20. Какими способами капиталисты повышают степень эксплуатации рабочих.

karl20marxux1(Материал подготовлен в рамках курса «Политическая экономия капитализма»)

20. Какими способами капиталисты повышают степень эксплуатации рабочих.

Капиталисты добиваются повышения степени экс­плуатации наемных рабочих, а значит, и массы при­бавочной стоимости различными методами.

Прибавочная стоимость создается прибавочным тру­дом. Поэтому любой способ повышения степени экс­плуатации рабочих непосредственно связан с увеличе­нием прибавочного рабочего времени. Но как можно увеличить это время?

Предположим, что продолжительность рабочего дня равна 8 часам, из которых 4 часа составляет не­обходимое рабочее время и 4 часа — прибавочное рабочее время. Допустим, что рабочий за 1 час создает стоимость, равную 2 долл. Поэтому дневная стоимость рабочей силы составит 8 долл., прибавочная стои­мость — тоже 8 долл. Применяя известную нам фор­мулу т/v х 100, мы выясняем, что норма приба­вочной стоимости равна 100% (8/ 8 х 100).

Теперь предположим, что рабочий день удлинен на 2 часа, а величина необходимого рабочего времени осталась прежняя — 4 часа. Как изменится норма и масса прибавочной стоимости?

С увеличением прибавочного рабочего времени воз­растут и масса, и норма прибавочной стоимости. За 6 часов прибавочного времени рабочий создал прибавочной стоимости на 12 долл., но дневная стоимость рабочей силы осталась без изменений (8 долл.) Масса прибавочной стоимости возросла на 4 долл., т. е. на 50%, на столько же изменилась и норма прибавочной стоимости:

(6 час (прибавочное раб. время) / 4 час (необходимое раб. время) ) х 100  = 150%

Прибавочную стоимость, создаваемую путем удли­нения рабочего дня, называют абсолютной прибавоч­ной стоимостью.

То есть когда речь идет о производстве абсолютной приба­вочной стоимости, то имеется в виду только удлине­ние рабочего дня.

Какими путями достигают этого капиталисты?

Прежде всего, они открыто удлиняют рабочий день. Например, вместо 8 часов заставляют рабочих трудиться 10 часов. Кроме того, они прибе­гают ко всякого рода замаскированным приемам. Так, рабочий день удлиняется за счет сокращения обеденных перерывов, введения сверхурочных работ, отмены или сокращения выходных и праздничных дней. Очень часто применяют и такую форму: исключают из рабо­чего дня время, которое требуется для подготовки ра­бочего места, а также для сдачи готового продукта. Одним словом, идут на любые хитрости и изыскивают все новые методы, чтобы увеличить производство абсолютной прибавочной стои­мости.

Можно ли безгранично удлинять рабочий день?

Конечно, нет. Рабочий день имеет не только минималь­ную (он не может быть меньше необходимого рабоче­го времени), но и максимальную границу.

Во-первых, существует физический предел использования рабочей силы. Рабочий не может работать все 24 часа в сутки. Ему нужно время для удовлетворения самых необхо­димых физических потребностей (еда, сон, отдых и т. п.).

Во-вторых, есть социальные границы рабочего дня. Рабочий, как и любой член общества, имеет опреде­ленные интеллектуальные и социальные запросы. Ха­рактер, объем, а также способ их удовлетворения зависят от уровня социально-экономического и поли­тического развития страны, исторических особенно­стей формирования рабочего класса и его политической активности — насколько упорно он борется против своих угнетателей — капиталистов.

Фабрикант стремится удлинить рабочий день до максимально возможных пределов, а рабочий борется за ограничение рабочего дня. Исход этой борьбы ре­шается в ожесточенных классовых схватках между рабочими и капиталистами. Вот почему продолжитель­ность рабочего дня в капиталистическом обществе зависит  от соотноше­ния классовых сил, уровня организованности пролета­риата. Капиталисты в своем стремлении присваивать мак­симальное количество прибавочной стоимости иногда превышают не только моральные, но и физические пределы рабочего дня. Если рабочий не выдерживает непосильного гнета и гибнет, то на его место находят­ся десятки других, готовых работать на любых усло­виях. Пролетариату потребовались десятилетия упорнейшей классовой борьбы, чтобы добиться ограничения рабочего дня. Но удалось это сделать не во всех странах, а только там, где рабочий класс смог сорганизоваться и выступить единым фронтом против капитала.

Фактическая продолжи­тельность рабочей недели в развитых странах мира по данным Международной организации труда (МОТ) за 2014 г. в среднем составляла:  Великобритания — 43,7 часа (46,9 часа), США — 34,5 часа (40,7 часа), Франция — 35 часов (45,6 часа), Германия — 38 часов (44,1 часа), Япония — 50 часов (45 часов). В скобках приведены данные за 1964 г., т.е. полвека назад. Как видим, сокращение рабочего дня ощутимое (кроме Японии). В некоторых европейских странах продолжительность рабочей недели еще меньше, например, в Нидерландах она составляет всего — 30,5 часа, а Финляндия — 33 часа. В большинстве современных развитых капиталистических стран, в том числе в России, бывших социалистических странах и бывших республиках СССР, законодательством установ­лен 8-часовой рабочий день (40 часов в неделю).

А вот в других странах, в первую очередь, странах третьего мира, рабочий день «зашкаливает», превышая всякие разумные пределы. В Греции, Австрии, Израиле продолжительность рабочей недели — 43 часа, в Аргентине — 44 часа, в Мексике, Перу, Индии Колумбии Непале, Таиланде — 48 часов, в Китае — 60 часов! Не удивительно, что туда стремится капитал — ведь при такой продолжительности рабочей недели можно легко получать громаднейшие сверхприбыли! Здесь же лежит и ответ на «странность» с Японий — за полвека там произошло не сокращение рабочего времени, а значительное его увеличение. Связано это с тем, что Япония, бывшая в 80-х гг. XX века в числе самых передовых капиталистических стран мира и конкурировавшая практически на равных с европейскими странами, к концу XX века проиграла в конкурентной борьбе американскому и европейскому капиталу, и теперь стремится вновь выбить в передовые страны капитала, нещадно эксплуатируя ради это свое трудящееся население.

Приведенные цифры неопровержимо доказывают, что сокращение рабочего дня — пря­мой результат упорной классовой борьбы пролета­риата. И там, где эта борьба недостаточна, буржуазные правительства в угоду капиталистам всегда увеличивают рабочий день.

За продолжительность рабочего дня рабочему классу приходится вести борьбу постоянно, ибо предприниматели нередко обходят законы  — они всеми способами удлиняют реальный рабочий день, например, сокращая обеденный перерыв, увеличивают объем сверх­урочных работ, усиливают интенсивность, т. е. напря­женность, труда. Не отказываются они и от абсолютного увеличения рабочего дня, прямо нарушая закон. По данным МОТ, около 15% наемных работников всех отраслей хозяйства рабо­тали в неделю от 55 до 70 часов и более при официально установленных 40 часах.

Однако удлинение рабочего дня не может быть безграничным.

Ненасытная жажда присвоения все большей мас­сы прибавочной стоимости толкает капиталистов на поиски других путей увеличения нормы эксплуата­ции. Существует еще второй способ увеличения при­бавочной стоимости, без изменения длины рабо­чего дня.

Вот каким образом это обеспечивает капиталист. Допустим, что рабочий трудится 8 часов в день. 4 часа он работает на себя, а остальные 4 ча­са — на хозяина. Можно ли, не удлиняя рабочий день увеличить прибавочное рабочее время? Да, можно. Для этого следует сократить необходимое рабочее время. Представим себе, что рабочий трудится теперь на себя не 4, а 2 часа. Если рабочий день будет про­должаться те же 8 часов, то прибавочное время уве­личится до 6 часов.

Таким образом, норма эксплуатации возрастет со 100% (4:4 X 100) до 300% (6/2 X 100) при неизмен­ной длине рабочего дня.

Прибавочная стоимость, создаваемая путем увели­чения прибавочного времени за счет сокращения не­обходимого времени, называется относительной при­бавочной стоимостью.

Необходимое рабочее время, как известно, опреде­ляется стоимостью рабочей силы. Следовательно, оно может сократиться при условии, если удешевляется производство продуктов питания, одежды, обуви и других средств существования. А для этого надо, что­бы повысилась производительность труда в отраслях, производящих средства существования рабочих, или изготавливать эти средства существования из низкокачественного, а значит и более дешевого сырья.

Удешевление средств существования капиталисты используют в корыстных целях. Раз понизилась стои­мость рабочей силы, то и платить рабочим можно меньше. А так как длина рабочего дня остается без изменения, то неизбежно увеличивается прибавочное время. Вот поэтому норма прибавочной стоимости по­вышается. Такова суть второго способа повышения степени эксплуатации.

Производительность труда в условиях капитализ­ма не может повышаться по заранее разработанному плану. Каждый промышленник стремится раньше и быстрее других применить усовершенствования в тех­нике и технологии производства. К этому побуждают его, конечно, не интересы покупателя. Рыночные цены устанавливаются на основе общественной стоимости товара. И если фабриканту удастся на своих пред­приятиях повысить производительность труда и сни­зить стоимость товара, то, продавая его по обществен­ной стоимости, он может получить больше прибавоч­ной стоимости, чем его конкуренты.

Возьмем такой пример. Допустим, владелец обувной фабрики добился того, что на его предприятии индивидуальная стоимость одной пары ботинок сни­зилась до 5 долл. тогда как рыночная стоимость рав­на 8 долл. Продавать же он будет по рыночной стои­мости. Значит, он получит добавочную, или избыточ­ную, прибавочную стоимость.

Итак, избыточная прибавочная стоимость есть разница между общественной и индивидуальной стои­мостью. Присваивается она владельцами тех пред­приятий, на которых достигнута более высокая произ­водительность труда. Избыточная прибавочная стоимость — это разновидность относительной прибавоч­ной стоимости. Она создается не за счет абсолютного удлинения рабочего дня, а в результате повышения производительности труда, на основе сокращения не­обходимого времени и соответственного увеличения прибавочного времени.

Но избыточная прибавочная стоимость отличается от относительной прибавочной стоимости тем, что во-первых, она создается не на всех предприятиях и полу­чается только отдельными капиталистами, а не всем классом капиталистов, во-вторых, тем, что этот вид прибавочной стоимости — явление временное. Это объ­ясняется тем, что со временем усовершенствованная техника становится достоянием всех остальных фаб­рикантов, конкурирующих между собой за получение возможно большей прибавочной стоимости. В резуль­тате общественная стоимость товара снижается и раз­ница между ней и индивидуальной стоимостью исче­зает. А это лишает отдельных промышленников возможности получать избыточную прибавочную стои­мость. Вместе с тем избыточная прибавочная стои­мость, исчезая на одних предприятиях, возникает на других.

Какие последствия имеет конкурентная борьба между капиталистами за избыточную прибавочную стоимость? Погоня за ней приводит к развитию тех­ники, совершенствованию производства и тем самым к дальнейшему росту производительности труда.

Но каждый пред­приниматель стремится к тому, чтобы максимум при­бавочной стоимости достался только ему, и никому другому. Поэтому он прилагает все усилия, чтобы тех­ническое новшество осталось тайной для других. За­секречивание открытий, сознательное противодействие распространению более совершенных машин, механиз­мов, новой технологии неизбежно задерживают разви­тие производительных сил при капитализме.

Таким образом, капиталистический способ произ­водства, поскольку он осуществляется во имя приба­вочной стоимости, с одной стороны, способствует тех­ническому прогрессу, с другой же стороны, тормозит развитие производительных сил.

Можно отметить и другие социальные противоречия, характерные для капитализма. Машина, поскольку она выполняет за человека ряд сложных и физически трудных операций, безусловно облегчает его труд. Но в то же время ка­питалистическое применение машин ухудшает поло­жение рабочих. И не только потому, что за ворота предприятий выбрасываются миллионы трудящихся, пополняющие ряды безработных. Фабрикант вводит машину только тогда, когда применение ее обеспечи­вает получение большей прибавочной стоимости по сравнению с ручным трудом рабочих, вытесненных этой машиной. Но самое главное в том, что капитали­стическое применение машин неизбежно усиливает интенсивность труда, превращает рабочего в придаток машины, выматывает физическую и умственную энер­гию рабочего, расшатывает здоровье, преждевремен­но превращая его в инвалида. Противоречия приме­нения машин в условиях капитализма неустранимы, так как обусловлены самим характером общества, его объективными законами.

Далее

К курсу «Политическая экономия капитализма»

20. Какими способами капиталисты повышают степень эксплуатации рабочих.: Один комментарий

  1. «Удешевление средств существования капиталисты используют в корыстных целях. Раз понизилась стои­мость рабочей силы, то и платить рабочим можно меньше».
    Я правильно понимаю, что это происходит не прямо на предприятиях, а опосредованно через всякие там гос. органы, которые например рассчитывают суммы МРОТ или ЗП, исходя из стоимости потребительской корзины, которая может меняться ?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь. Если вы собрались написать комментарий, не связанный с темой материала, то пожалуйста, начните с курилки.