Борьба философских направлений в период феодализма и поднимающегося капитализма.

(Дополнительный материал в рамках Расширенного курса  диалектического материализма)

Исчерпав возможности развития, рабовладельческий строй уступил место феодальному. В эпоху средневековья господствующим было религиозно-идеалистическое миропонимание, имевшее целью увековечить власть феодалов и церковников. Из прежних философских систем наибольшее распространение получили взгляды идеалистов. Философскими исследованиями занимались преимущественно богословы. Поповщина убила все живое в философии Аристотеля, отбросив его материалистические искания и диалектические подходы, идеалистическую сторону его учения сохранила и использовала, приспособив ее к интересам церкви.

В средневековом обществе, отмечал Ф. Энгельс, наука была служанкой богословия. Церковники и влиятельные феодалы превратили в служанку религии также и философию. Все было подчинено «доказательству» истинности религии, священного писания. Ведущую роль стал играть так называемый схоластический метод, основанный на отвлеченных, абстрактных рассуждениях и бесплодных мудрствованиях о догмах христианской церкви. Средневековая схоластика была весьма гибкой, часто меняла свои формы, пыталась использовать диалектику для доказательства религиозных истин, давала извращенное толкование таким философским понятиям, как бытие, сущность, форма и другие, вносила путаницу в теорию познания.

Фома Аквинский

Виднейший представитель средневековой схоластики Фома Аквинский (1225—1274) провозгласил целью своей философии поиски «доказательств» существования бога как перводвигателя, первопричины, источника всякой необходимости, как разумного творца, определяющего цели всякого бытия. (Современные буржуазные философы не случайно  частенько его поминают, ибо заняты они, по сути, тем же самым — поисками доказательств неизменности существующего бытия. Только для своих целей они используют науку, извращая и искажая ее как душе угодно и превращая тем самым в антинауку.) Фома Аквинский признавая, что окружающие нас природные вещи материальны и состоят из неразличимых частиц, утверждал, что первичная материя, из которой все создано, есть чистая пассивность. Бог же, по его мнению, является чистой активностью. Он создал материю и весь мир из ничего и придал существование каждой вещи.

Хотя в феодальную эпоху и господствовали идеалистическая философия и бесплодная схоластика, передовая материалистическая мысль уничтожена не была. Философские споры не затихали и в мрачные годы средневековья. Содержание этих споров, касавшихся вопроса об отношении духа к природе, мышления к бытию, сводилось к вопросу о том: создан ли мир богом или же существует вечно. Более смелые философы и ученые даже спрашивали: а не способна ли материя мыслить?

С течением времени в недрах феодального общества стали появляться силы, заинтересованные в развитии производства и науки. Это была зарождавшаяся буржуазия, выступавшая против феодальных порядков, против богословия и схоластической философии. Особенно решительная борьба с засильем церкви развернулась в XV—XVII столетиях, т. е. в период, обычно называемый «эпохой Возрождения». Этот период характеризуется тем, что в странах Западной Европы резко усилилось стремление к познанию природы, интерес к научному знанию, к эксперименту и передовой философии Древней Греции.

Френсис Бэкон

В XVII в. материализм обрел новую родину в Англии — стране, которая одной из первых совершила буржуазную революцию. Родоначальником материализма нового времени явился Фрэнсис Бэкон (1561—1626), решительно выступивший против схоластики. Смысл философии Бэкон видел не в доказательстве истинности религиозных догм, а в разработке методов познания природы, ибо, по его словам, в знании заключена сила человека. Ф. Бэкон много сделал для возрождения древнегреческого материализма. Он утверждал, что материи присущи движение, стремление и жизненный дух. Вместе с тем во взглядах Бэкона было много непоследовательного. Он, например, заявлял, что наука и вера имеют каждая свою область и не должны мешать друг другу. Однако все равно столь смелые материалистические высказывания в ту эпоху, когда еще была чрезвычайно сильна власть религии, были прогрессивными, они означали стремление обеспечить независимое развитие науки. Материалистическая философия, несмотря на крайнюю реакцию и полное господство идеализма, медленно, шаг за шагом оттесняла религию, подтачивая ее идейную основу — идеализм.

Но религиозно-идеалистическая философия еще продолжала крепко удерживать свои позиции. Против материалистических и атеистических взглядов передовых философов выступил один из виднейших представителей субъективного идеализма, английский епископ Джордж Беркли (1685—1753). В слове «материя», писал он, не заключено никакого представления; материя — это ничто, несуществующая сущность. В природе, по его мнению, нет объективной причинности, нет закономерности. Беркли признавал реальным лишь то, что воспринимает субъект. При этом он утверждал, что воспринимаемые нами предметы (яблоко, вишня) являются совокупностью наших ощущений (сладкого, красного, сочного). Таким образом, у Беркли получается, что бытие предметов, их существование зависит от того, воспринимаем мы эти предметы или нет. Реальность чувственных вещей заключается с этой точки зрения в том, что их кто-либо воспринимает. Существовать, по Беркли,— значит быть воспринимаемым. Исходя из этого, он отрицал существование чего-либо, что не является продуктом разума, и откровенно писал, что материю нельзя признать объективно существующей, ибо это ведет к безбожию. (Сегодня, в эпоху умирающего империализма философия Беркли — субъективный идеализм, та самая, над которой смеялись другие идеалисты — объективные, наконец-то, получила долгожданное признание господствующего класса. Одним из ее проявлений является пресловутый позитивизм, о котором РП уже немало писал.)

Дени Дидро

В конце XVII и особенно в XVIII в. в борьбу с идеализмом и религией вступили буржуазные просветители ряда европейских стран и такие известные французские материалисты, как Жюльен Офре Ламетри (1709—1751), Дени Дидро (1713—1784), Поль Анри Гольбах (1723—1789), Клод Адриан Гельвеций (1715—1771).

Борьба французских материалистов против религиозно-идеалистического мировоззрения была непосредственно связана с политической борьбой буржуазии. Подвергая беспощадной критике феодальный общественный строй, феодальные традиции, идеологию этого общества и его политику, они добивались уничтожения средневековых порядков и преобразования государственного строя в интересах буржуазии.

Буржуазия была заинтересована в быстрейшем развитии производства и, следовательно, науки и техники. Наука же на каждом шагу наталкивалась на сопротивление средневековой схоластики и религии — они не давали ей развиваться. Не удивительно, что буржуазные идеологи шли на штурм устоев средневековья под флагом просвещения и материализма. И эти действия сыграли громадную прогрессивную роль в истории человечества.

Отвергая церковные и идеалистические измышления о существовании сверхприродных сил, французские материалисты доказывали, что природа и общественная жизнь подчиняются естественным закономерностям. Они правильно считали, что все изменения в мире вызываются естественными, природными причинами. То, что не является материей, утверждали французские материалисты, не может быть ее движущей силой. Материальная природа, заявляли они, существует объективно, и, следовательно, материя есть сущность, первоначало и первооснова всякого бытия. Природа никем не создана, она вечна.

Если нас спросят, откуда появилась материя, писал Гольбах, мы ответим, что она существовала всегда. Если спросят, продолжал он, откуда у материи появилось движение, мы ответим, что по тем же основаниям она должна была двигаться вечно, так как движение — необходимый результат ее существования, ее сущности.

Для французских материалистов материя — это все то, что воздействует каким-либо образом на наши органы чувств, это воспринимаемое нами бытие. Глубокие мысли о материи и ее свойствах высказывал Дидро, который стремился понять, как развивалась материя, как произошел переход от неощущающей материи к ощущающей. Он уже догадывался о том, что ощущения свойственны только живым организмам, а материя в целом обладает способностью, родственной ощущению.

Французские материалисты глубоко верили в возможность познания мира. Они высоко ценили роль чувственного знания и резко критиковали идеалистов, которые, по словам Дидро, признают истинным только свое собственное существование и существование своих ощущений, не допуская ничего другого. Он называл досужим вымыслом идеалистическое положение о том, будто весь мир существует лишь в нас самих и в нашем воображении.

Философские взгляды французских материалистов содержали некоторые элементы диалектики. Но в целом их материализм страдал существенными недостатками, на которые указывали классики марксизма (см, например, Ф. Энгельс в работе «Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии»).

Во-первых, их материализм был преимущественно механистическим. Подобная ограниченность была неизбежна и обусловливалась тогдашним уровнем развития науки. Наивысшего расцвета в то время достигла механика, а такие науки, как, например, химия и биология, только начинали создаваться. Поэтому даже самые сложные процессы органической природы, не говоря уже о химических процессах, ученые стремились объяснить чисто механически, как движение материальных тел, путем перенесения законов механики на область других явлений природы.

Во-вторых, французский материализм был метафизическим. Он не рассматривал природу во всей ее полноте, во всех ее взаимосвязях и в процессе ее исторического развития. Изменения, происходящие в природе, понимались им как простое повторение одних и тех же процессов. Диалектика не применялась ни к объяснению явлений природы, ни к познанию.

