Класс и нация

От редакции РП: Публикуемая ниже статья была напечатана в журнале «Вопросы философии», 1950 г., № 1, стр. 259-274. Автор статьи — Г. Е. Глезерман.

Выделение в тексте курсивом — автора статьи, жирным шрифтом — РП. Комментарии РП даны курсивом в скобках.

Класс и нация

Среди вопросов марксистско-ленинской теории, получивших гени­альную разработку в трудах нашего великого учителя и вождя товарища Сталина, видное место занимает на­циональный вопрос.

Известно, что в эпоху Ленина и Сталина — эпоху империализма и пролетарских революций, эпоху побе­ды социализма в СССР — нацио­нальный вопрос приобрёл несрав­ненно большее значение, чем в эпоху Маркса и Энгельса. При жиз­ни Маркса и Энгельса националь­ные движения на Западе отходили в прошлое, а на Востоке ещё не развернулись. Не удивительно, что Маркс и Энгельс, уделив главное внимание разработке теории классов и классовой борьбы, могли дать лишь основные, отправные идеи по национальному вопросу. В эпоху им­периализма, когда национально-осво­бодительное движение приобрело в мировом масштабе громадные силу и размах, потребовалось свести эти идеи Маркса и Энгельса в строй­ную систему взглядов о нацио­нально-колониальных революциях, связать национально-колониальный вопрос с вопросом о свержении им­периализма, рассматривая его как часть общего вопроса о междуна­родной пролетарской революции. Это и было сделано Лениным и Сталиным.

Ленин и Сталин создали цельную и стройную теорию национально­-колониального вопроса, исходя при этом из марксистско-ленинской тео­рии классов и классовой борьбы, которая дала единственно правиль­ный ключ к теоретической разработ­ке и практическому решению слож­нейших национальных проблем.

I

Основоположники научного социа­лизма Маркс и Энгельс установили, что история всех до сих пор суще­ствовавших обществ (после разло­жения первобытно-общинного строя) есть история борьбы классов. В классовой борьбе они открыли дви­жущую силу исторического процес­са. В современном им капиталистиче­ском обществе, разделённом на госу­дарства и нации, Маркс и Энгельс научным анализом вскрыли глубо­чайшую противоположность классов. Деление общества (а стало быть и каждой нации) на антагонистиче­ские классы основоположники науч­ного социализма рассматривали как более глубокое, более коренное де­ление, чем деление людей на нации.

Н. К. Крупская в своих воспоми­наниях о Ленине рассказывает, что когда в 1902 году Ленин приехал в Лондон, он с большим интересом изучал жизнь английской столицы, являвшейся тогда основной тверды­ней капитализма. Он «любил за­бираться на верх омнибуса и подол­гу ездить по городу. Ему нравилось движение этого громадного торгово­го города. Тихие скверы с парадны­ми особняками, с зеркальными окнами, все увитые зеленью, где ездят только вылощенные кэбы, и ютящиеся рядом грязные переулки, населённые лондонским рабочим людом, где посредине развешано бельё, а на крыльце играют блед­ные дети, оставались в стороне. Ту­да мы забирались пешком, и, наблюдая эти кричащие контрасты богатства и нищеты, Ильич сквозь зубы повторял: «Two nations!»[1].

«Две нации!» — это замечание как нельзя более точно передаёт одну из характерных особенностей капи­талистического общества, где народ, нация, оставаясь едиными, связанны­ми всеми нитями экономики, разъ­едаются непримиримыми классовыми противоречиями. «Собственники и наёмные рабочие, незначительное число («верхние десять тысяч») бо­гачей — и десятки миллионов неиму­щих и трудящихся, это, поистине, «две нации»[2],— писал Ленин.

Основоположники марксизма-ленинизма подчёркивали общность классовых интересов пролетариев разных наций и противоположность их интересов интересам как «нацио­нальной», так и инонациональной буржуазии. Окончательное освобож­дение трудящегося человечества от классового гнёта может быть достиг­нуто лишь объединёнными усилиями пролетариев различных стран. Отсю­да боевой клич коммунистических партий: «Пролетарии всех стран, со­единяйтесь!». Отсюда пролетарский интернационализм как одна из важ­нейших черт коммунистического ми­ровоззрения.

В противоположность марксизму-ленинизму буржуазные социологи обычно в той или иной форме вы­двигают на первое место борьбу рас и наций. Вместо классовой борьбы они объявляют стержнем истории борьбу рас и наций. За этим скры­вается стремление затушевать, зама­зать противоположность интересов пролетариата и буржуазии внутри наций, заглушить классовую борьбу пролетариата против «националь­ной» буржуазии, переключив его на борьбу с «чужими» нациями. Таким путём идеологи буржуазии и их ре­формистские прихвостни пытаются заставить пролетариат оказать под­держку «своей», «национальной» буржуазии, ведущей конкурентную борьбу против буржуазии других стран. Отсюда буржуазный национализм как одна из важнейших черт мировоззрения буржуазии.

В своих работах Ленин и Сталин беспощадно разоблачают буржуаз­ный национализм, проповедующий недоверие и ненависть к чужим на­циям. При этом Ленин и Сталин указывают на то, что реформистская проповедь классового сотрудниче­ства является лишь оборотной сторо­ной буржуазного национализма. «Основная идея оппортунизма, — говорил Ленин, — есть союз или сближение (иногда соглашение, блок и т. д.) буржуазии и её антипода. Основная идея социал-национализма совершенно та же самая. Идейно-­политическое родство, связь, даже тождество оппортунизма и социал-национализма не подлежит никако­му сомнению»[3]. («Социал-национализм» у Ленина, «национал-социализм» — в фашистской Германии. Случайное совпадение? Нет, это одно и то же явление, только Ленин застал его в начале развития, а во времена Гитлера оно получило свое законченное оформление. Корень его, как указывает В.И.Ленин — оппортунизм, раковая опухоль, поражающая рабочее движение, разъедающая его при определенных условиях (если с ним не бороться!) и не позволяющая ему победить буржуазию. Очень верно Ленин отмечает также главное в оппортунизме — попытка сгладить классовые противоречия, забыть о них, закрыть на них глаза. И тем самым обезоружить пролетариат, дав возможность буржуазии продолжить свое историческое существование. Вот тот критерий, о котором часто спрашивают нас наши читатели — как отличить оппортуниста от настоящего коммуниста, большевика? Соглашательство, упорное нежелание видеть классы, уравнять, невзирая ни на что, полностью противоположные классовые интересы, что можно сделать только поступившись интересами рабочего класса — вот признак, по которому легко можно выявить всякого оппортуниста, сколь бы революционными фразами он не прикрывался — прим. РП) Во имя «единства нации» националисты затушёвы­вают классовые противоречия вну­три нации и проповедуют «объеди­нение» эксплуататоров и эксплуатируемых в единый «национальный» фронт.

Поэтому вполне закономерно, что тот, кто ведёт политику классового мира внутри буржуазной нации, сеет вражду и раздор между нациями. (Очень важная мысль! Но абсолютно верная. Нельзя добиться классового мира между пролетариатом и буржуазией в стране, не натравив этот пролетариат на пролетариев других стран. Вот вам еще один фактор войны в Донбассе — предательская деятельность профсоюзных реформистов и оппортунистов из КПУ и прочих аля-коммунистических партиек. Это и их работа — империалистическая война, в которой сейчас погибают сотни и тысячи украинских рабочих. — прим. РП)

Напротив, пролетарский интерна­ционализм неразрывно связан с по­литикой непримиримой классовой борьбы. Коммунистические партии учат пролетариев видеть своих вра­гов не в лице пролетариев других стран, а в лице буржуазии, в том числе и своей, «национальной» бур­жуазии. Национальные конфликты и рознь отвлекают внимание пролета­риев от борьбы против своих угне­тателей, разобщают и раздробляют пролетариат. Поэтому совершенно естественно, что тот, кто стоит вну­три нации за непримиримую классо­вую борьбу пролетариата против буржуазии, не может не отстаивать дело освобождения наций, не может не стремиться к тому, чтобы подор­вать борьбу между нациями, све­сти её на-нет.

Основоположники марксизма-ленинизма учат, что сделать малей­шую уступку буржуазному нацио­нализму — значит изменить делу рабочего класса. Стоит лишь подать палец буржуазному национализму, как он, подобно дьяволу, потянет всю руку. Об этом достаточно убе­дительно свидетельствует позорный финал австро-марксистов с их тео­рией «культурно-национальной ав­тономии», еврейских бундовцев, гру­зинских федералистов и всей про­чей оппортунистической сволочи, пытавшейся отравить пролетарское движение ядом буржуазного нацио­нализма. (Те же негативные процессы мы сегодня наблюдаем и в КНДР. Сделав в свое время уступку национализму, эта страна все быстрее и быстрее катиться по дороге к буржуазной реставрации. Классовой позиции не встретить на в одном официальном документе, исходящем от руководства этой страны. Складывается впечатление, что классов для него более не существует, есть только нации, которые и ведут борьбу между собой на международной арене. А ведь тем самым фактически просто скрываются буржуазно-реставрационные процессы, происходящие в экономике и во внутренней политике этой страны. — прим. РП)

В наши дни национализм ведёт к измене лагерю мира, демократии и социализма, а, стало быть, и к пре­дательству национальных интересов народов. Отнюдь не случайно то, что троцкистско-фашистская клика Тито прикрывала свою провокаторскую и шпионскую деятельность на службе у англо-американских империалистов истрёпанным знаменем национализ­ма и пыталась поймать на удочку национализма оппортунистические элементы в коммунистических пар­тиях стран народной демократии.

Как указано в резолюции Ин­формбюро коммунистических партий, клика Тито завершила свой путь переходом от буржуазного национа­лизма к фашизму и прямому преда­тельству национальных интересов Югославии[4].

Вооружённые решениями Информ­бюро, коммунистические и рабочие партии стран народной демократии (Польши, Болгарии и др.) разобла­чили в своих рядах право-национали­стические элементы, пытавшиеся в угоду англо-американскому империа­лизму отколоть эти страны от Совет­ского Союза и повернуть их развитие вспять, к реставрации капитализма. Процессы Трайчо Костова и Ласло Райка показали, какую чёрную безд­ну предательства, прикрывает буржу­азный национализм.

Глубоко поучительным является также разоблачение националистиче­ской клики Фуруботна в компартии Норвегии. Фуруботн вёл линию на отказ от самостоятельной классовой борьбы пролетариата. Утверждая, что «рабочий класс должен пол­ностью слиться с нацией», он на деле проводил политику «гражданского мира» с буржуазией, стремился под­чинить рабочее движение буржуаз­но-националистической политике.

Достаточно этих примеров, чтобы убедиться, сколь актуальна и на­стоятельно необходима для коммуни­стических и рабочих партий беспо­щадная борьба с буржуазным нацио­нализмом и всеми его проявлениями как с вражеской идеологией.

Решительно отвергая буржуазный национализм, марксизм-ленинизм не отрицает значения прогрессивных национальных движений, не прене­брегает национальными интересами, не проповедует национального ниги­лизма. Подчёркивая наличие «двух наций» в составе каждой буржуаз­ной нации, мы вовсе не отрицаем реальности нации как исторически сложившейся и притом устойчивой общности людей. Стать на иной путь — значило бы скатиться к без­родному космополитизму, который особенно усердно проповедуется ныне многими буржуазными поли­тиками, социологами, журналиста­ми, лакейски служащими американ­скому империализму.

Англо-американские социологи ти­па Кона, Сульцбаха и других объ­являют национальные различия и национальные чувства чем-то отжи­вающим и ратуют за то, чтобы упразднить все национальные грани­цы. Тогда, заявляют они, националь­ные чувства потеряют политический характер и перестанут быть источ­ником военных конфликтов, подобно тому, как религиозные чувства и разногласия перестали быть в наше время источником войны. (Теперь они тоже не являются истинным источником войн. Религия теперь используется империализма только лишь для прикрытия своих классовых интересов. Речь идет в том числе об ИГИЛ, которую буржуазные пропагандияты сегодня в России и других странах мира подают исключительно как религиозно-террористическую организацию, скрытая тем самым ее истинный империалистический, а значит классово-буржуазный характер. — прим. РП) Под овечьей шкурой, в которую прячутся проповедники подобных «теорий», легко обнаружить волчьи клыки. Скрывая истинные причины войн, коренящиеся в разбойничьей системе империализма, они призывают наро­ды мира не сопротивляться натиску американского капитала, цинично заявляя: «Откажитесь от националь­ного суверенитета, тогда не из-за чего будет воевать». Отвергая национальные различия, они на деле убе­ждают народы отказаться от своей национальной культуры и нацио­нальных традиций ради… торжества американского «жизненного стандар­та». Под маской космополитизма обнаруживается, таким образом, зве­риное рыло американского империа­лизма, самый наглый шовинизм и национализм.

Основоположники марксизма-лени­низма всегда разоблачали тех, кто пытался столкнуть рабочее движение на гибельный путь национального «нигилизма», на путь отрицания значения наций и национально-осво­бодительных движений в прогрес­сивном развитии человечества. До­статочно напомнить хотя бы борьбу Ленина и Сталина против анархо-синдикалистов, пытавшихся привить пролетариям безразличие к судьбам своего отечества на том «основании», что эксплуатируемому пролетарию будто бы безразлично, на кого работать и в какой стране жить. Можно напомнить также борьбу Ленина и Сталина против Бухарина, Пятакова и им подобных предате­лей, которые отвергали поддержку национально-освободительных дви­жений, расшатывающих систему им­периализма, и отрицали революци­онный лозунг партии о праве наций на самоопределение. С гениальной прозорливостью Ленин уже тогда, в годы первой мировой войны, по­казал, что эти предатели выражали чаяния империалистической буржуа­зии, стремящейся увековечить наци­ональный гнёт.

Ленин и Сталин показали нераз­рывную связь между интересами классовой борьбы пролетариата и интересами освобождения угнетён­ных народов от ярма империалисти­ческого господства. Будучи самым последовательным и непреклонным борцом против классового гнёта, про­летариат не может относиться равно­душно к борьбе народов за освобож­дение от национального гнёта. Он не может освободиться, не уничто­жив всякий гнёт, в том числе и на­циональный.

Из этого вытекает, во-первых, признание необходимости решитель­ной и активной поддержки со стороны пролетариата национально-освободительного движения угнетён­ных и зависимых народов, расшаты­вающего систему империализма. Поддерживая национально-освобо­дительное движение, пролетариат тем самым использует революцион­ные способности, заложенные в его недрах, в интересах свержения обще­го врага — империализма.

Из этого вытекает, во-вторых, при­знание необходимости подчинить решение национального вопроса ре­шению общего вопроса об освобо­ждении пролетариата от классового гнёта. (Очень важный вывод! К сожалению, совершенно непонимаемый нашими левыми. — прим. РП)

Национальный вопрос Ленин и Сталин всегда рассматривали не как самодовлеющий вопрос, а как часть общего вопроса о револю­ционном преобразовании существую­щего строя.

Политика революционного проле­тариата по национальному вопросу зиждется на гранитной основе марк­систско-ленинской теории. Эта тео­рия, рассматривающая развитие антагонистических обществ как ре­зультат борьбы классов, отнюдь не отрицает значения наций в истории современного общества. Напротив, только она даёт возможность объ­яснить развитие и взаимоотношения наций. Только она даёт ключ к практическому решению националь­ного вопроса, что доказано ныне опытом победившего социализма в СССР и успешного социалистическо­го строительства в странах народной демократии.

II

В своих трудах товарищ Сталин последовательно применяет марксистско-ленинскую теорию классов к разработке теории национального вопроса. Ещё в своей ранней статье «Как понимает социал-демократия национальный вопрос?» (1904 год) товарищ Сталин отмечал, что «на­циональный вопрос» в разные вре­мена служит различным ин­тересам, принимает различные оттенки в зависимости от того, какой класс и когда выдвигает его»[5].

Применяя это положение к поста­новке национального вопроса в Гру­зии, товарищ Сталин указывал, что после «присоединения Грузии к Рос­сии» возник сначала так называемый дворянский «национальный вопрос». Грузинское дворянство, опасавшееся утерять старые привилегии, пожела­ло «освобождения Грузии», рассчи­тывая поставить во главе Грузии местных царей и дворян и передать в их руки судьбу грузинского наро­да. Затем, с развитием капитализма и нарождением грузинской буржуа­зии, возник «национальный вопрос» буржуазии. Молодая грузинская буржуазия, озабоченная конкурент­ной борьбой с буржуазией других наций и желавшая огородить тамо­женными кордонами грузинский ры­нок, начала, в свою очередь, лепе­тать о «независимой Грузии». На этой почве получил развитие буржу­азный национализм. (Точно так же произошло и с «распадом» СССР, о чем РП писал в статье ««Беловежские соглашения»: как и почему был разрушен СССР» — прим. РП) Лишь с появ­лением на арене самостоятельной классовой борьбы пролетариата на­циональный вопрос получил принци­пиально иную постановку. Молодой грузинский пролетариат решительно отверг буржуазный национализм и рука об руку с русским пролетариа­том поднял знамя борьбы за уничто­жение всякого национального гнёта, справедливо полагая, что завоева­ние победы над буржуазией требует объединения всех рабочих без раз­личия национальности.

Эти положения товарища Сталина представляют большой интерес пре­жде всего с методологической сто­роны. Они показывают, как следует вскрывать классовое содержание на­ционального вопроса и националь­ных движений в различных истори­ческих условиях. Известно, что Ленин учил русских марксистов не ограничиваться констатированием необходимости определённых исто­рических процессов, а выяснять, «какая именно общественно-эконо­мическая формация даёт содержание этому процессу, какой именно класс определяет эту необходи­мость»[6]. Это требование диалекти­ко-материалистического анализа, ко­торое Ленин противопоставил бур­жуазному объективизму, блестяще применено товарищем Сталиным к разработке национального во­проса.

В своих позднейших произведе­ниях, особенно в классических тру­дах «Марксизм и национальный во­прос» (1913 год) и «Национальный вопрос и ленинизм» (1929 год), то­варищ Сталин показал, какую роль играют различные классы в форми­ровании и развитии наций. Нация представляет собою, как учат Ленин и Сталин, историческую категорию, возникающую впервые лишь в эпоху подымающегося капитализма. Раз­личные элементы нации — язык, тер­ритория, культурная общность и т. д. — создавались исподволь ещё в период докапиталистический. Од­нако они находились тогда в зача­точном состоянии и представляли не более, как возможность образова­ния нации в будущем, при извест­ных благоприятных условиях. Эта возможность превратилась в дей­ствительность лишь в период поды­мающегося капитализма с его национальным рынком, с его эконо­мическими и культурными центрами. Развитие капитализма вело к уничто­жению феодальной раздробленности, к упрочению экономических связей между отдельными областями стра­ны, к объединению местных рынков в один общенациональный рынок. Таким образом складывалась общ­ность экономической жизни, а на основе этого развивалась культурная общность и т. д. Так как основой это­го процесса являлось развитие капи­талистического способа производ­ства, то, как указывал Ленин, со­здание «национальных связей было ничем иным как созданием связей буржуазных»[7]. Развивая дальше эту мысль Ленина, товарищ Сталин пока­зал, что складывавшиеся в эпоху по­дымающегося капитализма нации яв­лялись буржуазными нациями, ибо их собирала воедино и цементи­ровала буржуазия, ибо их главной руководящей силой была и остаётся буржуазия и её националистические партии.

Нация состоит из различных классов: буржуазии, пролетариата, кре­стьянства, а также городской мел­кой буржуазии. Но роль этих клас­сов в формировании, консолидации нации совершенно различна. Геге­моном в процессе формирования нации выступает один класс, и по­скольку речь идёт о буржуазных нациях, таким классом является бур­жуазия. Она определяет направле­ние, характер процесса националь­ной консолидации. Что же касается широких масс крестьянства, которое вначале численно составляет боль­шинство нации, то оно, не являясь руководителем этого процесса, со­ставляет, по выражению товарища Сталина, связанный с землёй широ­кий устойчивый слой, естественно скрепляющий нацию «не только как её остов, но и как «национальный» рынок»[8].

Процесс формирования экономиче­ского базиса буржуазных наций про­текает в значительной мере сти­хийно, подчиняясь прежде всего стихийной силе рынка, создающего общность экономической жизни вследствие развития товарного про­изводства. Но это вовсе не значит, будто весь процесс формирования буржуазных наций является стихий­ным. Выражая экономические тен­денции растущего капиталистическо­го способа производства, буржуазия и её партии сознательно добиваются объединения и расширения нацио­нальной территории, устранения та­моженных перегородок, сословных делений, установления свободного обмена между всеми областями страны. Этому соответствует и опре­делённая идеология, вырабатывае­мая националистическими партиями буржуазии, идеология, требующая «единства нации».

Руководящая роль буржуазии и её националистических партий в про­цессе формирования и развития бур­жуазных наций накладывает свой отпечаток на весь духовный и соци­ально-политический облик этих на­ций. «Классовый мир внутри нации ради «единства нации»; расширение территории своей нации путём за­хвата чужих национальных террито­рий; недоверие и ненависть к чужим нациям; подавление национальных меньшинств; единый фронт с импе­риализмом»[9], — таков, по класси­ческому определению товарища Сталина, идейный и социально-по­литический багаж этих наций.

Пролетариат складывается как класс и выходит на арену самостоя­тельной борьбы позже, чем буржуа­зия. Поэтому консолидация проле­тариата как класса происходит уже внутри сложившихся буржуазных наций. Этим пользуются буржуазия и её националистические партии для того, чтобы навязать пролетариату «единую» национальную идеологию. Проповедь классового мира внутри нации используется ими для того, чтобы прикрыть общенациональным знаменем антагонизм классов, вос­препятствовать объединению и спло­чению пролетариев как класса. Про­поведь недоверия и ненависти к «чужим» нациям служит им сред­ством упрочения «единства» своей нации.

В связи с этим одной из важней­ших задач интернационалистической партии пролетариата становится высвобождение пролетариата из-под влияния буржуазно-националистиче­ской идеологии. Идейное подчинение пролетариата «общенациональным» лозунгам буржуазно-националисти­ческих партий Ленин и Сталин рас­сматривали как показатель неразви­тости классовой борьбы, показатель того, что пролетариат ещё не осо­знал своих коренных классовых за­дач и интересов. «На первых ста­диях капитализма, — указывает товарищ Сталин, — ещё можно го­ворить о «культурной общности» пролетариата и буржуазии. Но с развитием крупной индустрии и обострением классовой борьбы «общность» начинает таять. Нельзя серьёзно говорить о «культурной общности» нации, когда хозяева и рабочие одной и той же нации пере­стают понимать друг друга. О какой «общности судьбы» может быть речь, когда буржуазия жаждет вой­ны, а пролетариат объявляет «вой­ну войне»?»[10].

Товарищ Сталин отмечает, что нации отличаются колоссальной си­лой устойчивости. Чувство нацио­нального единства представляет могущественную силу, особенно когда угнетённой нации приходится отстаивать своё существование в борьбе против политики ассимиля­ции, проводимой господствующими классами угнетающей нации. Но это чувство слабеет после того, как на­ция освободилась от чужеземного гнёта и развитие капитализма всё больше и больше раскалывает её на «две нации». Это значит, что по ме­ре развития капитализма падают единство и связность буржуазных наций. Они падают как изнутри, благодаря обострению классовой борьбы, так и извне, вследствие раз­вития и учащения сношений между нациями, связанных с образованием мирового рынка и мирового хозяй­ства.

Конечно, «классовая борьба, ка­кая бы она ни была острая, не может привести к распаду общества… Пока существует капитализм, буржуа и пролетарии будут связаны между со­бой всеми нитями экономики, как ча­сти единого капиталистического об­щества»[11], — говорит товарищ Сталин.

На развалинах старых, буржуаз­ных наций возникают, как указы­вает товарищ Сталин, новые, социа­листические нации. Их цементирует, скрепляет рабочий класс и его ин­тернационалистическая партия. По­бедивший рабочий класс ликви­дирует экономические отношения капитализма, представлявшие мате­риальный базис буржуазных наций, и создаёт социалистическую эконо­мику, образующую основу общности экономической жизни социалистиче­ских наций. Установив союз с тру­дящимся крестьянством для ликви­дации остатков капитализма и побе­доносного строительства социализ­ма, рабочий класс сплачивает вокруг себя подавляющее большинство на­ции. Союз рабочего класса и тру­дового крестьянства внутри нации, при руководстве рабочего класса, становится классовой основой но­вых, социалистических наций. Со­образно этому коренным образом изменяется и их духовный облик. «Союз рабочего класса и трудового крестьянства внутри нации для лик­видации остатков капитализма во имя победоносного строительства социализма; уничтожение остатков национального гнёта во имя равно­правия и свободного развития на­ций и национальных меньшинств; уничтожение остатков национализ­ма во имя установления дружбы между народами и утверждения ин­тернационализма; единый фронт со всеми угнетёнными и неполноправ­ными нациями в борьбе против по­литики захватов и захватнических войн, в борьбе против империализ­ма»[12], — таков, по определению товарища Сталина, духовный и со­циально-политический облик новых, социалистических наций.

Процесс формирования этих на­ций не может не отличаться от про­цесса формирования буржуазных наций, ибо их консолидация осуще­ствляется не на базе подымающего­ся капитализма, а на базе подыма­ющегося социализма, ибо руководя­щей силой, гегемоном этого процесса является не буржуазия и её на­ционалистические партии, а рабочий класс и его интернационалистиче­ская партия. При этом не только духовный облик новых, социалисти­ческих наций, но и материальные, экономические основы их существо­вания формируются под направляю­щим и руководящим воздействием социалистического государства и коммунистической партии. Это отве­чает природе социалистического спо­соба производства, который в отли­чие от капиталистического способа производства зарождается и разви­вается не стихийно, а в результате сознательного, направляющего воз­действия диктатуры рабочего клас­са.

В противоположность буржуаз­ным нациям развитие социалисти­ческих наций ведёт не к подрыву, а к усилению их внутреннего един­ства и связности. Социалистические нации формируются на базе ликви­дации эксплуататорских классов и преодоления классовых антагониз­мов, благодаря чему устанавливает­ся морально-политическое единство общества. Вследствие этого социа­листические нации являются несрав­ненно более сплочёнными и жизне­способными, чем буржуазные нации. Если вообще нация представляет устойчивую общность людей, то тем более характерна эта устойчивость для новых, социалистических наций, являющихся, по словам товарища Сталина, «гораздо более сплочённы­ми, чем любая буржуазная нация, ибо они свободны от непримиримых классовых противоречий, разъедаю­щих буржуазные нации, и… гораздо более общенародными, чем любая буржуазная нация»[13].

III

Из сказанного можно заклю­чить, что духовный и социально-по­литический облик нации определяет­ся тем классом, который является её главной, руководящей силой, тем способом производства, на базе которого она формируется и раз­вивается.

Социальной природой наций опре­деляются, в свою очередь, взаимоот­ношения между нациями. Из природы буржуазных наций, руко­водимых буржуазией и её национа­листическими партиями, закономер­но вытекают раздор и разжигание ненависти между нациями, нацио­нальные конфликты и национальный гнёт. А национальный гнёт с неизбежностью порождает нацио­нальные движения, национальную борьбу.

В результате история капитали­стического общества являет собою пёструю картину борьбы как между классами, так и между нациями.

Классовая борьба и борьба на­циональная вовсе не являются дву­мя параллельными, не зависимыми друг от друга линиями, как это утверждают иные буржуазные соци­ологи. В их изображении мировая история представляет две противо­положности, около которых, как около двух полюсов, движется вся современная история: противо­положность социальную и на­циональную. Нетрудно понять смысл подобных рассуждений: они призваны доказать, что националь­ная борьба (как и борьба междугосударственная) является чем-то не зависящим от борьбы классов, а значит, она может стать общим де­лом всех классов.

Буржуазные социологи и их «со­циалистические» прихвостни обычно рассматривают национальные (или общегосударственные) интересы как некую общую, нейтральную почву, на которой объединяются все клас­сы. Когда встаёт вопрос об отноше­ниях к «чужим» нациям, они требу­ют, чтобы все классы забыли о своих классовых интересах и вы­ступали «единым фронтом».

Однако подобного рода требова­ния представляют чистейшее лицеме­рие. На словах реформистские мо­шенники призывают, чтобы все клас­сы отказались от своих «частных», «эгоистических» интересов во имя интересов общенародных. На деле они отстаивают корыстные и узко эгоистические интересы эксплуата­торских классов и требуют от тру­дящихся, от рабочих и крестьян от­каза от их жизненных интересов. На словах они заявляют, что националь­ные интересы выше классовых, на деле же ставят превыше всего инте­ресы денежного мешка и предают национальные интересы. (Как ярко это видно сегодня на Донбассе! Когда буржуазия — одна под крики о праве на самоопределение народа Донбасса, а другая — о единой великой Украине и необходимости борьбы с сепаратизмом — заставляет трудящееся население Украины, в том числе Луганской и Донецкой областей, жить впроголодь, а сама, пользуясь возможностью урезать рабочим и служащим зарплаты, наживает на этой войне колоссальные прибыли. — прим. РП)

Марксизм-ленинизм отвергает вся­кие попытки рассматривать на­циональные интересы обособленно от классовых. Исторический опыт по­казывает, что носителями националь­ного движения всегда выступают определённые классы. Национальную борьбу вдохновляют и ведут опреде­лённые классы, она всегда имеет определённое классовое содержание. Из того, что в неё могут быть во­влечены различные классы нации, вовсе не следует, будто их интересы тождественны. Каждый класс уча­ствует в этой борьбе по-своему, пре­следуя свои цели, определяющиеся его положением в обществе.

Отношение буржуазии и пролета­риата к национальным интересам так же противоположно, как проти­воположно их положение в обще­стве.

Буржуазия, как известно, пред­ставляет собою эксплуататорский класс, поведение которого полностью определяется интересами извлечения прибыли и совершенно чуждо каким бы то ни было альтруистическим или общенародным побуждениям. Наи­более наглядно это обнаруживается в том, что буржуазия неизменно пре­давала и предаёт национальные ин­тересы, как только они оказываются в противоречии с её классовыми ин­тересами. Историческими примерами может служить поведение француз­ской буржуазии, капитулировавшей в 1870 году перед лицом войск Бис­марка, и в 1940 году — перед лицом агрессии Гитлера, а также поведение современной буржуазии в Англии, Франции, Италии, Бельгии и других западноевропейских странах, отка­зывающейся от национального суве­ренитета в угоду американскому им­периализму. (Про буржуазию постсоциалистических стран, продавших свои народы в колониальное рабство, и говорить не стоит, это известно каждому думающему человеку. — прим. РП)

Теперь даже «национальная» фразеология всё чаще отбрасывается политиками и идеологами буржуа­зии, её правосоциалистическими при­служниками, выступающими в ка­честве приказчиков агрессивного американского империализма. Она заменяется разнузданной пропове­дью космополитизма, отражающего космополитическую практику амери­канской империалистической буржуа­зии, стремящейся к ликвидации на­циональных границ и завоеванию мирового рынка. Что скрывается за призывами «упразднить националь­ные границы», совсем недавно пока­зали циничные рассуждения амери­канского гаулейтера в Западной Европе Гофмана, который потребо­вал, чтобы маршаллизированные страны устранили таможенные барь­еры и поторопились создать к 1950 году «широкий единый европей­ский рынок» для американских то­варов. «То обстоятельство, что Со­единённые Штаты располагают еди­ным рынком, рассчитанным на 150 миллионов потребителей, — за­явил Гофман, — является необходи­мой предпосылкой для успеха и силы нашей экономики. Создание в Западной Европе постоянной зоны свободного товарообмена, объединя­ющей 270 миллионов потребителей, даст ряд благоприятных результатов». Гофман предпочёл умолчать о том, для кого же будут бла­гоприятны эти результаты. А от­вет ясен: для американских монопо­лий, но отнюдь не для народов Европы, чьё народное хозяйство, а заодно и национальную независи­мость стремятся прибрать к рукам пришельцы из-за океана! (Их в итоге и прибрали к рукам. А вслед за этим прибрали к рукам и бывшие соцстраны Восточной Европы — благо помогли верные оппортунисты. И это полуколониальное рабство идеологами реакционной буржуазии  подается как настоящая свобода и демократия, которой призывают следовать и население постсоветских республика. Пример Евромайдана здесь характерен. — прим. РП)

Могут, однако, сказать: пусть се­годня буржуазия западноевропей­ских и ряда других стран предаёт на­циональную независимость во имя своекорыстных, узко эгоистических классовых интересов, но разве в прошлом буржуазия не являлась но­сительницей национального движе­ния, представительницей общенацио­нальных интересов?

