Блокчейн и Биткоин

«Биткоины» на цепочкеВступительное слово. Предлагаемая статья не является исчерпывающим материалом по вопросу о криптовалютах. Исследовательская работа по этому сложнейшему политэкономическому вопросу только начата РП. Но мы посчитали важным поделиться с нашими читателями тем, что нам уже известно о криптовалютах, и в частности, о Биткоин, поскольку ни в одной из тех статей, что нам удалось отыскать в Интернете, хотя их имеется немало, нет даже стремления рассмотреть вопрос с позиций марксистской политической экономии и защитить интересы рабочего класса в охватившей мир «цифровой лихорадке». В настоящей статье наиболее волнующий трудящихся вопрос — являются ли криптовалюты полноценными деньгами, — не освещается по следующим причинам:

Во-1-х, настоящая статья, в силу специфического предмета исследования, и без того немалого объема, да к тому же до крайности перегружена техническими деталями, требующими большого внимания читателя. Ответ на вопрос об отношении криптовалют к деньгам потребовал бы ещё дополнительно изложить в ней политэкономическую сущности денег.

Во-2-х, сам вопрос о политэкономической сущности криптовалют требует продолжения исследований, причем исследований не только непосредственно «электронных денег», но и некоторых новых явлений современного империализма.

Данной статьёй открывается серия материалов РП, посвященных криптовалютам. Её основная цель — рассказать о происхождении, устройстве и общественном значении криптовалют. И в том числе, объяснить смысл очень популярного сегодня названия — «технологии блокчейн», которым направо и налево сыплют финансисты и айтишники. В следующих статьях по этим вопросам мы обязательно разберёмся и с денежными притязаниями «Биткоин».

Статья состоит из разделов, последовательно рассматривающих три вопроса: 1) устройство и принцип работы «Биткоин»; 2) Биткоин как товар и услуга на рынке; 3) значение Биткоин для рабочих и общественного производства в целом.

Технико-экономическая основа

Денежные переводы посредством электричества также стары, как телеграф. Электрические импульсы первоначально служат лишь вспомогательным средством для передачи на расстояние распоряжений банковских клерков, сигнализирующих об изменении кредитного баланса между счетами, отделениями и банками. Но постепенно их роль изменяется: чем шире долговые обязательства передаются при посредстве электрических импульсов, тем в большей степени сами импульсы из средства связи становятся средством обращения. На протяжении недавней истории денежного обращения, в этом новом качестве электрические импульсы выступали тем полнее, чем дальше человек отходил от работы простого счетовода и кассира, по мере автоматизации торговли и банков, оснащения их вычислительной техникой.

Сегодня телеграфную связь заменил Интернет, а компьютеризация банков и торговых площадок достигла внушительных размеров. Вместо того, чтобы вручную заполнять и отправлять платёжные поручения, мы пользуемся автоматическими терминалами и программами. Оплатить покупку, используя Visa, MasterCard, WebMoney, Яндекс и другие электронные платёжные системы почти также просто как передать наличные, хотя при этом участники сделки могут быть разделены значительным расстоянием. Одно только осталось неизменным — подобно телеграфным компаниям прошлого, все эти системы находятся в руках крупных финансовых капиталистических монополий, которые неизменно являются посредниками при всех платежах.

Может показаться, что монополизм капиталистических платёжных корпораций возникает естественным путём, поскольку лишь влиятельный посредник в состоянии защитить свои каналы связи от посторонних ушей и глаз, а значит обеспечить конфиденциальность платежей. Во времена, предшествующие эпохе Интернета это, несомненно, было именно так. Однако соединение компьютеров в глобальную сеть произвело кардинальную перемену в данном аспекте общественных отношений: оно не только выталкивало потоки данных из выделенных линий в каналы общего пользования, но и с железной необходимостью придавало общественный характер всем тем способам, с помощью которых по этим каналам велись приём и передача. Глобальный масштаб сети сделал проблемы общими для всех её участников и потому потребовал от них совместной выработки решений. Благодаря этому на свет одно за другим появлялись новые научные направления, а малоизвестные и специальные получили известность и новую жизнь. Одной из таких общих проблем Интернета был и остаётся вопрос о безопасных способах передачи секретной информации по каналам общего пользования, а её научной формой — наука криптография, изучающая вопросы зашифровки и расшифровывания сообщений. Именно в эпоху Интернета криптография переживает свой подлинный расцвет.

Могли ли банки, телефонные и телеграфные компании, действуя в этой новой обстановке, сохранить монополию на электронные платежи на прежних основаниях? Конечно нет. Интернет как нельзя лучше подходил для соединения компьютеризированной инфраструктуры банков и торговых площадок, однако же, он требовал зашифровывать сообщения для их конфиденциальной передачи. Между тем, криптография, развившаяся в 1970–80-х годах в полноценную гражданскую науку, сделала почти невозможным практическое использование в Интернете секретных алгоритмов шифрования, а наоборот, требовала публичной оценки и критики шифров. Сегодня любой поставщик услуг связи неминуемо сталкивался с вопросами, которые поступали к нему из научных кругов относительно применяемых шифров, а кроме того — он сталкивался и с прямой проверкой своих шифров на прочность. Следовательно, можно сказать вполне определённо, что с распространением Интернета естественной монополии платёжных посредников приходит конец.

В сочетании с распространением персональных компьютеров в конце 1980-х – начале 90-х годов, гражданская криптография открыла их владельцам возможность конфиденциального обмена информацией без дополнительной защиты со стороны третьих лиц и организаций. Криптография также давала инструменты для проверки подлинности и уникальности находящихся в компьютере записей. Взятое вместе, всё это позволяло предположить, что кредитные отношения между людьми теперь вовсе не обязательно должны находиться под контролем капиталистических монополий. Теоретически, они вполне могли быть выведены из-под опеки корпораций — в сферу среднего и мелкого бизнеса. Вокруг идеи создания частных платёжных систем на базе Интернета, свободных от тотального контроля финансового капитала, в конце 80-х годов возникают сообщества энтузиастов, пытающиеся этим способом реализовать мелкобуржуазные и либеральные представления об экономической свободе.

С тех пор кроме теоретических исследований, время от времени предпринимались и практические попытки запуска независимого электронного средства обращения. До времени анонсирования проекта «Биткоин» в 2008 году, было известно уже довольно много образцов электронных учётных систем на базе Интернета, принадлежащих небольшим частным капиталистическим компаниям. Средством обращения в них служили виртуальные учётные знаки — «монеты» или «банкноты», — обеспеченные национальной валютой или золотом1. В техническом отношении они были не так уж плохи, однако их действие каждый раз останавливалось «обеспокоенным правительством».

Что же давало возможность государству и монополиям сравнительно легко вмешиваться в работу этих частных платёжных систем? Ни государство, ни банки не могли, конечно, контролировать все передаваемые через Интернет сообщения — архитектура глобальной сети исключала (и по сей день исключает) такую возможность. Но дело в том, что контроль за всеми участниками обмена вовсе и не требуется для того, чтобы произвести атаку на электронную платёжную систему, построенную вокруг главного центрального узла. Иной принцип построения системы электронного обращения был в то время ещё не известен, поэтому все без исключения платёжные системы по необходимости были централизованными. Центральный узел был их ахиллесовой пятой, позволявшей правительствам легко парализовывать их работу.

Энтузиастам частных платёжных систем становилось всё более ясным, что избежать контроля со стороны государства и монополий можно лишь отказавшись от централизации. Только по-началу это представлялось скорее невозможным, чем возможным. В чём же состояла, да и теперь ещё состоит здесь сложность? Ответ кроется в самом принципе обработки информации компьютером.

Сохраняя, передавая и принимая сообщения, производя разнообразные вычисления над данными, компьютер беспрерывно и многократно копирует их. Вся его работа построена на том, что копия электронной записи совершенно неотличима от оригинала. Сами слова «оригинал» и «копия» первоначально полностью утрачивают свой обиходный смысл в мире вычислительной техники, и лишь путём организации специального учёта и контроля удаётся вновь вернуться к этим категориям там, где того требует задача. Организация электронного денежного обращения представляет собой как раз такую задачу.

Простота копирования и идентичность получаемых копий проявляется в отношении электронного средства обращения двояким образом. Так, всем известно, что на металлические монеты и бумажные банкноты процесс обращения действует разрушительно — со временем они изнашиваются, приходят в негодность и должны быть перевыпущены. Совсем иное дело — записи в компьютере. Совершение платежей через компьютерную сеть необходимо включает в себя копирование записей между компьютерами, в результате чего электронное средство обращения не только не изнашивается, но даже наоборот — постоянно вновь и вновь обновляется.

Итак, процесс обращения электронных денежных знаков является в то же время процессом их сохранения, а не разрушения.

Лёгкость изготовления копий электронных записей оборачивается большими трудностями, если мы хотим использовать их как средство обращения. В самом деле, как выглядит товарное обращение, если рассматривать его со стороны денег? «Всё движение обращения выступает в таком виде, что деньги меняются местами с товарами, реализуя их цены либо в одновременных, протекающих рядом отдельных актах обращения, либо последовательно, когда одни и те же деньги (Geldstück) реализуют подряд цены различных товаров»2, — указывает К. Маркс. Но не могут ли одни и те же деньги реализовать цены различных товаров одновременно? Может ли покупатель, отдавая определённую сумму денег продавцу, не потерять, но каким-либо способом сохранить её у себя? Когда мы используем для обращения металлические или бумажные знаки, то мы просто не сталкиваемся с подобной проблемой. Покупка с помощью наличных денег — это всегда обмен денег на товар: «товары… занимают постоянно место, оставленное деньгами»3. Но в мире электронных платежей всё не так просто: то, что при передаче денег из рук в руки получается само собой, то требует специальных предосторожностей при совершении покупок и продаж посредством электроники — путаница возникает оттого, что электронные записи об одних и тех же деньгах необходимо существуют во множестве экземпляров.

Итак, в процессе обращения электронных денежных знаков нужно особо следить за тем, чтобы знаки на самом деле отчуждались покупателем не оставляя после себя копии.

В сфере изучения электронных платёжных систем данная проблема получила наименование проблемы двойной траты (double spending). И для её решения долгое время не существовало никакого практически применимого способа, кроме централизации всей системы вокруг одного главного узла, задачей которого является строго последовательная обработка всех совершаемых через систему платежей.

Централизация приносит с собой две крупных неприятности. Прежде всего, строго последовательная обработка платёжных поручений серьёзным образом замедляет работу всей системы. Покупки и продажи совершаются беспрерывно по всему миру, но несмотря на это, в централизованной системе окончательно зафиксированы они должны быть в одном месте. Это приводит к образованию гигантских очередей, в которых платежи ожидают проверки и подтверждения. Чем шире используется данная система платежей, тем выше должна быть скорость их обработки на её выделенном центральном узле. Поэтому поддерживать скорость обработки платежей на приемлемом уровне, одновременно расширяя сферу охвата, может лишь крупный финансовый капитал, имеющий достаточно средств для своевременного обновления центрального оборудования своей системы. Правда практика показывает, что даже у него дела здесь идут не блестяще: если взять такие платёжные системы, как Visa и MasterCard, то их клиентам хорошо известно, что с момента покупки платёж может ещё несколько дней иметь статус HOLD, т. е. ожидать подтверждения.

Вторая проблема централизации заключается в том, что помимо высокой скорости работы, центральный узел системы должен быть надёжно защищён от сбоев. Для классового капиталистического общества защита от сбоев в обязательном порядке означает также защиту от воровства и посягательств конкурентов. В денежной сфере, однако, такая защита связана уже не просто с большими капиталовложениями, но в обязательном порядке требует наличия в руках владельца системы государственной власти. Только государство, с его полицией, армией и административным аппаратом способно обеспечить требуемый уровень защиты финансовой системы. Именно по этой причине ни один из экспериментов, шедших с конца 80-х годов, не привёл к созданию независимой централизованной платёжной системы, действовавшей сколько-нибудь продолжительное время. Раз за разом «обеспокоенное правительство» различными способами прекращало работу центрального звена этих небольших платёжных сетей4.

Итак, в классовом капиталистическом обществе, централизованная электронная система учёта и контроля денежных знаков будет работать лишь под покровительством крупной финансовой монополии, обладающей государственной властью. Именно по этой причине финансовым монополиям удалось сохранить свой исключительный статус несмотря на распространение Интернета. Идея частной платёжной системы сталкивается с необходимостью децентрализации.

Решить задачу децентрализации платёжной системы означает решить проблему двойной траты не прибегая к централизации. Есть ли здесь простое и очевидное решение?

На первый взгляд может показаться, что проблема учёта прибыли и убыли на нескольких узлах вместо одного выделенного узла чисто техническая. Но это впечатление категорически неверно. В действительности, существуют десятки проверенных способов перекрёстного контроля промежуточных результатов и вывода из них общего решения. Но все эти способы основаны на допущении, что интересы всех или подавляющего большинства членов сети совпадают, чего в классовом капиталистическом обществе нет и быть не может. И не только потому, что различные узлы могут оказаться под контролем людей с противоположными экономическими интересами, но и потому, что даже в пределах одного общественного класса в условиях капитализма непременно будет иметь место борьба индивидуальных экономических интересов, именуемая капиталистической конкуренцией.

Говоря простым языком, конструкция наивной децентрализованной системы учёта предполагает, что все составляющие её части будут работать честно, то-есть по строгим, единым для всех правилам без всякого принуждения. Но стоит только включить такую систему в сферу капиталистического производства, как она, подчиняясь его экономическому закону — анархии производства, — немедленно нарушит целостность расчётов, демонстрируя со всей очевидностью, что полноценной и необходимой общности интересов между участниками сети в действительности нет.

Получается так, что материальные условия сферы производства и обмена — в частности, Интернет — делают возможной и желательной децентрализацию в системах электронной оплаты товаров и услуг. Но в то же время, те общественные отношения, посредником в которых стремится стать любая электронная платёжная система при капитализме — буржуазные товарно-денежные отношения, — препятствуют её разделению на равноправные самостоятельные части.

В действительности, однако, положение не является столь безвыходным, как это на первый взгляд может показаться: раз неконтролируемая конкуренция между участниками децентрализованной сети нарушает её работу, значит участники должны поставить конкуренцию под свой собственный контроль. Как конкретно он будет осуществляться — это вопрос второго порядка. Главное же условие состоит в том, что такое внутреннее сдерживание конкуренции может возникнуть только там, где для этого имеется основание внутри самих общественных отношений. И в данном случае, когда дело касается борьбы мелкой и средней буржуазии против власти финансовых монополий, такое основание безусловно имеется.

Создание и развитие независимой от государства и монополий электронной платёжной системы необходимо требует коллективных действий многих людей и возможно лишь как практический шаг в их борьбе против власти монополий. Объединение вокруг независимой платёжной системы возникает на почве общей антимонополистической борьбы, однако, благодаря своим мелкобуржуазным корням, сразу же ограничивает себя в средствах и целях борьбы рамками буржуазных, товарно-денежных отношений, однобоко сводя идею экономической свободы к независимости платёжного средства. Следовательно, перед нами определённая общественная группа, имеющая свой специфический экономический и политический интерес. Как и интерес всякой общественной группы, сначала он существует лишь как тенденция, которая развивается затем в конкретную форму кооперации между членами группы. Именно кооперация способна ограничить конкуренцию внутри группы. Но поскольку интерес рассматриваемой группы остаётся целиком в сфере буржуазных товарно-денежных отношений, то и кооперация между её членами может быть только капиталистической кооперацией. История знает много различных форм капиталистической кооперации, но везде, где дело касается ограничения конкуренции, содержание у неё всегда одно — объединение капиталов.

Раз это понято, от решения задачи о децентрализации платёжной системы нас отделяет всего один шаг. А именно: нужно найти такой практический способ кооперации капиталов и соответствующую ему новую форму конкуренции, при которой точность взаиморасчётов сохранялась бы. Именно такому условию удовлетворяло решение, изложенное в статье «Биткоин: Распределённая система электронных наличных денег»5 за подписью Сатоши Накамото, 2008 г.

В переводе на язык политической экономии, предложенное решение учитывало, что, в отличие от традиционных капиталистических объединений, капиталы участников проекта не могут быть авансированы как единое целое. Но в действительности этого и не требовалось. Раз капитал не может быть авансирован и применён централизовано, то пусть он применяется индивидуально, на местах, но обязательно — в рамках единого производственного процесса. Для кооперации независимых участников следует организовать распределённое производство чего-либо такого, что по своей структуре не допускало бы разделения. Именно в этом заключается политэкономический смысл предложения. В этом был ключ к решению задачи, который наконец-то был найден.

Что же следует производить и как? Любой материальный продукт сразу же исключается по следующим причинам. Во-первых, распределённая в глобальном масштабе работа над одним и тем же, неделимым материальным продуктом — это, пока что, из области фантастики. Отсюда понятно, что географическая разобщённость производителей должна быть каким-то образом преодолена, её последствия — сведены к минимуму, что производители должны на практике быть поставлены в условия тесного контакта друг с другом. Обеспечить всё это мог только Интернет — он способен обеспечить совместную работу над продуктом, но лишь при условии, что этот продукт может свободно передаваться через компьютерную сеть. Следовательно — быть нематериальным. И это вторая и основная причина.

Последняя причина, по которой материальный продукт должен быть исключён, состоит попросту в том, что изготовление любого материального продукта лежит за пределами сферы интересов участников сети: их цель состоит лишь в организации децентрализованной системы электронных платежей. Следовательно, производство здесь нужно не ради создания продукта, а ради изменения формы конкуренции. Продукт нужен не сам по себе, а лишь как связующее звено кооперации.

Надо отметить, что подобные вопросы никак не обсуждаются в указанной анонимной статье о Биткоине (Накамото — псевдоним). Всё решение представляется как готовое, а теоретические построения почти не выходят за рамки проблем вычислительной техники, хотя действительной базой решения является связь с материальным общественным производством. Именно материальным, поскольку только материальное производство, только затрата материальных ресурсов и рабочего времени на общую цель может служить базой для кооперации. Необходимость затраты времени и материальных ресурсов подтверждается и авторами «Биткоин» (предположительно, Накамото — псевдоним коллектива авторов) и носит название принципа «доказательства работой» (proof-of-work).

Над чем же должна вестись эта работа? Выше мы показали, что продукт совместного производства должен обязательно быть неделимым и что он не может быть материальным продуктом. Создать отвечающую этим требованиям структуру в памяти соединённых через Интернет компьютеров помогла криптография: она дала средства для установления прочной математической связи между текущими и ранее совершёнными платёжными актами. Благодаря этому вся история платежей в Биткоин является единым целым. Такая связная история платёжных актов получила название «блокчейн» (blockchain). Именно блокчейн является тем продуктом, который совместно производят активные участники сети Биткоин, затрачивая на это свои материальные ресурсы и рабочее время — своё собственное или наёмных рабочих.

Чем же обусловлены их траты? Дело в том, что вычисление математической связи между отдельными блоками блокчейна искусственно усложнено, усложнено многократно, но в известной степени. Степень сложности вычислений определяется заранее как добровольное соглашение между участниками сети и является, таким образом, непосредственным проявлением частичной общности их интересов, которое не принимает форму принуждения. Фактически, дело обстоит так, что активные участники сети Биткоин, по взаимной договорённости преодолевают искусственные затруднения определённой сложности, затрачивая на это вычислительную мощность своих компьютеров. Результат преодоления проходит перекрёстную проверку на предмет соответствия установленному уровню сложности. Эта проверка является обязанностью всех участников сети по отношению друг к другу и, в то же время, гарантией личной финансовой безопасности, и потому также выполняется без принуждения. Таким образом, единственным принудительным фактором здесь является невозможность регулярно преодолевать искусственные затруднения без действительной затраты известного количества времени, труда и вычислительных ресурсов. А без такого преодоления, в свою очередь, невозможно произвести очередной блок блокчейна по установленным правилам.

Сырым материалом для производства блокчейна служат платёжные поручения участников сети — как активных, так и пассивных, т. е. обыкновенных пользователей. Благодаря тому, что содержание и порядок следования платёжных поручений носят случайный характер, к которому прибавляется ряд других случайных факторов, начальные условия искусственной задачи (затруднения) нельзя заранее предугадать. Это обстоятельство делает возможной конкуренцию между активными участниками сети за право произвести очередной блок блокчейна. Отличительной особенностью этой новой формы конкуренции является то, что производство здесь не может вестись быстрее известного, при данном уровне развития науки и вычислительной техники, определённого предела, поскольку единственный известный сегодня способ решить искусственную задачу такого рода — это прямой перебор вариантов решения. Следовательно, темп производства замедляется. Благодаря снижению темпов производства решается проблема двойной траты, т. е. одновременного появления двух и более «хороших» блоков. По взаимной договорённости сложность искусственной задачи повышается (или понижается) до такого уровня, чтобы добавление нового блока в блокчейн совершалось, в среднем, 1 раз в 10 мин.

Конкуренция за право добавления очередного блока в блокчейн является здесь лишь формой производства блокчейна как целого, т. е. той формой, в которой оказывается услуга «Биткоин» как таковая. По задумке авторов Биткоин, конкуренция в условиях искусственно затратного, и потому искусственно замедленного производства призвана попеременно ставить то одного, то другого производителя в привилегированное положение по отношению ко всем остальным, а всех производителей вместе взятых — в привилегированное положение по отношению к пассивным участникам, простым пользователям. Упомянутые привилегии связаны с механизмом получения прибыли в Биткоин — этот вопрос мы рассмотрим в следующем разделе данной статьи. А сейчас остановимся, чтобы подвести некоторые итоги и сделать выводы.

Проект «Биткоин» показывает нам крайне необычный, и крайне противоречивый вид капиталистической производственной кооперации. Организуется производство по образцу, по форме материального производства, связанное с затратой материальных ресурсов и труда, которое по своему содержанию является лишь производством особой формы кооперации между производителями, призванной искусственно ограничить скорость конкурентного производства и в то же время способом производства услуги по совершению электронных платежей. Выработка нематериального продукта — блокчейна, — состоящего как бы из слепков уже оказанных услуг, является здесь не настоящей целью производства, а лишь неизбежным его результатом и, одновременно, исходным условием каждого нового производственного цикла. Блокчейн не нужен — и блокчейн необходим.

Издержки, идущие на обмен платёжными поручениями в сети Биткоин (и других подобных ей криптовалют) отличаются от издержек оборота всех прочих платёжных средств (включая сюда золото и денежные знаки) прежде всего тем, что это — производственные издержки. Дело в том, что каждая купля-продажа через Биткоин неразрывно связана с созданием очередного блока блокчейна: словом «блок» в Биткоин как раз и обозначается набор из нескольких платёжных поручений (транзакций), подлежащих исполнению. Производство блока есть исполнение поручений. Однако эта операция многократно сложнее, чем простая их компоновка. Производство очередного блока осуществляется через конкурентную борьбу активных участников сети, каждый из которых как бы стремится поставить на свой блок личную печать и тем самым заверить его. И эта, заключительная по-сути операция — постановка «печати», — требует перебора огромного множества вариантов решения искусственной задачи, на что приходится затрачивать вычислительные ресурсы и время. Причём она является самой технически сложной из всех — именно на неё затрачиваются основные ресурсы, которыми располагает каждый конкурент.

При исполнении платёжных поручений в традиционных системах (всё равно, записаны ли поручения на бумаге или представлены в электронном виде), важен лишь результат — взаимное изменение пары банковских счетов, тех чисел которые там записаны. Любые журналы, отчёты и чеки нужны здесь только для промежуточного контроля, поэтому иногда от них можно и вовсе отказаться. В Биткоин же оказать услугу по изменению баланса счетов можно лишь одним способом — произвести новый блок, присоединяя его к блокчейну. При совершении платежей традиционным способом банковской услуге лишь сопутствует переменчивый ряд продуктов (бланки, чеки и т. д.). В Биткоин оказание услуги сливается с производством одного определённого продукта — блокчейна. Кроме того, как мы увидим далее (и особенно в третьем разделе этой статьи), затраты труда и материальных ресурсов на производство блока в Биткоин не идут ни в какое сравнение с затратами, приходящимися на совершение аналогичного количества традиционных банковских переводов.

Затрата известного количества рабочего времени и материальных вычислительных ресурсов является необходимым условием признания блока транзакций остальными участниками сети, в результате которого блок становится частью их общего нематериального продукта — блокчейна, а входящие в блок платёжные поручения считаются исполненными. Из чего же складываются затраты участников и каковы они должны быть для того, чтобы блок транзакций получил признание?

Исходя из того, что было изложено выше, может показаться, что сама по себе необходимость поиска решения искусственной задачи путём перебора вариантов — это и есть главное препятствие на пути блока в блокчейн. Однако необходимость поиска решения одной задачи — это лишь непосредственное техническое препятствие. Главным же затруднением является действующее посредством техники и математики препятствие организационного плана. Состоит оно в том, что за время, пока участник занят поиском решения, претерпевает изменение само условие задачи, и весь процесс раз за разом приходится начинать заново. Такая особенность организации процесса производства блоков связана с тем, что блокчейн действительно является совокупным и неделимым продуктом сети Биткоин. Однозначная математическая связь между блоками блокчейна является его особенностью не только в статике, как продукта — прежде всего она проявляет себя в динамике, в процессе его производства и подчиняет себе этот процесс. Участники сети ведут работу над производством новых блоков параллельно, но не изолировано друг от друга: каждый раз, когда кому-то из них удаётся произвести блок и добавить его в блокчейн, всем остальным участникам приходится начинать всю работу заново — отбрасывать недоделанный блок, формировать новый и вновь пытаться поставить на него свою «печать». Участник, который по каким-то причинам не сделает этого, а продолжит работу без учёта произошедшего за это время прироста блокчейна, будет лишь производить заведомо бракованные блоки, которые будут рассматриваться остальными участниками как негодные и нарушающие целостность блокчейна.

Конечно, в порядке исключения может возникнуть ситуация, когда решение искусственной задачи будет найдено очень быстро (ведь процесс этот имеет вероятностный характер), и новый блок будет добавлен кем-то из участников с первой попытки. Но в среднем, всем участникам для добавления блока приходится затрачивать ресурсы и рабочее время на известное число неудачных попыток. Следовательно, условием признания блока является не просто решение искусственной задачи, а её решение в регулярно меняющихся условиях, причём причиной изменения условий является сама деятельность участников по добавлению блоков в блокчейн. Весь процесс в целом представляется таким образом, что успешное производство блока кем-то из участников является в то же время производством новых условий задачи, которые все участники дальше перерабатывают (совместно с новыми платёжными поручениями) в новые блоки и новые условия и т. д. Интересно отметить, что новые блоки, несущие с собой новые условия, без знания которых невозможно начать новый производственный цикл, участники сети предоставляют друг другу абсолютно бесплатно — в этом проявляется кооперативный характер всего производства Биткоин.

Итак, рабочее время и ресурсы затрачиваются участниками сети на известное среднее число неудачных попыток за которыми следует одна удачная попытка, и связано это с тесной взаимосвязью, которая намеренно устанавливается между производственными циклами участников. Проводником этой взаимосвязи является блокчейн, а сама она призвана защищать его целостность и является, таким образом, гарантией качества услуги учёта электронных платежей в децентрализованной системе, работающей в условиях капиталистической конкуренции. Ясно, что затрата ресурсов и труда является здесь избыточной по сравнению с той величиной, которая затрачивалась бы в отсутствие капиталистической конкуренции. Какова же степень этой избыточности?

Степень избыточной растраты ресурсов напрямую зависит от количества активных участников сети Биткоин или, что то же самое, от совокупной мощности их оборудования. Для того, чтобы удерживать частоту добавления новых блоков в блокчейн на целевом уровне 1 блок в 10 мин., участники сети договариваются о том, что уровень сложности тех искусственных задач, которые они решают для постановки «печати» на блок, должен быть соразмерен мощности оборудования, которым в среднем располагает каждый участник. Следовательно, существенное увеличение мощности одного или нескольких участников сети, или же увеличение числа участников, обладающих средней мощностью, одинаково приводит к тому, что уровень сложности — равный для всех участников — приходится повышать6. Если уровень сложности не повышать, то добавление новых блоков в блокчейн станет происходить слишком часто, а частое появление новых блоков, в свою очередь, ослабит защиту от различных махинаций с платёжными поручениями (двойная трата и т. п.). Получается так, что участники сети Биткоин своей деятельностью не только помогают, но и мешают друг другу, и прежде всего мешают друг дружке их капиталы, которые существуют здесь в виде вычислительных мощностей: чем больше совокупный капитал, тем выше должен быть средний капитал, который требуется для успешной работы с той же выработкой. Всё это приводит к тому, что соревнование карликов постепенно превращается в соревнование великанов. Скорость производства блоков, однако, удерживается на одном и том же уровне — 1 блок в 10 мин., что является специфической для Биткоин формой замедления конкурентного производства.

Итак, непроизводительная растрата материальных ресурсов и времени является неизбежной для Биткоин и составляет основную часть расходов, в которые данная услуга обходится обществу. Должны ли мы сказать, что такая растрата обязательно является нецелесообразной? Для рабочих-пролетариев, трудом которых производится электричество, а также создаётся и обслуживается вычислительная техника, ответ на этот вопрос очевиден — да, безусловно, нецелесообразной. Напротив, на стороне капитала, среди частных товаропроизводителей, однозначного ответа на этот вопрос мы не услышим — здесь лишь практика капиталистического товарного обращения решает вопрос о целесообразности тех или иных затрат: она может оправдать самое варварское производство, и в то же время задушить общественно-полезное. Обращение товаров в условиях частной собственности выносит свой приговор слепо и бездумно. Но нельзя сказать того же о людях, при участии которых оно совершает свои обороты. Поделившие между собой мировой рынок капиталистические монополии действуют хитро и продуманно, они не стесняются в выборе средств, когда им нужно подтолкнуть товарооборот в выгодную для себя сторону. Рабочим в такой ситуации тоже не стоит стесняться — в их руках находится самая мощная на земле сила и все материальные средства производства. Свои коренные интересы они видят в том, чтобы все плоды их труда без исключения расходовались целесообразно и с пользой для всех трудящихся. А значит, рабочее движение неминуемо придёт в прямое столкновение с Биткоин и прочими подобными ему системами. Однако прежде, чем мы поговорим о противоположности интересов труда и капитала в Биткоин-производстве, мы должны выяснить те обстоятельства, с которыми непосредственно связан здесь интерес капитала — т. е. с тем, каким образом Биткоин приносит прибыль капиталистам.

Биткоин как товар и как услуга

Удовлетворительное решение проблемы двойной траты, которое не требовало централизации, лишило Биткоин главной уязвимости предыдущих частных платёжных систем и выгодно отличало его от них. Это обстоятельство позволило Биткоин прочно обосноваться в Интернете, дало возможность развиваться. Двигателем его развития стала капиталистическая конкуренция. С самого начала новая платёжная система представляла собой зачаток распределённого капиталистического предприятия по совместному производству услуги «электронные платежи», предприятия, в которое можно было вкладывать материальные ресурсы с целью получения прибыли.

Сеть Биткоин создавалась как независимая от монополий платёжная система для оказания услуг по переводу денежных средств. Но поскольку децентрализация освободила её от государственного контроля, а значит и от предоставления гарантий по финансовым операциям, то возникает вопрос: как именно можно передать через неё деньги? Отправка денег через любую электронную платёжную систему заключается в том, что в крайних точках производится обмен денег на электронные свидетельства, а затем обратно (при безналичном расчёте происходит обмен свидетельств одной системы на свидетельства другой). В централизованных системах, таких как Яндекс.Деньги и WebMoney, обмен производится по установленному курсу, но в случае децентрализованной системы, где нет законного ответчика, единый курс обмена сам собой исключается.

Биткоин выходит из положения следующим образом: используемые внутри системы платёжные единицы являются не свидетельствами об обмене денег или иных свидетельств, а свидетельствами затраты известного количества рабочего времени и материальных ресурсов. Эти затраты, как известно, связаны в Биткоин с производством блоков блокчейна, поэтому общее количество блоков — длина блокчейна — и общее количество циркулирующих внутри Биткоин свидетельств о затрате рабочего времени и ресурсов однозначно связаны. Такие свидетельства и называют «биткоины». Владелец узла, который непосредственно произвёл очередной блок, автоматически получает привилегию распоряжаться установленной суммой новых биткоинов, поэтому они представляются ему как награда, а весь процесс работы его узла принимает для него форму погони за наградой.

Получая награду за блоки, участник сети имеет возможность использовать сеть Биткоин для совершения переводов из имеющейся в его распоряжении суммы биткоинов другим участникам, в том числе простым пользователям, которые сами блоки не производят. После совершения транзакции указанная в ней сумма биткоинов поступает в распоряжение нового владельца, а старый владелец, очевидно, получает от него взамен нечто выходящее за рамки Биткоин — совершается обмен биткоинов на деньги, товары или услуги. Благодаря этому становится возможным производить биткоины (т. е. производить блоки и получать за них награду) специально с целью обмена на рынке и биткоины тогда становятся товаром.

Начав своё путешествие по сети как награда, биткоины далее могут многократно переходить «из рук в руки», т. е. становясь объектами различных платёжных поручений. Исполнение платёжных поручений, как уже говорилось ранее, непосредственно связано с добавлением в блокчейн новых блоков, содержащих эти поручения, следовательно, невозможно без помощи активных участников сети, затрачивающих на это рабочее время и ресурсы. Когда количество заявок или подлежащих исполнению поручений превышает количество активных участников, у последних появляется выбор — какие заявки включать в новый блок, а какие рассматривать во вторую, третью и т. д. очередь. Здесь возникает конкуренция пользователей за место в очереди: пользователи вынуждены уступать определённый процент от суммы платежа тому участнику сети, который рассмотрел их заявку и смог выполнить поручение, т. е. добавить в блокчейн новый блок, содержащий данное поручение в числе прочих. В результате, активные участники сети получают не только награду за новые блоки, но также и комиссию за услуги.

Итак мы выяснили, что биткоины являются электронными свидетельствами о затрате известного среднего количества рабочего времени и материальных ресурсов, которые уходят на добавление в блокчейн новых блоков. В настоящее время биткоины производятся как товар — специально с целью обмена на иные товары по ценам вольного рынка и прежде всего для обмена на деньги на рынке финансовом. Обыкновенные пользователи, не производящие блоки самостоятельно, могут приобрести биткоины у того, кто получает их в качестве награды за производство блоков. Вторым источником предложения биткоинов являются те пользователи, которые получили перевод в биткоинах и теперь решают сбыть их на рынке. Каждое перемещение суммы биткоинов от одного владельца к другому совершается через сеть Биткоин в рамках того же самого процесса, в котором производятся блоки, и предоставляется обыкновенным пользователям как услуга, за оказание которой активные участники взимают комиссию (в биткоинах).

Процесс перевода денег через Биткоин в общем виде выглядит так: эквивалентная сумма биткоинов покупается на рынке как товар, затем осуществляется целевой перевод — владельцем данной суммы биткоинов становится получатель, который продаёт поступившие в его распоряжение биткоины на рынке. Комиссия при этом уплачивается трижды: первый раз она входит в цену, по которой биткоины продаются отправителю (первый перевод), второй раз сам отправитель платит комиссию за свой перевод получателю и наконец, получатель платежа также должен заложить комиссию в цену по которой он продаёт полученную сумму биткоинов (третий перевод). Кроме того, цена покупки и цена продажи — обе являются рыночными и в общем случае не совпадают.

Для того, чтобы получать награду и комиссионные, владелец активного узла сети должен постоянно затрачивать свои вычислительные мощности и рабочее время (своё собственное или наёмных рабочих) на конкурентную борьбу с другими активными участниками, в ходе которой именно его узел время от времени будет производить новые блоки, а он как владелец — получать право распоряжаться наградой за них. Если рассмотреть достаточно большой промежуток времени работы активного узла, то будет ясно, что основное количество его ресурсов и времени расходуется на неудачные попытки произвести блок, в которые лишь изредка вкрадывается одна удачная попытка. Важно отметить, что несмотря на кооперативный характер производства блокчейна в целом, на рынок для продажи биткоинов и услуг по их переводу каждый участник сети выходит в индивидуальном порядке, как частный предприниматель.

Размер комиссии за услугу, также как и цена биткоинов как товара — обе являются рыночными, они формируются стихийно. Но какова действительная стоимость биткоина? Ответ на этот вопрос требует специального исследования, поэтому в рамках данной статьи мы решили ограничиться более простой характеристикой — издержками его производства. Для средних условий производства, т. е. для узлов средней мощности, затраты труда и ресурсов за период, разделяющий удачные попытки произвести блок, должны быть соразмерны совокупным затратам всех узлов средней мощности вместе взятых за целевой период в 10 мин. Это объясняется тем, что, в среднем, новый блок производится каждые 10 мин. — то одним узлом, то другим, то третьим и т. д., и каждый узел средней мощности как бы ждёт своей очереди, хотя очерёдность и определяется здесь вероятностно.

Для узлов с мощностью ниже средней ситуация меняется в худшую сторону: чем медленнее работает узел, тем больше неудачных попыток решить искусственную задачу он вынужден делать, поскольку узлы со средней и высокой мощностью вычислительного оборудования чаще «перебегают дорогу». Поэтому для узлов с небольшой мощностью Биткоин-производство превращается в чистом виде лотерею — их владельцы надеются на удачу. Напротив, повышенная мощность узлов позволяет их владельцам быть уверенными в регулярном производстве блоков, позволяет рассчитывать на определённую прибыль, а не полагаться на удачу.

Какова же величина награды и какова цена биткоина на рынке? Награда за первые в истории Биткоин-блоки, произведённые в 2009 г. была установлена совершенно произвольно и равнялась 50 биткоинам за блок. Произвольно потому, что Биткоин тогда ещё не имел своей сферы обращения и его рыночная цена была равна нулю. На сегодняшний день награда за блок составляет только 12,5 биткоинов, а 1 биткоин оценивается на бирже в среднем, по официальным данным7, в 10 тыс. долларов США, перешагнув в декабре 2017 года максимум в 19,5 тыс. История цен показывает нам, что этот максимум был достигнут за один 2017 год, в течение которого цена биткоина, державшаяся в начале года на уровне 1000 долларов, возросла в 19 раз.

Бытует мнение, что этот головокружительный взлёт был не более чем спекулятивной игрой, за которой не скрывалось никакой материальной основы. Но если обратиться к другим статистическим показателям, таким как уровень сложности искусственной задачи и суммарное количество вычислений, производимых всей Биткоин-сетью в 1 секунду, то мы увидим, что за тот же год в них произошёл аналогичный скачок. А это значит, что количество единиц оборудования, их мощность и, самое главное, потребляемое ими электричество, как необходимое и главное условие работы компьютерных систем, находится в непосредственной связи с ценой биткоина на бирже. Следовательно, колоссальный рост биржевой цены вызвал такой же колоссальный рост издержек производства, приходящихся на 1 биткоин!

Связь между рыночной ценой биткоина и издержками его производства представляет собой очень любопытную вещь. В самом деле, каждое усиление популярности Биткоин и увеличение рыночной цены биткоинов, приводит к интенсификации производства блокчейна, а интенсификация, благодаря заложенному в систему механизму нормализации уровня сложности, необходимо требует увеличения средней мощности оборудования, а значит и удорожания производства, поскольку затрата материальных ресурсов, в особенности электричества, составляет основную долю всех затрат в Биткоин.

Интенсификация производства под влиянием колебаний цен вверх происходит во всех сферах капиталистических предприятий. Но в отличие от традиционных сфер, где увеличение количества товаропроизводителей и совокупной мощности оборудования приводит прежде всего к увеличению количества выпускаемых единиц товара, в Биткоин такое невозможно принципиально: ведь скорость, а следовательно, и объём производства блоков строго ограничены! Принятая в Биткоин регулировка уровня сложности искусственной задачи удерживает производство в рамках 1 блока в 10 мин. Следовательно и объём ежедневно распределяемой между производителями награды возрастать никак не может. Поэтому, с увеличением количества производителей и их совокупной мощности вся она тратится на производство того же самого количества блоков что и раньше. В то же время, затраты труда и ресурсов, приходящихся на один блок, возрастают — награда за блок достаётся с бо́льшим трудом.

Указанное качество Биткоин делает его исключительным средством извлечения прибыли для того, кто способен в широких масштабах влиять на спрос на финансовом рынке — для крупного финансового капитала. Так например, недавний взлёт цены в 2017 г. был отрепетирован в конце 2013 г., когда Китай стал массово скупать биткоины. Благодаря этому цена 1 биткоина поднялась до 1000 долларов США, а затем упала до 500 долларов после того, как Народный банк КНР запретил производить расчёты в биткоинах8. Запрет и падение цены, однако, никак не отразились на уровне сложности искусственной задачи, которая всё это время продолжала неуклонно расти. Среднее время производства блока в этот период также продолжало держаться на уровне 8 мин., что говорит о постоянно шедшем процессе интенсификации производства9. Следовательно, затраты труда и материальных ресурсов, приходящихся на один блок, продолжали возрастать несмотря на сильные колебания цены биткоинов. Увеличив издержки однажды, Биткоин-производство уже не могло их сократить, поскольку для этого, во-первых, всё дополнительно приобретённое оборудование пришлось бы выбросить на свалку (оно не пригодно для обычных вычислений), а во-вторых, и это главное, «снизить обороты» Биткоин не позволяет сама капиталистическая конкуренция, ведь уменьшить свою мощность — значит добровольно уступить награду тому, кто свою мощность не сокращал! Поэтому, на практике, сокращения мощностей не происходит. Таким образом вложение капитала в Биткоин-производство является необратимым. И в случае банкротства системы в целом всё дорогостоящее оборудование пойдёт на металлолом. Это свойство Биткоина — не снижать однажды возросшие затраты труда и материальных ресурсов — по нашему мнению сыграло роль мощнейшего катализатора при росте его цены в 2017 г.

Необратимость капиталовложений в Биткоин-производство является, конечно, не самой привлекательной его чертой для производителей блоков. Поэтому для того, чтобы стимулировать интерес к Биткоин, широко пропагандируется идея выгодности его накопления как сокровища. Базой для неё служит договорённость участников Биткоин о периодическом уменьшении размера награды за каждый блок. А именно: каждые 210 тыс. блоков величина награды (в биткоинах) уменьшается вдвое. Благодаря механизму ограничения темпов производства такое количество блоков вырабатывается примерно за 4 года. Таким образом, количество рабочего времени и материальных ресурсов, необходимых для получения прежнего количества наградных биткоинов, увеличивается вдвое каждые 4 года.

Начиная с 2009 г. таких «ополовиниваний» (halvings) награды произошло уже две: первая в 2012 году, а вторая — в 2016. Очередное сокращение должно произойти в 2020 г., если конечно, Биткоин доживёт до этого времени.

Несмотря на то, что по версии буржуазных пропагандистов Биткоин политика регулярного ополовинивания служит гарантией роста его цены и, следовательно, делает выгодной покупку биткоинов сегодня в «лёгкое время» для того, чтобы выгодно продать их завтра, когда в результате ополовинивания наступит «тяжёлое время», она входит в противоречие с интересами производителей блоков, обладающих низкой и средней мощностью вычислительного оборудования, ведь большинство из них не имеет возможности отложить полученные в награду биткоины на чёрный день, а вынуждены продавать их на рынке сегодня, чтобы окупить свои расходы. Совершенно очевидно, что пропаганда выгодности накопления биткоинов служит исключительно стимулированию текущего спроса на них, что за ней не скрывается никакой заботы о будущих прибылях собирателей виртуальных сокровищ. Выгодна такая политика только и исключительно крупному финансовому капиталу, который не только управляет спросом на биткоины, но и находится, как покажет нижеследующий раздел статьи, в прямой связи с производителями специализированного оборудования для выполнения Биткоин-вычислений. Поэтому мы совсем не исключаем, а напротив — предполагаем возможность того, что очередное ополовинивание встретит серьёзное сопротивление со стороны мелких и средних участников сети, если конечно таковые ещё останутся к 2020 году10.

Биткоин — подлая насмешка над рабочим классом

После того, как биткоины — получили спрос и свою сферу обращения, заложенный в Биткоин механизм ограничения скорости конкурентного производства превратился, фактически, в механизм распределения прибыли. Производство продолжает ограничиваться по скорости: и раньше, и теперь Биткоин-сеть производит, в среднем, не более 1 блока в 10 минут. Но другая сторона конкуренции — интенсивность борьбы, — не сдерживается никак. Правила конкурентной борьбы выбраны таким образом, чтобы равная затрата вычислительных ресурсов обеспечивала бы равную вероятность получения награды — и только. Сам же объём затрат при этом ничем не ограничивается. Следовательно, тот средний объём затрат, который сегодня обеспечивает норму прибыли, завтра, благодаря всеобщей погоне за прибылью, становится недостаточным. Как только у кого-то в сети появляется перевес вычислительной мощности по сравнению с остальными активными участниками, норма мощности — сложность искусственной задачи, — пересчитывается. Норма прибыли возвращается на прежний уровень, а норма мощности соответственно возрастает. Поэтому для сохранения нормы прибыли в Биткоин-производстве необходимо постоянно наращивать мощность. На практике это означает, во-первых, то, что Биткоин давно стал объектом инвестиций. А во-вторых, то, что сама организация Биткоин-производства давным-давно уже перешагнула границы индивидуального предпринимательства, а затем и обычного капиталистического предприятия и сегодня представляет собой поле безраздельного владычества горстки гигантских монополий.

На сегодняшний день можно уже с уверенностью сказать: подлинной децентрализации Биткоин пришёл конец. Об этом красноречиво говорит диаграмма распределения вычислений по основным производителям блокчейна в мире11. Формально, доля самого крупного «игрока» — BTC.com — на этом рынке доходит до 1/4, что само по себе является критическим показателем для некогда «народной» распределённой платёжной системы. В действительности, однако, второй по величине игрок — AntPool — также как и первый принадлежит компании Bitmain, а значит доля монополизации достигает, по-крайней мере, 40%. Не исключено, что она ещё выше, поскольку компания Bitmain не только принимает непосредственное участие в гонке за биткоинами, но является также производителем самого мощного вычислительного оборудования для этой цели.

Диаграмма распределения майнинга Биткоин

Диаграмма распределения майнинга Биткоин

Каким же образом Биткоин из распределённого объединения равных между собой участников превратился в крайне монополизированную среду? К тому моменту, когда норма мощности поднялась настолько, что индивидуальным предпринимателям и думать нечего было о регулярном получении награды, Биткоин-сеть была уже массовой. Логично поэтому было объединить индивидуальные вычислительные ресурсы в объёмах, гарантирующих регулярное производство новых блоков, а получаемую от этого прибыль делить между участниками. В результате этого непосредственная работа по перебору вариантов решения искусственной задачи отделилась от работы по подготовке блоков — в истории Биткоин произошло не что иное, как разделение труда. С этого момента, датируемого ноябрём 2010 года12, большинство индивидуальных Биткоин-предпринимателей становятся «майнерами», предоставляющими вычислительные мощности одному или нескольким центрам формирования блоков в обмен на проценты. Фактически такая форма организации повторила организацию деятельности частных банков, которые из индивидуальных вкладов, ничего не стоящих на финансовом рынке по отдельности, составляют суммы, достаточные по размерам для того, чтобы работать в качестве капитала. Дальнейшее развитие «майнинга», т. е. бизнеса, основанного на предоставлении вычислительных ресурсов криптовалютным монополиям, привело к образованию, пожалуй, самого чудовищного нароста на современной энергетике и индустрии вычислительных машин — к майнинг-фермам.

Майнинг-фермы представляют собой огромное скопление специализированного оборудования, предназначенного исключительно для перебора вариантов решения искусственных задач криптовалюты. Количество единиц оборудования на крупных «фермах» может достигать нескольких десятков тысяч единиц. Всё это оборудование потребляет огромное количество электричества и свежего воздуха для своего охлаждения, круглосуточно создавая в замкнутом пространстве неимоверный шум.

Майнинг ферма Bitmain. Вид снаружи

Майнинг ферма Bitmain. Вид снаружи

Внутри майнинг-фермы

Внутри майнинг-фермы

Внутри майнинг-фермы

Внутри майнинг-фермы

Внутри майнинг-фермы

Внутри майнинг-фермы

(картинки: вид изнутри и снаружи)

Количество рабочих на такой ферме по отношению к количеству оборудования, правда, невелико, но зато их рабочий день фактически, ничем не ограничен. Вот, что рассказывает о положении рабочих на одной из самых крупных в мире майнинг-ферм во Внутренней Монголии (Китай) интернет-газета «Кварц»: «Пятьдесят сотрудников Битмэйн, многие из которых принадлежат к местному населению округа Ордос, следят более чем за восемью зданиями, набитыми 25 тыс. машин, которые гоняют вычисления 24 часа в сутки… Сотрудники живут прямо на территории, в здании с общей спальней, офисами, столовой и мастерской для починки. Отдыхают они играя в баскетбол на необработанном бетонном полу»13 (курсив наш).

Рабочие на майнинг-ферме

Рабочие на майнинг-ферме

Рабочие на майнинг-ферме

Рабочие на майнинг-ферме

Рабочие на майнинг-ферме

Рабочие на майнинг-ферме

Рабочие на майнинг-ферме

Рабочие на майнинг-ферме

Рабочие на майнинг-ферме

Рабочие на майнинг-ферме

На фермах поменьше организация труда принципиально не отличается, однако, условия работы и проживания ещё хуже. «Фотографии показывают рабочих дата-центров в другой области провинции Сычуань, живущих в общих спальнях, которые недели напролёт обслуживают оборудование. Многие рабочие приезжают из других городов, на попутках пробираясь в отдалённый горный регион ради лучшей зарплаты по сравнению с той, что платят дома. „Шахтёры” на ферме Люя проводят все дневные и вечерние часы за пересборкой вычислительных плат, а ночью занимаются ремонтом неисправных машин»14.

Майнинг-ферма средних размеров (Китай)

Майнинг-ферма средних размеров (Китай)

Спальня рабочих на небольшой майнинг-ферме (Китай)

Спальня рабочих на небольшой майнинг-ферме (Китай)

Ночная смена на небольшой майнинг-ферме (Китай)

Ночная смена на небольшой майнинг-ферме (Китай)

Таким образом мы видим, что несмотря на явное преобладание в Биткоин-производстве постоянной части капитала над переменной частью, всё производство как и всюду держится руками рабочих, без ежедневного труда которых любая майнинг-ферма быстро остановится. Именно неоплаченный труд рабочих создаёт прибавочную стоимость, позволяющую владельцу фермы ежедневно погашать астрономические счета за электроэнергию, возвращать капитал, авансированный на покупку горы вычислительных модулей и получать при всём при этом немалую прибыль!

Несмотря на то, что эксплуатация на самих майнинг-фермах достигает, очевидно, крайних пределов, не она сама по себе является здесь главной опасностью для рабочих (и общества в целом). Опасна сама индустрия Биткоин, производящая горы абсолютно бесполезного вычислительного оборудования, но главное — ежеминутно поглощающая сотни тысяч киловатт драгоценной электрической энергии только для того, чтобы немедленно выбросить их в атмосферу в виде тепла! Когда впервые сталкиваешься с цифрами, которыми оценивается сегодня общее энергопотребление Биткоин, то поначалу немного кружится голова. Так, на конец 2017 – начало 2018 года общее количество электроэнергии, которую поглощает Биткоин15, в среднем составляет 50 ТВт·ч, поднявшись в последние дни до 68 ТВт·ч. Для того, чтобы представить себе этот объём, обычные единицы измерения уже не подходят, поэтому, говоря об энергопотреблении Биткоин, обычно сравнивают его с годовым энергопотреблением целых стран. И если недавно базой для сравнения выступала относительно скромная Дания (33 ТВт·ч в год), то теперь Биткоин приближается к Чехии (68 ТВт·ч в год).

Уголь шахт, энергию огромных рек и крошечного атома — всё, что научился брать человек у природы своим трудом, скармливается сегодня ненасытному чудищу — Биткоину, — которое, к тому же, не способно наестся досыта, а с каждым разом лишь увеличивает свой аппетит. В лице Биткоина на карте мира появилась невидимая страна, в которой труд рабочего и инженера достиг крайней точки своей бесполезности. Биткоин — это насмешка над самим человеческим трудом, подлая насмешка над рабочим классом.

Никак не спасает положение такой аргумент, что использовать Биткоин как платёжную систему могут и сами рабочие. Расчёты показывают16, что одна платёжная операция через Биткоин стоит сегодня 900 кВт·ч!. Это справедливо для любого платежа, независимо от его суммы. То-есть, если рабочий завтра решит купить за Биткоины коробок спичек, то для общественного производства это всё же будет стоить 900 кВт·ч или столько же, сколько может потребить за месяц большая семья! Скажите, какой сознательный рабочий, просто порядочный человек пойдёт на это?

«В 2020 году Биткоин будет потреблять больше энергии, чем вся наша планета сегодня»17, гласит заголовок одной статьи, напечатанной в Интернет-журнале Мирового экономического форума. Конечно это — лишь прямая экстраполяция того, что происходит сейчас. Такая картина получится, если принять во внимание лишь один экономический фактор — непрерывный рост издержек производства блоков блокчейна при сохранении высокого спроса на криптовалюту и связанные с ней платёжные услуги. Другой мощный фактор — сознательное сопротивление индустрии Биткоин со стороны трудящихся и, прежде всего, рабочих — в расчёт пока не принимался. Между тем мы уверены, что без объединения рабочих и их сознательной борьбы против того, что их труд в буквальном смысле развеивается по ветру, криптовалюты вполне могут стать основным потребителем энергии на нашей планете, лишив энергии основную массу её населения.

Почему мы так уверены, что без вмешательства рабочего класса безумной растрате драгоценных энергоресурсов не будет положен конец? Может быть с этой угрозой способны справиться учёные-экологи или такие организации, как «партия зелёных»? Действительно, некоторое давление на Биткоин с их стороны имеется. Под этим давлением в ряде стран принимаются «охранительные» законы, призванные защитить окружающую среду от Биткоин. Но как и положено в капиталистическом обществе, находящемся в стадии империализма, объектом охраны на практике является не природа, и не трудящиеся, а прежде всего интересы капиталистических монополий. «Главное управление по интернет-финансам в стране (Китай) — Ведущая группа Коррекции финансовых рисков Интернет, — выпустила обращение к региональным правительствам с просьбой „направлять” биткоин-майнинг так, чтобы „аккуратно выйти” из этого бизнеса… Тем не менее, промышленные игроки сомневаются по поводу эффективности этой государственной меры… Региональные правительства имеют большой интерес в том, чтобы майнинг-фермы продолжали работать в их регионах, поскольку они платят большие налоги в добавок к огромным счетам за электричество. Сотрудник компании Битмэйн, которая управляет одной из самых больших майнинг-ферм в мире, рассказал „Кварц”, что компания не слышала ничего от правительства Синьцзян-Уйгурского района относительно их занятий майнингом в этом месте»18. Следовательно, если кого и коснётся запрет, то только майнинг-ферм поменьше, которые и так будут закрыты по экономическим причинам, изложенным выше.

Ещё один пример того, что запрет майнинга не только не касается крупного капитала, а оборачивается в его пользу как защита от мелких конкурентов, показывает наша многострадальная страна. Россия запрещает Биткоин только для того, чтобы запустить свою «национальную» криптовалюту, под прикрытием которой избранным компаниям будет разрешено вести майнинг именно биткоинов. В качестве политических целей называется соперничество на этом рынке с Китаем, в качестве экономических предпосылок — дешёвая электроэнергия, порядка 20 ГВт·ч которой признаётся нашими «экспертами» лишней. «Россия имеет запас лишней энергии в 20 ГВт·ч и потребительскую цену от 80 копеек за киловатт-час, а это ниже, чем в Китае»19, сообщает компания RMC, совладельцем которой является Дмитрий Мариничев, советник Президента по вопросам Интернет. Расходы на открытие в России большой майнинг-фермы компания оценивает в 100 млн. долларов США. Для минимизации затрат компания «предполагает начать свою деятельность с размещения майнинг-компьютеров на чипах Bitfury в частных домах и квартирах, чтобы бросить вызов Битмэйн, опираясь на более низкие цены в России»20. Отличный и крайне дальновидный способ заработать на российских трудящихся! Наши люди уже привыкли к такой технике, как телевизионные приставки и маршрутизаторы для подключения к Интернет и телефонной сети. Поэтому ещё одна коробочка, да к тому же «волшебная», обещающая приносить деньги будучи просто включённой в розетку, не вызовет в неподготовленных массах достаточно большого подозрения. Вероятно поначалу она даже будет приносить доверчивому «партнёру» какие-то копейки. Но затем, цены на электроэнергию в России начнут подниматься! Добросовестно «отбивая» начальные капиталовложения компании г. Мариничева, российские трудящиеся рискуют оказать неоценимую услугу также и российским энергетическим монополиям: ведь те не пропускают ни единой возможности взвинтить цены на электричество. И официально разрешённый майнинг криптовалют на дому, естественно, станет прекрасным поводом сделать это.

Среди других способов удешевить майнинг российская компания называет использование микросхем с низким энергопотреблением, которые проектировались для космических аппаратов21. Снова та же насмешка: труд и высочайшая квалификация работников аэрокосмической отрасли, некогда поражавших прогрессивное человечество своими достижениями в космосе, теперь призваны привести в восторг его реакционное охвостье на поле безумных денежных игрищ.

Прочитав про размещение майнинг-компьютеров, потребляющих киловатты электроэнергии, на дому иной читатель задастся вопросом: в самом деле, если уж господам предпринимателям так хочется сжигать электричество в биткоин-лотерее, то почему бы заодно не отапливать им жильё, производственные помещения, не греть воду? Ответ, к сожалению, будет отрицательный — такого благородного использования тепловой энергии майнинг-компьютеров в массовом производстве не предвидится совершенно, хотя отдельные случаи автономного технологического совмещения известны. Причин, по которым мы никогда не увидим целесообразной утилизации избыточного тепла, порождаемого майнингом, есть сразу несколько.

Первая — экономическая: майнинг не только слишком дорог — он становится дороже с каждым днём, следуя закономерности увеличения издержек производства блокчейна, рассмотренной нами ранее. А значит, любые технические усовершенствования оборудования, связанные со встраиванием его в существующие системы преобразования и передачи тепла, будут необходимо исключаться. К тому же, в условиях частной собственности на объекты тепловой инфраструктуры, подключение к ней оборудования потребует заключения различных договоров с выплатой дополнительных процентов (например, за подачу холодной воды, как за услугу охлаждения), что также абсолютно невыгодно крипто-майнеру.

Вторая причина — технико-экономическая. В сфере вычислительной техники, анархия и самоуправство капиталистического производства проявляется, в частности, в том, что преимущественной схемой охлаждения компьютеров до сих пор является воздушное охлаждение. Причина этого в том, что такой способ охлаждения является самым гибким в смысле своей независимости от окружения. Компьютер с воздушным охлаждением представляет из себя практически автономную единицу, требующую подключения лишь к линии питания и Интернет. В противовес этому, централизованное жидкостное охлаждение, ограничило бы автономность каждой единицы вычислительного оборудования и вдобавок потребовало бы согласования действий всех производителей, на порядок более высокого, чем стандартизация линий электрической коммутации. Несмотря на то, что в крипто-майнинге используются сотни тысяч однотипных единиц строго специализированного оборудования, это оборудование всё же является подчинённой категорией ко всей остальной вычислительной технике, и поэтому использует те же самые технологии и стандарты, которые приняты в ней. Всё это делает воздушное охлаждение майнинг-ферм самым простым и дешёвым, а значит — единственно приемлемым для капиталиста.

Что же полезного можно сделать с горячим воздухом? В нынешних общественно-экономических условиях, к сожалению, немного, и это — третья причина. Передать горячий воздух на большое расстояние каким-либо простым способом нельзя — он быстро остывает. Это значит, что потребляться он должен практически на месте производства или рядом с ним. Но строить майнинг-фермы рядом с коровниками или теплицами, естественно, никто из капиталистов не собирается — капиталистическое производство развивается без плана, оно хаотично по своей природе. Поэтому случаи рационального использования горячего воздуха майниг ферм являются единичными и непостоянными.

Всё изложенное, относительно использования лишнего тепла, в равной степени относится и к Интернет-индустрии в целом. Компьютеры, обслуживающие всемирную сеть были повсеместно объединены в дата-центры ещё задолго до рождения Биткоин. А сейчас среди гигантов этого бизнеса встречаются «чемпионы» с энергопотреблением в десятки и даже сотни мегаватт! Однако любой «симбиоз», связанный с утилизацией производимого компьютерами тепла, является здесь совершенным исключением, по причинам во многом сходным с изложенными выше22.

Подведём итоги. Как независимая от финансовых монополий «народная» валюта и платёжная система Биткоин мог существовать разве что в мелкобуржуазных фантазиях компьютерных энтузиастов — фантазиях, в которых частная собственность и товарно-денежные отношения мирно регулировались умеренной и «справедливой» конкуренцией. Однако объективные экономические законы капитализма оказались сильнее фантазии и очень быстро сделали из незаурядного капиталистического объединения, в котором многое было особенным, вполне заурядный бизнес, отличающийся от прочих лишь своей непомерной расточительностью. Век романтики Биткоин кончился не успев толком начаться. Объединение части неиспользуемой мощности персональных компьютеров выродилось в соревнование капиталистов по количеству принадлежащих им непрерывно работающих промышленных компьютеров. Не компьютеров, работающих для решения важных задач физики, астрономии или медицины, даже не компьютеров, которые хранят книги, музыку или фильмы — а компьютеров, которые просто греют воздух, компьютеров как таковых. Компьютер как таковой, как лишённая всякой целесообразности единица вычислительной мощности, вдруг сделался ставкой в лотерейной игре. Эта игра до сих пор ещё не окончена и ставки в ней постоянно растут, уничтожая драгоценные ресурсы общественного производства во всё большем и большем количестве. Не исключено, что история Биткоин, начавшего этот процесс, скоро закончится — на то есть немало экономических причин. Но сам чудовищный принцип тупого столкновения плодов труда миллионов людей ради лотерейного розыгрыша среди единиц останется — он не сдастся без боя. Сами люди, трудом которых финансовый капитал сегодня играет в кости, должны положить этому конец.

К. Октябрьский. Март–апрель–май 2018 г.


  1. Andreas M. Antonopoulos. Mastering Bitcoin, гл. 1.

  2. К. Маркс. К критике политической экономии, Л.: Госполитиздат, 1949, с. 93 (гл. II, п. 2.b: Обращение денег). Курсив наш. — Авт.

  3. Там же, с. 94.

  4. Andreas M. Antonopoulos. Mastering Bitcoin, гл. 1.

  5. Bitcoin: A Peer-to-Peer Electronic Cash System

  6. Сказанное можно проиллюстрировать на следующем простом примере. Допустим, что на один бросок кубика человеку требуется 5 сек. Если бросающих двое, то 6-ка у любого из них будет выпадать, в среднем, каждые 15 сек. При шести бросающих средняя частота появления 6-ки будет уже гораздо выше — 5 сек. То же самое произойдёт, если трое человек будут бросать по 2 кубика одновременно. Следовательно, если мы хотим удерживать частоту выпадения призового числа на уровне 15 сек. или реже, то нам придётся заменить 6-гранные кости, допустим, на 8-ми, 12-ти или 20-гранные, в зависимости от общего количества участвующих в игре костей. Количество граней здесь является эквивалентом уровня сложности Биткоин, т. к. определяет среднее количество бросков, которые необходимо совершить для того, чтобы выкинуть призовую 6-ку.

  7. https://blockchain.info/ru/charts

  8. Bitcoin Price, Explained (https://cointelegraph.com/explained/bitcoin-price-explained).

  9. См. графики изменения уровня сложности и среднего времени подтверждения транзакции на странице https://blockchain.info/ru/charts на конец 2013 г.

  10. В статьях, посвящённых Биткоин, достаточно часто встречается такой взгляд на правила и механизмы его работы, как будто бы они имеют статус государственных законов или того больше — законов природы. Поэтому заметим отдельно, что Биткоин заставляет работать даже не одна, а несколько альтернативных компьютерных программ, применяемых на узлах в индивидуальном порядке. При необходимости можно даже написать такую программу самостоятельно и такая программа, если она будет совместима с другими работающими в сети версиями, станет её полноправной частью. Именно совместимость с другими узлами является тем законом, который не в состоянии нарушить какой-либо узел сети в одиночку. Изменить правила работы Биткоин действительно не под силу одному узлу, но это вполне осуществимо для большинства узлов. Такие изменения, совершаемые после принятия определённого соглашения, действительно происходили в истории Биткоин. Они известны под названием «софт-» и «хард-форков». На сегодняшний день официально насчитывается около 200 рассмотренных предложений по изменению работы Биткоин (см. https://github.com/bitcoin/bips/).

  11. https://blockchain.info/pools

  12. 6 Big Moments in Bitcoin Mining (https://medium.com/down-the-hashrabbit-hole/6-big-moments-in-bitcoin-mining-6a49b8f97722).

  13. Photos: Inside one of the world’s largest bitcoin mines (https://qz.com/1055126/photos-china-has-one-of-worlds-largest-bitcoin-mines/).

  14. A Brief Glimpse Into the Lives of Chinese Bitcoin Miners (https://news.bitcoin.com/brief-glimpse-lives-chinese-bitcoin-miners/).

  15. Bitcoin Energy Consumption Index (https://digiconomist.net/bitcoin-energy-consumption).

  16. Там же.

  17. In 2020 Bitcoin will consume more power than the world does today (https://www.weforum.org/agenda/2017/12/bitcoin-consume-more-power-than-world-2020/).

  18. China wants an “orderly exit” from bitcoin mining (https://qz.com/1174091/china-wants-an-orderly-exit-from-bitcoin-mining/).

  19. Putin’s Aide Seeks $100 Million to Rival China in Bitcoin Mining (https://bloomberg.com/news/articles/2017-08-08/putin-s-aide-seeks-100-million-to-rival-china-in-bitcoin-mining).

  20. Там же.

  21. Там же.

  22. Ср. Future views on waste heat utilization — Case of data centers in Northern Europe (https://www.sciencedirect.com/science/article/pii/S1364032117314314).

Блокчейн и Биткоин: 15 комментариев

  1. Насчёт того, что история скоро закончится и как именно, хотелось бы поподробнее.

  2. Типичная пирамида, насытится рынок и биткоин исчезнет. К тому же очень он зависит от рекламы. Статю рекоммендую всем, кто сразу проскочил в конец, прочесть полностю.

  3. Спасибо за статью! Теперь для меня многое стало понятным в связи с этими криптовалютами в буржуазном обществе.

  4. Интересная статья, полезно будет дать её почитать некоторым «энтузиастам» криптовалют.

    Возможно, стоило бы дополнить её описанием той роли, которую заняли криптовалюты в рассчётах. По моим предположениям, криптовалюты, в виду своих особенностей, хорошо должны подходить для рассчётов по незаконным сделкам: для отмывания денег, дачи взяток, торговли оружием и наркотиками, оплаты услуг наёмных убийц.

  5. У меня на компе часто попадаются вирусы типа .BTCmain,они проц на 500% разгоняют,один раз блок питания задымил. Каспер не всегда помогает если вирус новый,а потом эти вирусы еще сопротивляются удалению,часто они вообще каким то образом отключают сам антивирус что он потом всегда пишет что все в порядке вирусов нет,а они есть! Совершенно невозможно тогда работать,все зависает и глючит,гудит,все ресурсы моего компа и судя по всему милионы у других попавшихся людей уходят на то чтобы какой то прыщавый ехидный бессовестный гад и мерзавец сказочно обогатился,а я только платил за электричиство бешенные суммы,ремонтировал его и не мог использовать свой агрегат на свои же нужды.

    1. Присоединяюсь к тов. ученик.

      У меня (и не только), в последние 2 месяца скорость интернета катастрофически снизилась. Не знаю виноват ли bitcoin, по моему — вполне вероятно…

      Последняя часть порождает у меня мысль, что через год bitcoin будет как чума 21-века… А может быть это неплохо — поможет для отрезвление человечество. (кк).bg

      1. По поводу интернета.
        1.У меня складывается ощущение ,что не скорость упала, а трафик или запрос проходит через какие то фильтры инстанции, примерно как Tor.
        2.Вирус который не удаляется из Windows всегда можно удалить совершив действия:
        .узнать где именно лежит вирус
        .записать любой live usb (live cd) с любым линуксом
        .запустить live usb и уже из загрузившегося линукса перейти в нужную директорию на жёстком диски и удалить вирус как самый обычный файл. В большинстве случаев помогает.
        3.Стараться не посещать малоизвестные сайты особенно так называемые файлопомойки. Отключить автозапуск файлов после скачивания и после того как вставили флешку или диск.

    2. Тоже присоединяюсь. Не дадим барыгам обогащаться, переходим в Линукс! Плюсов намного больше, к тому же основа Линукса старше и создавалась, насколько мне известно, ради безопасности. Сам много лет сижу в мини-Линуксе, о вирусах забыл, научился принимать мировое радио-телевидение с хорошим качеством, хотя компьютер древний с 128мб памятью.

  6. Статья очень интересная и ясно написана. Вывод, который я сделал для себя — уже созревает историческая необходимость создания истинной пролетарской партии.

  7. Очень познавательно. Столько ресурсов сливается в никуда, страшно представить. А для кого-то это хороший навар.

  8. Если я правильно поняла, суть изложенного в статье напоминает рулетку, на кон которой поставлена вся энергосистема Земли. Может из игроков кто-то и выиграет и станет виртуальным Хозяином Земли, но на Земле наступит полный мрак. Очевидно, что игроки опасные для всего человечества сумасшедшие, место которым в психушке. Вопрос только в том, кто решится их туда отправить?

      1. Выражаясь языком Почеширского кота 28.05.2018 в 10:25:»Столько ресурсов сливается в никуда, страшно представить. А для кого-то это хороший навар», какой прок от такого производства, если цена ему — гибель цивилизации?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь.