Стачки (забастовки)

СТАЧКИ (забастовки) — приостановка работ в капиталистическом предприятии рабочими или служащими, предъявляющими предпри­нимателю или государству экономические, политические или правовые требования для улучшения своего положения. Стачки — одна из первых и распространённых форм классовой борьбы пролетариата против буржуазии.

Борьба рабочих против предпринимателей вызвала к жизни различные формы стачек. На различных стадиях исторического развития и в за­висимости от причин, вызывающих стачки, от целей, которые ставят себе стачечники, от сте­пени политической сознательности рабочих, от их сплочённости и организованности стачки при­обретают самый разнообразный характер. Стачки обогащали рабочих опытом, раскрывали им сущность капиталистического общества, под­нимали их на борьбу за своё социальное освобождение. Сначала рабочие прибегали к стачкам лишь в борьбе за увеличение заработной платы, сокращение рабочего дня и другие экономические, требования. Но экономическая борьба против отдельного предпринимателя или це­лой группы предпринимателей стала затем неизбежно подводить рабочего к столкнове­нию с буржуазным правительством, к поли­тической борьбе против всего буржуазного строя, к борьбе за социализм.

Виды и формы стачечной борьбы.

Формы стачечной борьбы пролетариата весьма мно­гогранны. Стачки бывают экономическими, когда рабочие борются за удовлетворение своих экономических нужд и интересов, и политическими, если пролетарии начинают борьбу за удовле­творение своих политических требований. Кроме того, в зависимости от содержания и харак­тера борьбы стачки могут носить наступатель­ный характер, когда инициатива выступле­ния находится в руках рабочих и когда последние начинают стачки за дальнейшее улуч­шение своего положения, и оборонитель­ный характер, когда стачки возникают в борьбе против предпринимателей в связи со сниже­нием ими зарплаты и ухудшением условий труда и жизни рабочих или наступлением на политические права рабочих. В тех случаях, когда рабочие объявляют стачки в целях поддерж­ки борьбы пролетариев, работающих на дру­гих предприятиях, или борющихся рабочих других стран, эти стачки называются «стачками солидарности».

Стачки могут быть частичными, когда в борьбу вступает только известная группа рабочих предприятия, рабочие одного цеха, отделе­ния, массовыми, когда стачка охватывает рабочих целой отрасли промышленности, города или района, и всеобщими, когда в борьбу вовле­каются рабочие в масштабе целой отрасли промышленности района или всей страны. Далее, стачки бывают стихийными, когда они возникают без предварительной подготовки, без руко­водства профсоюзной или партийной организа­ции, и организованными, когда они подготовля­ются и проходят под руководством профсоюз­ных рабочих организаций.

Особенно широко распространены были стихийные стачки на заре капитализма, когда у рабочего класса не было ещё своих классовых организаций.

По мере роста сознательности и организован­ности пролетариата и создания им своих классовых организаций стачечная борьба принимает всё более организованный харак­тер. По мере того как профсоюзы всё явствен­нее стали скатываться на рельсы рефор­мизма и пытались подменить стачечную борьбу коллективными договорами и предотвратить стачки, последние нередко возникали и прово­дились через голову реформистских руково­дителей профсоюзов. Такие стачки реформистские профсоюзные руководители называли «дики­ми», т. к. они возникали без их руководства и часто вопреки их желанию. Ещё до первой мировой войны реформистские руководи­тели профорганизаций стали всё чаще избе­гать и фактически запрещать стачечные вы­ступления и в этих целях ввели обязательное получение санкции на объявление стачки от выс­ших органов профсоюзов. Во время первой мировой войны оппортунистические руководители профсоюзов прекратили стачечную борьбу и выплату денежных пособий стачечникам. Тяжёлое и безвыходное положение рабочих не могло не повести к росту стачечной борьбы, особенно в последние годы войны и в первые послевоенные годы. Стачечная борьба раз­вернулась вопреки воле профсоюзных вож­дей; «дикие» стачки преследовались реформистами и властями.

Одной из форм стачечной борьбы является т. н. итальянская забастовка. Это — форма сопротивления рабочих, при которой они, оста­ваясь на предприятии, не работают или же работают замедленными темпами. Первона­чально она возникла в 19 в. у итальянских ж\д рабочих. Отсюда и её название «итальян­ская стачка».

В начале 30-х гг. 20 в. широкое распространение получила т. н. «польская», или «сидячая», стачка. Отличительной чертой этой стачки является занятие предприятия бастую­щими. Впервые эта форма была применена польскими шахтёрами в 1931 г. Вслед за тем она получила большое распространение во Франции, США и др. странах. Занимая во время стачки предприятие и не допуская на него штрейкбрехеров, рабочие отказываются про­изводить какие-либо работы.

Возникновение и развитие стачечной борь­бы связано с развитием системы капитали­стических производственных отношений. От раз­личных форм выявления своего протеста и бунтов против жестокой капиталистической эксплуатации рабочие перешли к стачечной борьбе.

Стачки достигли относительно большого размаха ещё в 16 и 17 вв. Так, во Франции, в Дарнстале (около Руана) рабочие-сукон­щики объявили стачку ещё в 1697 г. Она продол­жалась свыше месяца. В ней принимало участие свыше 4.000 человек. Такого же широ­кого размаха стачечная борьба достигла в то время и в Англии. Известны большие стачки углекопов в Ньюкестле в 1654 и 1709 гг.

По мере развития капитализма и роста проле­тариата ширилась и стачечная борьба. Во второй половине 18 в. стачки находит всё большее применение и отличается большой остротой. Так, в начале 1769 г. бастовавшие рабочие механической лесопилки близ Лаймгоуза, около Лондона, взяли её приступом и разрушили. Напуганное выступлениями рабочих английское правительство приняло закон 1769 г. Этим законом признавались недействительными все контракты, договоры и соглашения, касав­шиеся повышения заработной платы, умень­шения или изменения рабочего времени или воспрепятствования найма предпринимателем рабочих по своему усмотрению и т. д. За нарушение этого закона были установлены законом трёхмесячное тюремное заключение или двухмесячное заключение в исправитель­ном доме.

Длительные стачки начали вспыхивать в 18 в. и на континенте. В конце 1715 г. воз­никла стачка ткачей на предприятии Ван-Робе в Абевилле (Франция). Для подавления стачки правительство направило своих чиновников и четыре отряда драгун. Рабочим было запре­щено «сеять крамолу и устраивать какие-либо собрания под угрозой тюремного заклю­чения». Им было запрещено также «соби­раться вместе по выходе на улицу», рабочие обязывались «оказывать должное уважение гг. Ван-Робе и их помощникам».

Специаль­ным королевским эдиктом 1776 г. были запре­щены собрания и союзы рабочих и подма­стерьев. Но правительство и буржуазия были не в силах остановить стачечную борьбу рабочих, несмотря на все стеснения и законы.

В разгар буржуазной революции 14/VI 1791 г. был принят закон Ле-Шапелье, запрещавший стачки. На основании этого закона «зачинщики, вожаки и подстрекатели» организации рабо­чих собраний и союзов привлекались к поли­цейскому суду и приговаривались к штрафу в 500 ливров с лишением на год избиратель­ных прав и права посещать избирательные собрания.

Несмотря на всю жёсткость законов и ка­рательные меры, стачки не прекращались, прини­мая всё более широкий и организованный характер. Так, в 1812 г. в Глазго (Шотландия) была проведена стачка ткачей, в которой участво­вало 40 тыс. рабочих. Стачка была подготовлена тайным союзом глазговских ткачей. Проводил её избранный рабочими стачечный комитет, из 5 членов. Стачка продолжалась 3 недели и была подавлена войсками; члены стачечного коми­тета были арестованы и приговорены к тю­ремному заключению. Стачка ткачей повторилась в Глазго в 1822 г.

В 1818 г. ассоциация шот­ландских рудокопов сумела даже провести всеобщую забастовку. Правительство Англии приняло в интересах предпринимателей ряд новых постановлений против стачек. Закон «о за­стращивании и противообщественных за­говорах» обеспечивал хозяевам право широ­кого применения штрейкбрехеров, которые вер­бовались среди огромной армии безработных и нищих. Согласно этому закону, владельцы предприятий могли пользоваться для охраны фабрик и подавления стачки вооружённой силой. Несмотря на это, стачки получили в Англии в первой половине 19 в. широкое распростра­нение. «Самые забастовки, — писал в 1845 г. Энгельс, — участившиеся в невероятной сте­пени, всего лучше доказывают, как сильна уже социальная война в Англии. Не проходит недели, почти даже дня, чтобы то там, то здесь не возникла стачка» (Маркс и Энгельс, Соч., т. III, стр. 506).

Стачки быстро развивались и в других странах. Так, в 1826 г. произошла первая забастовка в Германии, в Золингене, из-за выдачи зара­ботка товарами, а не деньгами. Стачка сопровож­далась поломкой станков и беспорядками. В 1828 г. бастовали ткачи шёлка в Крефельде из-за понижения заработной платы. В 1830 г. бастовали рабочие в Аахене и в Эйпене, которые разрушали магазины и фабрики. Причиной этого движения были выдача зарплаты товара­ми и произвольные вычеты. В 1844 г. происхо­дила массовая стачка на ситценабивных фабриках Берлина. Несмотря на мирный характер этой массовой стачки, полиция вмешалась в забастовку и произвела среди рабочих аресты. Недоволь­ные низкой заработной платой, рабочие тре­бовали её повышения. В начале апреля 1848 г. вспыхнула забастовка на ситценабивных бер­линских фабриках. Рабочие выставили тре­бования ограничения применения машин и увеличения заработной платы и впервые потребовали сокращения рабочего дня. Стачка окончилась победой рабочих.

В царской России правительственная пе­чать заговорила о стачках впервые в мае 1870 г., когда забастовали работницы конфекционных мастерских в Петербурге. Стачечницы выста­вили требование увеличения заработной пла­ты и предоставления работницам двух свобод­ных дней в неделю. Газета «Биржевые ведо­мости» в мае 1870 г. писала: «это первый пример стачек рабочих в России».

«Стачки бывали в России и в 70-х и в 60-х годах (и даже в пер­вой половине XIX-го века), сопровождаясь «стихийным» разрушением машин и т. п.», — говорит Ленин (Соч., т. IV, стр. 384).

Царское правительство ещё при введении «Уложения о наказаниях уголовных и исправительных» 1845 г. специально предусмотрело наказуемость стачек. Однако первые случаи применения суда­ми статьи «Уложения», карающей стачек, имели место только в 1870 г., когда в России вспых­нуло большое количество забастовок. Среди них было много крупных стачек, сыгравших большую роль в развитии революционного движения в России. Так, 22/V 1870 г. забасто­вали 800 рабочих Невской бумагопрядильни в Петербурге. Стачечники были преданы суду. 57 рабочих были посажены в тюрьму. В 1870 г. волна стачек широко прокатилась по Рос­сии. Бастовали рабочие доков в Кронштадте, суконщики фабрики Шульца в дер. Сэтунь под Москвой и др. По указанию самого им­ператора, правительство Александра II циркулярно предложило всем губернаторам при первом известии о стачках рабочих высылать глав­ных зачинщиков.

В 1874 г. «Уложение о нака­заниях» было дополнено статьёй, карающей некоторые виды стачек тяжкими наказаниями — вплоть до ссылки в Сибирь, но остановить стачечное движение царское правительство не смогло. Последующие годы показали даль­нейший рост стачечного движения. Огромную роль в борьбе рабочего класса России сы­грала широко известная забастовка рабочих фабрики товарищества Никольской ману­фактуры Саввы Морозова, начавшаяся 7/1 1885 г. и окончившаяся 14/1. Несмотря на же­стокие репрессии и подавление стачки, мо­ральная победа морозовцев была огромна. После этой забастовки 3/VI 1886 г., наряду с законом о правилах внутреннего распоряд­ка, штрафах и т. д., царское правительство ввело в «Уложение о наказаниях» новые статьи, значительно расширившие уголовную ответственность за стачки и усилившие наказание за них.

Рост стачечной борьбы привёл в начале 19 в. к созданию профессиональных союзов, которые возглавили эту борьбу и руководили ею. Под их руководством массы всё больше втягивались в борьбу, и стачки поднимались на более высокую ступень. С возникновением и ростом профсоюзных организаций стачечная борьба становилась всё более организованной.

Стачки — одна из форм классовой борьбы. Между тем, анархисты и анархо-синдикалисты, отри­цавшие политическую борьбу, выдвигавшие прин­цип «прямого действия» рабочих против буржуазии, считали стачки единственным действен­ным и исчерпывающим методом борьбы. Отри­цая вооружённое восстание, категорически отвергая диктатуру пролетариата, они счи­тали единственным средством социального освобождения пролетариата «всеобщую стач­ку-освободительницу».

Маркс и Энгельс вели упорную борьбу как против переоценки, так и против недооценки стачек, усматривая в них серьёзное и действен­ное орудие в борьбе за непосредственные и конечные цели пролетариата. Маркс и Эн­гельс придавали исключительно большое значение роли профсоюзов в организации стачек. Они рассматривали профсоюзы как классо­вые организации рабочих, с помощью которых они ведут свою повседневную борьбу с ка­питалом и которые являются для них школой ([см. Энгельс, Письмо к Бебелю от 18 [—28] марта 1875], в кн.: Архив Маркса и Энгельса, т. I (VI), 1933, стр. 83).

Развивая дальше учение Маркса и Энгельса о роли, месте и значении стачек в классовой борь­бе пролетариата и роли профсоюзов в руко­водстве стачками, Ленин и Сталин подчёрки­вали вместе с тем, что стачки не самоцель, а одно из средств и методов классовой борьбы. В феврале 1907 г. Сталин писал: «Забастов­ки, бойкот, парламентаризм, манифестация, демонстрация — все эти формы борьбы хороши, как средства, подготавливающие и организую­щие пролетариат. Но ни одно из этих средств не в состоянии уничтожить существующего неравенства… пролетариат не сможет достиг­нуть социализма примирением с буржуа­зией, — он обязательно должен стать на путь борьбы, и эта борьба должна быть классовой борьбой, борьбой всего пролетариата против всей буржуазии» (Сталин, Соч., т. I, стр. 345 и 344).

Стачки стали серьёзным оружием рабочего клас­са в его борьбе против буржуазии. От сти­хийных, неорганизованных стачек пролетариат перешёл к крупнейшим забастовкам, орга­низованным под руководством политических пар­тий и профсоюзов. Говоря об организующей и воспитательной роли стачек, Ленин писал: «Стачки приучают рабочих к объединению, стачки показывают им, что только сообща могут они вести борьбу против капиталистов, стачки научают рабочих думать о борьбе всего рабочего класса против всего класса фабрикантов и против самовластного, поли­цейского правительства. Вот поэтому-то со­циалисты и называют стачки „школой вой­ны», школой, в которой ра­бочие учатся вести войну против своих врагов за ос­вобождение всего народа и всех трудящихся от гнёта чиновников и гнёта капи­тала» (Ленин, Соч., т. II, стр. 577).

Уже к концу 19 в. стачки ста­ли выходить за пределы отдельного предприятия и охватывать подчас целые отрасли производства. Стачки перешагнули впо­следствии в своём развитии национальные рамки. Рабочие стали сознавать, что успех их выступления зависит в немалой мере не только от их поддержки рабочими родствен­ных профессий, но и от поддержки рабочих других стран. На этом пути протекает про­цесс интернационализации стачек; последние охватывают в этих случаях рабочих несколь­ких стран.

Вторая половина 19 в. была периодом бы­строго развития крупной промышленности в Европе и Америке и полосой обострения классовой борьбы в передовых капиталистических странах. О размахе стачечной борьбы в Германии в конце 19 и начале 20 вв. говорят следующие цифровые данные «Korrespondenz Blatt» за 1913 (№ 39):

Табл. 1.

