Большевизм и война

большевики в 1 мировойВ связи с тем, что количество трезвых взглядов на текущую войну в Сирии и Донбассе начало расти, появился интерес к большим войнам 20 века, их зарождению, характеру, течению. Значит, отвечая на вопросы о войне, мы должны определить правильное отношение к ней. А единственно правильным отношением к войнам является позиция марксистов-большевиков. Наша сегодняшняя позиция по отношению к конфликтам в Донбассе и Сирии как войнам империалистическим иной быть не может.

Формирование правильных взглядов современного пролетариата на войну было бы логично и правильно начать с анализа первой большой войны, развязанной империалистами в начале 20 века.

Накануне

В эпоху империализма в отношениях капиталистических стран произошли большие перемены. Германия, Япония, САСШ к 1900 году обогнали в промышленном отношении старых хищников – Францию и Англию. Началась усиленная подготовка к большой войне за «справедливый» передел мира. По мнению крупнейших национальных капиталистов каждому государству должна принадлежать доля мирового богатства, соответствующая его экономическому и военному могуществу. «Новые» хищники, особенно Германия и Италия, считали, что мир разделён несправедливо, так как у Англии и Франции слишком много колоний и зависимых стран, которыми те «владеют не по праву». Были намечены и конкретные шаги по исправлению такой ситуации. Так, например, созданная в Германии «Пангерманская лига» считала Англию и её большой флот главным препятствием своему торговому судоходству и делала вывод о том, что хорошо было бы отобрать у неё колонии, а флот уничтожить.

Англия не оставалась в долгу. Она поставила своей стратегической задачей на ближайшие годы сокрушение германского промышленного могущества при помощи Франции, с которой был заключён большой анти-германский договор в 1904 году. Это означало, что в самом скором времени должны столкнуться интересы германского и английского империализма. На втором плане стояло столкновение интересов империалистической Германии и царской России.

Германский империализм активно стремился на Ближний Восток, в Турцию и Персию. Германские банки взяли в свои руки строительство железнодорожного пути из Германии в Турцию. Офицеры немецкого генштаба руководили организацией и подготовкой турецкой армии, нацеливая её на войну против России и Англии. Экономическое и политическое влияние Германии в Турции делало Берлин фактическим хозяином проливов Босфор и Дарданеллы.

В мае 1911 года царский посол в Константинополе Чарыков сообщал в Петербург, что экономическое и политическое влияние Германии в Турции и на Ближнем Востоке очень возросло. Германия усиливала сухопутную армию Турции и особенно военный флот. Укрепление Германии и Турции угрожало империалистическим планам России по захвату западных турецких провинций и проливов, а также господству на Чёрном море. Надо было срочно усиливать Черноморский флот. Когда в конце мая 1911 года с одобрения Николая II началось обсуждение этого вопроса тремя министерствами — иностранных дел, военным и морским, то выяснилось, что усилить флот путём расширения судостроения в портовых городах Чёрного моря невозможно из-за технической отсталости и непомерно высоких цен на корабли, выставленных владельцами николаевских и херсонских судоверфей. Кроме того было уже не угнаться за турецким флотом, для которого корабли закупались в Германии и Англии в большом количестве. Царскому правительству нужно было также закупать корабли за границей, в первую очередь большие линейные корабли с толстой бронёй и орудиями калибра 350–406 мм, а также переводить часть кораблей из Балтийского моря. Но закупка кораблей, так же как и перевод их с Балтийского флота, теряли всякий смысл, так как турецкие проливы были «запечатаны» для всего русского флота. Поэтому вопрос о захвате турецких земель и всего района проливов встал для русского империализма с особой силой.

После поражения царской России в русско-японской войне между Россией и Японией был заключён Портсмутский мирный договор, по которому царизм вынужден был пойти на целый ряд унизительных уступок, в том числе уступок территориальных. Японии отходила половина острова Сахалин, часть Курильских островов и другие русские территории.

После войны царское правительство испытывало жестокий финансовый кризис. Оно обратилось за помощью к Англии и Франции, и в 1906 году те предоставили России заём в 2,5 миллиарда франков для спасения своего стратегического «резерва» от банкротства.

С чего бы такая щедрость западных капиталистов?

Дело в том, что крупнейшая буржуазия Англии и Франции очень боялась распространения примера русской революции 1905 года у себя, а ещё больше – в своих колониях, где революционное движение могло соединиться с национально-освободительной борьбой против европейских колонизаторов. Империалисты были заинтересованы в полном подавлении русской революции, и поэтому они вынуждены были идти на сближение с царизмом, помогая ему уладить отношения с Японией.

В то же время японский империализм не дремал. Правительство Японии продолжало предъявлять России неприемлемые требования и угрожало ей возобновлением войны. После огромных людских и материальных потерь на Дальнем Востоке, после демобилизации русской армии новая война с Японией была для царской России совершенно непосильной. Английское и французское правительства оказали давление на Токио: Япония, так же сильно поиздержавшаяся на войне, остро нуждалась в большом европейском займе и поэтому пошла на подписание дополнительного соглашения с Россией, по которому гарантировала не нападать на Дальний Восток.

За такую «помощь» царское правительство обязалось поддерживать французских капиталистов против Германии в их драке за Марокко.  Оно согласилось на разграничение сфер влияния с Англией на Среднем Востоке (в Персии, Афганистане и Тибете). Почти одновременно с русско-японским соглашением, в 1907 году был подписан и политический договор России и Англии. По этому договору Персия оказывалась разорванной на 3 части: северная Персия и южный берег Каспийского моря признавалась зоной русского влияния, южная Персия с её выходом к океану, месторождениями нефти и ролью барьера на пути в Индию объявлялась зоной английского влияния, центральная часть Персии условно считалась нейтральной зоной.

Политическое значение англо-русского соглашения заключалось в том, что оно (при наличии франко-русского договора 1893 г. и англо-французского соглашения 1904 г.) завершило создание англо-франко-русского союза «Согласия». Это тройственное согласие (или Антанта) имело анти-германский характер и было направлено против другого союза – союза «молодых» империалистов, состоявшего из Германии, Австро-Венгрии и Италии.

После того, как сформировались обе бандитские шайки, общеевропейская война стала очень близка. Ускорить начало большой войны стремились окрепшая, хорошо вооружившаяся и подготовленная Германия и её союзница Австро-Венгрия. Последняя в это время была в состоянии внутреннего распада. «Лоскутная империя» Габсбургов надеялась укрепить своё внутреннее и внешнее положение при помощи захвата и грабежа независимых балканских государств.

В октябре 1908 года состоялось «свидание» царского министра иностранных дел Извольского и его австро-венгерского коллеги фон Эренталя. Они договорились о том, что царское правительство не будет возражать против насильственного присоединения (аннексии) к Австро-Венгрии Боснии и Герцеговины. Эти небольшие государства были фактически оккупированы Австро-Венгрией ещё со времён Берлинского конгресса 1878 года. Теперь ей нужно было узаконить свои балканские захваты.

Услуга за услугу: Австро-Венгрия со своей стороны обещала царю и русским капиталистам поддержать их требования о свободном проходе русских военных кораблей через турецкие проливы Босфор и Дарданеллы. Однако все притязания царизма в Передней Азии и в восточной части Балкан наткнулись на решительное сопротивление Англии. Австро-Венгрия не спешила поддерживать Россию в вопросе проливов, но поспешила аннексировать и объявить своими провинциями Боснию и Герцеговину, которые были населены сербами. Это вызвало взрыв национального негодования в Сербии. Её правительство обратилось за помощью к «братушкам» — к русскому царю. Царское правительство потребовало созыва европейской конференции и обсуждения там вопросов аннексии и проливов. Однако в марте 1909 года в конфликт вмешалась Германия. Кайзер Вильгельм именным письмом «к брату Ники» и правительству Сербии фактически потребовал формально признать аннексию Боснии и Герцеговины. Боснийский кризис 1908–1909 годов едва не привёл к вооружённому столкновению государств. Но царизм к новой войне был ещё не готов, поэтому ультиматум германского империализма в Петербурге был «проглочен». К тому же принудили и Сербию.

Однако в этот период русские капиталисты при поддержке правительства развернули широкое железнодорожное строительство на Балканах, в Персии и Турции.

Большие коммерческие интересы у русских и французских монополистов были в Манчжурии, в частности, в 1908 году в Харбине был создан франко-русский консорциум для финансирования китайских займов и ещё много других предприятий для грабежа Китая. Захватнические планы царской России были обширны, однако на основании дипломатической переписки того периода можно утверждать, что никто из руководителей внешней политики России в 1911 году не считал возможным влезать где-либо в большую войну. В 1911 году все они понимали, что царизм ни на суше, ни на море совершенно к войне не готов. Поэтому русский империализм попробовал добиться своих целей дипломатическим  путём. На правительство давили скопом все крупнейшие капиталисты России, и поэтому министерство иностранных дел получило указание: сохраняя близкие отношения с Францией и Англией, полюбовно договариваться с Германией, сделав ей все возможные уступки в ближневосточных вопросах.

Но как раз в это время, вопреки всем расчётам русского кабинета, разразился острейший Агадирский кризис, о котором будет отдельная статья (Агадир – небольшой портовый город в Марокко, на берегу Атлантического океана. От названия этого городка получил название конфликт французских и германских монополистов в борьбе за контроль над Марокко и другими территориями Западной Африки, в которую была втянута и Россия, хотя своих интересов у нее в этом регионе не было).

В 1906 году началась буржуазная революция в Персии. Англия и Россия вместе подвергли Персию финансовой блокаде. Через 5 лет, в декабре 1911 года, персидские реакционеры при полной поддержке империалистов Англии и русского царизма произвели контрреволюционный переворот. Революция была задушена. По договору с Англией царизм ввёл в северную часть Персии дополнительные войска, установив там военно-полицейский режим и проводя безжалостную эксплуатацию местного населения.

Однако самой крупной и сильной революцией того времени на Востоке была китайская революция 1911 года, направленная против китайских феодалов и иностранных интервентов, грабивших Китай. Для подавления революции был оперативно сколочен блок шести держав-карателей (Англия, Франция, Россия, Германия, Япония, США), которые подвергли революционный Китай экономическому удушению и помогли своей марионетке – президенту Юан Ши-каю жестоко подавить революцию.

Отношения «союзников» в деле расправы с революционным и национально-освободительным движением были сложными. Русский царизм имел свои собственные захватнические и грабительские цели в надвигавшейся мировой войне. Однако его подчинённое и зависимое положение в Антанте, его экономическая слабость определяли и его военно-политическое положение — положение резерва западного империализма. В генеральных штабах Англии и Франции действия царской армии и флота в будущей войне определялись военными интересами этих стран. Так, на совещании начальников штабов в 1911 году французский генерал Фош заявил: «Цель, которую должны преследовать русские войска, заключается в том, чтобы заставить Германию задержать на восточной границе возможно большее количество сил». Русское правительство — должник обязывалось своими кредиторами: а) начать военные действия против Германии по первому свистку из Парижа или Лондона и б) наступать, невзирая на потери до тех пор, пока это будет необходимо союзникам.

На совещании начальников главных штабов в 1912 году Франция выставила очередное требование России, чтобы та постоянно держала на границе с Австро-Венгрией не менее 800 тысяч штыков. Наступать на Австрию эта группировка должна была на 16-й день русской мобилизации, независимо от положения на западном, франко-германском фронте. Для оперативной переброски войск из глубины страны к западным границам царская Россия обязывалась за 2 года построить новые стратегические железные дороги. Для этой цели ей был выдан очередной французский заём в 1,9 миллиарда франков на тех условиях, чтобы, во-первых, весь он был потрачен только на железнодорожное строительство, а во-вторых, чтобы металлические изделия и уголь для этого строительства правительство закупало у синдикатов «Продамет» и «Продуголь», которыми на 40-50% владели французские капиталисты.

Всё это говорило о том, что царизм шаг за шагом терял самостоятельность даже в чисто военных вопросах. Царский военный агент в Париже Игнатьев вспоминал впоследствии о своём разговоре с начальником главного французского штаба Жоффром, который произошёл в сентябре 1912 года, так: «Он (Жоффр) был уверен полностью в том, что руководить всеми нашими действиями в войне будут из его кабинета». Позднее, подчёркивая зависимость России от западных монополистов в тот период, Сталин писал: «Царская Россия была величайшим резервом западного империализма не только в том смысле, что она давала свободный доступ заграничному капиталу, державшему в руках такие решающие отрасли народного хозяйства России, как топливо и металлургию, но и в том смысле, что она могла поставить в пользу западных империалистов миллионы солдат». Именно тогда вспомнили о старой и циничной шутке времён Павла I насчёт того, что Англия всегда готова воевать до последнего русского солдата.

Планы

Оказавшись в таком незавидном положении, царизм всё же считал, что «путь к Константинополю и турецким проливам лежит через Берлин», то есть, через военный разгром Германской империи. Называя Англию, Германию и царскую Россию «тремя великими разбойниками на большой дороге» и главными игроками в мировой войне, Ленин подчёркивал, что война за передел мира затрагивала интересы всех империалистических держав. Исключений не было, хотя роль главного поджигателя войны в этот период и принадлежала Германии.

В ходе подготовки нового передела мира оформились грабительские планы всех участников бойни. Рассмотрим эти планы.

Германские монополисты стремились создать великую империю, в состав которой должна войти вся «Срединная Европа», Прибалтика и Польша. Они планировали обязательно раздробить западную и юго-западную части России, оторвать от неё плодородную Украину, подчинить себе Балканы и Турцию, отобрать у Англии Египет и Индию. Францию они планировали отрезать от пролива Ла-Манш, лишив её всего северного побережья, от Бретани до Фландрии.

В планы крупнейших австрийских помещиков и капиталистов входило с помощью Германии захватить лучшие сельхозрайоны Сербии, присоединить к себе русскую часть Польши, подчинить себе Галицию и Волынь, а также часть Балканского полуострова до границы с Грецией.

Английские империалисты желали разбить своего главного промышленного и торгового конкурента – Германию, уничтожить её военный и торговый флот, захватить германские колонии в Африке и в Юго-Восточной Азии. У союзника Германии – Турции лондонские промышленники и банкиры хотели бы отобрать Месопотамию (территорию современного Ирака и восточную часть Сирии) и Палестину (современная территория Иордании, Израиля, Ливана, Синайский полуостров), а также присоединить к своим колониям Египет.

Что планировали в Париже? Отвоевать у немцев Эльзас и Лотарингию, захватить германские земли на левом берегу Рейна, лишить Германию важнейших промышленных и сырьевых районов, разделить с Англией германские колонии, превратить в свою колонию центральную и юго-восточную часть Турции — западный Курдистан с его богатыми нефтяными месторождениями.

В планы царской России входил захват проливов Босфор и Дарданеллы, района Мраморного моря, контроль всей восточной части Балканского полуострова. Правительство рассчитывало присоединить к России Галицию, входившую в состав Австро-Венгрии.

В Токио желали воспользоваться большой войной в Европе и под шумок захватить Китай. В случае военного поражения России на западе – захватить русский Дальний Восток и Камчатку.

Анализируя планы империалистических государств на грядущую войну, В.И. Ленин писал: «Захват земель и покорение чужих наций, разорение конкурирующей нации, грабёж её богатств, отвлечение внимания трудящихся масс от внутренних политических кризисов России, Германии, Англии и других стран, разъединение и националистическое одурачивание рабочих и истребление их авангарда в целях ослабления революционного движения пролетариата – таково единственное действительное содержание, значение и смысл современной войны».

Расстановка сил

После боснийского кризиса царское правительство усиленно стремится объединить Сербию, Болгарию, Черногорию и Грецию в Балканскую лигу и направить эту лигу против Турции. Франция рассчитывала превратить большие людские и материальные ресурсы этих стран в резерв Антанты, поэтому она поддерживала объединение балканских государств экономическим и дипломатическим путём. Иной позиции придерживались Германия и Австро-Венгрия. Они рассчитывали полностью подчинить себе Турцию и весь Балканский полуостров и поэтому поддержали Турцию в войне с Балканской лигой.

Начались Балканские войны – европейский пролог первой мировой войны.

Первая  Балканская война началась осенью 1912 года. Воспользовавшись тем, что Турция с 1911 года вела войну с Италией, Балканская лига открыла против Турции военные действия. В короткий срок турецкая армия была разбита. Когда дело дошло до дележа «турецкого наследства» в лагере победителей начались разногласия. Из-за них летом 1913 года началась вторая Балканская война. Болгария начала воевать против Сербии. Тогда образовалась коалиция против Болгарии, к которой присоединилась и Турция. Болгария была разгромлена. По Бухарестскому мирному договору августа 1913 года она теряла значительную часть своих территорий, в том числе и район Адрианополя, захваченный у Турции. Сербия захватила Албанию, однако Вена в ультиматуме пригрозила Белграду войной, и сербская армия была вынуждена уйти из Албании. Россия в этой войне помогала Сербии политически и экономически, однако войска на помощь сербам не посылала из-за нежелания обострять отношения с Германией и Австрией.

Балканские войны завершили освобождение балканских славян от турецкого ига. Но эти войны были использованы крупнейшими империалистическими державами в своих интересах. Между ними шла непрерывная борьба за передел балканских железных дорог, портов и рудников, в которые были вложены русские, французские и германские капиталы. Железные дороги, идущие с северо-запада на юго-восток в сторону Турции, были частью важнейшего пути Берлин – Багдад и имели огромное значение как для Германии, так и для Франции. Здесь образовался узел противоречий для всего европейского империализма.

К концу мая 1914 года в Европе сформировались две группы промышленно развитых стран, которые готовились к схватке друг с другом. Одна группа во главе с Германией составляла «Четверной союз», куда входили Австро-Венгрия, Болгария и Турция. Вторая группа во главе с французскими и английскими монополистами составляла «Тройственное согласие», или Антанту. В неё входили Англия, Франция, Россия, Сербия и Бельгия. Позже к «Тройственному союзу» присоединились Япония (в 1914 году), Италия (в 1915 году) и САСШ (в 1917 году).

Война, таким образом, была подготовлена в течение нескольких предшествующих десятилетий и затрагивала интересы всех империалистов. Она явилась силовым продолжением внутренней и внешней политики монополистов разных стран.  Непосредственной причиной войны считается намерение Австро-Венгрии захватить Сербию. Этот план был поддержан Германией, которая, во-первых, сама рассчитывала на захват большей части Балкан, а во-вторых, на превращение австро-сербской войны в общеевропейскую, что позволило бы Германии по очереди разбить Францию и Россию и захватить желанные колонии.

Формальным поводом к началу войны послужило убийство австрийского принца Франца-Фердинанда в боснийском городе Сараево 15 июля 1914 года. Убийство совершил 19-летний студент Г. Принцип по заданию союза сербских офицеров. Австро-Венгрия (и стоящая за её спиной Германия) получила желанный повод для агрессии и предъявила Сербии ультиматум. Этот ультиматум был составлен так, что его удовлетворить было невозможно, не потеряв при этом национальной независимости и суверенитета. Но сербское правительство по совету царского кабинета удовлетворило почти все требования Австро-Венгрии. Тем не менее, австро-венгерский посол покинул Белград, и правительство Габсбургов официально объявило Сербии войну. Правительство Николая II вмешалось в этот конфликт после того, как царь получил телеграмму от президента Франции Пуанкаре о готовности Франции поддержать Россию и Сербию против Австро-Венгрии.

17 июля 1914 года царский министр иностранных дел Сазонов огласил меморандум о солидарности России с Сербией. Сразу после этого было объявлено о решении начать общую мобилизацию. Кайзер Вильгельм по телеграфу потребовал от «младенца Ники» прекратить мобилизацию. Получив отказ, Германия 19 июля объявила России войну. В этот же день мобилизацию начала Франция. 21 июля Германия объявила войну Франции, и к полудню 21 июля германские войска перешли границу Бельгии. Утром 22 июля правительство Англии предъявило Германии ультиматум с требованием вывести войска с территории Бельгии. Ответа не последовало, и днём в Англии была объявлена всеобщая мобилизация, а к полуночи британское правительство объявило Германии войну.

Мировая империалистическая война началась.

солдаты первой мировой

Отношение большевиков к мировой войне

Большевики предвидели неизбежность мировой империалистической войны ещё задолго до её начала. Ленин указывал, что грабительские войны являются неизбежным спутником империализма. Развитие промышленно развитых стран в эпоху империализма происходит крайне неравномерно, можно сказать, скачками. Одни страны развиваются  и усиливаются быстрее, другие медленнее. Поэтому изменяются соотношения экономических и военных сил буржуазных государств. И рано или поздно на повестку дня ставится вопрос о переделе мира, который и определяет неизбежность большой или малой войны.

В «Кратком курсе истории ВКП(б)» по этому поводу сказано так: «Война 1914 года была войной за передел мира и сфер влияния. Она задолго подготовлялась всеми империалистическими государствами. Её виновники – империалисты всех стран».

Новая большая война была чрезвычайно выгодна русской буржуазии. Монополисты боролись за новые рынки. Как говорилось выше, они стремились завоевать Галицию, подчинить себе страны Ближнего Востока, отнять у Турции Константинополь.

Буржуазия рассчитывала получить баснословные прибыли на военных поставках. И её расчёты оправдывались. Так, по 142 наиболее крупным текстильным предприятиям капиталистическая прибыль возросла с 60 миллионов рублей в 1913 году – до 174 миллионов в 1915-м. Предприниматели из льняной промышленности получили в 1915 году вдвое больше прибыли, чем за три довоенных года.

Однако начав империалистическую войну, русская буржуазия рассчитывала не только завоевать новые рынки и нажиться на военных заказах. Годы, предшествовавшие мировой войне (1912–1914), характеризовались новым подъёмом революционного движения в России. Ленские события 1912 года нашли мощный отклик по всей стране. Стачки нефтяников в Баку и петербургские забастовки 1914 г. были началом новой большой бури. Улицы многих городов вновь, как и в 1905 г., были перекрыты рабочими баррикадами. Рабочее движение в России в значительной степени находилось под влияние партии большевиков. Царизму вновь понадобилась «победоносная война». И поэтому буржуазия искала в войне спасения от революции, используя военную обстановку для подавления революционного рабочего движения и разгрома большевистских организаций.

С началом войны царское правительство на некоторое время добилось своего. Подъём русской революции был прерван, но ненадолго. В 1916 году он возобновился с новой силой для того, чтобы свергнуть царизм и обеспечить в итоге победу социалистической революции в России.

Буржуазия всех воюющих стран обманывала свои народы. Она тщательно скрывала захватнические, империалистические цели войны. Каждое правительство заявляло, что именно оно является жертвой нападения и поэтому весь народ обязан воевать «для защиты своей родины». Когда разразилась война, социал-демократические партии II Интернационала подло изменили делу международной солидарности пролетариата и открыто перешли на сторону своих империалистических правительств.

4 августа (по н. ст.) 1914 года, через 4 дня после объявления войны, германские социал-демократы голосовали в парламенте за поддержку войны, за военные кредиты своему правительству. Их примеру последовало большинство социалистов других европейских стран. Изменив делу социализма, вожди социалистических партий перешли на позицию социал-шовинизма и защиты «своей» буржуазии.

В первых числах сентября 1914 г. Ленин писал в своих «Тезисах о войне»: «Измена социализму большинства вождей 2-го Интернационала (1889–1914) означает идейно-политический крах этого Интернационала».  И действительно: II Интернационал распался на отдельные социал-шовинистические партии, воюющие между собой и – под флагом защиты отечества – натравливающие рабочих одних стран на рабочих других стран.

Русские меньшевики и эсеры, так же как и социал-шовинисты на Западе, проповедовали классовый мир рабочих с буржуазией своей страны, выступая за войну с народами других стран. В самом начале войны Плеханов обратился к рабочим с письмом, где доказывал, что Россия ведёт оборонительную войну, и призывал рабочих к защите отечества. Меньшевики весьма деятельно помогали буржуазии обманывать народ насчёт истинных целей войны и расправляться с революционным движением рабочего класса. Лозунг буржуазии «Война до победного конца» стал лозунгом социал-шовинизма. Как мы знаем, точно так же обстоит дело и сейчас, и сегодня меньшевизм в лице всяких РКРП, КПРФ и т.д. из кожи вон лезет, оправдывая агрессивные действия российского империализма.

К началу войны во всём мире только одна политическая партия осталась верна делу пролетарского интернационализма. Она сразу же и без колебаний подняла знамя решительной борьбы против империалистической бойни. Это была партия большевиков во главе с В.И. Лениным.

долой войнуС первых дней войны большевики учили широкие массы трудящихся, что война начата не для защиты отечества, а для ограбления чужих народов в интересах капиталистов и помещиков. Большевики разоблачали классовый, грабительский характер империалистической войны и организовали активную революционную борьбу за мир, прямо связывая дело мира с победой пролетарской революции. Большевики считали, что наиболее верным средством для ликвидации войны и установления справедливого мира является свержение власти воинствующей монополистической буржуазии. Поэтому против предательского меньшевистско-эсеровского лозунга о «сохранении гражданского мира» во время войны большевики выдвинули революционный лозунг «превращения войны империалистической в войну гражданскую». В своём воззвании о войне Ленин писал: «Только революционное свержение буржуазных правительств, и в первую голову самого реакционного, дикого и варварского царского правительства, открывает дорогу к социализму и к миру между народами».

Большевики считали, что военное поражение царского правительства в империалистической войне было бы наименьшим злом для народа, так как оно облегчило бы победу народа над царизмом и успешную борьбу рабочего класса против капиталистического рабства и империалистических войн. Поэтому против меньшевистско-эсеровского лозунга «защиты отечества» большевики выдвинули лозунг «поражения своего правительства в войне».

Что этот лозунг означал практически?

  1. Голосование против кредитов на войну.
  2. Создание нелегальных революционных организаций в армии и флоте.
  3. Организацию антивоенных революционных выступлений рабочего класса и крестьян в тылу.
  4. Поддержку братания солдат воюющих армий на фронте.

В IV Государственной думе было только 5 депутатов-большевиков: Бадаев, Петровский, Муранов, Самойлов и Шагов. Несмотря на жестокие преследования полиции, эти депутаты в самом начале войны объехали ряд организаций и выступали там с докладами об отношении большевиков к войне и революции. В ноябре 1914 года большевистская фракция Государственной думы провела специальное совещание, на котором обсуждался вопрос об отношении к войне. Совещание было выслежено полицией и на третий день работы арестовано в полном составе. Большевистские депутаты думы отдаются под суд и приговариваются к лишению прав и ссылке в Сибирь по обвинению «в государственной измене».

Надо сказать, что на суде большевики-депутаты вели себя мужественно и умно. Они превратили суд в трибуну для разоблачения грабительской, захватнической политики царского правительства. (Совсем иначе вёл себя на этом суде Каменев, привлечённый по этому делу. (В 1936 г. был расстрелян за контрреволюционную террористическую деятельность по делу троцкистско-зиновьевского блока.) Он сразу же отрёкся от политики большевистской партии и в доказательство того, что он не согласен с линией большевиков в вопросе о войне, попросил вызвать свидетелем своей защиты известного меньшевика Иорданского).

Работа в армии

Большую революционную работу проводила в годы войны большевистская партия среди армии и флота. На фронте и в ближнем тылу большевики создавали свои ячейки в воинских частях, распространяли листовки и прокламации с призывами против войны.

Полиция была бессильна искоренить подпольные организации. Удалось найти один из отзывов охранки о работе этих организаций (орфография документа сохранена): «Ленинцы, приобревшие доминирующее значение в партии, имеющие за собой в России преобладающее большинство подпольных социал-демократических организаций, выпустили с начала войны в наиболее крупных своих центрах (Петроград, Москва, Харьков, Киев, Тула, Кострома, Владимирская губерния, Самара) значительное количество революционных воззваний с требованием прекращения войны, низвержения существующего правительства и устройства республики, причём эта работа имела своим осязательным результатом устройство рабочими забастовок и беспорядков».

А вот сохранившийся фрагмент секретного рапорта жандармского ротмистра фон Грейля директору департамента полиции С. Белецкому от 2 апреля 1916 года № 10441:

«В дополнение к докладу моему от 17 февраля сего года …имею честь представить нижеследующий, вновь добытый от секретной агентуры вверенного мне отделения, материал, обрисовывающий деятельность, а также и ближайшие намерения местных представителей социал-демократического подполья:

Большевики-ленинцы:

Среди Петроградской социал-демократии особенно выделялись активностью и боевым настроением «большевики-ленинцы», имеющие своим руководящим органом Петербургский комитет и занимающие особенно непримиримую позицию в отношении не только существующего государственного и общественного строя, но даже в отношении других социал-демократических течений. Соответственно переживаемому моменту главным и особенно злободневным  вопросом в течение минувшей части 1916-года было, как и в 1915 году, отношение к войне и к совместной работе с правительственной властью, при чём большевики-ленинцы, оставаясь на точке зрения, не допускающей никаких компромиссов с Правительством, открыто стояли за немедленное прекращение войны и заключение мира без каких-либо аннексий и контрибуций в духе Циммерваль..» (очевидно, Циммервальдской конференции). Далее документ обрывается.

В Кронштадте большевики создали «Главный коллектив кронштадтской военной организации», находившийся в тесной связи с Петроградским комитетом партии. «В кронштадтском коллективе дело поставлено очень серьёзно, конспиративно, и участники – все молчаливые и осторожные люди. Коллектив этот имеет представителей и на берегу», доносил начальник петроградской охранки в августе 1916 года.

Плохо вооружённая, руководимая бездарными генералами, а иногда и откровенными предателями, царская армия терпела поражение за поражением. Всё это озлобляло солдат, вызывало ненависть к царскому правительству. Недовольство постепенно переходило в глухое брожение, а потом начались активные выступления против войны, затеянной царем и капиталистами. Солдаты отказывались выполнять приказы, не шли в наступление. В одном из писем домой рядовой 408-го пехотного Кузнецкого полка северного фронта писал: «Я в наступление ходил четыре раза, только ничего не вышло: не пошли наши полки наступать. Кое-кто пошёл, а кое-кто не вышел из окопов, так и я не вылез из окопов».

По данным царской цензуры, вскрывавшей письма с фронта, более 60% солдат писало домой о неуклонном росте пораженческих настроений в армии. Более полутора миллионов дезертиров насчитывала царская армия уже в середине 1916 года.

Настойчиво и неуклонно проводя политику поражения своего правительства в империалистической войне, большевики вели  агитацию за братание между солдатами воюющих армий. Лозунг братания был практической составной частью большевистского лозунга о превращении империалистической войны в войну гражданскую. Братание укрепляло сознание интернационального единства солдат, расшатывало силы империалистических армий, поднимало солдат на борьбу со своей, отечественной буржуазией.

Вот как рассказывал о братании на русско-австрийском фронте бывший солдат царской армии П. А. Карнаухов: «На фронте зимой 1916 года было спокойно. На передовой линии случалось, что солдаты, видя противника, уже не стреляли. Тем же отвечали и австрийцы. Иногда австрийцы кричали: «Пане! Кончайте войну!» И звали к себе русских, а русские – австрийцев. У нас ещё с октября 1916 г. на нашем участке началось братание с неприятелем, за что, конечно, немало влетало от офицерства, а в январе братание у нас стало обычным явлением. Доходило до того, что наши солдаты обменивались разными вещами, давая хлеб, сахар и получая ножичек, бритву».

братание русс и нем солдат

Братание русских и немецких солдат. 1916 г.

Большевики принимали все меры к тому, чтобы борьба против империалистической войны велась не только русскими революционерами, но и революционными рабочими партиями всех воюющих стран. С первых дней войны ЦК партии стал собирать силы для создания нового Интернационала, Коммунистического, вместо потерпевшего позорный крах II Интернационала. ЦК большевиков уже в ноябре 1914 года в манифесте против войны поставил задачу создания III Интернационала.

Циммервальд и Кинтал

Спустя почти год после начала войны, в сентябре 1915 года, в швейцарском городе Циммервальде состоялась первая конференция интернационалистов. В образованной Лениным на этой конференции Циммервальдской левой группе только партия большевиков занимала правильную, последовательную позицию против империалистической войны. Принятый конференцией манифест, хотя и страдал непоследовательностью и недоговорённостью, фактически всё же означал шаг к идейному и практическому разрыву с оппортунизмом и социал-шовинизмом. Ленин называл Циммервальд «лишь первым шагом» в развитии интернационального движения против войны.

Прошёл ещё год. Под влиянием войны и вызванных ею неисчислимых бедствий увеличивалось полевение масс.

В 1916 году в Кинтале (Швейцария) собралась вторая конференция интернационалистов. Эта конференция также не приняла основных положений политики большевиков: превращение империалистической войны в войну гражданскую, поражение в войне своих империалистических правительств, создание III Интернационала. Тем не менее Кинтальская конференция способствовала выделению интернационалистических элементов, из которых три года спустя образовался Коммунистический, III Интернационал — международная революционная пролетарская организация нового типа.

Февральская революция

Царская Россия пришла к мировой войне неподготовленной. Недальновидные и вороватые руководители военного ведомства рассчитывали, что война продлится не более 4–6 месяцев, потому военных запасов в стране хватило только на первые 4 месяца войны. Пополнения часто шли на фронт без оружия. В самый разгар боёв ощущался острый недостаток в пушках, снарядах и даже винтовках. Иногда на троих солдат выдавали всего 1 винтовку. Как хочешь, так и воюй!

Более 6 лет (1909–1915) пост военного министра РИ занимал генерал Сухомлинов. И только во время войны обнаружилась измена в самом сердце армии. Военный министр оказался германо-австрийским шпионом, срывавшим по заданиям немецкой разведки снабжение фронта. Отдельные царские министры и генералы вместе с царицей также были тесно связаны с германским двором, крупным капиталом и генеральным штабом армии. Они выдавали немецким агентам военные и государственные тайны. (Это к вопросу о большевиках-«немецких шпионах». Кто на самом деле был шпион — та самая царская семейка, которой теперь в буржуазной России призывают поклоняться! Не удивительно, рыбак рыбака видит издалека. Нынешние предатели народа и страны чтят и выгораживают таких же, как они сами, предателей прошлого.) Неудивительно, что царская армия терпела поражение за поражением.

К началу 1917 года продовольственная, сырьевая и топливная разруха в России достигли своего наивысшего предела. Полное расстройство транспорта ещё больше обостряло продовольственный кризис. Почти совсем прекратился подвоз продуктов в Петроград и Москву, хотя на ж/д станциях и складах в Туле, Ярославле, Нижнем Новгороде, Самаре, Астрахани накапливались десятки эшелонов с продовольствием. В начале февраля на северном фронте продовольственных запасов оставалось на два дня, на западном фронте перешли на консервы и сухари, на юго-западном солдатам выдавали только по одной селёдке в день.

Недостаток топлива отразился на производстве чугуна и стали. В 1916 году прекратили работу 36 доменных печей, а к концу этого же года заводы давали только половину метала, необходимого для оборонной промышленности воюющей РИ.

Империалистическая война разрушила экономику России. Вся тяжесть войны легла на плечи рабочих и крестьян. Останавливались фабрики и заводы. Росла безработица. Резко сократились посевные площади — не кому и не на чем было пахать и сеять. Война пожирала все ресурсы страны. Население России и солдаты голодали. Всё это вызвало усиление ненависти трудящихся города и деревни, тыла и фронта к царскому правительству, которое довело страну до ручки. Закономерно усилилось революционное движение народных масс против империалистической войны и царизма. Царское самодержавие переживало смертельный кризис.

Несмотря на преследования и репрессии,  большевистская партия широко развернула свою работу. Ожили на заводах большевистские кружки, задавленные реакцией начального периода войны. Усилилось распространение революционной литературы.

В октябре 1916 года Петроградский комитет большевиков обратился с призывом к пролетариату страны: «С каждым днём жизнь становится всё труднее… Преступная война… кроме миллионов убитых и искалеченных несёт в себе и другие беды: продовольственный кризис и связанную с ним дороговизну. Страшный призрак Царь-Голод вновь угрожающе надвигается на Европу. Довольно терпеть и молчать. Чтобы устранить дороговизну и спастись от надвигающегося голода, вы должны бороться против войны, против всей системы насилия и хищничества».

17 октября 1916 г. в Петербурге забастовали рабочие завода «Рено». Началась массовая демонстрация. Полиция хотела арестовать агитатора, но рабочие его отстояли. На помощь рабочим из казарм 181 полка, расположенных напротив завода, выбежали солдаты. В городовых полетели камни. На следующий день бастовало большинство фабрик и заводов Выборгской стороны.

Всего в октябре бастовало 187 тысяч человек, вчетверо больше, чем в предыдущем месяце. Октябрьские забастовки носили уже не экономический, а политический характер. Ими руководила в основном партия большевиков.

Начало 1917 года характеризовалось ещё большим подъёмом стачечной волны в РИ. 9 января, в день годовщины расстрела рабочей демонстрации 1905 года, по призыву большевистской партии в Петрограде, Москве и других городах состоялись многотысячные антивоенные демонстрации.  «Идея всеобщей стачки, — доносила петроградская полиция, — со дня на день приобретает новых сторонников и становится популярной, какой она была в 1905 году».

К революционному движению в городе примкнула деревенская беднота. Постоянные реквизиции и многочисленные мобилизации вконец подорвали хозяйство бедняцких и значительной части середняцких слоёв деревни. Крестьянство отказывалось идти в армию.

Полиция жестоко расправилась с забастовщиками и бунтовщиками. Были проведены массовые аресты на заводах и фабриках. Но через несколько дней стачки повторились с новой силой.

18 февраля 1917 г. началась забастовка рабочих Путиловского завода в Петрограде. 23 февраля (8 марта по новому стилю) в Международный день работницы состоялись внушительные демонстрации против голода, войны и царского самодержавия.

Революция в России стала развиваться бурными темпами. 24 февраля (10 марта) в Петрограде бастуют уже 200 тысяч рабочих. 25 февраля революционное движение охватывает весь город. Политические стачки перерастают в общую политическую демонстрацию против царизма. Командующий войсками Петроградского военного округа генерал Хабалов получает приказ из царской ставки за подписью Николая: «Повелеваю завтра же прекратить в столице беспорядки, недопустимые в тяжёлое время войны с Германией и Австрией» (очень похоже, по сути, на инструкции для служащих МВД и МГБ в ДНР). Но «прекратить» революцию было невозможно.

26 февраля 1917 года политические стачки начинают перерастать в попытки восстания. Рабочие разоружают полицию и вооружаются сами (опят 1905 года не пропал даром, рабочие хорошо осознали необходимость вооружения против вооруженного до зубов классового противника). Демонстрации рабочих из различных районов Петрограда направляются к Невскому проспекту. Их встречают ружейным и пулемётным огнём полицейские и воинские отряды. Весь день идёт в городе — столице Российской Империи стрельба.

На  сторону восставшего народа переходят войска. 26 февраля 4 рота запасного батальона Павловского полка открыла огонь по отрядам конных городовых, стрелявших в рабочих. В этот день Бюро Центрального комитета партии большевиков (руководил Комитетом в тот момент В.Молотов) выпустило манифест с призывом к продолжению вооружённой борьбы против царизма и к созданию Временного революционного правительства.

К утру 27 февраля на сторону революции перешло около 10 тысяч солдат Петроградского гарнизона с личным оружием, а к вечеру того же дня их число превысило 60 тысяч. Восставшие рабочие арестовывают царских чиновников, министров, генералов и освобождают из тюрем революционеров.

Февральская буржуазно-демократическая революция, застрельщиком и гегемоном которой был пролетариат, победила!

Но вопрос о продолжении революции и доведении её до логического конца не был снят с повестки дня. Февральская революция дала власть в руки буржуазии, которая и не думала о прекращении империалистической войны.

Буржуазное Временное правительство и эсеро-меньшевистские соглашатели, захватившие в первое время руководство большинством Советов рабочих и солдатских депутатов, и не думали сделать то, что требовали массы — прекратить войну и дать крестьянам землю, отобрав ее у помещиков. Они стремились продолжать войну «до победного конца» и боялись обидеть и ущемить богатых землевладельцев. Против войны, за мир, за землю (а значит и за хлеб) в тот момент боролась только одна политическая сила – партия большевиков, которая разъясняла трудящимся массам, что все это дать трудовому народу России может только пролетарская революция, при которой политическая власть в стране перейдет в руки рабочего класса и трудящегося крестьянства.

Встреча Ленина на Финляндском вокзале

Встреча Ленина на Финляндском вокзале, 3 апр. 1917 г.

Ночью 3 апреля 1917 года после долгого изгнания в Россию вернулся В.И.Ленин. Встречать Ленина собрались тысячи рабочих, солдат и матросов. Здесь же, на площади перед Финляндским вокзалом, с броневика Владимир Ильич обратился к трудящимся массам с призывом продолжить борьбу за победу социалистической революции.

С этих дней в тылу и в армии большевики развёртывают большую работу, подготавливая массы к новой революции — теперь уже пролетарской. 18 апреля министр иностранных дел Временного правительства Милюков спешит заверить империалистических союзников России во «всенародном стремлении довести мировую войну до решительной победы и намерении Временного правительства вполне соблюдать обязательства, принятые по отношению к нашим союзникам».  19 апреля об этом заявлении Милюкова узнают рабочие и солдаты. Возмущённый народ выходит на демонстрацию протеста против империалистической политики Временного правительства. Контрреволюционные генералы отдают приказы о расстреле демонстрантов. Однако воинские части  саботируют эти приказы. События 20-21 апреля стали началом кризиса Временного правительства.

Война и революция

Выполняя волю империалистов Англии и Франции, Временное правительство 18 июня отдало приказ о наступлении по всему фронту. Буржуазия хотела играть без риска проигрыша. В случае победы на фронте она надеялась разогнать Советы и раздавить большевиков, непримиримо выступающих против войны. А в случае поражения всю вину хотела свалить на тех же большевиков, обвинив их в разложении армии. Но главная цель была одна – покончить с революцией, поскольку та сделала то, что требовалось буржуазии — свергла царя и уничтожила самодержавне. Теперь революция стала мешать буржуазии, и она стремилась загнать трудящиеся массы вновь под ярмо эксплуататоров.

Наспех подготовленное наступление, разумеется, провалилось. Усталость солдат, недоверие к командному составу, снарядный «голод», нехватка артиллерии, бездарность генералов — всё это были причины поражения. За 10 дней наступления армии юго-западного фронта выдохлись и потеряли около 60 тысяч человек убитыми и ранеными.

В столице снова начались демонстрации. Для их подавления Временное правительство снимает с фронта наиболее контрреволюционные части и приказывает им стрелять в рабочих. Буржуазная власть показала народу свое истинное лицо. Правительство вступило на путь вооружённой расправы с революционным движением, противопоставив себя трудовому народу. Вслед за расстрелом июньской демонстрации юнкера громят редакцию «Правды» и других большевистских газет. На фронте и в тылу подвергаются аресту деятели большевистской партии. Большевики вновь уходят в подполье и начинают готовить массы к вооружённому восстанию.

Через 5 месяцев после свержения царизма 26 июля 1917 года в нелегальных условиях собирается 6 Съезд партии большевиков. «Мирный период революции кончился, — говорил Сталин на этом съезде, — наступил период не-мирный, период схваток и взрывов». Все решения 6 Съезда были направлены на подготовку пролетариата и беднейшего крестьянства к вооружённому восстанию. 6 Съезд указывает цель — социалистическая революция, которая одна только может решить все проблемы трудового народа России..

Партия собирает свои силы для решительного боя. Но и буржуазия не спит. Она переходит к политике открытой контрреволюционной диктатуры. На фронте свирепствуют полевые суды и смертная казнь. В городах специально организуется голод. Но этого мало. Крупная российская буржуазия вместе с монополистами Англии и Франции готовит заговор против революции. Во главе этого заговора был поставлен царский генерал Корнилов. 25 августа он снимает с фронта 3–й конный корпус и двигает его на Петроград. ЦК партии большевиков призывает рабочих и солдат к вооружённой борьбе с контрреволюцией. Быстро растут отряды Красной гвардии. Своих членов мобилизуют профсоюзы. Приводятся в полную боевую готовность революционные воинские части Петрограда и отряды кронштадтстких матросов. Под Петроградом роются окопы и возводятся проволочные заграждения. Железнодорожники разбирают пути, задерживая продвижение корниловских эшелонов, а в самих корниловских частях уже работают большевистские агитаторы. Всё это внесло разложение в войска заговорщиков. Корниловщина была разгромлена. Попытка буржуазии и помещиков задушить революцию жестокой и кровавой диктатурой провалилась.

Разгром корниловщины показал революционному народу России, что партия большевиков это единственная сила, действительно стоящая на стороне трудового народа страны, выражающая его коренные интересы. Авторитет большевистской партии среди трудящихся города и деревни быстро растёт. Усиливается влияние большевиков в Советах — оттуда массово изгоняют продажных меньшевиков, проводящих соглашательскую с буржуазией политику. Советы становятся большевистскими.

10 октября 1917 года ЦК партии принимает историческое решение о том, чтобы в ближайшие дни начать вооружённое восстание. Ленин пишет в те дни: «ЦК признаёт, что как международное положение русской революции (восстание во флоте в Германии, как крайнее проявление нарастания во всей Европе всемирной социалистической революции, затем угроза мира империалистов с целью удушения революции в России), так и военное положение (несомненное решение русской буржуазии и Керенского с Ко сдать Питер немцам), так и приобретение большинства пролетарской партией в Советах, — всё это в связи с крестьянским восстанием и с поворотом народного доверия к нашей партии (выборы в Москве), наконец, явное подготовление второй корниловщины (вывод войск из Питера, подвоз к Питеру казаков, окружение Минска казаками и пр.), — всё это ставит на очередь дня вооружённое восстание».

И вооружённое восстание совершилось. В ночь на 26 октября 1917 года революционные рабочие, солдаты и матросы штурмом взяли Зимний дворец и арестовали Временное правительство. Социалистическая революция в России, открывшая новую эру в истории человечества – эру пролетарских революций, победила!

Ночью 26 октября 1917 года II Всероссийский Съезд Советов принял первые важнейшие декреты Советского правительства: декрет о земле, по которому помещичья собственность на землю отменялась немедленно и без всякого выкупа, и декрет о мире. Съезд предложил воюющим странам немедленно заключить перемирие. Однако Англия и Франция отказались от всяких переговоров о мире. И только с Германией и Австрией 5 декабря удалось заключить перемирие.

Брест-литовские переговоры о мире происходили в тяжёлой обстановке разрухи народного хозяйства и развала фронта. Молодая Советская республика должна была пойти на весьма тяжёлые условия мира, чтобы получить передышку, укрепить советскую власть и создать свою армию – РККА, способную защитить страну от нападения врагов. Однако в этот момент все контрреволюционеры, начиная от белогвардейцев и кончая меньшевиками и эсерами, а также их союзниками – Троцким, группой «левых» коммунистов, возглавляемой Бухариным, Пятаковым и Радеком, вели агитацию против подписания мира. Они стремились к тому, чтобы сорвать мирные переговоры и спровоцировать наступление немцев на Советскую республику.

Председателем советской делегации на переговорах с немцами был Троцкий. Он предательски нарушил директивы ЦК и указания Ленина о заключении мира. Троцкий заявил немецким представителям, что Советская республика войну вести не будет, но и мира с Германией не подпишет. Это было чудовищным предательством дела пролетарской революции, подлостью в отношении революционных рабочих, солдат и крестьян и их только что родившейся страны трудового народа .

В итоге 10 февраля 1918 года мирные переговоры были прерваны, и германская армия перешла в наступление. 23 февраля наступление немцев на Петроград было остановлено под Нарвой и Псковом героическими усилиями питерских рабочих.

Предательство Троцкого и Бухарина дорого обошлось республике. ЦК партии вынужден был для спасения революции принять более тяжёлые условия мира, выдвинутые немецким командованием. По этим условиям Латвия, Эстония и Польша отходили к Германии. Украина отделялась от Советской республики и превращалась в колонию германского империализма. Советская республика обязывалась выплатить контрибуцию немецким капиталистам. Ленин справедливо называл этот мирный договор «похабным миром».

Тем не менее значение Брестского мира было огромно. Партия выиграла время для укрепления советской власти, организации хозяйства страны и создания Красной армии, без чего защитить революцию было бы невозможно. Заключение этого мира дало возможность накопить силы для разгрома белогвардейцев и интервентов во время гражданской войны.

К концу 1918 года в германской армии усилилась тяга к миру. Революционный пример России, где народ нашёл выход из войны, свергнув власть царя и капиталистов, послужил хорошим уроком для австро-германских рабочих. В Германии тоже разразилась революция, буржуазно-демократическая по своему характеру, которая привела к падению власти Гогенцоллернов и ликвидации грабительского Брестского мира.

В январе 1919 года состоялась Парижская конференция стран Запада, на которой была выработана так называемая «Версальская система», узаконившая на какое-то время  результаты первой мировой войны. О Версальском договоре империалистов мы также поговорим в отдельной лекции.

* * *

Вот так в общин чертах боролись большевики с первой мировой империалистической войной. Они умело использовали созданную войной обстановку для победы социалистической революции в России.

Повторим кратко самое основное.

Большевики никогда не были пацифистами, противниками любой войны. Марксизм-ленинизм рассматривает войну как продолжение политики иными, насильственными средствами.

Что это значит?

Это значит, что всякую войну следует рассматривать конкретно, а не абстрактно. Есть войны справедливые и есть несправедливые. Первые — необходимы, а вторые — недопустимы.

Война, имеющая целью захват и порабощение чужих стран, чужих народов, является захватнической, несправедливой войной. Мировая империалистическая война 1914 – 1918 гг. была именно такой войной – реакционной, грабительской, несправедливой практически со всех сторон. Антанта (Англия, Франция, Россия, Бельгия, Сербия, Япония, САСШ), так же как и блок центральных государств (Германия, Австро-Венгрия и др.) в одинаковой мере добивались захвата и порабощения чужих земель, чужих народов, передела уже поделённого мира. Поэтому большевики боролись за превращение несправедливой империалистической войны в войну гражданскую, в войну рабочего класса и всех трудящихся против царизма, капиталистов и помещиков, поэтому большевики стояли за поражение своего правительства в империалистической войне, потому что только так можно было остановить эту войну и прекратить бессмысленную гибель миллионов людей.

Однако Ленин неоднократно указывал, что в эпоху империализма не исключены случаи, когда отдельная, не-социалистическая страна принуждена будет защищать свою независимость от иностранных захватчиков и поработителей. Такая война будет справедливой, даже если её возглавляет национальная буржуазия той страны, которая подверглась нападению. Такую войну большевики поддерживают.

История знает немало примеров справедливых войн.

Борьба русского народа против польских интервентов под руководством мещанина Минина и князя Пожарского велась во имя независимости русской земли была справедливой. Отечественная война 1812 года также была справедливой — она была направлена против наполеоновской агрессии, в результате которой Россия должна была превратиться во французскую колонию.

Справедливыми являются войны социалистических стран против капиталистических поработителей.

Гражданская война, которую в течение 3 лет вела диктатура пролетариата против империалистических агрессоров, была во всех смыслах справедливой войной. Она закончилась полным разгромом белогвардейцев и иностранных интервентов.

Важно понимать, что война является неотъемлемым свойством реакционной буржуазии и её государства. Фашистская диктатура монополий в своей внешней политике есть война с целью порабощения чужих народов. В этом можно было убедиться в период между двумя мировыми войнами. С начала 30 годов фашистские агрессоры при полном попустительстве правительств так называемых «демократических стран» втягивали в орбиту новой империалистической войны одну страну за другой, громадные территории с полумиллиардным населением.  В тех условиях войны, которые вёл испанский народ против объединённых сил испанской реакции, германского и итальянского фашизма, абиссинский народ – против итальянских оккупантов, война, которую вёл китайский народ против японского милитаризма, — это все справедливые войны. Такие войны рано или поздно приводят к полному разгрому захватчиков.

Высшим проявлением справедливой войны была Великая отечественная война, в которой советский народ разгромил объединённые силы мирового империализма во главе с фашистской Германией. Это была всемирно-историческая победа социализма над капитализмом, победа высшего, прогрессивного общественного строя над строем отсталым, реакционным, отжившим своё.

И нет сомнения в том, что новые победы социализма ещё впереди.

Подготовил М. Иванов     

Большевизм и война: 26 комментариев

  1. Очень хорошо воспринимается такая подача материала. Советские книги, конечно, ничуть не хуже, но постоянные обращения к партии и товарищу Сталину (не в смысле цитирований, а просто подчеркивание их роли) а также выделение исключительной роли м.-л. (это и так понятно, не нужно повторять каждый абзац), начинают утомлять. А здесь все читается на одном дыхании.

    1. Это, кстати, тоже контрреволюционный прием — пересаливать. В позднем СССР его очень активно использовали. И результат получили превосходный — мл учить перестали. Началось в начале 50-х, еще при Сталине, когда контра стала поднимать голову. По периодике это очень хорошо видно. В 30-х, например, ничего подобного не было.
      РП исходные тексты из журналов не редактирует — пусть читатели читают как есть.

      1. Это Вам видно.
        Нам же, простым читателям, нифига не видать, мы периодику тех лет в глаза не видели. Поэтому как-нибудь нужно сделать анализ ревизионизма в нашей стране.

        1. Кое-что на сайте РП есть — для этого и сканируем и выкладываем, чтобы простые читатели видели. А скоро, как товарищи-единомышленники специальный книжный сайт запустят, будет много периодики советского времени.

  2. В статье со ссылкой на Ленина без указания источника написано: «отдельная, не-социалистическая страна принуждена будет защищать свою независимость от иностранных захватчиков и поработителей. Такая война будет справедливой, даже если её возглавляет национальная буржуазия той страны, которая подверглась нападению. Такую войну большевики поддерживают.»

    Позвольте узнать. В капиталистической (т.е. не-социалистической) Сирии сейчас по факту идет гражданская война, конечно, с прямым вмешательством и участием вооруженных сил от правительств других стран. Из Сирии эмигрировали миллионы беженцев, причем, заметьте, большинство не на территорию подконтрольную сирийской или как именуют в большинстве российских СМИ «законной» власти. В противоборствующих вооруженных группировок, например, в «Сирийской освободительной армии» костяк составляют бывшие военнослужащие прежней власти.

    В Сирии две группы людей именуют себя коммунистами и объединены в двух разных партиях и обе имеют братские отношения с разными осколками КПСС, т.е. КПРФ и РКРП. Обе эти партии поддерживают действующий, центральный режим, при этом критикуют правительство в духе начальства РКРП. Можно узнать Ваше мнение: ПРАВИЛЬНО они поступают. Может им надо защищать государственную (а государство, как известно, аппарат насилия) «независимость от иностранных захватчиков и поработителей.»?

    1. Если эти «Обе эти партии поддерживают действующий, центральный режим» значит они и «защищают государственную (а государство, как известно, аппарат насилия) «независимость от иностранных захватчиков и поработителей».

      1. Позвольте уточнить.
        Возьмем снова пример Сирии. Допустим в России наступила социалистическая революция, политическая власть перешла в руки пролетариата. Что в этом случае? Защищать сирийский буржуазный режим «не-социалистической страны … от иностранных захватчиков и поработителей…Такую войну большевики поддерживают»?

        Не кажется, что выводы сформулированы двояко? Получается вместо действующих российских капиталистов под вывеской социализма будет производится грабеж «по новому»? Хотелось бы отдельного упоминания о действиях большевиков после революции в той же Персии. Российские войска БЫЛИ оттуда ВЫВЕДЕНЫ.

          1. Разве непонятна? Сформирую кратко.
            Какова позиция редакции РП к войне в Сирии?

            В случае победы здесь социалистической революции рабочая власть будет и дальше там участвовать в боевых действиях, ОСТАВИТ действующие военные БАЗЫ, военных инструкторов, оружие и финансирование в Сирии.

            В статье сделан вывод, в отдельных случаях войны «не-социалистических» государств большевики поддерживают. Как можно трактовать к СИРИИ данное уточнение! Не тороплю с ответом, прошу подумать о реакции рос. военных.

            1. Позиция РП в отношении войны в Сирии была не единожды изложена здесь на сайте. Посмотрите соответствующие статьи по поиску.
              Ваш вопрос опять задан некорректно — что значит «В случае победы здесь социалистической революции»? Где «здесь»? В России или в Сирии? И даже этого уточнения будет недостаточно, чтобы ответить на вопрос, ибо требуется знать всю будущую обстановку в целом!!!

              1. Читал Ваши статьи.

                Да, надо признать, написаны с классовой ненавистью к буржуазии России, это подкупает и обнадеживает.

                В то же время, у любого внимательного и не привыкшего брать на веру появляются вопросы и критические замечания. Первое, отношения к архивам и тайным договоренностям по разделу сфер влияния в Сирии и в Украине. У меня сложилось впечатление, что РП категорически против их публикации после революции в РОССИИ. Второе, по версии редакции РП после революции и снова в РОССИИ новая власть в лице современных большевиков обязаны продолжать войну в Сирии, оставить там военные БАЗЫ и современное оружие, всеми силами помогать одной из сторон конфликта — условно говоря режиму Асада (своего рода сирийский Янукович, НАШЕМУ «сукину» сыну).

                Т.е. война в Сирии будет продолжаться, но уже под вывеской социализма и под это дело должны подписаться последователи большевиков. А чем Вы (редакция РП) отличаетесь от властей капиталистической РФ в вопросах внешней политики?

                P.S. и ещё считаю Вас товарищами и надеюсь на конструктивное обсуждение в рамках приличия без цензуры.

                1. Мне кажется, что вы просто троллите.
                  «У меня сложилось впечатление, что РП категорически против их публикации после революции в РОССИИ.»
                  «по версии редакции РП после революции и снова в РОССИИ новая власть в лице современных большевиков обязаны продолжать войну в Сирии»

                  — вот это что? Это ВАШИ выдумки, которые вы без всякого на то основания нагло приписываете РП!
                  А посему — гуляйте Вы, гражданин, лесом. Бан за троллинг.

  3. Интересная статья, но много вопросов по поводу справедливых войн.
    1. Почему война с Наполеоном справедливая, а 1 мировая нет. Хотя и там, и там участники — буржуажные государства, и там , и там воевала Российская империя. Да, Наполеон вторгся в Россию, но и в 1 мировую Германия захватила много русских земель и по факту тоже вторглась. Вообще, смутно , непонятно, какой главный фактор определения справедливой войны.
    2. 2 мировая. Для СССР это справедливая война. Но что на счет рабочих других стран? Страны-то империалистические. Что выходит, рабочие должны защищать своих империалистичех хозяев. А если взять например рабочих Англии или сша, которым вообще ничего не угрожало, зачем им эта война? Зачем им участвовать в ненужной бойне. Притом в их случае защита империалистических интересов своей буржуазии было налицо. Все мы знаем, что даже в этой войне буржуазия англосаксов умудрялась проводить свои интересы и усидеть на двух стульях, часто даже в пользу Гитлера. Помимо этого при идейной поддержке СССР во всех западных странах во время 2 мировой прекратилось рабочее движение и забастовки с целью нормальной работы промышленности для войны с Гитлером. Разве это правильно? Если да, то объясните, почему, пожалуйста. Спасибо!

    1. Все давно объяснено. И здесь на РП см. соответствующие материалы, и у Ленина. Потрудитесь сами сделать над собой усилие и разобраться. Но если будете и далее искать «главный фактор», то никогда не разберетесь, потому что судить надо по содержанию, а не по форме. Вы же ищите форму — «фактор».

      1. Зачастую если не знаете, что ответить — так и напишите «не знаю», а заливать про форму и содержание нефиг. Я ваш сайт читаю уже года два, но по ВОВ и моему конкретно вопросу вы ничего не освещали. «Потрудидитесь»… Потрудился уже. Поэтому и спрашиваю здесь. Если лень объяснять, то могли бы хоть ссылкк кинуть.
        И да, у Ленина про 2 мировую войну быть ничнго не может впринципе, а про Наполеона, наверное тоже, процентов на 98 уверен.

        1. Читать мало — надо ИЗУЧАТЬ. Марксизм — это не художественная литература. Он требует немало умственных усилий над собой. Это МИРОВОЗЗРЕНИЕ. И если Вы не понимаете при чем тут форма и содержание, значит за 2 года чтения материалов нашего сайты Вы абсолютно ничего не поняли из того, что читали. И самое главное — даже не удосужились открыть учебники по марксизму, не удосужились понять и усвоить диалектический материализм. А без этого Вы всегда будете как слепой котенок, игрушка в руках буржуазии.
          Про ВОВ здесь на сайте так много материала, что не найти нужное можно только тогда, когда вообще не ищешь. Вот материал https://yadi.sk/d/A-4d9Z__PnGiP в котором про 2 мировую сказано все самое главное. Из раздела «Литература».

          1. 1. Я не ищу материал про ВОВ, а меня интересует вопрос правильного отношения рабочих империалистичех стран к войне, а также забастовкам, а также в поддержке своей буржуазии во время империалистической войны, где одним из участеиков войны есть социалистическое государство. ВОВ — это лишь пример. А импералистические Англия и США и рабочие этих стран во время ВОВ — тоже один из примеров. И если вы на конретном вопросе дадите мне разъяснение, то я возможно, смогу сделать общий вывод. И по другим войнам у меня уже не будет вопросов.
            2. Спасибо за ссылку на Фальсификатор истории!!. Потратил 2 часа на прочтение — ответа не нашел, и хотя книга или интересная, но вы дали мне ложный совет!

            1. Посмотрите, только очень внимательно и вдумываясь, т.26 ПСС Ленина (5 издание). Весь. Там все важно. Особенно «Социализм и война».

    2. Для понимания происходящих событий в обществе, в политике, экономике, культуре, истории народов обязательно необходимо научиться применять классовый подход к их оценке. Пока есть классы эксплуататоров и эксплуатируемы, имеющие различные, часто диаметрально противоположные интересы, до тех пор будут у них различные интересы в общественных событиях и различные оценки этих событий.
      Война с Наполеоном была справедливой для всего общества Российской империи (РИ), и феодалов и крестьян. Но «справедливость» была разной: русские феодалы защищали свою возможность самим грабить русский народ, а русский народ защищал себя от двойной эксплуатации со стороны своих феодалов и иноземных. Кстати, именно поэтому русский народ поддержал своих феодалов в их борьбе против польского и шведского нашествия в начале XVII века. Первая мировая война со стороны РИ была несправедливой в том смысле, что целями царского правительства в этой войне были захват чужих территорий, подчинение русским капиталистам народов других стран, захват сырья, рынков сбыта, контроля над коммуникациями (Константинополь). Справедливой же она была со стороны РИ в той части, когда происходило освобождение территорий и населения, оказавшегося в результате этой войны под гнётом германо-австрийских оккупантов.
      Вторая мировая война с первого дня её подготовки в первую очередь была войной классовой, войной всего мирового капитализма против СССР, против рабочего движения в капиталистических странах, против национально-освободительного движения в колониях. И в этом смысле она несправедливая для всех народов, всех трудящихся мира. Справедливой она была со стороны народов СССР, в котором уже не было класса эксплуататоров, защищавших свою независимость и возможность строить и развивать социалистическое общество в своей стране. Справедливой со стороны буржуазии и феодалов и трудящихся порабощенных фашистами стран, т.к. они вместе боролись за восстановление независимости своих стран, а трудящиеся ещё и против двойного угнетения и за возможность в границах своих национальных стран социальной борьбы со своей национальной буржуазией за демократические преобразования, за улучшение условий своей жизни. Справедливой со стороны трудящихся стран антигитлеровской коалиции, т.к. они понимали, что победа фашистских стран против СССР приведет к дальнейшему повышению их эксплуатации собственными капиталистами, к потере полученных ими в жесточайшей борьбе с капиталом социально-демократических завоеваний.
      Во время второй мировой войны классовая борьба, рабочее движение и забастовки против связанного с войной усиления эксплуатации, за свои права, национально-освободительное движение в колониях не только не прекратилось, а возросли многократно (изучайте историю не по «постам блогеров», а по научным книгам и историческим материалам). В частности, в США это привело к огромному повышению роли профсоюзов рабочих в политической жизни общества, к восстановлению в 1945 году Коммунистической партии США. Под влиянием этой борьбы во многих странах буржуазные и помещичьи правительства вынуждены были пойти на легализацию коммунистических и социалистических партий.
      Рабочие США и Англии прекращали свои забастовки лишь тогда, когда их предприятия выполняли заказы для СССР (или вы считаете, что вся промышленность нефашистского мира работала только на СССР?).
      А Коммунистический Интернационал был распущен не в угоду «англосаксонским» капиталистам, а потому, что к этому моменту ведущие национальные коммунистические партии настолько окрепли политически и организационно, что уже не нуждались в едином руководящем центре, сами смогли объединить трудящихся на борьбу с фашизмом, с собственной буржуазией, научились в этой борьбе применять марксизм-ленинизм с учетом конкретных социально-экономических условия своих стран.
      ПС. Прочтите книгу: Вторая мировая война. Итоги и уроки. М. Воениздат, 1985 г.

      1. Валерий Николаевич старый 31.01.2017 в 18:58 писал:
        «Война с Наполеоном была справедливой для всего общества Российской империи (РИ), и феодалов и крестьян. Но «справедливость» была разной: русские феодалы защищали свою возможность самим грабить русский народ, а русский народ защищал себя от двойной эксплуатации со стороны своих феодалов и иноземных». А в чем справедливость этой войны для угнетенного крестьянства? Насколько я помню из школьного курса истории, основным мотивом того что крестьянство встало против французской армии, было то, что в крестьянской среде, стал распространяться слух о том, что после войны царем им будет дарована свобода от крепости, а не осознание «двойной эксплуатации»

  4. Любопытному от 29.01.2017 в 19:04 и Левицкому от 30.01.2017 в 22:23.
    Чтобы вы поняли, когда войны справедливы, а когда нет, рассмотрите ситуацию с 1-й Мировой войной.
    «Война, имеющая целью захват и порабощение чужих стран, чужих народов, является захватнической, несправедливой войной. Мировая империалистическая война 1914 – 1918 гг. была именно такой войной – реакционной, грабительской, несправедливой практически со всех сторон. Антанта (Англия, Франция, Россия, Бельгия, Сербия, Япония, САСШ), так же как и блок центральных государств (Германия, Австро-Венгрия и др.) в одинаковой мере добивались захвата и порабощения чужих земель, чужих народов, передела уже поделённого мира.» В т.ч. «Большая война была чрезвычайно выгодна русской буржуазии. Монополисты боролись за новые рынки. Как говорилось выше, они стремились завоевать Галицию, подчинить себе страны Ближнего Востока, отнять у Турции Константинополь.»
    «Однако Ленин неоднократно указывал, что в эпоху империализма не исключены случаи, когда отдельная, не-социалистическая страна принуждена будет защищать свою независимость от иностранных захватчиков и поработителей. Такая война будет справедливой, даже если её возглавляет национальная буржуазия той страны, которая подверглась нападению. Такую войну большевики поддерживают.»
    Очевидно, что в число таких стран, народы которой вели бы справедливую войну, можно было бы отнести любую страну, в т.ч. Галицию, которую пытались поработить вышеперечисленные разжигатели 1-й мировой войны.
    Да и после пролетарской революции Россия уже вела справедливую войну с Германией после 10 февраля 1918 года, когда мирные переговоры были прерваны в результате предательства Троцкого и Бухарина.

    1. Ирина 31.01.2017 в 15:06 писала
      «Любопытному от 29.01.2017 в 19:04 и Левицкому от 30.01.2017 в 22:23.
      Очевидно, что в число таких стран, народы которой вели бы справедливую войну, можно было бы отнести любую страну, в т.ч. Галицию…»
      Уточнение. Галиции как государства на рубеже 19-20 вв не существовала (как прочем и сейчас — это историческая область, уходящая своими корнями в глубь веков), а была составной частью А-ВИ.
      Ни одно из государств- участниц ПМВ нельзя отнести к «…в число таких стран, народы которой вели бы справедливую войну…», потому как буржуазия (пусть и выраженная такими архаичными формами, как монархии) каждой такой страны видела в это войне возможность передала сфера своего влияния.

      1. Если не ошибаюсь, Ленин считал, что Бельгия ведет справедливую войну (см. т.26 ПСС ВИЛ).

        1. Естественно, ведь Бельгия была нейтральной страной, не выступающей на стороне ни одного из блоков, но подвергшейся агрессии со стороны Германии, реализующей свой план молниеносной войны. Сюда же можно наверное отнести и Сербию. Остальные же страны участницы по ходу дела выбирали ту или иную сторону.

          1. Сербию нельзя отнести в странам, ведущим справедливую войну — в данной статье и в статье «О Версальском договоре» об этом написано. У буржуазии Сербии имелись свои немалые притязания.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь.