Оба хуже

донбасс угольБывают ситуации, когда из двух предлагаемых решений нужно отбросить оба, потому что они, по сталинскому выражению, «оба хуже». Вот, похоже, такая ситуация ныне пришла в ДНР.

Рассмотрим недавние факты.

С 29 января по 3 февраля в районе Донецка крайне обостряется военная ситуация на линии разграничения между ВСУ и «ополчением». Артиллерийские бои приобретают характер т.н. «огневых валов», когда развёрнутая вдоль фронта артиллерия часами ведёт непрерывный огонь, постепенно сдвигая в сторону противника точки падения снарядов и мин. В результате обстрелов стёрты с лица земли часть Авдеевки, часть посёлка Спартак, большой материальный урон нанесён Ясиноватой, Макеевке, Донецку. Погибло около сотни мирных жителей.

Анализ обстановки показал замысел планировщиков из ВСУ. Предполагалось осуществить два прорыва в двух направлениях. Первый – в направлении на восток-юго-восток от Авдеевки с целью овладения важнейшим Ясиноватским железнодорожным узлом и магистралями на Горловку и далее – окружение Макеевского промышленного района с металлургическим комбинатом, шахтами и обогатительными фабриками.

Второй удар – в направлении на юго-запад, с вторжением на городскую территорию Донецка, далее – вдоль Партизанского проспекта и улицы Звягильского, с отрезанием от города частей Киевского, Куйбышевского и Кировского районов, в которых сосредоточены такие предприятия, как шахта им. Засядько, шахта им. Скочинского, три высоковольтных подстанции и ещё некоторые важные объекты.

Прорывы не удались, поскольку за несколько дней до начала этих событий было проведено качественное  и количественное усиление так называемого «ополчения». Почти неделю по ночам к Донецку стягивались крупные живые силы и техника, в том числе мощные танковые и артиллерийские части. Было замечено движение РСЗО «Ураган» и «Смерч», которые ранее здесь «ополчением» не применялись.

Кстати, все важные предприятия, плюс к этому и Авдеевский коксохимический завод (украинский), в артиллерийской бойне не пострадали. Примем на заметку этот факт.

Серьёзность боёв определялась серьёзностью перечисленных выше источников прибавочной стоимости – промышленных и транспортных объектов, залежей сырья – за которые и пошла такая отчаянная драка между российскими и западными империалистами, которые действуют в Донбассе заодно с крупной украинской буржуазией и «руками» украинского государства.

До 1 марта в ДНР официально действовал целый ряд предприятий — юридических лиц Украины. Так, около 40% электрических сетей ДНР были на балансе и эксплуатировались украинским предприятием ДТЭК. Шахта им. Засядько является акционерным предприятием, большая часть акций которой принадлежит физическим лицам – резидентам Украины, и даже не просто физическим, а должностным лицам, занимающим посты в украинском правительстве. Украинскому холдингу «Метинвест», который входит в группу предприятий СКМ (головная ахметовская контора), принадлежит несколько предприятий горно-металлургического и металлообрабатывающего комплекса. Например, Енакиевский машиностроительный завод, Харцызский трубный завод («жемчужина» в ахметовской короне), Макеевский металлургический комбинат имени С.М. Кирова, Ясиноватский механический завод и ещё несколько ценных объектов буржуйского «промысла».

Ясно, что на этих предприятиях работали не командировочные, а местные жители, т.е. фактические жители «резервации». Однако все эти предприятия отчисляли налоги и сборы в бюджет Украины, выплачивали зарплату работникам в гривнах через украинские банки, например, через вездесущий «ЮниКредитБанк». Основные и оборотные капиталы, а также земля, на которой располагались эти предприятия, официально находились в собственности частных лиц — граждан Украины и украинского государства.

Дальше. Как оказалось, часть акционерного капитала некоторых наиболее ценных предприятий-резидентов ДНР также принадлежит украинским капиталистам и их государству. Таким предприятием является, в частности, «государственный концерн» «Донбассгаз», который в 2015 году прибрал к своим рукам всю основную материальную базу ООО «Донецкоблгаза».

Судя по тому, что в последние 2–3 месяца количество продовольственных товаров украинского производства на полках «национальных» и «государственных» магазинов ДНР увеличилось, надо думать, что хозяева «харчової промисловості» Украины и не думали уходить с донбасского рынка, а только лишь какое-то время не могли договориться о %%, которые будет нужно отстёгивать днровским буржуям-министрам и их российским шефам.

Блокада, в той части, которая касается вывоза угля на территорию Украины, по официальным заявлениям опять «вызвана действиями неуправляемых националистических батальонов».

Только кто в это поверит? Эти батальоны и писка не издадут без команды тех, кто их содержит. Смысл «угольной» блокады состоит, по нашему мнению, в конфликте двух крупных групп украинской буржуазии, из которых одна контролировала торговлю «сепаратистским» углём и получала большую часть огромной прибыли от этого. Немудрено второй группе быть недовольной: оптовая цена на уголь из ДНР на 47% ниже аналогичной внутриукраинской цены. При монополизации обращения донецкого угля на территории Украины монополисты за счёт большой «вилки» в ценах получали немыслимую по нынешним временам прибыль. Кто же из конкурентов мог оставить это обстоятельство без внимания?

Нац.батальоны – это «кулаки» монополий, их частные военные предприятия. И если эти «кулаки» находятся в руках конкурентов, желающих переделить рынок донецкого угля, то было бы глупо не пустить их в ход. Батальонам приказали приварить к рельсам эшелоны с углём – они приварили. Им приказали заблокировать всё ж/д движение от Донецка, Ясиноватой, Макеевки в сторону Красноармейска, Артёмовска и Константиновки – они заблокировали. В этой связи против блокирующих батальонов начинают воевать другие наёмники, из других нац.рот и нац.батов. Этим платят как раз те крупные капиталисты, которые заинтересованы в бесперебойном вывозе угля из ДНР.

Что же касается буржуазии в ДНР, то она чрезвычайно заинтересована в торговле углём с украинскими «врагами». Но она сейчас занимает позицию самки оленя, которая стоит в стороне и ждёт, какой олень из украинской олигархии окажется посильнее.

На этом фоне в феврале чрезвычайно затруднился проезд рядовых граждан через украинские посты на автодорогах. Туда и обратно. Если железнодорожные эшелоны приваривают к рельсам, а пути закладывают бетонными блоками, то на постах людей начали досматривать едва не до трусов. Расширился список предметов, запрещённых к ввозу частными лицами в ДНР из Украины.

В этом решении сходятся воедино несколько замыслов. Украинским капиталистам, в общем, выгодно, чтобы их товары закупались и ввозились в ДНР частным порядком. Но ещё выгоднее оказывается вариант с оптовыми поставками в ДНР, так как в этом случае средняя розничная цена за единицу товара становится выше где-то на 7–10% за счёт того, что в ДНР привычные (и пока более качественные – это надо признать) украинские товары стоят в гривневом исчислении дороже, чем в Украине, на 15–20%, а некоторые категории – дороже на 50 и более %.  Спрос на такие товары есть, и он не снижается, так как, например, почти вся наличная пищевая, косметическая, химическая, текстильная и т.п. продукция производства РФ и РБ просто отвратительна. С учётом взяток и откатов своему государству и капиталистам «народной республики» как раз и получаются в среднем те 7–10% прибыли за счёт более высоких местных цен в резервациях.

Кроме этого, известную самодеятельность проявляют и украинские военные, которые пользуются своим положением на лини разлома и блок-постах для практически открытого грабежа и мародёрства. Устав и украинские законы имеют большие «люфты» в отношении пропускного и пограничного режима с ДНР, чем и пользуется личный состав ВСУ, СБУ, нац\батов для личного обогащения и для «доставки» денег наверх по своей служебной иерархии. Это не тайна.

Однако такого плотного закупоривания КПП и Б/П не было с начала 2015 года. Примем к сведению и этот факт.

Между позициями ВСУ и «ополчения» располагается нейтральная полоса. Её называют почему-то «серой зоной». В этой зоне, примерно между Ясиноватским постом ГАИ и посёлком Дачи, расположена Донецкая фильтровальная станция (ДФС). На эту станцию по каналу Северский Донец – Донбасс подаётся пресная вода двух рек, Днепра и С. Донца. Далее часть воды на ДФС очищается и направляется водопроводы некоторых районов Донецка, Макеевки, Авдеевки, Ясиноватой и т.д. Часть воды обходит ДФС и по трубе идёт в сторону Мариуполя.

ДФС по одному из пунктов Минских переговоров входит в число объектов, которые, как скрипач, «всегда в законе», т.е. не подлежат захвату или разрушению ни одной из сторон. На территории ДФС договорились боевых действий не вести в виду исключительной важности станции как для ДНР, так и для украинского Мариупольского района.

Однако в ночь на 22 февраля, после небольшого миномётного обстрела, территорию ДФС занимают подразделения нац\батальонов. Основные мощности станции останавливаются. Часть Макеевки, северные районы Донецка, Ясиноватая и Авдеевка остаются без воды. В ДНР срочно переходят на слабые резервные станции очистки. Запасов пресной воды, пригодной для очистки, остаётся примерно на 10 дней. Начались перебои с водой и в Мариуполе. В начале  марта украинские силовики уходят с территории ДФС. Сотрудники компании «Вода Донбасса» приступают к ремонту оборудования. Однако, как сообщили днровские СМИ, 3 марта батальоны начали артобстрел ДФС. По сьёмкам с места событий можно понять, что ВСУ вели очень избирательный огонь. Пострадали главным образом складские помещения и хранилища с вредными и опасными веществами, в частности, с хлором. Это обстоятельство хорошо согласуется с тем, что за компанию «Вода Донбасса» драка шла ещё до начала военных действий, с 2012 года. Тогда за этот роскошный и по сути монопольный «кусок» боролись Ахметов с Клюевым против Коломойского и Фирташа.

Двойственность положения ДФС и всей «Воды Донбасса» состоит в том, что это предприятие является юр\лицом Украины, но при этом около 35% её основного капитала находится под фактическим контролем ДНР. Коллектив станции жил в ДНР и получал, соответственно, зарплату в российских рублях.

В ходе войны борьба за «КВД» обострилась, так как в дело вступили новые игроки в лице министров-капиталистов, которых представляют Захарченко и его подельник Тимофеев по кличке «Ташкент». Это днровская сторона. Со стороны украинской буржуазии  замечен интерес к «Воде Донбасса» со стороны группы во главе с Порошенко. Со стороны России к объектам КВД проявляет интерес неожиданно всплывший полу-олигарх Курченко, о котором РП писал в связи со скандальным делом донецкого «Облгаза» (конец 2015 года), и его московский холдинг «Велес». Этот «Велес», по свидетельствам «ополченцев», давал большие деньги россиянам, которые массово появились в Донбассе уже к концу 2015 года и заняли в «ополчении» должности инструкторов и полевых командиров.

По заявлениям властей ДНР захват ДФС понадобился ВСУ для того, чтобы иметь более удобную площадку для обстрелов ближайших населённых пунктов ДНР. Но удобнее всего было захватить в свои руки ДФС во время обострения в начале февраля, когда шло наступление. Но, видимо, такой команды от украинской олигархии тогда не последовало. ДФС приберегали как козырь на тот случай, если не будут достигнуты цели наступления, о которых говорилось выше, и этот козырь можно будет обменять на интересующие промышленные объекты. Сейчас, по всей видимости, и идёт тайный торг.

В двадцатых числах февраля в ДНР приезжали действующие депутаты Верховной рады Украины Савченко и Рубан. Официальная цель визита – посещение украинских военнопленных в макеевской колонии, передача им писем и посылок от родных и друзей. В Макеевке Савченко собирает корреспондентов и делает заявление о том, что она «находится на временно оккупированной территории Украины». Реакции властей ДНР – никакой. В это же время другие депутаты ВРУ (Парасюк и компания) призывают отключить на ЛДНР не только воду, но и электроэнергию и газ. Вода – водой, но вопрос в том, что газ в ЛДНР поступает из России. Как его могут отключить с Украины? По электроэнергии наблюдается небольшой избыток — в силу промышленной деградации Донбасса. Кроме того, не представляет огромных трудностей подать её с территории Ростовской области РФ. Заявления Парасюка можно рассматривать всерьёз, если только он намекал на то, что в ДНР планируется запуск каких-то крупных потребителей электроэнергии, например, таких, как Донецкий электрометаллургический завод, которым в прошлом году интересовалась «Северсталь» Мордашова.

С 26 февраля в ряде районов ДНР была отключена стационарная телефонная связь и линии интернета. Дело в том, что физически возможность «вырубить» связь всё это время была в руках крупного украинского оператора «Укртелеком». Само собой, что до сих пор деньги за пользование междугородной телефонной связью и интернетом местные операторы ДНР перечисляли «Укртелекому», ведь узлы связи, серверы и кабельные линии принадлежат ему. И вот вдруг полная потеря связи!

Распускаются страшные слухи и о том, что со дня на день будет отключена и самая популярная в Донбассе мобильная связь МТС (UMC, Jeans, Водафон и т.п.). Людей усиленно толкают к переходу на днровскую мобильную связь «Феникс». Тем не менее, на настоящий момент МТС работает, правда, качество связи несколько ухудшилось. Но лёгкая паника всё же началась, особенно в среде мелкой торговой буржуазии.

В конце февраля Путин подписал распоряжение о признании документов и регистрационных знаков, выданных ЛДНР. В Донецке это было воспринято как первый официальный, открытый шаг в сторону вхождения ДНР в состав субъектов РФ.

Наконец, с 1 марта начинается принудительная «национализация» ДНРом тех предприятий, которые находятся и работают на территории ДНР, но являются юр\лицами «врага» — Украины. По словам Захарченки, его правительство планирует «национализировать»:

  • — ДТЭК, крупное предприятие электрических сетей;
  • — Енакиевский металлургический завод;
  • — Макеевский мет\комбитнат;
  • — доступную часть компании «Вода Донбасса»;
  • — ряд шахт и обогатительных фабрик;
  • — завод «Донецксталь»;
  • — Ясиновский машиностроительный завод;
  • — несколько предприятий в Горловке, принадлежащих ахметовскому холдингу СКМ
  • и ещё ряд предприятий помельче.

Итак, опубликована часть списка донбасских источников прибавочной стоимости, за которые империалисты развязали войну. Ясно, что наивным донецким трудящимся «национализация» этих предприятий преподносится как «отбор собственности у олигархов и передача её – через народное государство – всему народу ДНР».

Но вот по данным, заслуживающим, по крайней мере, серьёзного анализа, ещё  в середине 2016 года власти ДНР через чиновников ОБСЕ вели долгие переговоры с украинским командованием с той целью, чтобы артиллерия и диверсионные группы ВСУ взрывали разрушали всё что угодно, но только не трогали бы ряд промышленных и иных объектов Донецка и других городов ДНРа. Среди этих объектов как раз значились шахта им. Засядько, шахта им. Скочинского, Донецкий металлургический завод, Макеевский мет\комбинат, Чулковская обогатительная фабрика, обе кондитерские фабрики, шахтоуправление «Октябрьское». С другой стороны, в обмен на такую лояльность, «ополчению» было приказано ни единым осколком не попадать в Авдеевский коксохимический завод и в железнодорожный узел ст. Авдеевка. В самом деле, по Авдеевке не стреляли, а что касается предприятий в ДНР, то иногда была такая картина: вокруг пром\площадок, в жилых рабочих кварталах, на улицах могли рваться снаряды и мины, а предприятия оставались целёхоньки. Всегда создавалось впечатление, что их тщательно берегли для тех, кто с обеих сторон затеял и ведёт эту войну. То, что так оно и есть, начинает понимать всё больше и больше дончан. (Аналогично было в Чечне в период т.н. «чеченских войн».)

В связи с такой «национализацией» отмечается большое беспокойство тех рабочих и мелких служащих, которые работают на предприятиях — юр\лицах Украины. Дело в том, что все виды своих доходов, т.е. зарплату, отпускные, матпомощь, «больничные» и т.п. эти трудящиеся получали в гривнах на карточки через украинские комм\банки, в частности, через «ЮниКредитБанк». В политических целях хозяева этих предприятий старались, так сказать, «не обижать» тех своих работников, кто жил в ДНР. Зарплата и иные виды мат\вознаграждения в этих филиалах выплачивались практически без задержек и в целом были выше, чем в аналогичных подразделениях юрисдикции ДНР. Скажем, рабочий из ДТЭК получал 5000 гривен в месяц. По обменному курсу это составляет около 11 тысяч рублей. С учётом отпускных и премий средняя месячная зарплата была чуть больше 12 тысяч росс\руб. В то же время местные днровские зарплаты аналогичных профессий едва дотягивают до 8–9 тысяч руб. Понятно, что рабочие украинских предприятий в ДНР уверены, что ДНР им такой зарплаты не предложит, и потому никакого оптимизма у них по поводу «национализации» нет и быть не может.

Второй момент, связанный с первым. Работникам украинских филиалов было выгодно не менять свою гривневую зарплату, перечисленную на пластиковые карты, у днровских менял, а при возможности выезжать из ДНРа на Украину для того, чтобы получить наличные гривны, часть которых отоварить в украинских городах. Почему это было выгодно?

Во-первых, потому что в рублёвом исчислении украинские цены на предметы потребления ниже, чем в резервации. В ДНР цены на 100 основных предметов  потребления задраны — они выше, чем в соседней Ростовской области, и выше, чем во всех соседних областях Украины, примерно на 15-20%, а по некоторым категориям товаров – вдвое, втрое, вчетверо и т.д. Так, например, популярную стиральную машинку-«вертикалку» «Electrolux» в Краматорске можно купить за 7000 гривен. А в Донецке, если эту модель удаётся найти, она стоит больше 25 тысяч рублей. Так самая нужная бытовая техника для трудящихся масс в ДНР становится недоступной. То же касается одежды и обуви, детских колясок, игрушек и т.п. Конечно, крупную бытовую технику в ДНР частным лицам не ввезти, но то, что «национализация» перекрывает части трудящихся последний кислород в приобретении еды и мелких предметов обихода, это факт.

Во-вторых, потому, что ассортимент и качество товаров, продаваемых в украинских магазинах, гораздо шире и выше, чем в магазинах ДНР. Об этом уже говорилось. Война – не война, а если есть возможность, то народ не хочет потреблять товары низкого качества, особенно российские продукты питания, к которым привыкание идёт очень тяжело и болезненно, в том числе и в медицинском смысле. Мы получили статистику из двух гастроэнтерологических отделений крупных больниц, а также из местного онкоцентра. Так вот, при прочих равных условиях массовая заболеваемость ЖКТ выросла за последние 2,5 года на 24%. Сами практикующие врачи говорили, что такой всплеск онкологии связан именно с исчезновением привычных для Донбасса более-менее качественных продуктов питания и заменой их теми суррогатами, которые ввозит сюда российская буржуазия.

Та же проблема с одеждой, косметикой, парфюмерией, спортивной и кожаной обувью, различным инвентарём. До сих пор через украинские КПП с трудом, но всё же можно было ввезти предметы личного (семейного) потребления. Люди шли на простые хитрости, например, ехали на Украину в самой неприглядной и старой одежде и обуви, там покупали новую одежду и обувь и одевали её на себя перед украинскими КПП. А сейчас сложилось так, что параллельно с «национализацией» ужесточился проезд для частных лиц и провоз личных вещей, еды, мелких покупок. Складывается такое впечатление, что к украинским СБУ и ВСУ обратились прямо из Кремля с просьбой помочь защитить внутренний рынок резервации от проникновения туда товаров из Украины.

Большинство рабочих и служащих, с кем приходилось нам беседовать, приходит к выводу о том, что в ДНР дороговизна, цитируем, «создаётся искусственно, местными властями». На фоне всего происходящего окончательно рассеиваются иллюзии о том, что «под крылышком богатой России в ДНР будут высокие зарплаты и вообще высокий уровень жизни». Общий сравнительный обывательский анализ приводит людей к мысли о том, что «в 2013 году мы жили намного лучше, чем сейчас». (Как и в Крыму.)

Очень сильно раздражает то обстоятельство, что становится всё труднее поддерживать нормальные отношения с близкими, живущими на Украине. Причём, в таком положении многие дончане обвиняют обе стороны, и украинское правительство, и Москву.

Образ «Путина-спасителя» постепенно тускнеет. Люди считают, что он, как и Порошенко, втягивает русский народ в ненужные войны. Получая информацию от знакомых и родственников, которые в 2014–начале 2015 гг. уехали в Россию, многие рабочие семьи, особенно женщины, понимают, что «простые рабочие нигде не нужны», что «в России ещё худшие бедствия, чем у нас».

Опросы и разговоры в рабочей среде свидетельствуют о том, что люди до сих пор любят Украину, но не как государство, а как свою страну, как родину, которую менять на другую они не хотят. Они считают, что более уютного и обустроенного места для проживания нет. Войну и саму ДНР называют недоразумением, дурным наваждением, симптомом тяжёлой болезни, которая «разорвала на части наш богатый и тёплый край».

С другой стороны, возвращаться в фактически существующую Украину люди не хотят, так как ожидают не только экономического ухудшения жизни, но и прямых фашистских репрессий со стороны её властей.

Резко сократилось число сторонников вхождения ДНР в состав РФ. Если в середине 2014 года от страха и ужаса настоящей войны более 70 % дончан желали скорейшего вхождения в состав России «по крымскому сценарию», то к настоящему моменту из всех опрошенных нами граждан ДНР только 8% высказались за такое развитие событий. Причём 56% трудящихся высказались категорически против присоединения Донбасса к России. Интересны причины, которые назывались в качестве аргументов такой позиции:

  1. В России ещё больше нищеты и полицейского произвола, чем в Украине или даже в ДНР, хотя ДНР быстро догоняет в этом отношении Россию.
  2. Россия – страна, плохо обустроенная для «нормальной» жизни. Там вся жизнь простых людей гораздо больше сталкивается с грубостями, жестокостями, холодом, неустроенным бытом. Наша Украина и особенно любимый Донецк (и область) – в этом сравнении просто куколка, игрушка, гордость народа. Донецк всегда был вылизан, более-менее сыт, обеспечен, уютен, красив. А хамство и ненасытность российской буржуазии превратят Донецк и область в грязный и страшный аналог Нижнего Тагила. Не хотелось бы этого.
  3. В Россию не нужно «идти», потому что Украина всё равно избавится от фашистов и соединится в единое целое. Но тогда вернуть Донбасс домой будет проблематично.
  4. Мы тут насмотрелись на россиян-ополченцев. Это хамы и пьяницы. Какие-то безграмотные и пришибленные люди. Наверное, в России много таких людей, и поэтому жить с ними бок о бок не хочется.
  5. Россия – фашистская страна, там людей не ценят и убивают без всякой войны прямо средь бела дня (речь шла о постоянно идущих КТО на Северном Кавказе).
  6. От родственников, знакомых и друзей, живущих в Крыму известно, что там общий уровень жизни простых людей стал хуже, чем был до присоединения. Так как в ДНР и сейчас не сахар, то ожидается, что, когда в Донецке начнёт официально хозяйничать Кремль, жизнь народа ухудшится ещё больше.

Словом, России благодарны и признательны за помощь и защиту, но всё же хотят видеть её или союзной республикой в составе «большого Союза», или добрым соседом, с которым вместе живут, помогают друг другу, процветают, но не вмешиваются в личную жизнь друг друга.

Вот такие настроения всё больше укрепляются среди трудящихся Донбасса.

Оценивая плюсы и минусы от вхождения ДНР в состав России, знакомые рабочие рассуждают так. Если ДНР входит в состав РФ, то это поставит Украину перед необходимостью либо официально объявить России войну и, таким, образом, продолжать боевые действия в Донбассе, либо перейти от открытого ведения войны к скрытому, то есть сделать ставку на террор, подрывную и диверсионную работу в тылу Донецка и Донецкой области. Для трудящихся Донбасса плохо и положение прифронтовой зоны, и положение региона, в котором формально войны нет, но идёт бесконечная КТО.

До сих пор материальное положение трудящихся ДНР несколько облегчалось самим статусом ближнего тыла, который иногда практически становится передним краем. Этот особый статус учитывается Кремлём и местной буржуазией в том смысле, что «для снятия социальной напряжённости» пока что действуют сниженные цены на отопление, энергоносители (газ и эл\энергию), воду. Также гражданам ДНР пока ещё выдают всякого рода материальную помощь от украинских и российских олигархов-«благотворителей». Рабочие считают, что с официальным вхождением ДНРа в состав РФ цены на коммуналку уравняют, если не с московскими, то со среднероссийскими, а от помощи не останется и следа.

Говоря о возможном возврате ДНРа в состав Донецкой области Украины, рабочие считают, что и в этом случае качество жизни упадёт ниже плинтуса. В Донецке хорошо известно кошмарное положение на Украине с коммуналкой, массовой безработицей, ростом налогов и сборов, ростом цен. С учётом фашистского террора внутри страны, эти обстоятельства приводят рабочих к мысли о том, что перед восстановлением Украины необходимо уничтожить там политический режим и (цитата) «вернуться хотя бы к тому положению, которое было при Януковиче, но это вряд ли возможно».

Люди считают, что Донбасс попал в политический тупик, откуда нет нормального выхода ни справа, в существующей Украине, ни слева, в РФ, ни сзади, «во временах Януковича».

И они начинают всё сильнее спрашивать друг друга: а что же делать?

Хотя ответ очевиден — идти вперед, выбросив всю эту капиталистическую сволочь туда, где ей самое место — на помойку истории.

Золин, Иванов

P.S. «Угольные шахты, расположенные на территории Донбасса, в том числе, те, на которых было введено внешнее управление, прекратили поставки угля на Украину. При этом начались поставки угля в Россию.» («Коммерсант» 06.03.2017, 17:10)

Теперь понятно, зачем закрывали Ростовские шахты, к примеру, тот же Кингкоул? Зачем закрывают часть угольных шах Кузбасса и Воркуты? Донецкий уголь дешевле, там за копейки шахтеры из-за войны работают, чтобы хотя бы на хлеб детям было! Прибыль нужна капиталистам, только прибыль. И за нее они готовы переубивать всех и вся вокруг.

Оба хуже: 7 комментариев

  1. Ну лишь бы до людей эта информация хоть чуть-чуть доходила. А там, глядишь, недалёко и до вооружения и отстаивания классовых интересов.

    Сейчас ведь от массовых армий и отказываются по той причине, что не дай бог народ получит доступ к оружию, т.е. к возможности отстаивать свои интересы с оружием в руках.

  2. Напоминает ситуацию в Конго, где отдельные вооружённые группы представляющие интересы иностранных монополий ведут нескончаемую гражданскую войну за калтан. Как бы и ДНР не оказаться в такой ситуации.

  3. Извините, что опять не по теме: Читаю книгу «Идейно-эстетические основы буржуазной массовой культуры». Она издана в 1976 году, и в ней подробно разбираются произведения буржуазного «искусства». В ней есть все, так сказать, американские термины (как например, секс, боевик и т.д.). И уже кажется, что пресловутый «железный занавес» вовсе и не был стеной, ограждающей советских граждан от внешнего мира, раз они имели возможность узнать из книг правдивую картину западного мира (а то читал миф, в котором говорилось, что «переходить за границу могла только узкая номенклатурная прослойка»). Т.е. смысла особого выезжать в кап.страны не было. Разве что на природу, достопримечательности посмотреть, да с жителями пообщаться. Но с этими целями можно было посетить Восточную Европу.

    1. Да никому в СССР не надо было никуда выезжать! Что мы там не видели? У нас дома полно было интересного. Это теперь хоть волком вой от скуки, даже пойти некуда. Ну может только десяток каких-то московских диссидентов рвались за границу на запад, но миллионы-то советских граждан тут при чем?
      «Железный занавес» не СССР выстроил — его капиталисты создали, они дико боялись распространения революции и особенно правды о советском социализме. И потому сами мало кого к себе пускали. Это сейчас им наши российские мещане не страшны — ведь управляемые наемные рабы к ним едут, чего не пустить?

  4. P.S…»Теперь понятно, зачем закрывали Ростовские шахты, к примеру, тот же Кингкоул? Зачем закрывают часть угольных шах Кузбасса и Воркуты?»
    Вот самое время шахтёрам Воркуты, Кузбасса, Ростова и Донбасса встретиться и серьёзно поговорить о совместных действиях.

  5. work 07.03.2017 в 17:24: «Это да, самое правильное дело, чтобы потом выступить единым фронтом».
    Когда я знакомым высказала эту же мысль, они мой пыл остудили трезвым суждением о том, что уголь Донбасса будут продавать Украине через Россию. Оказывается, Украина потребляет только уголь Донбасса, которого в России нет(?).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь.