13. Простое товарное обращение в условиях капитализма.

(Материал подготовлен в рамках курса «Политическая экономия капитализма»)

13. Простое товарное обращение в условиях капитализма.

В простом товарном хозяйстве обмен осуществляется в интересах удовлетворения личных потребностей са­мого товаропроизводителя: товар продается для того, чтобы купить другой товар. Значит, деньги служат лишь средством обращения. Поэтому товарное обра­щение выражается следующей формулой: Т — Д—Т (товар — деньги — товар).

В условиях капиталистического производства ха­рактер обмена меняется коренным образом. Владелец, например, текстильной фабрики, имея деньги, поку­пает товары — машины, сырье (хлопок или шерсть), топливо, нанимает рабочих. Готовый товар — ткань — капиталист продает, но не для того, чтобы обменять его на какой-нибудь товар, как это делает крестьянин или ремесленник. Капиталист продает товар, чтобы выручить деньги. Но эти деньги нужны ему для во­зобновления производства товаров, в данном случае ткани. Получив готовую продукцию, капиталист вновь пускает ее в продажу, опять-таки ради получения де­нег. И так изо дня в день, из года в год повторяется этот процесс движения денег и товаров. Весь этот оборот денег можно выразить следующей формулой: Д—Т — Д (деньги — товар — деньги).

Итак, мы имеем дело с двумя формами движения товаров и денег:

Т — Д — Т    и    Д — Т — Д.

Есть ли между ними какое-либо сходство? Бе­зусловно есть.

Во-первых, товар и деньги противостоят друг дру­гу в любой из этих двух фаз (Т — Д — продажа и Д—Т — покупка). Во-вторых, обе фазы выражают экономическую связь людей как продавцов и покупа­телей.

Но между этими двумя формами движения това­ров и денег имеются и существенные различия, ха­рактеристика которых дает возможность правильно подойти к ответу об источниках доходов капиталистов.

В простом товарном хозяйстве сначала совершает­ся продажа товара, а затем уже процесс купли, а в условиях капиталистического производства товар по­купается с целью продажи. Значит, в первом случае обращение начинается и заканчивается товаром (Т— Д — Г), а во втором — деньгами (Д — Т — Д).

Кроме того, в первом и во втором случаях пресле­дуются совершенно различные цели. Крестьянин или ре­месленник продает свой товар для того, чтобы купить другой товар, который необходим для удовлетворения его личных потребностей. Товар, проданный сапож­ником (например, туфли, изготовленные самим това­ропроизводителем), и товар, купленный им же (напри­мер, зерно, произведенное крестьянином), экономиче­ски однородны: это продукты частных обособленных товаропроизводителей, они равны по стоимости, что дает возможность обменивать их друг на друга. Но эти товары, как потребительные стоимости, различны (туфли и зерно). Это служит условием обмена их, так как сапожника интересует именно потребительная стои­мость зерна. Таким образом, конечной целью товар­ного обращения (Т — Д—Т) служит потребление, удовлетворение товаропроизводителями своих личных потребностей.

Иная цель у капиталиста. Он покупает товар ради продажи, его интересует не потребительная стоимость, а стоимость товара. В формуле Д — Т — Д оба крайних элемента — деньги — также однородны, между ними нет никаких качественных отличий: деньги есть деньги как воплощение абстрактного труда товаропроизводи­телей, как выражение стоимости товара. В деньгах, как известно, полностью исчезает «различие потребитель­ных стоимостей товара. Но различие между этими крайними элементами должно существовать, иначе обмен бессмыслен. Нельзя же представить себе, что ка­питалист, имея 1000 долл., покупает товар и продает его за те же 1000 долл. Различие между Д — первым и Д — вторым есть, но это различие может быть только количественным. Значит, капиталист покупает товар для того, чтобы после продажи его получить несколько большую сумму денег. Предположим, что он пустил в оборот 1000 долл., купил какой-то товар и, продав его, выручил не только свои 1000 долл., но и прибавил к ним еще 100. Его капитал в 1000 долл. увеличился на 100 долл. Вот эти 100 долл. Маркс назвал прибавочной стоимостью.

Поэтому мы должны сделать поправку в нашу фор­мулу Д — Т — Д. Поскольку второе Д не равно по количеству первому, то выразим эту формулу следующим образом: Д — Т — Д’ где Д’ = Д + д. Первоначаль­ная стоимость (предположим, 1000 долл.), авансиро­ванная капиталистом, увеличивается, как бы самовозрастает (1000 + 100). Значит, деньги (т. е. стоимость) в процессе обращения Д — Т — Д’ увеличиваются, самовозрастают, превращаются в капитал. Таким об­разом, капитал можно охарактеризовать как стои­мость, приносящую прибавочную стоимость. Это — самое общее, далеко не полное определение капи­тала.

Капитал, как показывает история общества, преж­де всего выступает в форме денег. Таковыми были купеческий и ростовщический капиталы. Но деньги как деньги и деньги как капитал существенно отлич­ны друг от друга.

Деньги в формуле Т — Д — Т (товар — деньги — товар) лишь средство обмена. Но формула Д—Т—Д’ (деньги — товар — деньги) уже характеризует пре­вращение денег в капитал. Деньги как капитал служат не только для обмена; в условиях капитализма они подчинены и цели умножения стоимости.

Может пока­заться, что покупать для того, чтобы дороже про­дать, — цель, присущая только купеческому капиталу. Но на самом деле у владельца промышленного пред­приятия капитал также обращается по формуле Д — Т — Д’. Например, фабрикант покупает на рынке раз­личные товары — машины, сырье и др.; товары, произ­веденные на его фабрике, также продаются на рынке. Авансированные деньги он возвращает с приростом. Поэтому Маркс назвал формулу Д— Т — Д’ всеоб­щей формулой капитала.

Далее

К курсу «Политическая экономия капитализма»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь. Если вы собрались написать комментарий, не связанный с темой материала, то пожалуйста, начните с курилки.