Да, было такое время, которое ныне представляет уже далёкое про­шлое. Известно, что в эпоху подыма­ющегося капитализма главным дей­ствующим лицом национальных дви­жений являлась буржуазия, которая в борьбе против феодализма высту­пала как представительница всей нации. Но вовсе не потому, что она отказывалась от своих классовых ин­тересов, а потому, что в тот период её классовые интересы временно со­впадали с интересами исторического прогресса и национального освобож­дения. Именно поэтому из среды буржуазии могли тогда выходить великие исторические деятели, за­служившие благородную славу пат­риотов. Теперь же, в эпоху загни­вающего, нисходящего капитализма, именно буржуазия является тем классом, который рождает квислин­гов и петэнов, из среды которого вы­ходят предатели национальных ин­тересов. И поэтому вполне справед­лив ответ, который дал французский публицист Андре Вюрмсер на вопрос о том, кто является ныне типичным и неизменным героем обречённого на гибель капиталистического мира, кто займёт в век атомной бомбы первое место в пантеоне его «героев»: «Это место займёт предатель»[14]. (А ведь он оказался прав — такой уровень национального предательства, какой демонстрируют представители и агенты современной буржуазии, история до сих пор не знала. Один только Горбачев чего стоит! — прим. РП)

Что же касается пролетариата, то его отношение к национальным ин­тересам и национально-освободи­тельному движению всецело опреде­ляется его положением в обществе как единственного последовательно революционного класса, как непри­миримого борца за освобождение народов от всякого гнёта — и клас­сового и национального. Пролетари­ат не может остаться безразлич­ным к национально-освободительной борьбе, ибо угнетённые народы, бо­рющиеся за своё освобождение, дол­жны стать его союзниками в револю­ции. Поэтому партия пролетариата решительно отвергает национальный «нигилизм». Такой национальный «нигилизм» означает попытку разор­вать связь пролетариата с широкими массами трудового народа, прежде всего крестьянства, изолировать про­летариат, противопоставив ему всю остальную массу трудящихся. Ленин и Сталин отбросили эту антиреволюционную установку, показали, что за­дача пролетариата заключается в том, чтобы освободить от эксплуатации не только самого себя, но и всех трудящихся и угнетённых, что проле­тариат не может осуществить эту за­дачу иначе, как сплотив вокруг себя миллионы трудящихся и эксплуатируемых масс, составляющих боль­шинство нации.

Мы открыто признаём, что для нас решение национального вопроса под­чинено классовым интересам проле­тариата. Но в противоположность узко эгоистическим классовым инте­ресам буржуазии классовые интере­сы пролетариата — это интересы всех трудящихся, интересы громадного большинства нации. Как указывал товарищ Сталин в одной из прокла­маций, написанных в 1905 году, «…отстаивать классовые интересы пролетариата значит в то же время отстаивать интересы прогресса всего общества, вообще бороться за спра­ведливость и равноправие, так как пролетариат своей освободительной борьбой вынужден освободить всё человечество, победой своих классо­вых интересов он дарует свободу тру­дящимся и угнетённым и уничтожит классовую тиранию и эксплуатацию. Пролетариат не может бороться за себя так, чтобы эта борьба в то же время не была народной, общечело­веческой. Таким образом, борьба пролетариата является борьбой за весь народ, за всё человечество»[15]. Именно поэтому пролетариат и вы­ступает как действительный предста­витель всей нации, её трудящегося большинства.

Ленин и Сталин неоднократно ука­зывали, что вопрос о правах наций, составляющий часть вопроса о рево­люционном преобразовании обще­ства, подчинён целому и требует сво­его рассмотрения под углом зрения целого.

До первой мировой войны и Ок­тябрьской социалистической револю­ции большевики рассматривали на­циональный вопрос как составную часть общего вопроса о буржуазно­-демократической революции, а со времени первой мировой войны и Октябрьской революции рассматри­вают его как часть вопроса о социа­листической революции. Националь­но-освободительное движение наро­дов колоний и зависимых стран расшатывает систему империализ­ма и становится вследствие этого мощным резервом пролетарской ре­волюции. Интересы пролетарского движения в развитых странах капи­тализма и интересы национально-освободительного движения в коло­ниях требуют их объединения в об­щий фронт, без чего невозможна победа над империализмом.

Товарищ Сталин указывает, что Октябрьская социалистическая рево­люция не только прорвала фронт мирового империализма в одной из самых больших капиталистических стран, открыв тем самым новую эпоху, эпоху пролетарских ре­волюций в странах империализма: она вместе с тем положила нача­ло национально-колониальным революциям, открыла «эпоху колониальных революций, про­водимых в угнетённых стра­нах мира в союзе с пролетариа­том, под руководством проле­тариата»[16].

В наше время гегемония в нацио­нально-освободительном движении окончательно перешла к пролетариа­ту. Это не исключает того, что в ря­де колониальных и полуколониаль­ных стран буржуазия ещё может вы­ступать участницей национальных революций. В этих странах на опре­делённом этапе революции пролета­риат может и должен устанавливать сотрудничество с национальной бур­жуазией, поскольку она выступает против империализма и феодальных пережитков и не препятствует ан­тиимпериалистической борьбе народ­ных масс. В то же время пролетариат обязан изобличать национальное пре­дательство той части буржуазии, ко­торая уже капитулировала перед империализмом. «Боясь революции больше, чем империализма, заботясь об интересах своего кошелька боль­ше, чем об интересах своей собствен­ной родины, эта часть буржуазии, наиболее богатая и влиятельная, обеими ногами становится в лагерь непримиримых врагов революции, заключает блок с империализмом против рабочих и крестьян своей соб­ственной страны. Нельзя добиться победы революции, не разбив этого блока»[17], — указывал товарищ Сталин в 1925 году. Разоблачая предатель­ство соглашательской национальной буржуазии, высвобождая трудящие­ся массы из-под её влияния, пролета­риат создаёт национально-революци­онный, антиимпериалистический блок и обеспечивает в этом блоке свою гегемонию.

Вторая мировая война, завершив­шаяся блистательной победой Совет­ского Союза и крушением гер­манской, итальянской и японской колониальных империй, дала могу­щественный толчок национально-ос­вободительному движению во всех колониальных и зависимых странах. Это движение в большинстве коло­ниальных стран и прежде всего в тех странах, где развернулась наиболее острая борьба против импе­риализма, возглавляется пролетариа­том и его передовым отрядом — ком­мунистическими партиями. «В ре­зультате того, что коммунистиче­ские партии во всех странах мира явились в годы антифашистской войны самыми героическими руково­дителями, самой стойкой силой в борьбе за защиту своей родины, их авторитет в настоящее время в на­роде чрезвычайно велик, — отмечает член Политбюро ЦК коммунистиче­ской партии Китая Лю Шао-ци. — Коммунистические партии стали мощными, как никогда раньше. На Востоке — в Китае, Вьетнаме, Индо­незии, Бирме, Малайе и других странах — бушует, как лесной по­жар, национально-освободительная революционная борьба»[18]. Эта борь­ба уже увенчалась величественной победой народно-демократической революции в Китае. Руководящая роль пролетариата в национально- освободительном движении, а также новые исторические условия, в кото­рых оно развёртывается (среди них в первую очередь нужно указать на возросшее влияние Советского Сою­за), придали национально-освободи­тельному движению характер мощ­ной народно-демократической рево­люции. Не только на Западе, но и на Востоке, рядом с Советским Союзом и при его поддержке, растут новые страны, освобождённые от ярма им­периализма.

По-новому встал национальный во­прос и в ряде старых капиталистиче­ских стран, оказавшихся перед угро­зой потери своей национальной неза­висимости. В конце XIX — начале XX века страны Западной Европы (Франция, Италия и др.) могли быть отнесены к числу тех стран, где на­циональный вопрос давно решён и «общенациональных задач» объ­ективно нет»[19]. Однако в нынеш­нюю эпоху объективная историческая обстановка в западноевропейских странах изменилась. Сначала напа­дение германского фашизма, а затем наступление его преемника — амери­канского империализма — поставили эти страны перед угрозой потери на­циональной независимости, выдвину­ли перед их народами необходимость отстоять своё самостоятельное суще­ствование. Национальный вопрос стал теперь жизненным вопросом для ещё более широких слоёв населения, чем в период после первой мировой войны. Это даёт возможность проле­тариату как наиболее стойкому за­щитнику национальной независимо­сти объединить вокруг себя широчай­шие народные массы, мобилизуя на защиту национальной независимости, мира и демократии все демократиче­ские и патриотические силы своих народов.

Для пролетариата западноевропей­ских стран по-новому ставится во­прос о соотношении его классовых задач и задач общенациональных. Он призван отстоять независимость сво­их стран от натиска американского империализма, выступая как геге­мон, как руководитель общедемокра­тической борьбы против империали­стической реакции, угрожающей ми­ру, безопасности и национальной независимости народов. И именно для того, чтобы успешно решить эту задачу, он должен нанести сокру­шающие удары эксплуататорским классам, предающим и продающим своё отечество американским импери­алистам. Важнейшим условием успе­ха в борьбе за мир, за националь­ную независимость, за демократию и социализм является единство проле­тариата. Неустанно разоблачая пра­вых социалистов, злейших врагов рабочего класса, коммунистические партии выковывают это единство. «В дни войны против фашизма ком­мунистические партии были авангар­дом всенародного сопротивления за­хватчикам; в послевоенный период коммунистические и рабочие партии являются передовыми борцами за жизненные интересы своих народов, против новой войны»[20].

Богатейший исторический опыт учит нас тому, что национальный вопрос и национальную борьбу нель­зя отделять от классового вопроса и классовой борьбы. Их связь взаим­на: чтобы свергнуть господство бур­жуазии, нужно наносить объединён­ные удары по фронту и по тылу им­периализма, нужно ввести в действие такой могучий резерв пролетарской революции, как национально-освобо­дительное движение, а для того, что­бы разрешить национальный вопрос и добиться освобождения угнетён­ных наций, необходимо свергнуть ка­питализм.

При этом национальное движение угнетённых стран расценивается на­ми, как учат Ленин и Сталин, с точ­ки зрения его значения в общем балансе борьбы против империализ­ма. «Отдельные требования демо­кратии, в том числе самоопределе­ние, — писал Ленин ещё в годы пер­вой мировой войны, — не абсолют, а частичка общедемократического (ныне: общесоциалистического) мирового движения»[21]. Этим опреде­ляется значение национального вопроса: для пролетариата он яв­ляется вопросом о его союзниках в революции. Борьба за освобождение угнетённых национальностей, за освобождение колониальных и угне­тённых народов от ига империализ­ма представляет, по выражению то­варища Сталина, борьбу за отвоева­ние пролетариатом наиболее глубо­ких резервов капитала.

IV

Ещё в «Манифесте Коммунистиче­ской партии» Маркс и Энгельс провозгласили: «Вместе с антагонизмом классов внутри наций падут и враж­дебные отношения наций между со­бой»[22]. Из этого положения следует, что основной предпосылкой ликвида­ции национального гнёта является ликвидация классового гнёта.

Товарищ Сталин неоднократно указывал, что носителями националь­ного гнёта являются эксплуататорские классы, прежде всего земельная и финансовая аристократия. Для устранения национального гнёта не­обходимо расчистить почву и смести с лица земли эти классы. Это и бы­ло осуществлено в нашей стране Ве­ликой Октябрьской социалистической революцией, покончившей с системой национального угнетения и провоз­гласившей равноправие всех наро­дов.

Свержение власти эксплуататорских классов и установление дикта­туры пролетариата быстро привели к прочному сближению народов Рос­сии. С уничтожением капитализма и ликвидацией национального гнёта, с установлением равноправия всех на­родов исчезли причины, побуждав­шие ранее угнетённые нации стре­миться к отделению от России. Как и предвидели Ленин и Сталин, осу­ществление права наций на само­определение привело не к развалу России, а, наоборот, к тесному объ­единению народов нашей страны вокруг великого русского народа. Потребности совместной защиты от капиталистического окружения, по­требности социалистического строи­тельства, наконец, самое строение советской власти, интернациональной по своей классовой природе, — всё это способствовало сближению наро­дов СССР и их объединению в одно союзное многонациональное социа­листическое государство. В совет­ском строе был впервые в истории найден ключ к созданию прочного и устойчивого многонационального государства.

В ходе социалистического преобра­зования общества советская власть ликвидировала все эксплуататорские классы и тем самым обеспечила дальнейшее сближение народов СССР. Благодаря этому были пол­ностью устранены источники кон­фликтов и столкновений между на­циями и народностями, населяющи­ми нашу страну. Объясняя причины победы советской национальной по­литики, товарищ Сталин указывал: «Отсутствие эксплуататорских клас­сов, являющихся основными органи­заторами междунациональной дра­ки; отсутствие эксплуатации, куль­тивирующей взаимное недоверие и разжигающей националистические страсти; наличие у власти рабочего класса, являющегося врагом всякого порабощения и верным носителем идей интернационализма; фактиче­ское осуществление взаимной помо­щи народов во всех областях хозяй­ственной и общественной жизни; наконец, расцвет национальной культуры народов СССР, националь­ной по форме, социалистической по содержанию, — все эти и подобные им факторы привели к тому, что из­менился в корне облик народов СССР, исчезло в них чувство взаим­ного недоверия, развилось в них чувство взаимной дружбы и налади­лось, таким образом, настоящее братское сотрудничество народов в системе единого союзного государ­ства»[23].

Новые, социалистические нации, сложившиеся в нашей стране, сво­бодны как от классового, так и от национального гнёта. Этим обуслов­ливаются и новые взаимоотношения между ними, принципиально отлич­ные от взаимоотношений между бур­жуазными нациями. Если в отноше­ниях между буржуазными нациями естественны взаимное недоверие и вражда, то в отношениях между со­циалистическими нациями законо­мерны взаимное доверие и братское сотрудничество. Дружба народов СССР выражает собою новый тип взаимоотношений меж­ду нациями, свойственный социалистическим нациям, отвечающий их новому духовно­му и социально-политическому об­лику.

Решающую роль в формировании новых, социалистических наций и установлении новых взаимоотноше­ний между нациями сыграл русский рабочий класс, из недр которого вы­шла советская власть. Русский рабо­чий класс установил союз не только с трудящимся крестьянством цен­тральных областей России: он сомк­нул вокруг себя ранее угнетённые национальности окраин России, ко­торые, как указывал товарищ Сталин, на 9/10 состояли из крестьян и мелкого городского трудового лю­да. Союз русского рабочего класса с многонациональным крестьянст­вом явился классовой основой союза между народами СССР. Поэтому формирование новых, социалистиче­ских наций, происходившее на базе союза рабочего класса с трудящим­ся крестьянством, означало вместе с тем развитие и упрочение взаим­ной дружбы и доверия между нация­ми, которые сплачивались и объеди­нялись вокруг великой русской на­ции.

Руководящая роль русского наро­да, и прежде всего русского рабоче­го класса, выразилась не только в объединении народов России в рам­ках единого союзного государства, но и в осуществлении взаимной по­мощи народов в ходе социалистиче­ского строительства. Опираясь на поддержку русского народа, отста­лые ранее народы национальных окраин смогли преодолеть хозяй­ственную, политическую, культур­ную отсталость, унаследованную ими от прошлого. Товарищ Сталин указывал, что без осуществления та­кого фактического равенства народов так называемое «нацио­нальное равноправие» преврати­лось бы в звук пустой. Харак­теризуя политику партии боль­шевиков по национальному вопросу, товарищ Сталин подчёркивал, что «…партия сочла необходимым по­мочь возрождённым нациям нашей страны — встать на ноги во весь рост, оживить и развить свою нацио­нальную культуру, развернуть шко­лы, театры и другие культурные учреждения на родном языке, нацио­нализировать, т. е. сделать нацио­нальными по составу, партийный, профсоюзный, кооперативный, госу­дарственный, хозяйственный аппара­ты, выращивать свои, национальные партийные и советские кадры и обу­здать все те элементы, — правда, не­многочисленные, — которые пытаются тормозить подобную политику пар­тии.

Это означает, что партия поддер­живает и будет поддерживать разви­тие и расцвет национальных культур народов нашей страны, что она будет поощрять дело укрепления наших новых, социалистических наций, что она берёт это дело под свою защи­ту и покровительство против всех и всяких антиленинских элемен­тов»[24].

Политику укрепления и развития социалистических наций партии пришлось осуществлять в борьбе с эксплуататорскими классами и их националистической агентурой. Пар­тия большевиков разоблачила укло­ны к великодержавному шовинизму и местному национализму, разгроми­ла всех и всяких национал-уклони­стов в своих рядах. Начав борьбу против ленинско-сталинской нацио­нальной политики, эти господа кон­чили тем же, чем кончили их вдох­новители и сообщники — троцкисты и бухаринцы: стали агентами иностран­ных разведок, шпионами, диверсан­тами, вредителями, изменниками ро­дины. «Не разбив национал-уклони­стов всех и всяких мастей, мы не смо­гли бы воспитать народ в духе интер­национализма, не смогли бы от­стоять знамя великой дружбы на­родов СССР, не смогли бы построить Союз Советских Социалистических Республик»[25],— указывает товарищ Сталин.

Победа социализма привела к ко­ренному изменению как облика клас­сов, так и облика наций в СССР. В докладе «О проекте Конституции Со­юза ССР» товарищ Сталин указы­вал, что наш рабочий класс и наше крестьянство — это совершенно но­вые классы, подобных которым не знала история; наша интеллигенция, представляющая прослойку социали­стического общества,— это также со­вершенно новая трудовая интелли­генция, подобной которой нельзя найти ни в какой другой, несоциали­стической, стране земного шара. С победой социалистического способа производства и ликвидацией эксплуататорских классов в СССР уже нет таких общественных групп, из кото­рых одни могли бы присваивать себе труд других, нет и не может быть эксплуатации. Классы, из которых состоит наше общество, являются по своей социальной природе новыми, социалистическими.

Подобно этому новыми, социали­стическими являются и нации в СССР. В нашей многонациональной стране все народы идут по одному общему социалистическому пути раз­вития. Вместо прежней многоуклад­ной экономики, при которой у неко­торых народностей ещё сохранялись докапиталистические формы хозяй­ства, в том числе даже патриархаль­но-родовой быт, создана единая со­циалистическая система хозяйства, представляющая общую экономиче­скую основу всех наций и народно­стей СССР. Получила всестороннее развитие национальная по форме и социалистическая по содержанию культура народов СССР. Таким об­разом, вместе с изменением классо­вой структуры советского общества и преобразованием социальной приро­ды наших классов глубочайшим об­разом изменилась также социальная природа, облик наших наций.

Нельзя не видеть, что социа­листический способ производства представляет общую основу как но­вых классов, так и новых наций в СССР. Но в то же время следует от­метить и различие между постанов­кой вопроса о классах и о нациях в СССР.

Социалистический строй не рож­дает заново классов, наоборот, он уничтожает классы. Рабочий класс и крестьянство коренным образом из­менили свою социальную природу и в этом смысле стали новыми, но эти изменения свидетельствуют вовсе не о появлении новых классовых разли­чий, а о том, что мы идём по пути преодоления всяких классовых раз­личий. Новые черты рабочего класса, крестьянства, интеллигенции СССР — это черты тружеников единого бес­классового общества, черты, кото­рые развиваются по мере того, как стираются ещё имеющиеся между ними различия. Как указывает това­рищ Сталин, «грани между рабочим классом и крестьянством, равно как между этими классами и интеллигенцией — стираются»[26]. Эти грани окончательно сотрутся с переходом от социализма к коммунизму, ко­торый вполне возможен в одной стране.

Несколько иначе обстоит дело с нациями. Социалистический строй не только коренным образом преобра­зует старые, буржуазные нации, пре­вращая их в новые, социалистические нации, но и рождает заново нации, каких не было при капитализме. Многие народности, которые до со­циалистической революции не могли сложиться в нации и обрекались ца­ризмом и капитализмом на постепен­ное вымирание, получили возмож­ность консолидироваться в нации лишь при советском строе. Характе­ризуя советские республики Востока, товарищ Сталин указывал в 1925 го­ду, что «они развиваются и консоли­дируются, как нации, не под эгидой буржуазных порядков, а под эгидой Советской власти. Это беспримерный факт в истории, но это всё же факт»[27]. В результате этого победа социалистической революции и уста­новление социализма в СССР не только не привели к «отмене» на­ций, что «пророчили» презренные космополиты, но, наоборот, обу­словили расцвет наций и увеличение общего числа наций в нашей стране.

Дружба и братское сотрудничество между нациями СССР всё больше и больше крепнут, их культура взаим­но обогащаются, они сближаются между собой, но это вовсе не озна­чает стирания национальных разли­чий, слияния наций. Как указывает товарищ Сталин, различия между на­циями вообще не могут отмереть в рамках одной страны; реальные ус­ловия для постепенного слияния всех наций в одно целое могут быть со­зданы лишь после победы социализ­ма во всемирном масштабе, когда будет ликвидирован империализм во всех странах, когда нации будут объ­единены в общей системе мирового социалистического хозяйства. При этом отмиранию наций предшествует долгий период роста и расцвета ра­нее угнетённых наций и националь­ных культур, получивших возмож­ность свободного развития после свержения империализма и ликвида­ции национального гнёта. «Расцвет национальных по форме и социали­стических по содержанию культур в условиях диктатуры пролетариата в одной стране для слияния их в одну общую социалистическую (и по фор­ме и по содержанию) культуру с одним общим языком, когда проле­тариат победит во всём мире и социализм войдёт в быт»[28], — так харак­теризует товарищ Сталин диалектику развития наций при переходе от ка­питализма к коммунизму. Из этого следует, что нации, возникнув значи­тельно позже, чем классы, исчезнут лишь после того, как будут уничто­жены классы (и притом не в одной стране, а во всём мире).

Коренное изменение облика и вза­имоотношений как классов, так и на­ций в СССР обеспечило невиданную в истории сплочённость и монолит­ность советского общества.

Как морально-политическое един­ство советского общества отражает в себе отношения дружественного со­трудничества всех классов и социаль­ных групп, из которых состоит наше общество, так дружба народов СССР отражает в себе отношения братско­го сотрудничества и товарищеской взаимопомощи всех наций и народ­ностей, населяющих нашу страну. На этой базе получил широчайшее раз­витие и советский патриотизм — мо­гущественный побудительный мотив деятельности всех социальных групп, составляющих наше общество, всех народов, населяющих наш многона­циональный Советский Союз. В со­ветском патриотизме, по выражению товарища Сталина, воплощено гар­моническое сочетание национальных традиций народов и общих жизнен­ных интересов всех трудящихся Со­ветского Союза.

Советский Союз, великое содру­жество социалистических наций, по­казывает всему миру образец успеш­ного решения национального вопро­са.

Два лагеря противостоят друг дру­гу на международной арене: лагерь социализма и демократии и лагерь империализма и реакции. Их глубо­чайшая, коренная противополож­ность находит своё выражение и в диаметрально противоположном под­ходе к национальному вопросу.

Империалистическим людоедам известен лишь один метод «решения» национального вопроса: разделение и противопоставление наций, усиление вражды между ними, подавление и истребление «непокорных» народов. Ныне империалисты США, которым, как видно, не дают покоя «лавры» повергнутых в прах германских им­периалистов, пытаются навязать народам мира бредовый план лик­видации их национального сувере­нитета. Едва прикрыв свою людоед­скую наготу фиговым листком космо­политизма, хозяева США ведут свою хищническую политику «американи­зации» мира, политику, направлен­ную к уничтожению всякой возмож­ности национального развития для подавляющего большинства народов мира.

В своём тупом невежестве и хищ­ной алчности они не задумываются над тем, что народам мира ненави­стен тот путь, на который, не спраши­вая их согласия, тащат их американ­ские колонизаторы. Что же удиви­тельного в том, что американских колонизаторов ждёт та же участь, какая постигла их германских пред­шественников!

Взорами, светящимися надеждой и любовью, следят народы мира за развитием и ростом Советского Со­юза, чей опыт показывает им новый, пролетарский метод решения нацио­нального вопроса: метод братского объединения трудящихся разных на­ций, обеспечивающий каждой нации возможность свободного националь­ного развития. Три с лишним десяти­летия советской власти показали, что этот метод является единственно дей­ственным методом разрешения наци­онального вопроса, способным покон­чить с национальными конфликтами, неизбежными при капитализме. Что же удивительного в том, что новые и новые народы становятся на путь, проложенный трудящимися Совет­ского Союза!

Под могущественным воздействием социалистического государства про­изошло серьёзное изменение в рас­становке международных сил. «Вме­сто прежнего положения, — указывает тов. Молотов, — когда существовало единственное социалистическое госу­дарство — СССР, находившееся в капиталистическом окружении, со­здалось новое положение, при кото­ром Советский Союз вышел из поло­жения международной изоляции, что нельзя не признать величайшим до­стижением сталинского руковод­ства»[29]. Ныне — и на Западе и на Востоке — нас окружают народы, освобождённые от империалистиче­ского гнёта. По нашему примеру ре­шают они коренные вопросы строи­тельства новой, свободной жизни, в том числе и национальный вопрос. Учение Ленина — Сталина по нацио­нальному вопросу, одержавшее бле­стящую победу и испытанное прак­тикой социалистического строитель­ства в СССР, служит им надёжным руководством к действию.

Вот почему в день славного 70-ле­тия товарища Сталина народы Со­ветского Союза и трудящиеся всего мира с безграничной любовью и ува­жением приветствовали в лице Иосифа Виссарионовича Сталина творца победоносной советской на­циональной политики.

Г. Е. Глезерман

[1] Н. К. Крупская. Воспоминания о Ленине, стр. 54. Партиздат. 1933.
[2] В. И. Ленин. Соч. 1. 9, стр. 280, 4-е изд.
[3] В. И. Ленин. Соч. Т. 21, стр. 133.
[4] См. «Совещание Информационного бюро коммунистических партий в Венгрии во вто­рой половине ноября 1949 года», стр. 23. Госполитиздат. 1949.
[5] И. В. Сталин. Соч. Т. 1, стр. 32.
[6] В. И. Ленин. Соч. Т. 1, стр. 380.
[7] Там же, стр. 138.
[8] И. В. Сталин. Соч. Т. 2, стр. 333.
[9] И. В. Сталин. Соч. Т. 11, стр. 338.
[10] И. В. Сталин. Соч. Т. 2, стр. 328.
[11] И. Сталин. Относительно марксизма в языкознании, стр. 16. Изд-вo «Правда» 1950.
[12] И. В. Сталин. Соч. Т. 11, стр. 339.
[13] И. В. Сталин. Соч. Т. 11, стр. 341.
[14] Предисловие к книге Рено де Жувенеля «Интернационал предателей», стр. 29. Изд. иностранной лнтературы. М. 1949.
[15] Прокламации большевистских органи­заций Закавказья за 1904—1906 годы, стр. 133. Тбилиси. 1940.
[16] И. В. Сталин. Соч. Т. 10. стр. 243.
[17] И. В. Сталин. Соч. Т. 7, стр. 148.
[18] Лю Шао-ци. Об интернационализме и национализме, стр. 17. Госполитиздат. 1949.
[19] В. И. Ленин. Соч. Т. 23, стр. 47
[20] Совещание Информационного бюро коммунистических партий в Венгрии во второй половине ноября 1949 года, стр. 14.
[21] В. И. Ленин. Соч. Т. 22, стр. 326.
[22] К. Маркс и Ф. Энгельс. Манифест Коммунистической партии, стр. 45. 1939.
[23] И. Сталин. Вопросы ленинизма, стр. 513—514. 11-е изд.
[24] И. В. Сталин. Соч. Т. 11, стр. 353— 354.
[25] «История ВКП(б). Краткий курс», стр. 344.
[26] И. Сталин. Вопросы ленинизма, стр. 512.
[27] И. В. Сталин. Соч. Т. 7, стр. 135.
[28] И. В. Сталин. Соч. Т. 12, стр. 369.
[29] В. М. Молотов. Сталин и сталинское руководство, стр. 17. Госполитиздат, 1950.

Класс и нация: 4 комментария

  1. (с) «Англо-американские социологи ти па Кона, Сульцбаха и других объ являют национальные различия и национальные чувства чем-то отжи вающим и ратуют за то, чтобы упразднить все национальные грани цы. Тогда, заявляют они, националь ные чувства потеряют политический характер и перестанут быть источ ником военных конфликтов, подобно тому, как религиозные чувства и разногласия перестали быть в наше время источником войны.»

    Религиозные чувства потеряли политический характер и перестали быть источником войны как раз потому, что церковь (как носитель религиозной заразы) потеряла свою политическую и экономическую власть с крушением феодального строя. Национальные же конфликты исчезнут лишь тогда, когда будет силой свергнут носитель национализма — класс капиталистов (синонимы: бизнесмены, «эффективные собственники», буржуазия, хозяева, паразиты, эксплуататоры, кровопийцы, кровососы, и т.д.) Это действительно материалистическая позиция.

  2. Получается что 1)именно буржуазия является источником буржуазного национализма при капитализме и 2) главный интерес буржуазии это все таки бабло и поэтому она с лёгкостью продаёт свой национальный интерес когда он входит в конфликт с денежными интересами. Таким образом если объединить эти 2 пункта то выходит ,что буржуазный национализм сам по себе не существует -это всего лишь обманка и ширма для маскировки денежных интересов буржуазии.

  3. Вадим я думаю, что религиозные чувства и раньше(при феодализма) не являлись сами по себе источниками войны. Религия это была всего лишь ширма под прикрытием которой правящие классы обделывали свои денежные дела, делили земли и рабов. Религия просто прикрывала стоящие за ней материальные интересы правящих классов. Сама по себе религия(и национализм) никогда не являлось причиной войн и конфликтов. Не зря ведь все мировые религии христианство и ислам родились во время социально экономических кризисов. Ислам -во время кризиса у арабов когда у арабов появилась богатая знать и нищие арабы. Богатым нужно было как то объяснить бедным почему они бедные+нужно было мобилизовать бедных арабов для завоевания богатых соседних стран -Египта и Персии. Вот и придумали ислам ,чтобы снять эти проблемы. Таким образом за религией всегда стоит чей то материальный интерес.

  4. Ну речь идёт о том, что при капитализме такая ширма религиозная стала практически негодной, ибо «мы верим в бога, но не настолько, шобы убивать».

    При феодализме идеологическая власть церкви была таковой, что «за веру» шли и шли убивать и умирать!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь. Если вы собрались написать комментарий, не связанный с темой материала, то пожалуйста, начните с курилки.