Годы Число столк­новений Число участвовав­ших лиц
1890—99 3.772 425.142
1900 325 115.711
1905 2.325 507.964
1910 3. 194 369.911
1911 2.914 325.253
1912 2.825 479.589

Такую же яркую картину резкого обостре­ния стачечной борьбы показывает и Франция. С 21 стачки в 1874 г. количество забастовок поднялось в 1913 г. до 1.073. Количество участ­ников забастовок возросло почти в 2 раза. Количество стачек во Франции за период с 1874 г. по 1913 г. составляло:

Табл.2

Годы Число стачек Число бастовавших (в тыс.) Годы Число стачек Число бастовавших (в тыс.)
1874 21 свед. нет 1904 1.026 271
1880 65 1905 830 178
1885 108 1910 1.502 281
1890 313 119 1911 1.471 231
1895 405 46 1912 1.116 268
1900 902 223 1913 1.073 220

Если принять во внимание, что приведённые таблицы показывают только зарегистрирован­ные правительственной статистикой стачки, то станет очевидным, что действительное коли­чество забастовок и в Германии и во Франции было значительно выше.

В США, где в по­следнюю четверть 19 века крупная промышленность развивалась особенно стремительными тем­пами, кривая стачечного движения подня­лась с 471 стачки в 1881 г. до 2.077 стачек в 1905 г. О ходе развития стачечного движе­ния в США за этот период говорят следующие цифровые данные:

Табл. 3.

Годы Число стачек Число бастовавших (в тыс.) Годы Число стачек Число бастовавших (в тыс.)
1881 471 130 1901 2.924 543
1885 645 243 1902 3.162 660
1887 1.436 380 1903 3.494 656
1890 1.833 352 1904 2.307 517
1895 1.215 392 1905 2.077 222
1900 1.779 505      

При этом необходимо отметить, что харак­тер конфликтов с конца 19 и нач. 20 вв. резко изменился. В 70-х и 80-х гг. экономиче­ские конфликты, в том числе и стачки, имели ещё сравнительно небольшие размеры и носи­ли стихийный характер. Основной причиной столкновений было стремление к повышению или сохранению уровня заработной платы, неправильные увольнения и штрафная си­стема на предприятиях. Но за последние 20 лет перед первой мировой войной, наряду с тысячами местных мелких конфликтов, всё чаще вспыхивали гигантские схватки между трудом и капиталом более общего характера, схватки, выходившие за пределы чисто экономических требований и охватывавшие десятки и сотни тысяч рабочих. Стихийные стачки стали более редким явлением. Большин­ство стачек протекало под руководством проф­союзов и отличалось большой остротой и на­пряжённостью. Но в борьбе рабочего класса всё больше начинает чувствоваться с конца 19 в. влияние оппортунизма, особенно в таких странах, как Германия, Англия, США.

Конец 19 века ознаменовался в Англии подъёмом рабочего движения. Если в 1888 г. в конфликтах между трудом и капиталом участвовало только 119 тыс. рабочих, то в 1913 г. в этих конфликтах участвовало свыше 664 тыс. рабочих. Стачечные бои отличались большой продолжительностью и носили оже­сточённый характер. Так, крупнейшая стачка бу­магопрядильных рабочих Ланкашира в 1893 г. продолжалась 20 недель. Стачка английских ма­шиностроителей 1897—98 гг. тянулась свыше полугода; стачка угольщиков в 1893 г., охватившая 300 тыс. рабочих, продол­жалась свыше 31/2 мес.

Быстрый рост стачечного движения наблюдается за тот же период времени и в экономически отсталой цар­ской России. Если тред-юнионы в Англии всячески сдерживали стачечную борь­бу рабочих, то в царской России на быстром росте стачечных боёв сказались влияние партии большевиков и её организую­щая роль. Среднее число стачечников в год составляло в период 1895—1912 гг. 335.300 чело­век. Ведущую роль в стачечной борьбе в Рос­сии играли металлисты.

Даже те стачки, которые велись на основе чисто экономических требований, нередко приобретали политическое значение. Каж­дая, даже экономическая стачка, противопоставляя массу рабочих классу капиталистов, начи­нает подводить рабочих к осознанию необхо­димости участия в общеклассовой борьбе. Подавление стачки аппаратом буржуазного госу­дарства и борьба за расширение политических свобод толкают рабочий класс на путь при­менения в этой борьбе массовой политической стачки. Ленин подчёркивал, что «политиче­ская и экономическая стачки… взаимно поддерживают друг друга, составляя источ­ник силы одна для другой» (Соч., т. XV, стр. 519).

Впервые стачки как орудие в борьбе за избира­тельное право были применены в Англии. Весной 1831 г. ремесленные рабочие Генри Гетерингтон и Вильям Ловетт организовали «Национальный союз рабочего класса» для борьбы за избирательные права для рабочих. Для осуществления своих целей они действо­вали совместно с английской либеральной буржуа­зией. Избирательная система в 1832 г. была изменена, однако, лишь в пользу буржуазии. Организованная в июне 1836 г. «Лондонская ассоциация рабочих» во главе с Ловеттом развёртывает в 1837 г. борьбу за всеобщее избирательное право, требуя дальнейшей его реформы. Под руководством чартистов в конце 30-х гг. впервые проводится массовая стачка рабо­чих под политическими лозунгами реформы избира­тельного права в пользу рабочих. Но стачка окончилась неудачей. Через 50 лет, в начале 1893 г., в крупных промышленных центрах Бельгии вспыхивает крупная политическая заба­стовка в целях завоевания избирательного права. На этот раз стачка кончилась успешно. Рабочие добились избирательных прав. Точно так же путём массовой трёхдневной политической стачки шведские рабочие добились в 1902 г. расши­рения своих избирательных прав.

