем служить орудием обогащения у жадного хозяина, который эксплуатирует, подгоняя кнутом страха перед безработицей и нагайкой неуёмного потребительства.

И, наконец, в-четвёртых, что заниматься любимым делом и быть творцом на своём рабочем месте – это самое интересное, что может быть в жизни. И – наоборот, работать не по желанию, а по нужде, не по призванию, а во имя денег – занятие очень изнурительное, нудное и разрушительное, как для души, так и для тела.

В развитых капиталистических странах в последние десятилетия стал популярен термин «кароши» – смерть на рабочем месте от переутомления. За что гибнут эти нервноистощённые трудоголики? Неужто только за то, чтоб увеличились прибыли их безжалостного хозяина миллиардера? Если посмотреть в корень проблемы, то именно за это! А если заглянуть в область личных мотивов, то – от страха перед нищетой и от желания больше заработать, чтоб потом больше потребить. Из всего выше сказанного следует, что при капитализме к труду относятся, как к неизбежному рабству, которое надо терпеть, чтобы не оказаться под забором и не терпеть нищету. При капитализме можно быть всего лишь живым придатком к конвейеру (вспомним гениальный фильм Ч.Чаплина о том, как бродяжка Чарли устроился на завод Форда), но творцом быть нельзя, потому что рабство, даже если оно наёмное, убивает творчество.

Какое же отношение к труду воспитывал социализм? Обратимся к свидетельствам очевидцев.

Из письма И.Эренбурга ткачихам, сёстрам Виноградовым: «…люди почему-то всегда думали, что есть труд высокий и низкий. Они думали, что вдохновение способно водить кистью, но не киркой… Пала глухая стена между художником и ткачихой, музы не брезгуют и шумными цехами фабрик, и в духоте шахт люди добывают не только тонны угля, но и высочайшее удовлетворение мастера. У нас с вами одни муки, одни радости. Назовём их прямо: это муки и радости творчества».

А вот выдержки из интервью со старейшей советской журналисткой Е.Микулиной («Советская Россия» от 4.11.1997 г.): «Я была свидетелем того, как росли именно новые люди, с новым отношением к труду. И этому способствовала вся атмосфера времени. Помню, 12 ноября 1935 года Серго Орджоникидзе устроил встречу иностранных журналистов и делегаций, приехавших на октябрьские торжества в Москву, с последователями Алексея Стаханова. Сначала взял слово сам Алексей. Красив он был! Румянец во всю щёку, спокойный, уверенный. Потом выступил совсем молодой парень – Александр Бусыгин, кузнец с недавно построенного в Нижнем Новгороде за 18 месяцев автомобильного завода-гиганта. Они там сперва использовали американские рабочие карты, но Бусыгин переделал их по-своему – многие операции сдвоил. Позже я узнала, что Форд присылал своего представителя, чтобы пригласить мистера Бусыгина на работу в Детройт. А с каким восторгом аплодировали иностранцы машинисту паровоза Петру Кривоносу, донецкому забойщику Мурашко, ткачихам Дусе и Марусе Виноградовым… Аплодировали потому, что все они раскрылись как творческие люди».

А вот еще: «Я считаю уникальным явлением нашего века, явлением, которого никогда не было в прежние эпохи и уже нет сейчас, стал великий трудовой подъём, реальный энтузиазм советских людей в конце 20-х начале 30-х годов ХХ-го столетия. Вспоминая то время, невольно думаю, насколько прав был Сталин, который сказал, что великая энергия рождается лишь для великой цели. Нет у нашего общества такой цели – нет и той энергии, того энтузиазма».

Говоря об отношении к труду при капитализме и социализме, следует отметить ещё два немаловажных нюанса.

Ньюанс первый. Апологеты рыночных отношений, пытаясь оправдать явление беспощадной конкуренции, часто указывают на тот факт, что при социализме вынуждены были ввести соревнование как стимул к увеличению производительности труда. Однако, конкуренция и соревнование, как ночь и день, разницу между ними очень ёмко определил Сталин: «Принцип конкуренции: поражение и смерть одних, победа и господство других. Принцип социалистического соревнования – товарищеская помощь отставшим от передовых, с тем, чтобы добиться общего подъёма».

Ньюанс второй. Социализм всегда был вынужден и будет вынужден в дальнейшем сталкиваться и преобразовывать в нечто светлое и прекрасное безобразное моральное наследие капитализма. Поэтому облагораживание отношения к труду (собственно, как и всех других нравственных качеств) при социализме является непрерывным процессом, восходящим к понятию КОММУНИСТИЧЕСКОГО труда, очень точно определённому Лениным: «…бесплатный труд на пользу общества, труд, производимый не для отбытия определённой повинности, не для получения права на известные продукты, не по заранее установленным и узаконенным нормам, а труд ДОБРОВОЛЬНЫЙ, труд вне нормы, труд, даваемый без расчёта на вознаграждение, без условия о вознаграждении, труд по привычке трудиться на общую пользу, труд как потребность здорового организма»[1].

Индивидуализм порождает алчность, желание жить только для себя, равнодушие к чужим бедам, тогда как коллективизм возносит душу не только отдельной личности, но и общества в целом к высотам бескорыстия, самоотверженного героизма и любви к людям.

Может показаться, что за развитие и конечное торжество высоких моральных качеств личности и общества ратуют только коммунисты. Однако, по мере того, как из-за своей бездуховности западная цивилизация саморазрушается, многие деятели, которых невозможно заподозрить в симпатиях к коммунистической идее, уже не могут не признавать очевидное, что лишний раз доказывает историческую неизбежность перехода к социализму как к новой форме общественного бытия, которая одна способна вывести человечество из созданного им самим экономического и духовного тупика.

Вот что говорит ярый антикоммунист, возглавляющий объединительную церковь в 130-ти странах Сан Мюн Мун: «Своим эгоизмом мы затрудняем собственное развитие, развитие других людей, народов. Эгоизм и алчность в человеческих сердцах сегодня является величайшей преградой на пути к миру. Индивидуальная алчность открывает дорогу национальной. Это приводит к размежеванию и конфликтам между народами, людьми, порождая кровопролития и бессмысленные войны».[2]

Журнал «Шпигель» заявляет: «Программа цивилизации провалилась. Совесть потерпела крах».[3]

Из интервью матери Терезы британским журналистам: «Вечером я ходила по вашим улицам. Входила в ваши дома и обнаружила в них ещё большую нищету, чем у нас: нищету душ, лишённых любви».[4]

ФРГ. Журнал «Штерн» (1991 г.): «Социальная терпимость ко лжи возрастает соразмерно с уровнем доходов и образования. Страна окончательно распрощалась с такими качествами национального характера, как верность данному слову и честность, чисто немецкими добродетелями, воспетыми в народных песнях. Первая заповедь теперь: «Обогащайтесь!»

Нью-Йорк. «Ньюсуик» (1992 г.): «Мы начинаем сознавать, что даже огромное богатство не в состоянии решить наши социальные проблемы. Наше общество в чудовищных язвах: глубоко въевшаяся безработица, усиливающееся расовое противостояние, разваливающиеся семьи, умопомрачающие бюджетные дефициты, глубокий духовный кризис. Наше общество сегодня – это общество насилия, пропитанное преступностью. Американцы опасаются появляться на улицах после наступления темноты. Миллионы из них вынуждены были поставить решётки на дверях и окнах. У нас больше всего неграмотных по сравнению с любой другой промышленно развитой страной».

Лондон. «Санди Таймз» (1993 г.): «Ситуация в некоторых районах Британии развивается по американскому образцу, и множится число людей, лишённых морали, необразованных, не признающих законов и не имеющих никаких связей с остальной частью общества».

Лондон. «Обсервер» (1992 г.) из интервью с Дж. Кэри, архиепископом Кентерберийским: «Всё больше свидетельств, что тезис, согласно которому люди, став богаче, с готовностью будут увеличивать свой вклад в благотворительность, не оправдал себя».

Жизнь наглядно демонстрирует западному обществу индивидуалистов и потребителей, что счастье не в деньгах и не в их количестве, а в неких, более высоких и более достойных человечества ценностях. Каковы эти ценности убедительно доказал опыт Страны Советов, которая благодаря воспитанию их в душах миллионов своих граждан (особенно в первые четыре десятилетия своего существования) сумела за кратчайшие сроки достичь изумительного расцвета во всех областях жизни и спасти мир от «коричневой чумы».

Как же созидались, как воспитывались эти великие, подлинно человеческие качества, являющиеся залогом счастья и преуспеяния?

Мнение отнюдь не сочувствующего коммунизму Даниила Андреева в «Розе мира» таково: «Коммунистическая педагогика имела в виду развитие так же ещё 3-х свойств натуры, 3-х отличительных свойств огромной важности: подчинение личного общему, духа интернационализма и устремления к будущему». Далее, прогнозируя ситуацию на дальнейшее, Д.Андреев утверждает: «Воспитание способности вносить во всякий труд творческое начало останется одним из краеугольных камней педагогики. Если потребность в творческом труде не станет неотъемлемым свойством личности, то в условиях общего достатка и прогрессирующего сокращения рабочего дня человеку будет грозить пресыщение, опустошение, паралич духа». Рассуждая о мотивах и смысле жизни, автор «Розы мира» делает вывод: «Незыблема аксиома, что человек, живущий только для себя, есть даже не нуль, а отрицательная величина в человечестве». И с этим невозможно не согласиться, ибо всё в мире, и человек в том числе, движется, т.е. действует. А каждое действие в принципе не может быть нейтральным. Оно либо созидательно, либо разрушительно – третьего, как говорится, не дано.

Небезынтересно и поучительно узнать мнение людей, которые принимали непосредственное и в высшей степени самоотверженное участие в деле строительства и защиты социализма.

Из предисловия, написанного А.П. Маресьевым к повести Б.Полевого:

«В повседневной работе, в упорстве, в борьбе за достижение поставленной цели, в отвоёванных у пустыни гектарах земли, в отстроенном в лесной глухомани городе, в первых домах будущего посёлка, в каждой большой и малой победе человека над природой, над своими дурными привычками, над всем тем, что мешает нам лучше, богаче и красивее жить, рождаются качества, без которых не может быть настоящего героизма».

«Настоящее мужество, настоящий героизм не могут быть самоцелью, и, как правило, люди, совершающие подвиг, вовсе не думают о себе: вот какие мы молодцы, вот какие мы особенные! Думал ли кто-нибудь из моих товарищей, строивших Комсомольск-на-Амуре, что он совершает геройство? Мы знали, что на месте дремучей тайги должен быть построен город, и мы его строили».

Вернёмся к интервью с советской журналисткой Е.Микулиной:

«Я для себя отмечаю, как слиты воедино экономическое и нравственное наполнение труда. И в корне различное понимание нравственности – социалистическое и капиталистическое. Одно дело, когда в обществе утверждается принцип: «Человек человеку друг, товарищ и брат». И совсем другое, когда человек человеку становится волком, а вся система общественных отношений поощряет это».

«Человека делает способным на свершение подвига любовь. Не к себе, конечно, и не к деньгам, которые сегодня пытаются сделать главным кумиром для нас. Нет, любовь к Родине и к людям, ближним и дальним! Умение жить не только и не столько для себя, сколько для других».

А вот мнение Е.Микулиной о том, что происходит с нашим обществом сегодня: «Мы утрачиваем самое драгоценное, чем искони был богат русский народ – милость сердца и щедрость души».

И этому мнению вторят не только сторонники и поклонники социализма. В защиту нравственных преимуществ советского строя всё чаще выступают люди из противоположного лагеря.

В своей статье «Спросите людей о главном» И. Кленицкая («Известия», 30.05.2000 г.) говорит: «В последнее время стало модным утверждать, что не существует никаких других достойных жизненных целей, кроме радости существования самого по себе и заботы о своей семье. Стремление к чему-то большему стало восприниматься чуть ли не как пережиток коммунистической идеологии. Но согласно этой логике в «коммунистические идеологи» попадают величайшие философы древности, великие учёные и писатели, которые не уставали говорить людям о высшей радости – вносить в жизнь свет, добро, милосердие. А разве не к такому же выводу пришла современная психология?»

К этим словам остаётся добавить, что напрасно стараются господа «демократы-рыночники» перенести духовные цветы социализма в забетонированное царство частной собственности, эксплуатации и наёмного рабства – не приживутся они там. Точно так же, как терновник никогда не будет плодоносить персиками, так общество, построенное на принципе «войны всех против всех» никогда не сможет стать одухотворённым, солидарным и самоотверженным в деле служения человечеству.

На подвиги и достижения советского народа смотрел с надеждой и восхищением весь прогрессивный мир. Но, к сожалению, в нём до сих пор помимо прогрессивных сил есть силы реакции, стремящиеся увековечить власть капитала и сопутствующую ей вакханалию бездуховности. Именно эти силы ненавидели, боялись и, в конце концов, таки осуществили операцию по втягиванию в наш общий дом «троянского коня» — американской вседозволенности и по-западному диких и бесчеловечных «общечеловеческих ценностей».

Вопрос в том: чего больше боялся дикий Запад – нашей экономической и военной мощи или духовного потенциала советского народа? Правильный ответ на этот вопрос чрезвычайно важен, потому что в нём скрывается ответ на другой, ещё более важный, вопрос: на что нам, трудящимся постсоветских республик, надо обратить внимание в первую очередь, чтобы, в конце концов, одолеть капиталистическую нечисть и возродить из праха нашу великую социалистическую Родину — СССР?

На мой взгляд, человеконенавистники во всём мире боялись именно нравственной красоты и духовной мощи советского народа, а наша военная мощь была для них лишь удобной зацепкой, предлогом, оправдывающим «холодную войну».

В доказательство правоты этого мнения приведу несколько высказываний некоторых западных деятелей.

Одно из этих высказываний приводит известный советский актёр и режиссёр Игорь Горбачёв в своём интервью «Советской России» (№ 122, 1997 г.): «Характерное признание своим советским коллегам сделал на Московском  международном кинофестивале старейший английский кинопродюсер: «Мы в 30-е – 40-е годы были в панике. Мы боялись ваших героев. И ничего не могли противопоставить силе Максима, Полежаева, Чапаева. В западной современности не обнаруживалось личностей такой силы воздействия».

А вот другое высказывание, которое гораздо серьёзнее простого эмоционального всплеска. Это выдержка из доктрины Аллена Даллеса, директора ЦРУ, принятая ещё в 1945 году и открыто опубликованная в американской печати в 1955-ом:

«…мы бросим всё, что имеем… всё золото, всю материальную мощь на оболванивание и одурачивание людей. Посеяв там хаос, мы незаметно подменим их ценности на фальшивые и заставим их в эти фальшивые ценности верить. Как? Мы найдём своих единомышленников, своих союзников и помощников в самой России. Эпизод за эпизодом будет разыгрываться грандиозная по своему масштабу трагедия гибели самого непокорного на Земле народа, окончательного, необратимого угасания его самосознания. Будем вырывать и уничтожать основу народной нравственности. Мы будем расшатывать таким образом поколение за поколением, выветривать этот ленинский фанатизм. Мы будем браться за людей с детских, юношеских лет, будем всегда главную ставку делать на молодёжь, станем разлагать, развращать, растлевать её. Мы сделаем из них шпионов, космополитов».

Так они и сделали и продолжают делать, потому что в корне любых позитивных преобразований, в корне любого социального строительства лежат нравственные богатства и духовный потенциал народа. Разграбь эти богатства, разрушь потенциал – и некому будет ни преобразовывать, ни строить.

Однако, в связи со всем выше сказанным хочется заметить, что право каждого врага пытаться соблазнить, делать подкопы и устраивать провокации. Но право каждого высоконравственного человека, каждого общества не поддаться соблазну и не позволить себя разрушить.

К сожалению, мы в большинстве своём соблазнились сладкоголосыми сиренами из западных спецслужб. И не заметили, как с 60-ых годов те стали подменять истинные нравственные ценности в нас на фальшивые, как в наших собственных душах начал расти равнодушный мещанин-обыватель, которого потом и соблазнили разными рыночными побрякушками.

Были, конечно, и у нас свои Кассандры и прорицатели Лаокооны… Да кто же их слушал??? Многие поднимали свой голос в защиту нравственных ценностей, воспитанных социализмом, но от них либо отмахивались, как от назойливых мух, либо просто не замечали.

Известный советский артист Р.Быков на заре перестройки («Юность» № 9, 1985 г.) чутьём художника уловил надвигающуюся опасность: «Столкновение высоких идеалов со стихией мещанского мировоззрения сегодня требует от человека особых усилий. Мещанин смеётся над добротой, как над глупостью; над наивностью, как над недоразвитостью; над мягкостью, как над слабостью. Для того чтобы всё это выдержать, надо быть человеком сильным, даже волевым. Конфликт между ничтожеством и личностью решительно изменился – из комического он на глазах превратился в трагический: мещанин и обыватель, ничтожество и бездарность не испытывают больше комплекса неполноценности перед Личностью. Появился комплекс тотальной полноценности обывателя перед Личностью, а это уже не смешно». (Так великий художник свои чутьем творческого человека ощущал жестокую и непримиримую классовую борьбу, идущую в позднесоветском обществе, ту отчаянную схватку между буржуазией и рабочим классом, которую, к сожалению, рабочий класс тогда проиграл. — Прим. РП)

Уже на пороге грозных событий, в 1990-ом году к.т.н. В. И. Джелали взывал и предупреждал со страниц «Коммуниста Украины» (№ 6): «Мы не имеем права забывать, что сила социализма в сознательности масс. И успешное функционирование социализма как принципиально нового строя возможно только при условии сознательной активности масс, направленной на прогрессивное его развитие – к коммунизму. Это требует особого внимания в условиях НТР: туго набитый мозг – особо опасная вещь, если сочетается с пустым сердцем и мощной техникой. Выбор между коммунистической и мелкобуржуазной (мещанской, частнособственнической) нравственностью сегодня – главный выбор каждого».

И выбор был сделан. И, к сожалению, большинство выбрало нравственность буржуазную. Социализм в стране был демонтирован, а сама страна разрушена, потому что духовное содержание общества перестало соответствовать социалистическим формам его бытия.

Но технология по формированию развития коммунистической нравственности осталась. Если мы не хотим вымереть, как мамонты, или деградировать, потребляя нечистоты западной антикультуры, то должны возродить социализм. Для его возрождения потребуется революция. А для свершения революции необходимо преобразование обывательского сознания масс в революционное,  социалистическое.

Наталья Кузьменко

Комментарий от ред. РП:

В общем и целом статья неплохая, эмоциональная, яркая, во многом правильная, если бы не одно «но» — автор ее нередко делает уступки идеализму. Для него не существует классовой борьбы в обществе, а общественные идеи живут в обществе как бы сами по себе, они оторваны от своей основы — материального общественного бытия. А ведь взаимосвязь здесь самая тесная. Общественные идеи всегда опираются на конкретные производственные отношения, рождаются из них, и вне этих производственных отношений существовать не могут.

В том-то и суть, что в обществе, основанном на частной собственности, иной морали и нравственности быть не может, только та, что есть — волчья!

Аналогично в обществе, где жизнь людей определяет общенародная собственность, мораль и нравственность может быть только такая, какая была в СССР — коллективистская и высокодуховная.

Это понимать крайне важно, чтобы найти верный путь к восстановлению социализма. Не сознание определяет бытие людей, а их бытие определяет их сознание. А значит, чтобы изменить сознание людей, их мораль и нравственность, сделать людей добрее и уважительнее друг к другу, надо изменить их бытие, их материальную, экономическую жизнь, т.е. уничтожить частную собственность на средства производства, которая корежит и уродует людей, делая их врагами друг другу.

Но особо хочется отметить еще один момент, который не раз встречается в тексте статьи в той или иной форме. О нем стоит сказать потому, что подобные заблуждения достаточно часто встречаются среди определенной части наших левых и коммунистов.

Трудовой народ СССР, его рабочий класс не делал выбора ни в пользу капитализма, ни в пользу буржуазной нравственности! Этот выбор сделали за него. Ему навязали этот выбор по типу «ты же молчишь, значит согласен». Вина советского рабочего класса в том, что он ничего не смог  противопоставить этому! Он был дезориентирован и дезорганизован. У рабочего класса не было оружия, чтобы защищаться, чтобы бороться за социализм!

Нам, чтобы вернуть социализм, чтобы двинуться дальше, чтобы преодолеть кризис, в котором оказалось коммунистическое движение, этот момент понимать требуется очень четко, иначе верной дороги к коммунизму мы не найдем.

О каком оружии рабочего класса идет речь? Здесь необходимо вспомнить ленинское учение о том, в чем сила рабочего класса и в чем залог его победы над буржуазией — в его сознательности и организованности.

Что значит «сознательность»? Это значит обладание ПОЛИТИЧЕСКИМ ЗНАНИЕМ, т.е. овладение истинно научным мировоззрением — диалектико-материалистическим, которое только и позволяет видеть мир таким, какой он есть, а значит и найти верную дорогу к поставленной цели.

Что значит «организованность»? Это значит, что руководство революционными действиями рабочего класса осуществляет его авангард — политическая партия рабочего класса, вооруженная марксистско-ленинской теорией научного коммунизма и твердо и непреклонно отстаивающая коренные интересы рабочего класса.

И того, и другого советский рабочий класс в Перестройку, когда буржуазия крушила социализм в СССР, был лишен — от марксизма-ленинизма к началу 80-х гг. осталось лишь одно название, все учение Маркса и Ленина было выхолощено ревизионистами, а партия рабочего класса — КПСС была разгромлена ее собственным руководством, предавшим советский рабочий класс.

Сделать что-то в этих условиях было уже невозможно. Можно было их не допустить, но как именно, кому и когда — это вопросы уже для отдельного большого разговора, приступать к которому без тщательного освоения и осмысления всей истории партии не имеет смысла.



[1] В. И. Ленин. От разрушения векового уклада к творчеству нового. ПСС, т.40 стр. 315.

[2] «За рубежом» № 47, 1989 г.

[3] «За рубежом» № 12,1993 г.

[4] «За рубежом» № 36, 1993 г.

Роль нравственности в преобразовании общественно-экономической системы: 2 комментария

  1. …Много будете опечатываться?

    (с) — «сравнить духовное качество жизни в обеих системах, а потом по достоинству оценить моральные сокровища социализма, которые, к сожалению, ещё до конца не осознаны, а потому и до (???) не (???) оценены в полной мере.»

    1. Вот когда нам будут не только указывать, как надо работать, но еще и помогать работать, брать на себя часть нашей работы, тогда может у нас будет и специально выделенный корректор, и опечаток в текстах не будет.
      Сплошные умники, блин! Только зад никто не поднимет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь. Если вы собрались написать комментарий, не связанный с темой материала, то пожалуйста, начните с курилки.