Буржуазная социология: вместо прогресса — теории варварства и одичания

vragОт ред. РП: Публикуемая ниже статья — 1949 года. Но если вы думаете, что она устарела хоть на чуть-чуть, то вы сильно ошибаетесь. Сегодня весь тот идейный маразм, о котором пишет автор, мы вынуждены изучать в школах и вузах, читать в газетах, книгах и на интернет-сайтах. Его с умным видом выдают нам по радио и телевидению, убеждая, что ничего более передового и современного в мире науки об обществе не существует. Однако, как выясняется, всем этим идеологическим «новинкам», всем этим откровениям, якобы только что озарившим лучшие буржуазные умы, не просто многие десятилетия, а иногда и целые сотни лет. Не верите? Читайте, что писали почти 70 лет назад советские философы о социологических  теориях ученых лакеев буржуазии середины 20 века.

Современные англо-американские теории варварства и одичания

I

Капитализм как общественный строй давно исчерпал свои возможно­сти и превратился в тормоз развития общества. Под напором растущих сил социализма и демократии он выну­жден всё больше отступать. Но, от­ступая, империалистическая реакция лихорадочно, яростно, всеми сред­ствами борется за своё существова­ние. Империалисты готовят новые военные авантюры, ведут пропаган­ду варварских, человеконенавистни­ческих теорий, призванных затемнять сознание народа и «доказывать» из­вечность капиталистической системы.

С особой силой ополчается импе­риалистическая реакция на научную теорию революционной борьбы тру­дящихся, на учение о поступательном характере исторического развития. «Все силы мракобесия и реакции по­ставлены ныне на службу борьбы против марксизма»[1]. Идеологи реак­ции неустанно пытаются подрывать веру трудящихся масс в обществен­ный прогресс, в победу сил демокра­тии и социализма. Эклектические убогие теории, которые распростра­няют империалистические лакеи от науки, состоят из осколков старых идеалистических систем. Неспособ­ные создать ничего нового, холуи империализма подновляют и пускают в ход любой теоретический хлам, не имеющий ничего общего с наукой.

Так, журнал «Таймс литерери санлемент» с откровенным цинизмом за­являет, что государственная система Америки «характерна своей свободой и терпимостью по отношению к са­мым экстравагантным вероучениям». Любые формы мистики, обскурантиз­ма, изуверства — что угодно готова приветствовать «государственная система» США, лишь бы они не угро­жали основному устою капиталисти­ческой системы — частной собствен­ности, лишь бы они поддерживали миф о невозможности другого пути развития человечества, кроме капита­листического.

Научная теория развития общества может быть только одна; она давно разработана основоположниками на­учного коммунизма и подтверждается практикой советского государства и стран народной демократии. Ныне наука направлена против капитализ­ма, и идеологи капитализма не скры­вают этого. «Мы должны идти иными путями, если даже они окажутся на­учно менее обещающими»[2],— заяв­ляет один из многих нынешних апо­логетов империализма, Макивер.

Буржуазные учёные из кожи лезут вон, пытаясь доказать невозможность научного критерия обще­ственного развития. Они замалчивают то, что вопрос о крите­рии общественного развития решён марксизмом-ленинизмом с научной ясностью, не оставляющей никаких сомнений. Общественный прогресс заключается в развитии производи­тельных сил, в росте общественного богатства, в уничтожении социально­го неравенства. С тех пор как на арену истории выступил рабочий класс, он начал борьбу за полное освобождение трудящихся от гнёта и эксплуатации, за построение коммунизма. Успехи в осуществлении этой великой цели являются мерой и единственным критерием исторического прогресса — восходящего развития экономической, политической и ду­ховной жизни общества.

Ярые враги поступательного разви­тия истории пытаются доказать прин­ципиальную невозможность научной теории общественного развития. Бо­ле того: в страхе перед неумолимой исторической закономерностью они отрицают и самый факт общественного развития, стремятся доказать, что частная собственность и весь капиталистический мир незыблемы и вечны.

Ещё русский революционный демо­крат Н. Г. Чернышевский хорошо по­нимал, что объективный ход прогрес­са не остановит ни корысть, ни эгоизм эксплуататорских групп, с какой бы тщательностью ни поды­скивали они для этого средства. Но современные идеологи империализма не хотят считаться с объективным ходом истории.

Вся пропагандистская машина ан­гло-американского империализма: печать, литература, кино, радио, цер­ковь — согласованно служит спасе­нию империализма, поддержке его агрессивных, враждебных народу планов.

Некоторые из современных идео­логов империализма дошли до того, что распространяют человеконенави­стнические идеи о невозможности и ненужности не только сознательной деятельности, а и дальнейшего суще­ствования человека вообще. «Чело­век, как часть природы, стал ми­фом, — заявляет некий Хендри. — Нет никаких причин для его суще­ствования вообще»[3]. «Человеческой расе уже пора исчезнуть с лица зем­ли и дать возможность муравьям сделать вселенную обитаемой»[4],— вещает драматург Юджин О’Нейл. Нет смысла бороться с судьбой, чело­век — только жертва, гласит дикая, чудовищная «философия» империа­листов.

В этих отвратительно грязных, ан­тичеловеческих идеях выражено пол­ное умственное и моральное истоще­ние эксплуататоров. «Это численно ничтожное меньшинство, — справед­ливо писал великий советский писа­тель Горький, — ничтожно и по своей интеллектуальной силе, растраченной на измышление приёмов эксплуатации людей труда и сокровищ приро­ды, принадлежащих людям труда»[5].

Интеллектуальное ничтожество буржуазии и её идеологов усугубляет­ся страхом перед растущими силами прогресса и действенностью марксиз­ма-ленинизма, освещающего пути поступательного развития истории.

Марксистско-ленинская теория об­щества является оружием рево­люционного переустройства мира. В марксистско-ленинском учении о поступательном разви­тии общества отражены объек­тивные законы истории и стремления трудящихся. Интересы трудящихся совпадают с движением общества к высшей фор­ме общественной жизни — к комму­низму. В научном социализме выра­жены интересы огромных масс наро­да. По пути, обоснованному научной теорией исторического развития, по пути прогресса, в настоящее время уже идут 800 миллионов людей: 200 миллионов, живущих под совет­ским флагом, 100 миллионов — в странах народной демократии, 475 миллионов населения революционно­го Китая. И всё новые и новые массы людей различных стран выступают против империализма и угнетения, борются за мир. Силы исторического прогресса неисчислимы.

В тщетной борьбе с растущими си­лами прогресса идеологи реакции организованно создают лженауку об обществе.

Буржуазное учёные хотят подме­нить науку мистикой, чтобы успеш­нее творить чёрное дело борьбы с прогрессом, ссылаясь на «неумоли­мый и непостижимый дух». Они объ­являют наукой всё то, что направле­но против народа, что помогает дер­жать его под сапогом Уолл-стрита. «Современная буржуазная наука, — подчёркивал тов. А. А. Жданов, — снабжает поповщину, фидеизм новой аргументацией, которую необходимо беспощадно разоблачать»[6].

Религия и лженаука проч­но вошли в идеологический арсенал англо-американского империализма. «Большая часть американских фило­софов, — отмечает прогрессивный американский писатель коммунист Говард Фаст, — и поныне даёт нам бога и бессмертие, хотим ли мы этого или нет, а вместо хлеба и молока они дают нам «Ценности» с прописной буквы, что же касается свободы, то они предлагают нам свободу от мате­риализма и науки»[7].

Что значит «свобода от материа­лизма и науки», достаточно ясно можно видеть на примере идей, кото­рые протаскивают так называемые персоналисты. Отрицая объектив­ность мира, они пытаются внушить, что нет и реального социального зла, а страдания народа обусловлены яко­бы лишь «душевной неблагоустроенностью». Исходя из этого, персона­листы и предлагают заняться наведе­нием порядка в душе отдельного человека, а не в обществе. «Мы не так нуждаемся в новой организации, как в новой душе»[8], — заявляет про­фессор Южнокалифорнийского уни­верситета персоналист Флювеллинг.

Призывая к исправлению и самосо­вершенствованию личности, подоб­ные «учёные» — социологи и пи­сатели — хотят отвлечь трудящиеся массы от борьбы за свои насущные жизненные интересы, от борьбы с ка­питализмом.

Для оправдания произвола реак­ции её идеологи всячески подкапыва­ются под науку, а реакционная пе­чать — рупор монополистических кругов — широко распространяет са­мую возмутительную чертовщину. Так, в «Аур тайм» в ноябре 1947 го­да был напечатан хвалебный отзыв о книжонке некоего Нормара Эндшела, в которой тот писал: «Может быть, мы как-либо добьёмся отказа от той части убеждений Ньютона, которая утверждает существование закона притяжения? Тогда нам не нужны будут лестницы и можно бу­дет спать на потолке». С такой бесцеремонностью идеологи Уолл-стри­та попирают науку.

В этом бреде, разумеется, есть своя политическая цель: уничтожить понятие о социальной зако­номерности; путём подрыва веры во всякие научные закономерности внушить, что нет реальных причин для уничтожения капитализма; за­ставить народ не думать и тем более не действовать, а совершенствовать свою душу и верить. Во что? Во что угодно: в бога, в потусторонний мир, а главное — в вечность капитализма. С этой целью буржуазные учёные от­рицают объективный характер соци­альной закономерности и причинно­сти или доказывают невозможность познания.

Борьба идеологов империализма против объективных закономерностей общественного развития, причинной обусловленности событий стоит в непосредственной связи с отрицанием роли народных масс в истории, с ан­тинародной политикой империалисти­ческих государств.

Учение о закономерном появлении нового, о преобразовании обществен­ной жизни, теоретическое предвиде­ние являются обоснованием созна­тельной деятельности народа, класса, партии. Развитие советского обще­ства, основанное на научном знании и плановой деятельности народа, яв­ляется прямым и конкретным под­тверждением этого. Построение социализма в нашей стране и посте­пенный переход к коммунизму осно­ваны на точном знании законов раз­вития общества.

Поэтому идеологи реакции, борясь с революционным движением за коммунизм во всём мире, отрицают закономерность об­щественных явлений — важ­ную теоретическую основу револю­ционной практической деятельности.

Марксизм-ленинизм открывает гла­за миллионам простых людей мира на причины социальных бедствий при капитализме, показывает пути ско­рейшего уничтожения капитализма. Поэтому реакционеры становятся на путь трусливого замалчивания марксистской теории или наглой клеве­ты, запутывания совершенно ясных и давно решённых вопросов, и в пер­вую очередь вопроса об объективной закономерности развития.

Довольно типичным приёмом «опровержения» науки дипломиро­ванными прислужниками империа­лизма является старое позитивист­ское отождествление законов природы и общества.

Это один из основных тезисов не­которых нынешних реакционеров в науке, которые якобы признают за­коны в общественной жизни, но пы­таются доказать, что законы обще­ства не возникают и не развиваются, а существуют вечно и что социальное неравенство, следовательно, то­же вечно. Понятно, что признание вечности и «естественности» соци­ального неравенства очень выгодно буржуазии в борьбе с силами лагеря демократии и социализма.

Способом борьбы с научным пони­манием закономерности в обществен­ной жизни является также проти­вопоставление случайно­сти и необходимости, утвер­ждение, что в истории господствует слепая случайность. «То, чего мы достигли, является результатом тыся­челетних случайных достижений и частых помех. Будущая история мо­жет следовать по тому же пути»[9].

Таким образом, идеологи империа­лизма толкают трудящихся на путь пассивного ожидания, безвольной по­корности перед слепой случайностью.

Утверждения буржуазных истори­ков о том, что история должна сле­довать по пути случайных изменений, также продиктованы стремлением за­держать поступательное развитие об­щества, сохранить стихию капитали­стического строя.

Исторический материализм, как из­вестно, показал, в каком направлении закономерно движется история, объ­яснил, что общество не случайно развивается от низшего к высшему. Классики марксизма-ленинизма спе­циально подчёркивали эту важную сторону марксистской теории.

Ленин писал: «Величайшим завое­ванием научной мысли явился исто­рический материализм Маркса. Хаос и произвол, царившие до сих пор во взглядах на историю и на политику, сменились поразительно цельной и стройной научной теорией, показывающей, как из одного уклада общественной жизни развивается, вследствие роста производительных сил, другой, более высокий, — из кре­постничества, например, вырастает капитализм»[10].

С такой же закономерностью пере­ходит общество от капитализма к со­циализму и к его высшей фазе — коммунизму. Знание законов этих переходов ускоряет продвижение вперёд, устраняет нежелательные случайности, помогает в борьбе против отживших явлений, за развитие новых. Определение цели борьбы против капитализма за социализм есть сознательное выражение объек­тивных возможностей развития, спо­соб ускорить развитие по пути про­гресса. Социалистическое общество в отличие от капиталистического по­строено на знании законов обще­ственного развития. Понимание необ­ходимости не только не обрекает человека на пассивность, но даёт основание для целесообразной дея­тельности. Поскольку будущее зави­сит от нашей деятельности, целесооб­разная человеческая деятельность сама оказывается необходимым зве­ном в этой цепи необходимости.

Понятно, что реакционной буржуа­зии страшна теория, обосновываю­щая революционную борьбу трудя­щихся. В условиях всё более быстро растущего революционного движения и до предела обострившегося кризиса капиталистической системы теорети­ческие лакеи империализма всё чаще проповедуют агностицизм.

В этой связи нельзя не привести гневные слова великого Ленина по адресу агностиков в науках об обще­стве: «В области естественных наук человека, который сказал бы, что за­коны явлений естественного мира — фантом, посадили бы в дом сума­сшедших или просто осмеяли. В об­ласти наук экономических человека, щеголяющего так смело… в голом состоянии… охотно назначат профес­сором, ибо он, действительно, вполне пригоден для отупления буржуазных сынков»[11].

Монополистическая буржуазия охотно и щедро субсидирует продаж­ных учёных, создающих лженауку об обществе. Политический смысл всех лженаучных разглагольствований со­стоит в отстаивании капитализма и оправдании империалистической агрессии.

II

В борьбе лагеря империалистиче­ской реакции с силами лагеря мира, демократии и социализма немалую роль играет старая, лживая буржуаз­ная теория «классового мира». Защитники империализма вьют­ся ужами в поисках новых систем и словечек для протаскивания этой «теории». Но какими бы красками ни расцвечивали они свои вновь изо­бретаемые системы, существо их не меняется: все они направлены против страны социализма и демократиче­ского движения народных масс.

Многоопытный изобретатель реак­ционных философских систем, дока­зывающих невозможность и ненуж­ность уничтожения капитализма, Джон Дьюи разработал «новую фи­лософию» — «инструментализм». Пу­тём сложных словесных выкрутасов, которые Дьюи называет «интеллек­туальным инструментарием», он, по существу, пытается доказать общ­ность интересов капиталиста и рабо­чего, миллионера и безработного.

Реакционный английский профес­сор Карр в книге «Советское влияние на западный мир» доказывает, что для ограждения трудящихся от влияния примера советского народа необходимо внушить им мысль о возможности классового мира при капитализме; нужно только, говорит сей профессор, «поискать новые фор­мы социальной и экономической по­литики».

Небезызвестный мракобес Хоккинг призывает «проложить мост через пропасть между классами вопреки всем противоречиям материальных интересов»[12].

В хоре империалистических подпе­вал особенно подлую роль играют правые социалисты. Один из идеологов лейборизма, председатель существующего на средства монопо­листов фабианского общества, Кол, в книге «Фабианский социализм» изло­жил программу «дружного враста­ния» всех классов в социализм. По уверению Кола, он не собирается по­кушаться на такой оплот буржуазно­го общества, как частная собствен­ность. Больше того, старательно под­чёркивает Кол, «людей, которые привыкли как собственники к извлече­нию доходов из ничегонеделания, не следует сразу и полностью лишать собственности»[13].

Может ли буржуазия отказаться от услуг «социалистов», столь бережно относящихся к их твёрдо установив­шимся «привычкам» эксплуатировать массы?!

О том, что означает такая пропо­ведь общего блага на почве капита­лизма, очень хорошо сказал А. М. Горький в ответе американскому корреспонденту в 1932 году: «Упре­кая меня в том, что я «проповедую ненависть», вы советуете мне «пропагандировать любовь». Вы, должно быть, считаете меня способным вну­шать рабочим: возлюбите капитали­стов, ибо они бесплодно уничтожают сокровища земли вашей, возлюбите людей, которые тратят ваше железо на постройку орудий, уничтожающих вас, возлюбите негодяев, по воле ко­торых дети ваши издыхают с голода, возлюбите уничтожающих вас ради покоя и сытости своей, возлюбите капиталиста, ибо церковь его держит вас во тьме невежества».

Издевательскими рассуждениями о благоразумии капиталистов, лживы­ми заверениями о возможности устранить противоречия капитализма путём планирования капиталистиче­ского производства социалистические лакеи империалистов хотят прими­рить трудящихся с империалистиче­ской агрессией.

Пропаганда лживых идей классо­вого мира ведётся, что называется, на широкую ногу. В 1945 году в Аме­рике вышла большая книга «Циви­лизация и групповое родство», кото­рая посвящена доказательству «род­ства классов», гармонии классовых интересов. Авторы стремятся выдать чёрное за белое и заявляют, что трудности настоящего времени свя­заны с тем, что «групповые цели не объединены, не слиты с конечными целями». Как случилось, невинно вопрошают они, что эти группы поте­ряли из виду общие цели?[14].

Под прикрытием фраз об «общих» целях «увеличения контакта лю­дей»[15], «объединения человека с чело­веком в борьбе с природой»[16] и т. д. скрывается идея самой циничной за­щиты господства американских мо­нополистов. Приём этот давно изве­стен и давно разоблачён.

Оправдание угнетения трудящихся масс, угнетения других наций англо- американскими монополистами — вот смысл всех этих теорий о «клас­совом мире» и «мировой гармонии».

Прикрываясь завесой буржуазного космополитизма, идеологи империа­лизма выступают против независимо­сти и самостоятельности народов. Кол предлагает установление «сверхнационального порядка». Представи­тели наций войдут в особую, надмировую организацию — «сверхнациональный комитет», который, планируя экономическую и политиче­скую жизнь всех стран, приведёт, по уверению этого проповедника, ко «всеобщему мировому процветанию».

Проповедь установления «сверхнационального порядка» есть форма попрания национальных суверенных прав народов, «философское» обла­чение политических расчётов Уолл­стрита. «Сверхнациональный поря­док» ничем, по существу, не отличается от проклятого народами «нового порядка» — это гитлеровский фашизм в американском издании.

«Одним из направлений идеологи­ческой «кампании», сопутствующей планам порабощения Европы, — го­ворил тов. А. А. Жданов, — является нападение на принцип национального суверенитета, призыв к отказу от су­веренных прав народов и противопо­ставление им идей «всемирного правительства». Смысл этой кампа­нии состоит в том, чтобы приукрасить безудержную экспансию американ­ского империализма, бесцеремонно нарушающего суверенные права на­родов, выставить США в роли побор­ника общечеловеческих законов, а тех, кто сопротивляется американско­му проникновению, представить сто­ронниками отжившего «эгоистического» национализма»[17].

Покровители американской экс­пансии пропагандируют реакцион­ные идеи о неравенстве рас и наций. Упомянутый Кол, например, нагло заявляет, что нации не могут быть равными: они могут либо господ­ствовать— это великие нации, либо подчиняться господству — ма­лые нации.

Пропаганда космополитических идей мирового господства американ­ских монополий имеет целью помочь сколачиванию военно-политических агрессивных блоков империалистиче­ских держав (Западный союз и Севе­роатлантический пакт).

Пропагандой идей о подчинении «великим нациям» идеологи импе­риализма хотели бы вытравить у народов подлинные чувства патрио­тизма, т. е. действенное чувство любви к своей родине, идею проле­тарского интернационализма — брат­ской солидарности трудящихся всех стран в борьбе за социализм.

Пролетарский интернационализм прямо противоположен буржуазному космополитизму: он          предполагает борьбу против буржуазии своей стра­ны и всякой империалистической ре­акции. Патриотизм и пролетарский интернационализм неразрывно связа­ны. Подлинный социалистический интернационализм невозможен без любви к своей родине, без настояще­го патриотизма. «Если в основе интернационализма, — справедливо под­чёркивал тов. А. А. Жданов, — положено уважение к другим наро­дам, то нельзя быть интернационали­стом, не уважая и не любя своего собственного народа»[18].

Правые «социалисты», учитывая популярность идеи интернационализ­ма среди широких масс трудящихся, ведут оголтелую пропаганду против любви к своей родине, против всякой самостоятельности наций. При помо­щи космополитизма они протаскива­ют идею расового господства, поддер­живая антинародную империалистическую политику. Тот же Кол идил­лически живописует картину безоблачной жизни наций под «опекой» сверхнациональной организации. На долю наций остаётся местное само­управление. Вместо классовой борь­бы предлагается объединение труда и капитала, вместо политической борьбы — крохоборческая деятель­ность различных лейбористских орга­низаций. Лицемерная, лжесоциалистическая болтовня о призрачном самоуправлении наций есть способ подавления борьбы трудящихся за свободу и независимость своей страны.

Космополитические разглаголь­ствования о подчинении народов «сверхнациональному порядку» явля­ются попыткой идеологического раз­оружения трудящихся. Космополи­тизм прикрывает политику подавле­ния трудящихся своей страны, оправдывает экспансионистскую по­литику англо-американской клики по отношению к большим и малым народам.

III

Одним из проявлений маразма со­временной буржуазной социологии являются теории, воспевающие вар­варство и каннибализм.

Особое усердие в распространении этих теорий проявляет американский «теоретик» Льюис Мемфорд. В 1934 году, после очередного кризиса в Америке, он выпустил книгу «Техни­ка и цивилизация», в которой при помощи теории круговорота, не новой уже в эпоху феодализма, «объяснял» происхождение кризиса. Мемфорд пытался доказать, что при­чиной социальных бедствий является в настоящее время не капиталистиче­ский строй, а чрезмерное развитие техники.

В качестве средства «спасения» общества он предлагает искусствен­ное уничтожение техники, возврат к примитивным машинам, т. е. возвра­щение к первобытному состоянию, а затем к повторению пройденного цик­ла. Наиболее эффективный способ уничтожения техники Мемфорд видит в войне. Откровение Мемфорда о войне как способе «оздоровления» че­ловечества имеет очень много общего с фашистскими теориями и не слу­чайно подхвачено многими англо- американскими социологами.

С неприкрытой наглостью Мем­форд доказывает, что для трудящих­ся «полезно» безраздельное господ­ство монополистов. «Победа над имущими классами не является целью борьбы… борьба за власть бесполезна»[19]. Это главный тезис Мемфорда.

Не будучи в состоянии скрыть пороки империализма, Мемфорд объ­ясняет их вредностью машин для че­ловечества, «самой природой маши­ны»[20], Мемфорд уверяет, что техника является зловредным элементом в об­ществе, что люди, создавшие технику, «выдвинули её за пределы своих ин­тересов»[21].

Кому не ясно, что в «злодеяниях» техники повинно не человечество, а капиталисты! Известно, например, что атомную энергию американские империалисты прежде всего исполь­зовали в целях шантажа, как орудие подготовки новой войны и уничтожения человечества. В интересах капиталистов запутывают «учёные» вопрос о причинах бедствий, свали­вают пороки капитализма на техни­ку. Ещё К. Маркс отмечал, что «капитал громогласно и с обдуманным намерением возвещает о ней (техни­ке.— О. С.), как о силе, враждебной рабочему, и пользуется ею как та­ковой»[22].

История социалистического строи­тельства показала, что при отсутствии частной собственности техника под­нимает благосостояние народа.

В СССР быстро развивающаяся тех­ника является мощным средством по­вышения жизненного уровня трудя­щихся. Высокое развитие техники облегчает жизнь, превращает труд в творческую деятельность.

В капиталистической Америке, стране высокоразвитой техники, по­ложение рабочих и трудящихся масс делается всё более тяжёлым. Бур­жуазные учёные уверяют, что вино­ваты в этом… «машины», что новые миллионы безработных порождены увеличившимся применением машин. Американские социологи готовы «привлечь к ответственности» технику и науку, наложить вето на творче­скую мысль, чтобы оправдать капи­талистов и сохранить их власть. Д-р Раймонт Б. Фосдик, например, сокрушается о том, что слишком уж возрастает мощь человечества, и он предлагает потеснить науку, устано­вить «контроль над наукой и техни­кой»[23].

Наука и техника, призванные об­легчать жизнь людей, объявлены препятствием дальнейшего суще­ствования человечества. Делаются попытки свалить все преступления буржуазии на науку и технику, пере­ключить гнев и возмущение народов против эксплуататоров на машины. Чем меньше развита промышлен­ность, пишет Мемфорд, тем безмя­тежнее жизнь общества. По этой «теории», в деревне, где промышлен­ность развита слабее, жизнь должна быть лучше. На самом же деле в ка­питалистической деревне эксплуатация так же сильна, как и в городе. По «теории» Мемфорда, жизнь дол­жна быть лучше в отсталых колони­альных странах. В действительности, как известно, эксплуатация в этих странах имеет особо ожесточённый характер.

Мемфорд всеми средствами стре­мится вызвать чувство бессилия пе­ред природой, привлекая для этого пресловутые мальтузианские измыш­ления и выдумки об убывающем пло­дородии и т. д.

В Советском Союзе, где нет част­ной собственности и эксплуатации человека человеком, техника являет­ся одним из средств увеличения пло­дородия земли и власти человека над природой. В результате правильного использования техники, создания мощной передовой промышленности в нашей стране советские учёные успешно покоряют силы природы и ставят их на службу всему народу. Техника в социалистическом обще­стве является средством повышения производительности труда огромных масс народа, средством покорения и переустройства природы.

Сталинские премии, присуждаемые ежегодно в СССР за выдающиеся изобретения и коренные усовершен­ствования методов производственной работы, раскрывают величественную картину творческого труда советских людей, поставивших науку и технику на службу человеку. Каменщик же­лезнодорожной станции Дарница Киевского управления строительно-восстановительных работ Иван Ми­хайлович Рахманин, получивший в 1949 году Сталинскую премию за разработку и внедрение высокопроизводительных методов кирпичнокла­дочных работ, — один из многих советских людей, показывающих без­граничные возможности свободного труда. Разработанный Рахманиным метод позволил ему за первые три го­да пятилетки выполнить 16 годовых норм, а за один только 1949 год вы­полнить ещё 7 годовых норм. Рахма­нин выложил 2 школы, 6 вокзалов, несколько промышленных предприя­тий и один жилой дом.

Капитализм исчерпал свои возмож­ности, он превратился в тормоз раз­вития. Ленин писал в работе «Разви­тие капитализма в России»: «Круп­ная машинная индустрия является таким образом последним словом капитализма, последним словом его отрицательных и «положительных моментов»[24].

Англо-американские империалисты рассчитывают поправить свои дела за счёт новой войны, а Мемфорд и другие наемники капитала представ­ляют «аргументацию» в защиту воен­ной агрессии и вечности войн. Мем­форд услужливо доказывает, что война необходима как периодиче­ское организованное уничтожение продуктов человеческого труда; вой­ну он прославляет как вечный двига­тель истории:

«Механизированная война, столь сильно способствовавшая во всех отношениях возникновению стандар­тизированного массового производ­ства, является фактически его вели­чайшим оправданием. Чтобы иметь успех, количественное производство должно покоиться на количествен­ном массовом истреблении. Ведь факт, что ничто так не обеспечивает замещения, как организованное раз­рушение. В этом смысле война яв­ляется не только душой здорового государства, но и душой машины»[25].

Что и говорить, циничная и наглая реклама полезности войны! Мемфорд только забыл рассказать, сколько прибыли получили стальные, пушеч­ные и прочие короли Уолл-стрита в последнюю мировую войну.

Античеловеческая, зоологическая пропаганда вечных войн изложена у Мемфорда с откровенностью ярого апологета империализма. В воспева­нии войны недвусмысленно выраже­ны каннибальские устремления аме­риканских монополистов и их идеологов. Трубадуры экспансиониз­ма нагло заявляют о невозможности жить без «звона войн». Война, утвер­ждают они, является «самым высшим стимулом национального прогресса»[26].

Но всячески прославляя войну как «стимул прогресса», идеологи импе­риализма не хотят признать фаталь­ной связи капитализма с войнами. Желая скрыть истинные причины войны и оправдать её зачинщиков, они стараются «добиться каким-либо образом опровержения той части марксистского мировоззрения, кото­рая утверждает, что само существо­вание капитализма делает войну неизбежной»[27]. Это, разумеется, не удаётся и не может удаться лакеям империализма. Они лишь выдают се­бя, проповедуя «спасительность» мас­сового истребления и людей и тех­ники.

Ещё в 1916 году Ленин в работе «Империализм, как высшая стадия капитализма» показал, что одним из признаков загнивания капитализма является замедление темпов техни­ческого прогресса. В то время бур­жуазные учёные пытались опровер­гать это. Современные прислужники империализма с беспредельным ци­низмом пытаются обмануть мир, вы­давая язвы капитализма за признаки его здоровья. Жалкие потуги лакеев империализма внушить миру, что возвращение к прялке и сохе несёт счастье человечеству, вызывают лишь презрение к защитникам обанк­ротившейся системы капитализма, прославляющим варварство и канни­бализм.

IV

Со времени первой мировой войны в империалистическом мире имела хождение «теория катаст­роф» в истории. Она была при­звана замаскировать причины войн и объясняла их происхождение не свойствами капиталистической си­стемы, а якобы фатальной обречён­ностью человечества на катастрофы. В настоящее время англо-американ­ские учёные, занятые идеологическим «обоснованием» новой мировой войны, вытащили на свет и эту «тео­рию» и трубят о ней на всех пере­крёстках. Они уверяют, что катастро­фы — закон истории, что они всегда существовали и будут существовать, а удержать-де человечество от ката­строфы может лишь мировое господство американских империалистов.

Об этом и кричат все лакеи амери­канских монополистов.

Английский историк Стенли Кес­сон в книге «Прогресс и катастрофа» пишет: «О надвигающихся катастро­фах говорят сейчас так бойко и спо­койно, как говорят о наступающей зиме»[28].

Современная буржуазия не без основания боится гибели, но свой страх перед гибелью она выдаёт за озабоченность судьбами человече­ства. При этом её идеологи пытаются представить тупик, в который зашёл капитализм, как тупик на пути раз­вития человечества.

Но ещё Чернышевский отмечал, что буржуазные теоретики тщетно пытались спутать карты и предста­вить опасение буржуазии за свою судьбу как опасения за судьбы обще­ства. Критикуя взгляды идеолога на­родничества Лаврова, Чернышевский писал: «Его сомнение о предстоящей судьбе цивилизованных стран не больше как возведённое личным чув­ством в общую формулу предчув­ствие того, что дальнейшее развитие цивилизации будет уменьшать при­вилегии, присвоенные сословием, к которому сам он принадлежит. По­стороннему человеку очень заметна неосновательность силлогизма, обра­щающего в опасность для всего об­щества потерю привилегий»[29]. Буржу­азные теоретики не могут скрыть сво­его страха перед будущим.

«Во время кризиса состояние без­надёжности охватывает умы лю­дей, — пишет некий Ван Кирк, — при­зраки страха и паники шествуют по земле, и мы приходим в состояние ужаса. Нами овладевает предчув­ствие надвигающейся катастрофы, и мы боимся».

«Мы должны, — вопят другие, — рассматривать действительность как кошмар… Мы не живём в присут­ствии истории»[30].

В этих откровенных и мрачных признаниях выражена историческая безнадёжность современной буржуа­зии.

Вместе с тем буржуазия надеется, что при помощи страха, запугива­ния народных масс призраком ка­тастроф легче будет положить наро­ды под сапог Уолл-стрита.

«Политика устрашения, — разъяс­нял товарищ Сталин, — имеет свои «основания» в истории империализ­ма. Но что она, эта политика, не год­на и не достигает цели, — в этом едва ли может быть сомнение»[31].

История советского общества по­казала небывало быстрые темпы раз­вития, а империалистические шавки неустанно тявкают о наступлении века катастроф и регресса. Никогда ещё в истории силы прогресса не бы­ли столь могущественны, не одержи­вали столь величественных побед. Это хорошо знают миллионы трудящихся во всём мире. Запугивая гибелью, проповедники катастроф незамедли­тельно предлагают спасение, кото­рое, по их уверениям, заключается в установлении мирового господства американских империалистов.

Так, Бутлер, автор книги «Соеди­нённые Штаты и этот мир, движу­щийся назад», пишет, что «руковод­ство в возвращении мира к новой жизни должно оставаться за Соеди­нёнными Штатами»[32].

Единодушие проповедников миро­вого господства Америки, «спасаю­щих» человечество, подтверждает давно известную истину, что под­лость не мешает им быть идиотами и утверждать несусветную чушь.

Что может означать выражение: «Возвращение мира к новой жизни»? Всем известно, что новое есть то, че­го не было раньше, то, что появляет­ся в развитии от низшего к высшему. Для буржуазных же «теоретиков» новое есть возвращение к старому.

К чёрному делу защиты империа­лизма прилагают свои усилия и «де­мократические социалисты», всеми средствами поддерживающие поли­тику закабаления народов Европы американским империализмом. Они тоже болтают о «спасении» человечества, доказывают, что они якобы бо­рются и «против капитализма» и «против социализма», выступая в ви­де «третьей силы». Роль этих полити­ческих проходимцев давно определи­лась. «Третья сила» — это агентура империализма, имеющая специаль­ное задание — разлагать рабочий класс.

Открытые апологеты империализ­ма цинично заявляют о том, что побе­ду лагеря мира и демократии во главе с Советским Союзом они считают ка­тастрофой для себя и своих хозяев. Так, американская газета «Нью-Йорк таймс» писала недавно: «Если Советский Союз в ближайшие 20 лет оправится от последствий войны и основательно улучшит положение рядовых людей, то весь мир будет смотреть на него со смешанным чув­ством зависти, любопытства и восхи­щения. И если за этот период США не смогут достигнуть одинаковых с Советским Союзом результатов при системе частной собственности, то тогда никакое красноречие не спасёт Америку от того, чтобы она не по­следовала примеру Советского Со­юза».

Напрасно «Нью-Йорк таймс» за­гадывает на 20 лет вперёд. Народы мира давно уже смотрят на Совет­ский Союз с восхищением и надеж­дой, как на страну подлинного прогресса, как на образец развития для всего прогрессивного человечества.

Прорицатели из «Нью-Йорк таймс» совершенно правы в том, что ни красноречие, ни фантастические измышления не остановят человече­ство от движения по пути Советского Союза, по пути подлинного про­гресса.

Ход исторического развития пока­зывает, что нет силы, способной оста­новить непреоборимое поступатель­ное движение общества. Народы ми­ра руководствуются великими идея­ми, способными объединить их для ниспровержения отживших порядков и построения новой жизни.

V

Нe последнюю роль в пропаганде агрессивных планов поджигателей войны и многих американских черно­сотенцев играют различные биоло­гические теории общества, тесно связанные с таким отравлен­ным оружием империалистов, как ра­сизм. При помощи изобретённого 150 лет назад попом Мальтусом «за­кона» народонаселения и различных расистских измышлений современные защитники зловещих замыслов анг­ло-американской реакции пытаются оправдать политику истребления на­родов, борьбу с демократией, утвер­ждая, что источник бедствий общества в перенаселении.

С разнузданным цинизмом расист­скую «концепцию» общества пропо­ведует американский мракобес Фримэн. В пропитанной каннибализ­мом книге «Социальный упадок и возрождение» он доказывает, что обществу угрожает якобы чрезмерно большое увеличение рабочего класса, и призывает к уменьшению количе­ства трудящихся. Такие «теории» от­крыто проповедуют современные аме­риканские людоеды! Паразитическим классом, как это ни чудовищно, Фри­мэн объявил трудящихся. Так, чёр­ным по белому, и напечатано: «Огром­ное большинство существует парази­тически на заработки убывающего меньшинства»[33], т. е. что рабочие якобы себя не содержат, а живут за счёт буржуазии! Поистине, нет такой наглости и цинизма, на которые не были бы способны буржуазные шу­леры!

Провокатор и погромщик Фримэн объявляет антисоциальными элемен­тами тех, кто производит материаль­ные и духовные ценности мира, дви­жет творческий разум, науку и куль­туру к новым высотам.

Когда Фримэн с ненавистью пишет о деятельности профессиональных революционеров, не приходится разоб­лачать его как апологета империа­лизма: он сам себя представляет та­ковым. Всего опаснее в глазах фримэнов «революционный агитатор, ор­ганизатор политических стачек».

В качестве средства «спасения» об­щества от «опасности», грозящей со стороны рабочего класса и револю­ционеров, Фримэн и рекомендует «ре­гулирование» роста трудящихся, а евгеника, цинично заявляет Фримэн, основана на наблюдаемом факте, что люди рождаются совершенно не­равными. Евгеника стремится про­должать высшие ветви и отсекать низшие[34]. К высшей ветви Фримэн относит, разумеется, господствующие классы, к низшей всех трудящих­ся. В качестве спасительного сред­ства для американских монополистов он предлагает то, что вчера осущест­вляли гитлеровцы, — истребление тру­дящихся масс.

В своей человеконенавистнической пропаганде Фримэн далеко не оди­нок[35]. От пропаганды американские людоеды перешли уже к практиче­скому уничтожению людей. Во мно­гих штатах Америки уже приняты законы о стерилизации так называемых «неприспособленных» и «непол­ноценных».

Эти изуверские «теории» тесно свя­заны с пропагандой войны, с пропа­гандой массового истребления чело­вечества.

«Газовая атака является формой действия среды, чтобы обеспечить вы­живание приспособленных и устра­нить неполноценные личности и расы»[36]. Так писал британский пе­риодический медицинский журнал в августе 1935 года, так пишут в Англии и Америке и сейчас. В 1947 году в Лондоне вышла книга Артура Кей­са «Essays on Human evolution». В ней он говорит о том, что челове­чество очистится от «неполноцен­ных», сделается здоровым, только пройдя через новую войну, т. е. вой­на является, как он выражается, её «очистительным ножом» (стр. 133).

Мысль империалистических агрес­соров занята всесторонней и под­робной разработкой планов уничто­жения человечества.

Со всей силой звучат сегодня гневные слова Ленина по поводу буржуазной науки: «Право, не ве­ришь даже своим глазам, когда чи­таешь такие вещи. До такой степени маразма, упадка и проституции до­шла современная профессорская наука!»[37].

Человеконенавистнический бред предтечи фашизма Ницше снова вы­плыл на свет и используется на потре­бу фашизирующемуся американско­му империализму. Бесноватый Фри­мэн злобствует по поводу того, что рабочие получают заработную плату и пособие по безработице. Он высту­пает не против безработицы, а против пособий безработным! Он заявляет, что вмешательство рабочих в вопро­сы заработной платы является одним из признаков упадка. Он возмущает­ся тем, что в результате требований трудящихся «дело доходит до призна­ния положения, что индивид имеет право быть поддержанным его со­гражданами, если он не в состоянии или фактически не может содержать себя сам»[38].

Фримэн призывает способствовать сокращению численности трудящих­ся, оставшуюся же часть людей со­ветует отуплять и оскоплять: «Про­движение в физическом и умствен­ном отношении, которое подняло че­ловека от дочеловеческого к челове­ческому уровню и от примитивного варварства к цивилизации, не являет­ся таким, которое должно быть под­держано»[39].

«Долой продвижение от варвар­ства к цивилизации!» — вопит идео­лог американских монополистов, по­вторяя проповедь повешенного в Нюрнберге Розенберга.

Расовая «теория» имеет две сторо­ны: внутри страны она направлена на подавление рабочего класса, во внешней политике англо-американ­ских империалистов — на военное подавление других народов, стремя­щихся к уничтожению колониально­го рабства.

Никогда раньше реакция не боя­лась так народа, как теперь, и нико­гда ещё так не изворачивались её теоретики в подыскании идеологи­ческих подпорок для антинародной политики, как сегодня, ко­гда поджигатели войны ведут откры­тую войну против демократии. Они хотят скрыть от народа действитель­ные причины войн, а свою политику изобразить коренящейся в самой «природе» человека.

Артур Кейс, мечтающий о новых войнах, уверяет, что причины, обус­ловившие войну, существовали пре­жде, чем появился человек в мире.

Дикая ахинея о том, что войны будто бы свойственны человеку по его природе, каннибальские заявле­ния о том, что война нужна для улуч­шения «природы» человека, для вы­явления его потенциальных возмож­ностей, направлены на увековечива­ние войн.

Но, сколько бы ни доказывали «учёные» пропагандисты войны, что у человека есть врождённая склон­ность к войне (Артур Кейс называет её «комплексом враждебности» и «инстинктом воинственности»), им не удастся повернуть народы мира к Бойне.

«…Слишком велики общественные силы, стоящие за мир, — говорит товарищ Сталин, — чтобы ученики Черчилля по агрессии могли их одо­леть и повернуть в сторону новой войны»[40].

Вопрос о предотвращении войны, об уничтожении причин, порождаю­щих войны, решается практически растущими силами демократии и со­циализма, борющимися за мир.

Но «чем больше будут шуметь господа поджигатели новой войны, — указывал В. М. Молотов, — тем всё больше они будут отталкивать от себя миллионы простых людей во всех странах и тем скорее будет про­исходить международная изоляция этих господ. Одновременно с этим международный лагерь сторонников мира и демократии, в авангарде ко­торого стоит СССР, всё больше креп­нет, превращаясь в великую и несо­крушимую силу»[41].

Агрессоры боятся мира потому, что мирное развитие человечества неодо­лимо идёт в направлении к комму­низму. Таков объективный ход исто­рии нашего времени.

* * *

Разобранные здесь «теории» до­статочно наглядно выражают суще­ство современной буржуазной науки об обществе. Эти «теории» представ­ляют собой «негодный продукт негодного общественного строя»[42].

Ко всем сочинительствам совре­менных защитников империализма, которые по своему идейно-теорети­ческому уровню стоят ниже даже самых реакционных измышлений идеологов буржуазии в прошлом, полностью относятся слова Маркса, сказанные им в своё время по поводу архиреакционных устоев немцев: «Они находятся ниже уровня истории, они ниже всякой критики, но они остаются объек­том критики, как преступник, нахо­дящийся ниже уровня человечности, остаётся объектом палача»[43].

Трудящиеся массы капиталистиче­ских стран всё яснее понимают обре­чённость всех попыток задержать ход исторического развития.

На все потуги буржуазии и её идеологов сохранить капитализм, за­держать историческое развитие Ленин отвечал: «Пусть буржуазия мечется, злобствует до умопомраче­ния… буржуазия поступает, как по­ступали все осуждённые историей на гибель классы»[44]. Слова великого Ленина сохранили своё значение и в наши дни. С каждым днём растёт, ширится и крепнет лагерь борцов за мир и прогресс, миллионы простых людей осознают свои силы и единым фронтом выступают против империалистических агрессоров, готовя­щих новую войну.

О. И. Саяпина

«Вопросы философии», 1949, № 3, стр. 235-247

[1] А. А. Жданов. Выступление на фи­лософской дискуссии. «Вопросы филосо­фии» № 1 за 1947 год, стр. 271.
[2] Масivег. Society: its structure and changes, p. 499. New York. 1932.
[3] Альманах «Transformation», август 1944 года.
[4] Цит. по «Правде» от 22 апреля 1949 года. Выступление А. А. Фадеева.
[5] А. М. Горький. О литературе. Статьи и речи, 1928—1935 гг., стр. 403. ГИХЛ. 1935.
[6] «Вопросы философии» № 1 за 1947 год, стр. 271.
[7] Howard Fast. Marxism and Art. May. 1947.
[8] Flewelling. The survival of Western culture, p. 295. 1943.
[9] Gillеt and Reinhardt. Problems of changing social order, p. 388. 1942.
[10] В. И. Лeнин. Соч. T. 19, стр. 5. 4-е изд.
[11] В. И. Ленин. Соч. Т. 20, стр. 181.
[12] Hocking. Man and State, p. 453.
[13] Cole. Fabian socialism, p. 34.
[14] «Civilisation and group relationship», p. 31. New York. 1945.
[15] G. Georg Attebery and oth. Introduction to the social Science, p. 568. New York. 1942.
[16] Wilisоn D. Wallis. Culture, p. 445.
[17] «Информационное совещание предста­вителей некоторых компартий в Польше в конце сентября 1947 года», стр. 34. Госполитиздат. 1948.
[18] «Совещание деятелей советской музыки в ЦК ВКП(б)», стр. 140. 1948.
[19] Lewis Mumford. Technics and civili­zation, p. 419. New York. 1934.
[20] Tам жe, стр. 367.
[21] Tам жe, стр. 433.
[22] К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XVII, стр. 478.
[23] Журнал «Америка» № 5. Статья «На­родное здравоохранение как международная проблема».
[24] В. И. Ленин. Соч. Т. 3, стр. 397.
[25] Lewis Mumford. Technics and civilization, p. 93—94.
[26] Fr. Taggart. Theory and processes oi history, p. 291.
[27] «Аур тайм», ноябрь 1947 года.
[28] Stanley Casson. Progress and ca­tastrophe, p. 188. New York. 1937.
[29] H. Г. Чернышевский. Избранные философские сочинения, стр. 55. Соцэкгиз. 1938.
[30] Альманах «Transformation», август 1944 года, статья Дж. Хендри.
[31] И. В. Сталин. Соч. Т. 9, стр. 200.
[32] N. М. Butler. Our United States in this backward-moving World, p. 13—14. New York. 1940.
[33] Freeman. Social decay and regenera­tion, p. 210.
[34] Freeman. Social decay and regenera­tion, p. 215.
[35] В 1948 году в Нью-Йорке вышла книга исступлённого мальтузианца В. Фогта «Путь к спасению». Спасение он видит в людоед­ских планах истребления людей. Подобные идеи и книги распространяются в капитали­стических странах в большом количестве.
[36] Stanley Casson. Progress and ca­tastrophe, p. 189.
[37] В. И. Ленин. Соч. Т. 20, стр. 185.
[38] Freeman. Social decay and regenera­tion, p. 216.
[39] Tам жe, стр. 35.
[40] «Правда» от 29 октября 1948 года. Во­просы корреспондента «Правды» и ответы товарища И. В. Сталина.
[41] В. М. Молотов. 31-ая годовщина Ве­ликой Октябрьской социалистической рево­люции, стр. 32. Госполитиздат. 1948.
[42] В. И. Ленин. Соч. Т. 14, стр. 173.
[43] К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. I, стр. 387.
[44] В.И. Лени н. Соч. Т. XXV, стр. 236. 3-е изд.

Буржуазная социология: вместо прогресса — теории варварства и одичания: 30 комментариев

  1. (с) — «Что может означать выражение: «Возвращение мира к новой жизни»? Всем известно, что новое есть то, че­го не было раньше, то, что появляет­ся в развитии от низшего к высшему. Для буржуазных же «теоретиков» новое есть возвращение к старому.»

    Вот тут не соглашусь. Например, будущая революция в России — это и будет возврат к новому. «Возврат» — потому, что социализм уже был раньше. А «к новому» — потому, что социализм новее капитализма.

    1. Возврата к социализму, который был в СССР не будет. Потому как социализм в СССР не был равен общественному устройству Парижской коммуны. Развитие идёт не по кругу, а по спирали.

      Модераторам, Вадима можно банить.

      1. А с чего вы взяли, что социализм в СССР должен быть равен общественному устройству парижской коммуны? Коммуна, Советы… — это форма. А производственные отношения и производительные силы — содержание. Возврат будет к диктатуре пролетариата и к общенародной собственности. Так что не умничайте и забаньтесь сами.

      2. Я хочу заступиться за Вадима.
        Вы Иван не правы, даже если человека заблуждается, то ему нужно в первую очередь объяснить в чём его ошибка и как это верно решается.
        Не рубите с плеча.

        1. Я понял Ивана. Он, наверное, имел в виду, что новый социализм будет отличаться по форме от социализма в СССР. Но он сформулировал так, будто новый социализм от социализма в СССР будет отличаться и по содержанию. А это крайне неправильная, оппортунистическая формулировка.

          Если говорите «не будет равен», то укажите, В ЧЁМ ИМЕННО не будет равен.

          1. Иван действительно говорил о том, что новый социализм будет отличаться по содержанию. И это, разумеется, неверно. Вот только не стоит кидаться на каждого, кто не понимает о том, о чем говорит. Таких сейчас слишком много.

            1. Нет. Я говорил о том, что содержание социализма до конца не познано. Если бы было иначе, то мы жили бы сейчас в СССР.

              1. Вообще-то познано. Оно не познано вами. Учиться надо, в том числе и в первую очередь — истории своей страны — ее настоящей истории.

                1. Алекс это меньшевистская позиция.
                  СССР нет.
                  Практика показывает, что не познано.

                  1. Практика как раз показывает, что познано. Иное дело, что вы в силу своего политического невежества не понимаете того, что у вас перед глазами. Но это ваша личная проблема, а не проблема социализма.

                    1. Попрошу Вас опровергнуть меня, Вы можете сказать, что нужна отдельная статья для этого.

                    2. Не скажу, потому что заведомая глупость не стоит того, чтобы тратить время на ее опровержение.

  2. «теория катаст­роф» в истории — Глобальное потепление.

    Биоло­гические теории общества:
    Артур Кей­с «вой­на является«очистительным ножом»»
    Муцураев Тимур — Исламская реконкиста
    ……..
    В Чечне пока идет война-предтеча,
    Предтеча очистительной войны,
    Которая в итоге всех излечит
    От бесконечных козней Сатаны.

    Действительно ни чего нового, даже у так называемых исламских террористов.

  3. Недавно ООН представило доклад о том, что роботы начали активно заменять людей, забирая их рабочие места. Призывают готовится к всплеску безработицы. Там посыл такой и идет: «виноваты роботы, мы не при делах». Это к вопросу о противопоставлении техники и трудящихся.
    А статья — бомба. Актуальна наверное даже больше чем в год своего выхода.

    1. А если этих роботов и всё прочее оборудование Отобрать и Под…эээ… обобществить?

      Ярым противником науки и техники является у нас Герман Стерлигов. Это тот ещё кулачина! Набожный, и при этом призывает убивать всех учёных, истреблять их физически! Гитлер на фоне Стерлигова кажется революционером.

      1. Заведомая глупость считать, что содержание социализма познано до конца. Социализм есть объективная реальность, то есть часть материального мира. Познать материю до конца нельзя. Мы бесконечно приближаемся к её познанию и с каждым шагом она становится нам понятнее. Содержание социализма до конца сейчас не познано и говоря, что это не так Вы Алекс играете на руку буржуям. Рабочий класс откроет для себя в социализме новое: то что позволит ему восстановить социализм в России и то, что не допустит контрреволюций в будущем. Это новое и будет той частью содержания социализма, которая сейчас требует познания.

        1. Не занимайтесь софистикой. Не познан в деталях не означает, что социализм не познан в существенном. Контрреволюцию же нельзя «не допустить», потому что она неизбежно сопровождает всякую революцию. Ей надо уметь противодействовать, научиться ее побеждать, не позволить ей развиваться. А это умели делать в свое время. А вот когда разучились, то контра и победила. Так что в данном случае то новое, о котором вы говорите — это хорошо забытое старое. И как итог, можно только повторить то, что говорили Ленин и Сталин — УЧИТЕСЬ!!!! В том числе и конкретно вы, чтобы не путаться в трех соснах.

          1. Сейчас восстановлен капитализм в первой стране социализма. Восстанавливать социализма надо в этой стране, после двадцати пяти лет власти буржуев Процесс восстановления того, что Вы назвали «разучились» и есть новое, которое требует познания.

            1. Нового будет много — в каждой стране и в каждый период времени много есть такого нового, но это те самые детали, о которых я говорил выше, и которые ничуть не меняют содержание процесса, содержание социализма. Вы же именно что покушаетесь на содержание, фактически пытаясь отрицать общенародную собственность — основу и базис коммунистического общества. А это чистой воды оппортунизм в форме ревизионизма, пытающийся скрыть свою подлую буржуазную сущность якобы «развитием марксизма», этаким «диалектическим подходом», который на деле есть не что иное, как софистика.

      2. Герман Стерлигов не кулачина, не к тому классу вы его причислили. Он не трудом на земле сколотил себе состояние, а в городской мелкобуржуазной среде. Потом стал крупным буржуем, а когда его «схарчили» более крупные, решил поискать прибыль в селе. Но и там действует как мелкий буржуй, стремящийся стать крупным. Одна деталь: его многочисленные дети несут охрану забора его владений с настоящим оружием — хвалился сам в интервью.

  4. Маркс (?) где-то упоминал, что социальные противоречия могут решаться уничтожением обоих антагонистических классов. Мне кажется, что и ныне все может так закончиться, если не успеть предотвратить катастрофу: ядерная война, уничтожающая жизнь на планете. Не останется ни буржуазии, ни пролетариата, никого. Тоже своеобразное разрешение противоречий?

  5. Иван 17.11.2016 в 20:12: «Заведомая глупость считать, что содержание социализма познано до конца. Социализм есть объективная реальность, то есть часть материального мира. Познать материю до конца нельзя.»
    Вы путаете понятия: коммунизм и социализм — последнее является составной частью первого. О социализме довольно полно по сути в работе Ленина «Государство и революция»

    1. Нет, Ирина не путаю. Я писал о социализме. Заведомая глупость считать, что содержание социализма познано до конца. Социализм есть объективная реальность, то есть часть материального мира. Познать материю до конца нельзя. Алекс не понимает нового для социализма, то, что восстанавливать его надо в бывшей социалистической России, после 25 лет власти капитализма. И этот процесс никто не знает, как осуществить.

  6. Столько копий сломано по теме пролетариата и его определений, что ух. Доходит до того, что по данному варианту и премьера Медведева можно зачислить в пролетарии, а уж офисных работников просто уму не растяжимо. Может всё таки ленинское более точное?

    1. Четыре критерия принадлежности к классу.
      1) Производство прибавочной стоимости.
      2) Наличие средств производства.
      3) Роль в общественном производстве.
      4) Доля и метод присвоения общественных благ.

      1. *1 Отношениек производимой капиталистическим методом прибавочной стоимости.
        *2 Наличие, или отсутствие средств производства.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь. Если вы собрались написать комментарий, не связанный с темой материала, то пожалуйста, начните с курилки.

*

code