В условиях революционной ситуации все­общая стачка может при известных условиях перерасти в вооружённое восстание. Ленин подчёркивал при этом, что всеобщая поли­тическая стачка должна рассматриваться как средство, «подсобное по отношению к вос­станию» (Соч., т. IX, стр. 42). Ленин и Сталин считали вооружённое восстание высшей фор­мой классовой борьбы и связывали всеобщую стачку с вооружённым восстанием. Революция 1905 г. была первой в истории революцией, в которой массовая политическая стачка сыграла столь выдающуюся роль и которая показала классический образец перерастания массовой политической стачки в вооружённое восстание. «Исключительно своеобразным было, — говорит Ленин, — спле­тение экономических и политических заба­стовок во время революции. — Не подлежит сомнению, что только самая тесная связь этих двух форм стачек гарантировала боль­шую силу движения. Широкие массы эксплу­атируемых нельзя было бы никоим образом вовлечь в революционное движение, если бы эти массы не видели перед собою ежеднев­но примеров, как наёмные рабочие различных отраслей промышленности принуждали капи­талистов к непосредственному, немедленному улучшению своего положения» (Ленин, Соч., т. XIX, стр. 347). Огромная волна массовых стачек всколыхнула всю страну, став исходным пунктом для развития небывалого крестьянского движения, глубокого броже­ния в армии и широкого национально-освободительного движения среди угнетённых наро­дов в царской России.

Уроки революции 1905 г. и опыт всеобщей стачки были широко использованы и популяризи­рованы революционным крылом международ­ного рабочего движения. В то же время ре­формисты всех мастей и оттенков всячески за­малчивали эти уроки, высказывались против применения всеобщей стачки и удерживали массы от вступления на путь вооружённого восста­ния. Как только 30(17)/Х 1905 г. были полу­чены сведения о победе Октябрьской всерос­сийской стачки, в Вене произошли бурные стотысячные демонстрации и 28/XI — стач­ка, приведшая к завоеванию всеобщего из­бирательного права. Рабочие Милана и Ту­рина прибегли, в ответ на убийство рабо­чих жандармами, к всеобщей стачке в конце 1905 г. В борьбе за 8-часовой рабочий день французские рабочие начали в мае 1906 г. мас­совую стачку в Париже, охватившую 140 тыс. рабочих.

К 22(9)/1 1906 г. германские рабочие подгото­вили в ряде промышленных центров всеоб­щую стачку. Оппортунистические вожди социал-демократической партии и профсоюзов сорвали эту борьбу. Буржуа­зия испугалась размаха боевого массового движения. Под давлением революционных рабочих масс Иенский партейтаг германской социал-демократической партии вынужден был признать осенью 1905 г. необходимость применения массовой политической стачки. Правда, резолюция партейтага обходила вопрос о вооружённом восстании. Уже в 1906 г. на съезде в Маннгейме оппорту­нистические вожди германских профсоюзов провели по существу отмену решения Иенского пар­тейтага о массовой политической стачке.

1912—14 гг. были полосой высокого подъёма стачечного движения в Англии, Германии, Франции, США. В России 1912—14 гг. были по­лосой боевого революционного подъёма и ши­рокого разворота экономических и полити­ческих стачек. Первая мировая война оборвала это наступательное движение. В первые годы войны стачечное движение резко снизилось, но уже с 1916 г. наблюдается заметный рост стачечной борьбы и боевой активности про­летарских масс.

Пролетарские политические партии и ста­чечная борьба. Маркс, Энгельс, Ленин, Сталин, давшие пролетариату теорию классовой борьбы, отводили стачке как оружию классовой борьбы важнейшее место. 1-й Интернационал, руководимый Марксом и Энгельсом, рассма­тривал стачки как необходимое средство борьбы между трудом и капиталом в капиталистическом обществе. Переоценке стачек бакунизмом, рас­сматривавшим её как единственное и уни­версальное средство борьбы, и недооценке стачек тред-юнионизмом, стремившимся к все­мерному воздержанию от стачек, 1-й Интерна­ционал и его вожди Маркс и Энгельс проти­вопоставили признание стачки одним из наиболее острых орудий в экономической и политической борьбе рабочего класса. В тот период, когда 2-й Ин­тернационал находился под руководством Энгельса, стачки и бойкот были признаны реше­нием Брюссельского международного социа­листического конгресса необходимым оружием ра­бочего класса как в оборонительной, так и в наступательной борьбе.

В процессе даль­нейшего развития международного рабоче­го движения в организациях, примыкавших ко 2-му Интернационалу, выявились раз­личные оценки и отношение к стачке. Анархисты и анархо-синдикалисты со всё большей опре­делённостью противопоставляли экономическую стачку политической борьбе и признавали стачку универ­сальным средством в борьбе за социальное освобождение пролетариата. Тред-юнионы всё явственнее избегали стачек и перенесли центр тяжести своей повседневной деятельности в сторону заключения коллективных догово­ров и взаимопомощи. На путь свёртывания стачечной борьбы и классового сотрудничества стали скатываться и реформистские руководи­тели германских «свободных» профсоюзов.

Большинство партий 2-го Интернациона­ла — с.-д. партия Германии, российская с.-д. партия (меньшевиков) и др., — став партия­ми блока верхушки рабочего класса и мел­кой буржуазии, резко отрицательно относи­лись к стачке, всё более явственно скатываясь на позиции идеолога ревизионизма — Эдуарда Бернштейна. В 1908 г. в своей работе «Стачка» он упорно доказывал, что стачка изжила себя, что вряд ли она является вообще пригодным средством для осуществления целей проле­тариата. Бернштейн исходил из того, что путь соглашений с предпринимателями являет­ся более выгодным и целесообразным. Под­тасовывая факты, Бернштейн утверждал, что особенно во время кризисов все стачки обречены заранее на неудачу, что стачечное движение показывает тенденции к ослаблению. Поэтому Бернштейн призывал к отказу от стачечной борьбы и выдвигал вопрос о необходимости заключения долгосрочных тарифных согла­шений. Реформистские профсоюзные вожди стали всё откровеннее и настойчивее прота­скивать постановления, затруднявшие объяв­ление и проведение стачек.

В годы первой мировой войны реформист­ские лидеры профсоюзов, не отказываясь от стачек в принципе, на деле всемерно подавляли стачечную борьбу. Политика классового со­трудничества с буржуазией в послевоенные годы явилась прямым продолжением занятой ими позиции в годы первой мировой войны. Реформистские руководители профсоюзов Англии, Германии, Франции, США и других капиталистических стран направили все свои усилия на восстановление подточенных сил капитализма, тормозили и связывали ста­чечную борьбу, стремились всеми силами предотвратить пролетарскую революцию. Тем не менее, первые послевоенные годы прошли под знаком высокого подъёма волны стачеч­ного движения. В последующие годы кривая стачечной борьбы идёт вниз.

О количестве стачек в Англии в эти годы дают представление следующие данные:

Табл. 4.

Годы Количество стачек Годы Количество стачек
1919 1.852 1925 613
1920 1.067 1926 323
1921 763 1927 303
1922 577 1928 302
1923 628 1929 431
1924 710 1930 415

О широком размахе стачечной борьбы в Германии свидетельствуют следующие ци­фровые данные:

Табл. 5.

Годы Количество стачек Годы Количество стачек
1919 3.719 1925 1.766
1920 4.392 1926 383
1921 4.788 1927 871
1922 5.201 1928 763
1923 2.162 1929 441
1924 2.012 1930 336

Не менее выразительны цифровые данные о стачечной борьбе в эти же годы во Франции:

Табл. 6.

Годы Количество стачек Количество участников (в тыс.)
1919 2.026 1.151
1920 1317
1925 931 249
1926 1.660 349
1930 1.098 582

В стачках послевоенного периода рабочий класс стал применять новые формы и методы. К та­ким новым методам стачечной борьбы следует отнести т. н. «польскую стачку»; эта форма стачки нашла в Польше широкое применение. В 1932 г. стачечное движение охватило 202 тыс. рабочих. За 1-й квартал 1933 г. насчитывалось уже 620 тыс. стачечников. Образец захвата фабрик, сопровождавшегося борьбой на улице и забастовками солидарности, дали в 1932 г. рабочие Пабьяниц. В то время, когда 800 ра­бочих занимали фабрику, 3-тысячная толпа рабочих демонстрировала, мужественно вы­держивая натиск полиции, под фабричными стенами.

Метод «польской стачки» использовали рабочие и служащие Парижа во время весен­них стачек 1936 г.; этот метод в значительной мере применяли и японские рабочие в 1937 и 1938 гг.

В стачечную борьбу вовлекаются рабочие Японии, Китая, Индии и целого ряда других стран. Новым в стачечных битвах является участие огромных масс безработных и неорга­низованных пролетариев.

Более выдающееся место в стачечной борьбе послевоенного периода занимает всеобщая стачка, охватывающая одновременно рабочих нескольких отраслей производства. К числу таких всеобщих стачек, возникших на экономической почве и охвативших рабочих целой отрасли промышленности, района или всей страны, следует отнести стачку 365 тыс. рабочих стальной промышленности в США в сентябре 1919 г., стачку железнодорожни­ков и горняков в Англии в октябре и ноябре 1919 г., стачку горняков в 1921 и 1926 гг. и др.

Метод массовой политической стачки становится в послевоен­ные годы могучим и наиболее острым оружием рабочего класса в классовой борьбе. Массо­вая политическая стачка была использована в июле 1919 г. в ряде стран Западной Европы в знак проте­ста против интервенции в Советскую Россию: однодневную всеобщую политическую стачку 21/VII провели итальянские рабочие, а также рабо­чие Австрии, Норвегии, Югославии; частично бастовали рабочие Германии, Швейцарии, Франции и Англии. В Германии после всеоб­щей стачки в январе 1919 г. рабочие вновь прибегли к ней в дни капповского путча в марте 1920 г. Эта стачка переросла в отдельных промышленных центрах (Рурская область) в вооружённое восстание. В марте 1921 г. рабочие Средней Германии проводят всеобщую стачку, опять вылившуюся в вооружённое восстание. В 1923 г. германский пролетариат, в ответ на бешеное наступление буржуазии, организует в августовские дни всеобщую политическую стачку. К числу крупнейших боевых стачечных выступлений следует отнести забастовку в Че­хословакии в декабре 1920 г. с участием 1 млн. стачечников, проведённую под знаком про­теста против захвата социал-демократами при поддержке правительства Народного дома в Праге. Во время польско-советской войны в июле 1920 г. пролетарии Милана и Кре­моны провели массовые стачки протеста против перевозки амуниции в Польшу; в апреле 1921 г. вся Италия была охвачена двухдневной все­общей стачкой 1 млн. рабочих, протестовавших против расстрела рабочего митинга в Бо­лонье. Август 1922 г. был ознаменован всеобщей стачкой по всей Италии (3 млн. бастовавших, в т. ч. и железнодорожники) против выступле­ния фашистов, переросшей в 4-дневную во­оружённую и баррикадную борьбу. Оружие всеобщей стачки используется в период 1919—26 гг. также в США, Японии, Китае, Индии, стра­нах Южной Америки, Австралии и Новой Зеландии.

Крупнейшим событием в международном рабочем движении явилась всеобщая стачка в Англии, объявленная в ночь с 3 на 4/V 1926 г. Генсоветом в результате провокации пра­вительства Болдуина во время героической борьбы рабочих угольной промышленности против сокращения заработной платы, удлинения рабочего дня и за национализацию угольной промышленности и участие рабочих в управлении производством. Стачка была единодушно поддер­жана основными массами английского пролетариата. Борьба английских шахтёров выросла в небывалое по размерам и своему размаху движение, охватившее свыше 1 млн. горняков и 1,5 млн. рабочих других отраслей промышленности. Движе­ние угрожало перерасти в крупные боевые политические выступления. Напуганные боевым характером движения, руководители Генсовета, не спрашивая мнения бастующих, 12/V объявили стачку оконченной. Горняки продолжа­ли борьбу, несмотря на такое поведение во­ждей тред-юнионов, и при поддержке рабочих и трудящихся Советского Союза и револю­ционных рабочих других стран сумели про­держаться до ноября 1926 г. Борьба всё же закончилась поражением горняков. Огромно­го размаха достигла стачечная борьба вен­ских рабочих в июле 1927 г., переросшая во­преки воле социал-демократических вождей в вооружённое восстание. Очень большое зна­чение имела всеобщая политическая стачка 1934 г. во Франции против буржуазной реакции и опасности фашизма. Большой интерес пред­ставляет также однодневная всеобщая поли­тическая забастовка протеста 30/XI 1938 г. во Фран­ции против чрезвычайных декретов прави­тельства Даладье (отмена 40-часовой недели, введение сверхурочной работы с минимальной 5-процентной и 10-процентной надбавкой к обычной ставке).

Если в условиях капитализма стачка играет роль острого и действенного оружия в эко­номической и политической борьбе пролета­риата, то в СССР она, естественно, потеряла всякий смысл. В своём докладе на XVI Съезде ВКП(б) И. В. Сталин отметил факт отсутствия забастовок в СССР и «рост трудового подъёма рабочих и крестьян, дающий нашему строю миллионы доба­вочных рабочих дней» (см. Сталин, Во­просы ленинизма, 10 изд., стр. 395).

Во время второй мировой войны, после нападения гитлеровской Германии на СССР, отношение авангарда рабочего класса к при­менению стачки как оружия его борьбы резко изменилось. Поскольку война против гитле­ровской Германии носила характер справед­ливой, освободительной и прогрессивной войны, поскольку в огне этой войны решались судьбы всего человечества, рабочий класс был глубоко заинтересован в самой широкой мобилизации военных, усилий всех свободо­любивых стран. Применение стачки в борьбе за те или иные экономические требования могло бы нанести серьёзный ущерб успешной мобили­зации и организации военных усилий стран антигитлеровской коалиции. Руководствуясь этим, Генсовет британских тред-юнионов, Конгресс производственных профсоюзов США, Американская федерация труда и незави­симые союзы железнодорожников в США, Латино-американская конфедерация труда и профсоюзные центры Канады, Австралии, Новой Зеландии, Южной Африки, Индии и других стран высказались против применения стачки на время войны. Коммунистические партии Канады, Великобритании, Австралии и дру­гих стран точно так же воздерживались от использования С. при разрешении трудовых конфликтов.

Г. Толмачев.

В отдельных странах «оси», как Италия, и в странах, подвергшихся фашистской окку­пации, стачки оказывались зачастую важным средством борьбы антифашистского движения сопротивления. Они принимали в ряде слу­чаев политический характер и были связаны с актами саботажа и партизанской борьбой. Весной 1943 г. в центрах военной промышленности Северной Италии начались массовые стачки, которы­ми руководили нелегальные антифашистские, рабочие комитеты. Эти стачки завершились де­монстрациями за мир и против фашизма. После капитуляции Италии рабочие Милана, Турина, Генуи и других городов с помощью стачки оказывали сопротивление германской ок­купации. Эти стачки переходили в вооружённые столкновения с немецкими войсками. В 1944—45 гг. в Северной Италии неоднократно вспы­хивали стачки против немецких оккупантов, причём эти стачки согласовывались с действиями партизан.

Во Франции рабочие ещё в 1942 г. посредством стачек противились отправке на при­нудительный труд в Германию. В 1943 г. в уголь­ном районе Па-де-Кале стачкой, руководи­мой национальным движением сопротивле­ния, было охвачено 50.000 горняков. Большое значение имели стачки французских железнодо­рожников, транспортных рабочих и других важных категорий в связи с высадкой союз­ников летом 1944 г.

В 1944 г. и начале 1945 г. в Дании появилась новая форма националь­ного сопротивления немецко-фашистским оккупантам, т. н. «народная стачка». В знак протеста против казни и преследования дат­ских патриотов во многих городах прекра­тили работу не только трамвай, почта и теле­граф, все заводы и мастерские, но были также закрыты все учреждения и магазины.

Иначе обстояло дело со стачками во вре­мя войны в странах антигитлеровской коали­ции. Все прогрессивные силы были заинте­ресованы в широкой мобилизации масс для военных усилий. В виду справедливого и освободительного характера войны профсою­зы и рабочие организации этих стран вы­ступали за решение возникающих тарифных и трудовых конфликтов путём вмешательст­ва государства. Влиятельные группы моно­полистического капитала как в США, так и в Англии, Канаде, Австралии стремились использовать военную конъюнктуру для по­вышения своих прибылей и снижения жиз­ненного уровня рабочего класса. Не заинте­ресованные в быстром и полном разгроме агрессоров империалистические круги этих стран провоцировали стачки. Так, летом 1943 г. американ­ские угольные тресты с помощью реакцион­ного лидера горнорабочих Льюиса спрово­цировали стачку, охватившую полмиллиона гор­норабочих. Стачечное движение в США в военные годы являло следующую картину:

Годы Число стачек Число уча­стников Общее число по­терянных рабо­чих дней
1942 2.968 840.000 4.183.000
1943 3.750 1.900.000 23.000.000
1944 5.000 2.100.000 8.500.000

АФТ и КПП высказывались в годы второй мировой войны против применения стачечной борьбы. После окончания войны стачечное движение приняло небывалые ещё размеры. Особенно широкий размах стачки приняли в США в 1946 г., охватив важнейшие отрасли про­мышленности. В Англии также можно было наблюдать увеличение числа стачек, хотя и не столь значительное, как в США. Так, злост­ный саботаж шахтовладельцами справедли­вых требований рабочих привёл ещё до кон­ца войны, в марте 1944 г., к стачке 100.000 горно­рабочих Южного Уэльса.

После войны характер стачек коренным обра­зом изменился. Первые полтора года после­военного периода (с середины 1945 г. до конца 1946 г.) характеризовались в капиталистических странах, за исключением стран новой демо­кратии (Польша, Чехословакия, Югосла­вия, Болгария), подъёмом стачечной волны.

В США причиной крупных стачечных выступлений явилось стремление трестовских магнатов разгромить профсоюзы и лишить рабочих их прежних завоеваний. Только за период с февраля по июнь 1946 г. в США было зарегистрировано 1.795 стачки, т. е. в 5 раз больше, чем за тот же период в 1935—39 гг.. За эти 5 месяцев число бастующих достигло 2,3 млн. чел. Летом 1946 г. стачка 360.000 желез­нодорожников парализовала ж.-д. движение; осенью 1946 г. вступили в стачку 200.000 моряков и грузчиков. Обе стачки принадлежат к числу наиболее крупных в истории американского рабочего движения.

Во Франции, Италии, Бельгии и других странах, где единые профсоюзы стали круп­ным фактором общественно-политической и эко­номической жизни, причина многочисленных стачек в послевоенный период заключается в органи­зованном сопротивлении рабочего класса наступлению реакции и её попыткам пере­ложить всю тяжесть восстановительных ра­бот на плечи трудящихся. В Японии много­численные стачки послевоенного периода явля­ются оружием в борьбе против пользующихся покровительством американских оккупаци­онных властей крупнокапиталистических моно­полий и жестокой эксплуатации труда. В це­лом ряде случаев стачки сопровождались поли­тическими демонстрациями против реакционных правительств Сидехара и Иосида. Рабочие оставались на заводе столько часов, сколько они считали нужным, исходя из низких та­рифных ставок, и затем коллективно поки­дали предприятие. Вопреки объявленному американским главнокомандующим Макартуром запрещению стачек, в октябре 1946 г. вспых­нула всеобщая стачка горняков на о-ве Хоккайдо, охватившая свыше 100.000 чел.

В колониальных и полуколониальных стра­нах число стачек в послевоенное время связано с общим национально-освободительным дви­жением. Особый размах стачки приняли в Индии, где в 1946 г. происходили крупные стачечные выступления текстильщиков, нефтяников, грузчиков, железнодорожников, десятков тысяч учителей и студентов, а также носив­шая политический характер стачка солидарности с восставшими матросами индийского флота. Освободительная борьба индонезийского на­рода встретила в 1945 г. поддержку со стороны австралийских портовых рабочих, несколько раз прекращавших работу в знак протеста против отправки войск и военных материалов в Индонезию. Осенью 1946 г. имели место стачки голландских рабочих против отправки солдат для подавления национально-осво­бодительного движения в Индонезии.

Совершенно иное положение наблюдается в Польше, Чехословакии, Болгарии и Юго­славии, где рабочий класс активно участвует в демократическом обновлении и экономическом вос­становлении этих стран. Стачки уступили в этих странах место массовому трудовому соревно­ванию на всемерное повышение производи­тельности труда.

Стачка продолжает оставаться в капиталистических странах острым оружием борьбы в защиту политических, экономических и правовых интересов рабочего класса.

БСЭ, 1 изд., т.52, к. 798-812

Стачки (забастовки): Один комментарий

  1. Современный закон о праве на забастовку. Ограничивает ее. Запрет выдвижения политических требований , запрет проведения забастовок солидарности ясно дает понять , какому классу служит современное российское буржуазное право.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь.