Возможность и действительность — категории материалистической диалектики

Из журнала «Вопросы философии», № 4, 1954 г., стр. 142-153 (статья публикуется с сокращениями)

Возможность и действительность — категории материалистической диалектики

С. Б. Морочник (Сталинабад)

До возникновения марксизма проблема возможности и действитель­ности ставилась многими мыслителями, в том числе такими выдающимися, как Аристотель и Гегель, однако они не могли научно разрешить ее. Эта проблема могла быть правильно поставлена и разрешена только на основе марксистского учения об объективном характере законов развития природы и общества.

В противоположность идеализму, который либо отрицает существова­ние объективных закономерностей, либо трактует эти закономерности как проявление «мирового духа», «абсолютной идеи», диалектический материализм исходит из того, что законы развития природы и общества объ­ективны, то есть не зависят от воли и сознания людей, что они присущи самой природе, самому обществу, являются законами развития материаль­ного мира. Подчеркивая объективный характер закономерностей развития природы и общества, марксизм в то же время не допускает фетишизации законов, приводящей к их фаталистической трактовке.

Действие объективных законов создает возможности, которые в про­цессе развития превращаются в действительность. Например, в условиях социализма впервые в истории человечества создаются величайшие воз­можности для непрерывного роста и совершенствования производства, для максимального удовлетворения постоянно растущих материальных и куль­турных потребностей всего общества. Превращение этих возможностей в действительность осуществляется на основе экономических законов раз­вития социалистического общества.

Вопрос о возможности и действительности есть часть вопроса о разви­тии материального мира. Развитие же всегда носит направленный харак­тер. Возможность есть тенденция развития, выражающая эту направлен­ность. Так, например, возможность перехода от капитализма к социализ­му есть тенденция развития самого капиталистического общества, выра­жение антагонистических противоречий, присущих капитализму.

Говоря о категории возможности, следует учесть, что возможности бывают различными. Объективные закономерности развития порождают такие возможности, которые раньше или позже, но в конечном счете обя­зательно превратятся в действительность. В этом случае событие, которое должно произойти, является не только возможным, но и необходимым. В то же время закономерное развитие обусловливает появление и таких возможностей, которые при определенных условиях не обязательно долж­ны превратиться в действительность.

Победа социализма над капитализмом является не только воз­можной, но и необходимой. Указывая на порочность и вредность взгля­дов, согласно которым капитализм уступает место социализму автомати­чески, марксизм-ленинизм в то же время исходит из того, что возмож­ность победы социализма над отжившим свой век капитализмом является исторической необходимостью и что она раньше или позже, но обязательно превратится в действительность.

С другой стороны, также закономерно и то, что силы реакции сопро­тивляются победе нового, передового. Господствующие эксплуататорские классы никогда мирно, добровольно не отказываются от своего господ­ства. Яростное сопротивление отживающих, реакционных классов уста­новлению нового типа производственных отношений нельзя считать слу­чайным, оно вполне закономерно. Отсюда следует возможность вре­менной победы сил реакции над силами прогресса. Однако временная победа реакции отнюдь не является необходимой. Все зависит от кон­кретного соотношения борющихся сил, от хода борьбы.

В ходе строительства социализма в нашей стране существовала воз­можность раскола между рабочим классом и крестьянством, но этот рас­кол вовсе не был обязателен. В самом советском строе была заложена возможность предотвращения этого раскола и упрочения союза рабочего класса с крестьянством. Для того, чтобы возможность предотвращения раскола превратить в действительность, необходимо было разгромить оппортунистическую теорию самотека, выкорчевать корни капитализма в нашем народном хозяйстве, организовать колхозы и совхозы и перейти от политики вытеснения и ограничения кулачества к политике ликвидации кулачества как класса. В результате победы социализма в СССР возмож­ность раскола между рабочим классом и крестьянством исчезла.

Понятие возможности является, таким образом, очень широким. Как всякому широкому понятию, этому понятию трудно дать логическое определение. Оно может быть охарактеризовано только в соотношении с понятием действительности. Возможность — это то, что возникает на основе объективных закономерно­стей развития материального мира, но что еще не осуществилось, не стало действительностью. Воз­можность включает как то, что еще не осуществилось, но необходимо должно осуществиться, так и то, что может осуществиться, но может и не осуществиться.

* * *

В процессе развития всегда имеет место борьба между новым и ста­рым, между развивающимся и отживающим. А поскольку победа нового над старым в развитии общества никогда не осуществляется автоматиче­ски, то ясно, что на практике всегда имеется не одна, а две взаимо­исключающие друг друга возможности развертывания событий. Учесть все объективные возможности, определить характер и тенденции их раз­вития можно только на основе глубокого изучения явлений в их исто­рической конкретности.

И. В. Сталин, говоря об укрупнении сельского хозяйства, в 1929 году отмечал, что для этого существуют два пути: капиталистический и социа­листический. «Стало быть, вопрос стоит так: либо один путь, либо другой, либо назад — к капитализму, либо вперед — к социализму. Никакого третьего пути нет и не может быть» (Соч. Т. 12, стр. 146).

При этом возможность идти вперед, к социализму, была выражением исторической необходимости, так как раньше или позднее капиталистиче­ский строй должен уступить место социалистическому строю. Что касается возможности движения назад, к капитализму, то хотя такое попятное дви­жение и было возможным, но, разумеется, оно не было необходимым.

Таким образом, здесь объективно существовали только две взаимо­исключающие друг друга возможности. Попытка правых реставраторов капитализма присочинить еще третью возможность была маскировкой их стремления отбросить нашу страну назад, к капитализму. Партия разоб­лачила реакционность теории «равновесия», с помощью которой враги ленинизма обосновывали свою реставраторскую политику.

В современном движении за мир перед народами всего мира стоят две реальные возможности. Одна из этих перспектив, за которую борются наиболее агрессивные, наиболее реакционные силы во главе с империалистами США, — это возможность новой мировой войны, во много раз более разрушительной, чем первая и вторая мировые войны. Вторая перспектива — это возможность сохранения и упрочения мира. Когда имеются две такие объективно реальные возможности, то вопрос о том, какая из них будет реализована, превращена в действительность, решается не по жребию, не волею случая, а борьбой народов, сплочением прогрессивных сил во всем мире, их решимостью бороться до конца с под­жигателями новой войны.

Как известно, войны в условиях империализма представляют собой закономерное и неизбежное явление. Однако неизбежность войн между капиталистическими странами нельзя понимать как фатальную предопре­деленность. Понимание неизбежности войн при империализме как какой-то судьбы, рока всегда было вредным, так как оно приводит к ослаблению сил, борющихся против всякой агрессивной, грабительской войны. Конечно, чтобы сделать войны невозможными, чтобы ликвидиро­вать всякие источники, их питающие, нужно уничтожить капиталистиче­ский строй. Но это не значит, что и при капитализме нельзя предотвра­тить данную войну.

…Если народы будут бдительны, если они не дадут империалистам себя обмануть или запугать, если они объединят свои усилия для того, чтобы не дать осуществиться агрессивным планам империалистов, мир будет сохранен и упрочен…

Если не говорить о взаимоисключающих друг друга возможностях, то их может быть не две, а значительно больше. Так, например, скачко­образное развитие капиталистических стран в период империализма со­здает целый ряд самых разнообразных возможностей для вытеснения с тех или иных рынков одних капиталистических стран другими. Все эти возможности возникают на основе закона конкуренции, присущего капи­талистическому обществу, на основе закона неравномерности экономи­ческого и политического развития капитализма.

Из сказанного следует, что категорию возможности и действительно­сти можно понять в тесной связи с учением марксистской диалектики о развитии как борьбе противоположностей.

Чрезвычайно важно уметь различать объективно возможное от объ­ективно невозможного. Невозможным является то, что противоречит объективным законам развития, что в силу этого либо никогда, ни при каких условиях не может осуществиться, либо, по крайней мере, не мо­жет осуществиться в определенное время, при определенных условиях. Так, например, невозможен такой «случай», как переход от капитализма к первобытно-общинному строю. Невозможен «случай», чтобы энергия создавалась «из ничего». При капитализме экономические законы конку­ренции и анархии производства делают невозможным планирование об­щественного производства. Всякого пода теории «организованного», «планируемого» капитализма являются сознательной ложью, которая нуж­на апологетам империализма для обмана народа. С другой стороны, дей­ствие в социалистическом обществе экономического закона планомерного, пропорционального развития народного хозяйства делает объективно воз­можным планирование общественного производства.

Смешение возможного с невозможным, попытки выдавать невозмож­ное за возможное и, наоборот, возможное за невозможное характерны для реакционных буржуазных идеологов эпохи империализма. Буржуазная идеология утверждает возможность увековечения капиталистического строя, хотя это в действительности невозможно. С другой стороны, как на это указывает прогрессивный английский ученый Морис Корнфорт, для современной буржуазной идеологии типична тенденция так называемого импоссибилизма (от английского «импоссибл», что значит «невозмож­но»). Какую бы проблему современной науки вы ни взяли, какой бы вопрос ни затронули, вам ответят единственным словом —- «невозмож­но», пишет Корнфорт[1].

Зарубежные физики-идеалисты говорят о невозможности определить с точностью, превышающей известный предел, характер основных физиче­ских процессов. Реакционные биологи говорят о невозможности контро­лировать и направлять изменения в живом организме. Реакционные эко­номисты и социологи говорят о невозможности поднять уровень благо­состояния большей части населения земного шара.

Практика строительства социализма в СССР и странах народной демократии, развитие передовой науки опровергают все измышления буржуазных идеологов о «возможном» и «невозможном». Опираясь на научное знание объективных законов экономического развития, Комму­нистическая партия всегда исходит из ясного понимания имеющихся объективных возможностей, никогда не смешивает возможного с невоз­можным…

Возможности нужно рассматривать в их возникновении и развитии. Возможности того или другого хода событий могут расти, увеличиваться или, наоборот, уменьшаться. Рост или уменьшение возможностей объ­ясняется действием объективных закономерностей развития материаль­ного мира.

Если обратиться к общественной жизни, то примером возрастания, увеличения возможностей может служить созревание объективных пред­посылок для социалистической революции. Как известно, объективные возможности для социалистической революции существовали еще в пе­риод домонополистического капитализма, но они тогда еще были недоста­точно созревшими. Возможность победы социалистической революции во время Парижской Коммуны была относительно невелика, но она суще­ствовала. Возможности победы социалистической революции в огромной степени возрастают в эпоху империализма, и поэтому империализм яв­ляется кануном социалистической революции.

Следует различать также реальные возможности от абстрактных воз­можностей. Если возможности какого-либо явления так ничтожно малы, что они граничат с невозможностью, или если для осуществления этих возможностей нет в данной конкретно-исторической обстановке необхо­димых объективных условий, то в практической деятельности с ними не следует считаться. Такие возможности называются абстрактными. В противоположность им те возможности, которые имеют корни в самой жизни и на которые необходимо опираться в практической деятельности, являются реальными возможностями.

Продление человеческой жизни до бесконечности является невозмож­ным, так как это противоречит законам природы. Но продление нормаль­ной человеческой жизни до 100—120 лет, несомненно, станет реальной возможностью. С развитием науки и дальнейшим ростом народного бла­госостояния в условиях социализма эта возможность будет претворяться в действительность.

Грани между абстрактными и реальными возможностями подвижны и до известной степени условны, так как иногда, при изменившихся усло­виях, абстрактная возможность может стать реальной. Однако стирание граней между абстрактными и реальными возможностями, смешение их могут принести величайший вред.

В работе «Империализм, как высшая стадия капитализма» В. И. Ленин разоблачил реакционную утопию Каутского насчет «абстракт­ной возможности» ультраимпериализма. В. И. Ленин пишет: «Если пони­мать под чисто-экономической точкой зрения «чистую» абстракцию, тогда все, что можно сказать, сведется к положению: развитие идет к монопо­лиям, следовательно, к одной всемирной монополии, к одному всемирному тресту. Это бесспорно, но это и совершенно бессодержательно, вроде ука­зания, что «развитие идет» к производству предметов питания в лаборато­риях. В этом смысле «теория» ультра-империализма такой же вздор, ка­ким была бы «теория ультра-земледелия».

Если же говорить о «чисто-экономических» условиях эпохи финан­сового капитала, как об исторически-конкретной эпохе, относящейся к на­чалу XX века, то лучшим ответом на мертвые абстракции «ультра-импе­риализма» (служащие исключительно реакционнейшей цели: отвлечению внимания от глубины наличных противоречий) является противопоставле­ние им конкретно-экономической действительности современного всемир­ного хозяйства» (Соч. Т. 22, стр. 258).

Попытки опираться на абстрактные возможности — пустое и вредное занятие, уводящее от жизни, от изучения действительного мира в его конкретно-историческом развитии.

Говоря о соотношении возможности и действительности, необходимо раскрыть понятие действительности. Действительность — это возможность, которая уже осуществлена. В то же время понятие «действительность» употребляется и в более широком смысле. Оно обозначает весь окружающий нас материальный мир в том виде, в каком он существует в каждый данный момент. Между понятием «действительность» в узком смысле (действительность как осуществленная возможность) и в широком смысле слова имеется глубокая внутренняя связь. В самом деле, действительность в широком смысле этого слова, то есть весь окружающий нас в данное время материальный мир, есть результат всего предшествующего развития материального мира. Это зна­чит, что все явления в природе и в общественной жизни в том виде, в ка­ком они существуют в каждый данный момент, представляют собой осу­ществившиеся возможности, имевшиеся раньше.

Вместе с тем всякая действительность содержит в себе новые воз­можности. Улучшение материального и культурного благосостоя­ния трудящихся есть важнейшая черта нашей современной социалистиче­ской действительности. В то же время в этой действительности заложены огромные возможности для дальнейшего быстрого подъема благосостоя­ния советских людей. Возможность резкого подъема производства предме­тов народного потребления подготовлена всем предшествующим разви­тием нашей промышленности и определяется сущностью нашей социали­стической действительности.

Действительность включает в себя не только новое, растущее, но и старое, отмирающее. Нельзя смешивать соотношение нового и старого в развитии с соотношением возможности и действительности. Новое и ста­рое — это стороны самой действительности. В то же время вопрос о воз­можности и действительности тесно связан с вопросом о борьбе нового со старым, потому, что в действительности всегда имеются возможности развития и победы нового, нарождающегося, над старым, отживающим.

Марксистская диалектика есть учение о развитии, а развитие всегда осуществляется как переход возможного в действительное. Переход от одного качественного состояния к другому качественному состоянию, победа нового над старым всегда существуют вначале как возможности. После того как одни возможности превратились в действительность, в новой действительности появляются новые возможности. Нельзя отожде­ствлять возможность победы нового с его действительной победой. В по­литике отождествление возможности с действительностью приводит к пассивности, к непониманию величайшей роли субъективного фактора, к антимарксистской «теории самотека», к «теории» автоматического краха капитализма и вообще автоматического развития истории.

С другой стороны, отождествление только еще возможного с уже действительно существующим приводит к субъективизму, к подмене объ­ективной реальности собственными измышлениями, а следовательно, ве­дет к авантюризму в политике, к нежеланию считаться с объективными возможностями. Реальная действительность с заложенными в ней объ­ективными возможностями подменяется в этом случае воображаемой, вымышленной действительностью, а это на практике ведет к отстранению от подлинной борьбы за реализацию имеющихся возможностей.

* * *

Важнейшее значение для коммунистического строительства имеет во­прос об условиях превращения возможности в действительность. Конкрет­ные исторические условия определяют, будет та или иная возможность реализована или же нет. От условий зависит, раньше или позже реализу­ются данные возможности, а также в какой конкретной форме произойдет их превращение в действительность. При этом объективный закономерный ход развития, породивший известные возможности, обязательно порождает и условия, при которых эти возможности могут превратиться в действи­тельность. Это имеет место как в природе, так и в обществе.

Существует, однако, принципиальное отличие между условиями пре­вращения возможности в действительность в природе и в человеческом обществе.

В природе, поскольку мы оставляем в стороне вопрос о сознательном изменении человеком окружающей его природной среды, в ходе превращения возможностей в действительность «субъективный фактор» не играет никакой роли. Здесь весь процесс совершается стихийно, действуют только слепые, бессознательные силы.

То, что из семени развивается растение, — это закономерно, необхо­димо. Отсюда следует, что в самом семени заложена возможность расте­ния. Однако есть тысячи причин, в силу которых превращение семени в растение может и не осуществиться. Зерно, растоптанное или съеденное животным, унесенное ветром в реку, никогда не превратится в растение, так как при этом уничтожены условия, в которых зерно может им стать. Для того чтобы семя превратилось в растение, чтобы были реализованы возможности его превращения в растение, необходим целый ряд объек­тивных условий. Наука, изучающая явления неживой и живой природы в их закономерном развитии, должна определять условия, при которых возможность, заложенная в явлении, реализуется, превращается в дей­ствительность.

Приспособляемость растения к окружающей среде, наследственность, то есть требование организмом определенных условий внешней среды для развития тех или иных его признаков или свойств, носит бессознательный, стихийный характер. Организм, как учит мичуринская биология, никогда полностью не реализует тех наследственных возможностей, которые в нем заложены. Вопрос о том, какие из этих наследственных возможностей будут реализованы, решается не «волей» организма или его «сознанием». Только философы-идеалисты рассматривают превращение возможностей в действительность в природе как якобы сознательный процесс.

Философский материализм отрицает существование какой бы то ни было целеустремленности в природе. Тем более он отвергает антинауч­ное представление о какой-то сверхъестественной, божественной воле. Между тем современные вейсманисты и морганисты, отрывая развитие организма от условий внешней среды и рассматривая изменчивость форм в живой природе как случайную, беспричинную, принципиально непред­сказуемую, протаскивают антинаучные, телеологические взгляды в био­логии.

Хотя в природе действуют слепые, стихийные, бессознательные силы, но люди могут сознательно использовать действие объективных законов природы в интересах общества. Они могут содействовать реализации од­них возможностей и препятствовать реализации других возможностей.

Развитие науки позволяет раскрыть многие ранее скрытые возмож­ности, таящиеся в природе, и поставить их на службу обществу. Созна­тельно используя объективные законы природы, люди активно переделы­вают природу. Благодаря знанию объективных законов они могут неви­данно ускорять процессы, происходящие в природе, или, наоборот, замед­лять эти процессы, создавать новые вещества, которых нет в природе в естественном состоянии, и т. д.

Таким образом, при воздействии человека на природу осуществление тех или иных возможностей, превращение их в действительность зависит также от воли и сознания людей, от того, насколько люди познали те или иные объективные закономерности, от их практической деятельности, направленной на использование познанных законов природы в интересах общества.

Процесс превращения возможности в действительность в человече­ском обществе качественно отличается от превращения возможности в дей­ствительность в природе. Это отличие заключается в том, что в развитии общества решающую роль в претворении реальных возможностей в дей­ствительность играет субъективный фактор.

Диалектический материализм непримиримо враждебен субъективно­му идеализму, волюнтаризму, утверждающим, что все зависит от субъ­екта, от его воли и что поэтому «все возможно», «нет ничего невозмож­ного». С другой стороны, диалектический материализм так же неприми­римо враждебен вульгарному материализму, который игнорирует вели­чайшую роль идей и теорий, воли и сознания людей, который отрицает решающую роль субъективного фактора в процессе реализации уже име­ющихся объективных возможностей.

Следует подчеркнуть, что термин «субъективный фактор» может по­родить неправильное представление, будто речь идет о сознании и воле отдельных субъектов, отдельных людей. Под субъективным фактором следует понимать прежде всего деятельность народов, классов, партий, а также и отдельных личностей, поскольку они выражают идеологию и волю тех или иных классов.

Вопрос о роли субъективного фактора в превращении возможности в действительность связан с проблемой свободы и необходимости. Люди не могут уничтожить объективной необходимости. Объективная необхо­димость и порожденные ею возможности не зависят от воли и сознания людей. Но люди могут познать эту объективную необходимость и исполь­зовать ее в своих интересах, превратить, по выражению В. И. Ленина, «необходимость в себе» в «необходимость для нас». Свобода, как учили еще Маркс и Энгельс, заключается не в воображаемой независимости от объективных законов, а в познании этих законов, в способности прини­мать решения со знанием дела. Свобода, следовательно, заключается не в кажущейся независимости людей от объективных возможностей, а в глу­боком понимании этих возможностей и борьбе за их превращение в дей­ствительность.

Так, советские люди превратили в действительность имевшиеся в со­ветском обществе возможности создания могучей индустрии, всемерного укрепления колхозов, подготовки кадров для всех отраслей народного хо­зяйства. Тем самым были созданы новые возможности для быстрого и крутого подъема производства предметов потребления.

Таким образом, роль сознательной деятельности людей, роль «субъ­ективного фактора» в развитии человеческого общества огромна.

Деятельность людей всегда играла решающую роль в деле реализа­ции имеющихся объективных возможностей, и эта деятельность имела тем большее значение, чем правильнее люди понимали потребности раз­вития материальной жизни общества. Но только в эпоху социализма вся практическая деятельность людей, членов социалистического общества, строится на основе научного познания объективных законов экономиче­ского развития и тех объективных возможностей, которые порождены дей­ствием этих законов…

При социализме не существует антагонистических противоречий. Все общество, спаянное морально-политическим единством, заинтересовано в осуществлении одних и тех же возможностей. Законы экономического развития, оставаясь объективными законами, теряют свой стихийный ха­рактер. Общественные силы, по известному выражению Энгельса, из демо­нических повелителей над людьми превращаются в их покорных слуг.

Характеризуя роль субъективного фактора, необходимо со всей реши­тельностью отвергнуть вредную теорию самотека и стихийности. Победа нового, прогрессивного, над старым, отживающим, является закономерной и неизбежной. В этом суть учения марксистской диалектики о неодоли­мости нового, того, что возникает и изо дня в день растет. Однако гру­бейшим искажением марксизма является подмена диалектического поло­жения о неодолимости нового антимарксистским положением, что новое якобы стихийно, без борьбы приходит на смену старому. Партия разоб­лачила реакционность «теории самотека» и других антинаучных теорий, которые усиленно насаждались правооппортунистическими и другими врагами ленинизма.

Преодоление стихийности и самотека особенно важно для развития социалистического общества. В своей деятельности советские люди исхо­дят из того, что возможность может успешно превратиться в действи­тельность лишь на основе глубокого знания дела, практики социалисти­ческого строительства. При этом необходимо учитывать, что возможность еще не есть действительность. Например, в советском социалистическом обществе закон планомерного, пропорционального развития народного хозяйства создает лишь возможность правильного планирования обще­ственного производства…

Задача, стоящая перед планирующими организациями, заключается в том, чтобы… возможность правильного планирования, основывающаяся на объективном экономическом законе планомерного, пропорционального развития народного хозяйства, всегда превращалась в действительно пра­вильное планирование. Правильное же планирование создает условия пре­вращения реальных возможностей выполнения народнохозяйственного плана в действительность. Нередко на самом предприятии обнаруживают­ся новые, скрытые возможности, позволяющие не только выполнить, но и перевыполнить план. С другой стороны, при плохой работе предприятие может выполнить план только по выпуску валовой продукции и не выпол­нить, например, план по ассортименту. Наконец, предприятие может во­обще не выполнить план. «Реализовать» последнюю возможность, разу­меется, легче всего, так как достаточно ничего не делать, и эта «возмож­ность» реализуется сама собой. Для того же, чтобы обеспечить выполне­ние или перевыполнение государственного плана, необходим творческий груд работников предприятия, необходимы правильная организация труда, высокий уровень партийно-политической работы, умелое руководство предприятием.

Всегда нужно учитывать возможности в их динамике: растут они или, наоборот, уменьшаются, что именно необходимо для их претворения в действительность. Жизнь показывает факты и неумелого использова­ния величайших возможностей, порожденных нашим социалистическим об­щественным строем. …Наша печать приводит много примеров, когда возможности у двух колхозов или двух предприя­тий примерно одинаковые, а результаты работы резко различные. Эти примеры поучительны в том отношении, что показывают, как велика роль субъективного фактора в претворении в жизнь имеющихся воз­можностей.

Учет объективных возможностей и правильное понимание условий превращения этих возможностей в действительность во много раз увели­чивают мощь передовых общественных сил, помогают им лучше ориенти­роваться в исторической обстановке, дают им ясную перспективу, уверен­ность в победе. Подлинно научный анализ имеющихся в общественной жизни объективных возможностей стал возможен только в результате открытия Марксом и Энгельсом материалистического понимания истории.

* * *

Правильное понимание проблемы возможности и действительности имеет огромное значение для практической деятельности марксистско-ленинской партии. Политика Коммунистической партии и Советского пра­вительства основывается на точном знании объективных законов развития общества и возможностей, порождаемых действием этих законов, на глу­боком понимании условий, необходимых для реализации возможностей, в которых заинтересованы народы Советского Союза и миролюбивые народы всего мира. Знание объективных законов общественного развития позволяет видеть далеко вперед и понять, что именно в жизни растет и развивается и что отживает свой век.

Партия сильна тем, что она в своей политике всегда сочетает полную трезвость в оценке имеющихся объективных возможностей с революцион­ной страстностью, с пониманием огромной роли революционной теории и мастерским умением применять ее. Наша партия сильна своей связью с народом, уверенностью в неисчерпаемых силах народа, умением орга­низовать народные массы на борьбу за осуществление тех возможностей, которые отвечают коренным интересам народа.

Вся политика Коммунистической партии в годы социалистического строительства в СССР была основана на учении Ленина о возможности построения социализма в отдельной стране. Руководя строительством социалистического общества, Коммунистическая партия исходила из яс­ного понимания условий превращения этой возможности в действи­тельность.

И. В. Сталин в своем докладе XVI съезду партии говорил: «Советский строй дает колоссальные возможности для полной победы социализма. Но возможность не является еще действительностью. Чтобы превратить возможность в действительность, необходим целый ряд условий, в числе которых линия партии и правильное проведение этой линии играют далеко не последнюю роль» (Соч. Т. 12, стр. 339).

Для того чтобы возможность построения социализма в нашей стране превратилась в действительность, необходимо было преодолеть немалые трудности, нужно было разгромить врагов Коммунистической партии и советского народа, выработать правильную политику, основанную на научном знании законов экономического развития, и мобилизовать, орга­низовать массы для осуществления этой политики. Коммунистическая партия с честью выполнила эту величайшую историческую задачу.

Построение социалистического общества в Советском Союзе стало действительностью благодаря великой организующей и направляющей роли Коммунистической партии, самоотверженному труду рабочих, кре­стьян, интеллигенции, которые одобряли и поддерживали политику Ком­мунистической партии и Советского правительства.

Деятельность Коммунистической партии Советского Союза, проводи­мая ею политика дальнейшего укрепления социалистического строя, упрочения морально-политического единства советского общества, друж­бы народов СССР являются могучей силой, решающим условием пре­вращения возможности построения коммунистического общества в нашей стране в действительную победу коммунизма…

[1] см. «Сумерки буржуазной науки». Газета «Правда» от 26 мая 1953 года

Возможность и действительность — категории материалистической диалектики: 3 комментария

  1. «Продление человеческой жизни до бесконечности является невозмож­ным»
    Жизни человеческого тела — наверное. Но мыслительную то деятельность если она материально обоснована, может быть и возможно будет как то сохранить?)

    1. Можно, но только в материальных формах, которые будут хранить все созданное сознанием людей (книги, диски, видеофильмы и т.п.).

  2. Статья полезная и нужная. Особенно интересно это:
    «И. В. Сталин в своем докладе XVI съезду партии говорил: «Советский строй дает колоссальные возможности для полной победы социализма. Но возможность не является еще действительностью. Чтобы превратить возможность в действительность, необходим целый ряд условий, в числе которых линия партии и правильное проведение этой линии играют далеко не последнюю роль» (Соч. Т. 12, стр. 339).»
    Вот он краеугольный камень реализации социализма и перехода к коммунизму.
    ЧТО есть «партия рабочих», КАК она формируется и КТО оценивает ее «правильное поведение».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь. Если вы собрались написать комментарий, не связанный с темой материала, то пожалуйста, начните с курилки.

*

code