Наконец, в-третьих, французские материалисты оставались идеалистами в истолковании общественной жизни. Материализм их был ограничен. Они не улавливали объективной закономерности в развитии общества, не понимали определяющей роли производства, а также решающего значения классовой борьбы в обществе, разделенном на враждебные классы. Считая, что развитие общества определяют те или иные идеи, взгляды (и не ставя вопроса о материальном источнике этих идей, об общественно-экономических отношениях), французские материалисты делали ошибочный вывод, что на смену феодализму XVIII в. может прийти «царство разума», основанное на идеалах равенства, справедливости, свободы и братства людей. В действительности же эти заманчивые лозунги, под знаменем которых совершались буржуазные революции, в то время осуществиться просто не могли — для этого еще не существовало объективных условий. «Мы знаем теперь,— отмечал Ф. Энгельс,— что это царство разума было не чем иным, как идеализированным царством буржуазии», что «вечная справедливость» нашла свое осуществление в буржуазной законности, выражающей волю эксплуататоров, а одним из самых существенных прав человека провозглашена была буржуазная собственность.[1]

В конце XVIII—начале XIX в. развернулась острая борьба между идеализмом и материализмом, метафизикой и диалектикой в немецкой философии. Эта борьба также явилась своеобразным отражением реальных общественных противоречий Германии того времени. В тот период немецкая буржуазия впервые выступила против феодализма. Однако, будучи нерешительной и трусливой, она стремилась совершить социально-экономические преобразования не революционным путем, а добиваясь отдельных уступок, реформ при сохранении монархии. Стремление к уступкам, к компромиссам в общественной жизни неизбежно приводило к компромиссам и в области идеологии.

В немецкой философии того времени, которую называют классической, различают линию идеализма (его наиболее видные представители — И. Кант и Г. Гегель) и линию метафизического материализма (Л. Фейербах).

Иммануил Кант (1724—1804) известен, в частности, тем, что он выдвинул научную гипотезу, предположение о возникновении солнечной системы из первоначальной туманности. Идея о естественно-историческом происхождении небесных тел явилась серьезным ударом по метафизическим представлениям о природе. Положительной стороной философии Канта было признание того, что вещи существуют объективно, сами по себе. Однако при этом он обосновывал ошибочный вывод о принципиальной непознаваемости мира, проповедывал агностицизм, доказывая, что разум человека ограничен и не способен познать мир. Характеризуя эту философскую позицию, В. И. Ленин указывал: «Основная черта философии Канта есть примирение материализма с идеализмом, компромисс между тем и другим, сочетание в одной системе разнородных, противоположных философских направлений. Когда Кант допускает, что нашим представлениям соответствует нечто вне нас, какая-то вещь в себе, — то тут Кант материалист. Когда он объявляет эту вещь в себе непознаваемой, трансцендентной, потусторонней, — Кант выступает как идеалист»[2]. Устанавливая принципиальную границу познания, Кант фактически оставлял место религии, вере в нечто надприродное, сверхъестественное. Он отрицал существование объективных закономерностей, утверждая, что законы предписывает природе разум. Отрывая важнейшие философские понятия от объективной действительности, Кант давал им идеалистическое истолкование.

Георг Вильгельм Гегель

Внутренне противоречивой и непоследовательной была и философия Георга Вильгельма Фридриха Гегеля (1770—1831), который сделал попытался соединить объективный идеализм с разработанной им идеалистической диалектикой. Гегель стремился представить весь мир — природу, общественную жизнь и мышление — как процесс бесконечного движения, изменения и развития. Он выделил основные принципы, законы и категории диалектики. Весьма плодотворной была его идея о том, что развитие природы, общества и мышления подчиняется одним и тем же законам диалектики. Однако, будучи объективным идеалистом, Гегель исходил из того, что в основе всех явлений мира, в основе природы и общества лежит некая абсолютная идея, мировой дух. Эта абсолютная идея выступает у Гегеля как основа всего сущего, всего бытия и вместе с тем как деятельное начало.

Для Гегеля природа — это лишь перевоплотившаяся идея, иное ее бытие, ступень в развитии мирового духа. В его философии все представлено в искаженном виде: не мысли выступают отражением объективно существующих вещей, материального бытия, а, наоборот, идея, мировой дух порождает природу, развитие которой приводит затем к появлению человека как мыслящего существа, посредством которого идея познает самое себя. Нетрудно понять, что абсолютная саморазвивающаяся идея Гегеля, мировой дух — это то, что религия называет богом.

Поскольку, согласно Гегелю, до природы существовал чистый дух, то, следовательно, был такой момент (акт становления в развитии), когда чистое бытие воплотилось в природе. А это значит, что в развитии природы было начало. Такой вывод, навязываемый объективным идеализмом, никак не согласуется с его собственной диалектикой. У Гегеля, отмечал Ф. Энгельс, природа не способна к развитию во времени. Таким образом, диалектика Гегеля, требующая исторического взгляда на мир, приходит в противоречие с созданной им идеалистической системой. Это внутреннее противоречие своей философии Гегель преодолеть не смог.

Особенно ярко оно проявляется у Гегеля при истолковании явлений общественной жизни, а также при объяснении процесса познания. Здесь в полной мере проявилась классовая позиция философа — Гегель был придворным философом прусского монарха, и признание абсолютного духа оказалось удобным для теоретического оправдания господствующего эксплуататорского класса, его государственной формы — абсолютной монархии, которую Гегель пытался изобразить как высшее воплощение мирового духа на земле.

Несостоятельность гегелевского объективного идеализма и идеалистической философии в целом показал немецкий материалист Людвиг Фейербах (1804—1872). Он подверг тщательному разбору и глубокой критике учение Гегеля о первичности абсолютной идеи и вторичности природы и показал, что это учение представляет собой утонченное выражение религиозного мифа о том, что природа сотворена богом. Критикуя идеализм, Фейербах доказывал, что природа материальна, телесна, чувственна, что она включает в себя весь материальный мир. Материя, утверждал он, — это не только то, что рассеяно вне человека, на небе и на земле, но и то, что сосредоточено в самом человеке. Материя никем не сотворена, она существует вечно. Отмечая, что естественное развитие природы привело к появлению человека, обладающего способностью мыслить, Фейербах подчеркивал, что мышление неотделимо от материи, что оно является результатом деятельности мозга. Никакого другого мышления, кроме человеческого, утверждал он, нет и быть не может. Единство бытия и мышления, писал Фейербах, имеет смысл лишь тогда, когда основанием, субъектом этого единства берется реальное существо, человек. Не материя есть продукт духа, а дух есть высший продукт материи.

Признавая объективную реальность внешнего мира, предметов и явлений, отражаемых нашим сознанием, Фейербах указывал, что природа существовала и тогда, когда не было условий для существования человека. Тот вещественный, чувственно воспринимаемый нами мир, к которому принадлежим мы сами, есть единственно действительный, реальный мир, а все остальное — это идеалистический вздор.

Развенчав гегелевскую философию и опровергнув ее доводы, Фейербах, однако, не преодолел ограниченность своего механистического материализма. Его философия — это материализм без диалектики. Фейербах отбросил гегелевскую идеалистическую систему, но вместе с ней он отбросил и диалектику Гегеля, его важнейшие идеи о развитии. Оставаясь на позициях метафизического материализма, Фейербах не смог понять общественно-историческую сущность самого человека, решающую роль его преобразующей общественно-практической деятельности. Человека он рассматривал лишь как биологическое существо и не дошел до понимания того, что развитие человека определяется развитием общественного производства. Движущей силой истории Фейербах считал человеческие чувства и страсти и, таким образом, не поднялся до материалистического понимания явлений общественной жизни.

[1] См. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 19, стр. 190

[2] В.И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 18, стр. 206

Борьба философских направлений в период феодализма и поднимающегося капитализма.: 4 комментария

  1. «(Современные буржуазные философы не случайно частенько его поминают, ибо заняты они, по сути, тем же самым — поисками доказательств неизменности существующего бытия. Только для своих целей они используют науку, извращая и искажая ее как душе угодно и превращая тем самым в антинауку.)»
    Как мне все это знакомо! Перевирают так, что волосы дыбом стоят. На Антропосоциогенезе рассказывают о божественном происхождении человека, попы учатся на философском, теологический факультет в серьезных учебных заведениях. Мракобесие полнейшее!!!

  2. Насчет Канта о его агностицизме,это от него буржуазные ученые пытаются найти частичку бога расщепляя атом в своих коллайдерах? В статьях посвященных термоядру о этом упоминалось.

  3. кто учёным платит, тот и заказывает, что им нужно найти. Чистый материализм. За деньги найдут что угодно.
    Вообще огромный удар по диалектическому материализму нанёс релятивизм. Именно релятивизм (а не Фома, немецкие философы и пр. публика) и последующие за ним постулирование и придумывание новых несуществующих частиц и волшебных «тёмных» материй в в физике лишили материализм главного аргумента — материи. «Материи не осталось, остались одни формулы» — так писал В.И.Ленин по поводу «открытий» в физике начала прошлого века. В связи с тем, что физикам трудящиеся массы верят больше, чем философам, удар был спланирован именно по физике, а философия как наука осталась существовать в узких академических кругах, отдав роль оболванивания современной физике.
    Но критиковать релятивизм опасно. В сети полно его платных ревнителей.
    Выбей релятивизм из физики — и получится чистейший диалектический материализм. Этого релятивисты (= троцкисты в физике) допустить не могут.
    А критиковать Канта, Гегеля и Фому — пожалуйста, это уже не опасно…

    1. Били не только по физике. Били по всем областям естествознания. РП выложит еще интересные материалы. Посмотрите потом.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь. Если вы собрались написать комментарий, не связанный с темой материала, то пожалуйста, начните с курилки.