К вопросу об организации марксистских кружков

Безымянный-2Нельзя перепрыгивать через необходимые исторические этапы развития. За последние лет 10 оппортунисты много раз заявляли о том, что, мол, настоящее комдвижение должно как можно скорее выходить из периода «кружковой партизанщины» и переходить к партийной организации передовой части рабочего класса.

Это — левачество, «левый» мелкобуржуазный уклон, прикрытый с виду революционными, но на деле пустыми фразами, то есть троцкизм.

Дело получается так: у нас ещё толком нет кружковой работы, нет ни количества (системы кружков, в которых проводится общая партийная линия, т.е. программа), ни  качества работы кружков, которое позволяло бы говорить, что вот там-то и там-то кружок стал ядром районной ячейки, которая имеет влияние на окрестных производствах, или которая уже завела на этих производствах свои партийные органы, — а уже даются лозунги о переходе к «классической» партийной работе.

Без фундамента дом не строят. Но чтобы этот фундамент был, надо, по крайней мере, знать, какие первые практические шаги нужно делать, «где копать и как».

В своих статьях о кружковой работе РП касался, в частности, опыта наших украинских товарищей. У них в своё время узловой вопрос начала работы кружка сводился к тому, как собрать в него, объединить в нем трудящихся, имеющих левые убеждения и понимающих необходимость революционной работы по низвержению существующего строя. Это и по сей день немалая проблема. Суть её в том, что на местах, в городах, районах и т. д. такие люди есть, но они разобщены, одиноки, мыкаются и тычутся из стороны в сторону, ищут выхода своим мыслям и политическим настроениям только в интернете, где постоянно бросают кличи: ау, единомышленники, отзовитесь, давайте объединяться и работать! — и жалуются на то, что до сих пор никто толком не отозвался и практически работать не желает.

Картина эта старая, общая, касающаяся не только и исключительно Украины, но и в не меньшей, а может быть, в еще большей степени России, и уже тошнотворная.

Как пытались преодолеть такое положение украинские товарищи? У них было три старых знакомых, которые с теми или иными уклонами придерживались левых взглядов. Это было ядро будущего кружка. Призывы к объединению в масштабе того города, в котором они жили, давались через сайты частных объявлений, а также в письмах на сайты левых организаций области и всей Украины и в комментариях к политическим и экономическим статьям на самых разных сайтах.

Главным вопросом того момента был вопрос связи. В письмах и комментариях для обратной связи указывался адрес электронной почты и № мобильного телефона, для чего была куплена безымянная сим-карта.

Такой подход к оповещению и обратной связи толку не дал. Письма на левые сайты оставались практически без ответа, а комментарии на этих же сайтах довольно быстро удалялись модераторами. Такая же картина, в общем, была и на буржуазных «интернет-площадках». Всего за месяц на конкретное предложение организовать марксистско-ленинский кружок, учиться и работать в нём и через него, отозвалось меньше 10 человек, из которых до реальной встречи дошли только двое. Из них один «отвалился» сразу же после первого разговора.

Устав ждать откликов из сети, товарищи расклеили по городу объявления о наборе в философский кружок. На это объявление откликнулось чуть больше 10 человек, но разница была в том, что люди звонили и говорили вживую, фиксируя свои номера, а затем большинство из них пришло на первое организационно-установочное занятие кружка.

Это была небольшая победа. Дело, как говорится, закрутилось.

С того момента прошло около двух лет. Произошли разные события, обстановка изменилась по многим направлениям. Но остался тот же вопрос организации системы кружков. Он не только остался, но и обострился, перезрел до предела: за последние два года количество левых товарищей, повысивших свою сознательность и грамотность в марксистско-ленинском отношении, выросло. Рост количества потребовал изменения качества. Эти товарищи ещё вчера поняли, что мы буксуем на месте, не имея даже толковых и массовых кружков, в то время как обстановка уже действительно давно требует боевой партии большевистского типа.

Эти муки организационного бессилия (без иронии) пора прекращать. Но никакие прыжки через кружки — прямиком к готовой большевистской партии — не получатся. И на переднем плане опять-таки стоит вопрос «физической» организации кружков: как именно собирать желающих?

Два года назад, когда было вывешено объявление о философском кружке, наши товарищи не могли ещё ссылаться на какую-либо центральную организацию, от лица которой они выступали и через которую они могли бы провести централизованный призыв в кружки. Сейчас, надо полагать, ситуация позволяет и требует использовать центральный орган, вокруг которого уже сложился круг сторонников. Таким ЦО вполне может стать интернет-сайт и редакция сайта МЛРД «Рабочий Путь».

В этом случае ЦО берёт на себя функции координатора призыва. Наши товарищи с мест, сторонники РП, которые видят себя в революционной работе, ищут единения сил, практического, живого применения своим пока ещё скромным марксистским знаниям, желают расти в большевизме, стремятся к объединению в партийную организацию и не хотят ограничиваться перепиской в сети. Эти товарищи могут обращаться в РП, редакция которого постарается направить их к ядру кружка, который уже существует в той местности, где живут эти товарищи.

Но что делать, если в той местности, где живёт тот или иной товарищ, кружка нет? Не боги горшки обжигают. Наверняка из одного города, района или местности в адрес РП будут приходить заявления не от одного, а от нескольких человек, которые, может быть, жили друг у друга под носом, но до сих пор даже не знали друг о друге. Задача РП как координатора – свести этих товарищей в местное активное ядро, помочь этому ядру оформиться и поручить ему организацию кружка в своём районе (городе).

Хуже тем товарищам, которые всё же до поры до времени условно останутся в одиночестве. Им будет тяжелее организовывать кружок у себя. Но почему мы говорим «условно останутся в одиночестве»? А потому, что если такой товарищ связался с РП, разделяет его партийную (классовую) позицию и готов серьёзно работать, то это означает, что человек уже не один, что за ним уже стоит какая-никакая организация, в актив которой он имеет все шансы попасть. Работы — горы, дело найдётся для каждого, только успевай поворачиваться. Поэтому такому временно «одинокому» товарищу одиноко не будет, а будут серьёзные партийные поручения, которые надо выполнять точно и в срок. Среди таких поручений будет и организация орг/ядра у себя в городе или районе — с прицелом организации кружка, а затем (скорее, в ходе развития кружка) — и полноценной партийной ячейки, имеющей выходы на трудовые коллективы города, района, посёлка и т. д.

Тем нашим будущим товарищам, которые боятся, что не справятся с партработой и поручениями, надо ещё раз сказать, что дорогу осилит идущий и старающийся. Было бы твёрдое осознание необходимости революционного переустройства нашего общества, желание учиться большевизму и работать. С другой стороны, в процессе работы раскрываются способности и таланты человека, и, наоборот, выясняются те виды партийной работы, к которым человек мало способен. Но при всём этом будущему кружковцу РП надо помнить, что кружок – не свободный клуб по интересам, и там придётся работать и учиться всерьез, в том числе и обязательно выполнять и те обязанности, которые не хочется выполнять или к которым «способностей нет». Способности на 90 % появляются от упорной и целенаправленной работы, которая развивает разум и закаляет кружковца.

Цель кружков РП – подготовить основу для большевистской партии рабочего класса, дать ей материальный фундамент, организационный корень. Из пустоты ничего не растёт. У кружков РП есть идейная основа – это большевизм, марксизм-ленинизм. Задача кружка РП – научить передовых рабочих и других сознательных трудящихся большевизму и одновременно организовать их для широкой пропаганды и агитации в рабочей массе, шире сказать – во всей трудящейся массе, которая угнетена и обездолена капиталом. В свою очередь, марксистская пропаганда и агитация нужна для того, чтобы показать рабочим их коренные интересы, убедить их в том, что существующий строй противоречит всем этим интересам и подлежит ликвидации силами пролетариата именно тем способом, который указывает марксизм-ленинизм, и на этой основе организовать их для борьбы с ненавистным капиталом.

Программа обучения в кружках уже существует. Она была давно уже опубликована на сайте РП, составлена товарищами на основе многолетнего опыта кружковой работы, впоследствии не раз уточнялась и дополнялась. Разумеется, в ходе исторического развития кружкового этапа учебные программы будут и далее дополняться и уточняться.

Ну, допустим, орг/ядро сложилось. Что дальше? А дальше на его плечи ложатся почти все начальные заботы по административной и материально-технической организации кружка. Здесь иллюзий, что РП всё сделает на местах, быть не должно. РП сделает всё, что сможет, но он не волшебник и не ясельная нянька.

Перед началом занятий нужно найти подходящее помещение, деньги за его аренду, подготовить места для того, чтобы люди могли сидеть и кое-что записывать. Необходимо заранее составить конспект на 2-3 занятия и как следует проштудировать его. Для связи с кружковцами желательно иметь «левый» № телефона, который до поры до времени будет главным звеном всей связи кружка. Очень полезно запасти дешёвые тетради в клетку и карандаши по предполагаемому количеству учащихся. Нужно будет распечатать учебные программы на неделю, месяц, квартал, оговорив сразу же, что в них будут неизбежно вноситься изменения по ходу развития ситуации в кружке и вокруг него. Эти программы-методички нужно будет раздать кружковцам – для того, чтобы сразу сориентировать их по направлениям и объёмам предстоящей работы. Трусы и случайные люди уйдут сразу же по прочтении этих программ.

Ещё один момент: заведите пачку дешёвого чая, бутыль питьевой воды литров на 10, стаканы и электрочайник. От споров и выступлений люди сильно хрипнут, пересыхает горло, поэтому в перерывы горячий чай будет как раз в пору. Давайте курильщикам перекуры, так как они болеют без курения, и все мысли постепенно сводятся к сигарете, а не к учёбе.

Что касается первых учебных шагов – шагов трудных, так сказать, «притирочных». В тех местах, где есть подготовленные активисты РП, дело первых занятий (первых – это недели, возможно, месяц-два) упрощается, так как активист РП будет и лектором и на первых порах руководителем кружка.

Почему «на первых порах»? Дело в том, что кружок – не школа и не институт, где курс марксизма-ленинизма постоянно читает один и тот же профессиональный препод. Одна из задач руководителя кружка – определить и подготовить несколько лекторов – будущих руководителей кружков из состава участников кружка. В идеале все члены кружка должны уметь организовать кружок и обладать достаточными знаниями для того, чтобы вести занятия по МЛ.

Все кружковцы (те, кто останется после отсева) в ходе учёбы получают задания на проведение тех или иных лекций и докладов, и чем дальше будет идти курс, тем более сложные учебные задачи будут ставиться членам кружка. Так что студентов прохладной жизни быть не должно по самой сути кружка.

Кроме того, кружковцам надо понимать, что их первый лектор – ещё далеко не профессиональный большевик-агитатор сталинского, кировского, ждановского типа, который в одиночку способен убедить в правоте марксизма десятитысячный митинг. Руководитель кружка сам постоянно учится, и всего того, что необходимо для занятий, ещё не знает.

Отсюда учебный принцип кружка: учимся вместе, требуем от лектора самых глубоких знаний, но при этом то же самое требование предъявляем и к себе. Кружковцы – товарищи по будущей партии пролетариата, все они делают одно общее революционное дело, помогают друг другу.

При этом ни в каком случае нельзя замазывать прорехи и недостатки в работе и учёбе. Самой суровой критике и самокритике должны подвергаться все члены кружка, но при этом критика должна быть конструктивной, деловой, по существу.

Но в кружках новейшего времени уже бывало так, что образуется группа из 2-3 человек, которая навязывает кружку пустую дискуссию, яростно критикует руководителя и актив кружка за то, что легко решается в рабочем порядке. Такие «раздуватели» «бури в стакане воды» могут быть агентами охранки или же самыми трудными учениками, у которых сознание поражено тяжёлой формой мелкобуржуазности.

Какой выход? Убеждать и воспитывать в большевистском духе. Не поддаются, гнут свою мелкобуржуазную линию — гнать в три шеи, т. к. эти люди ошиблись дверью или же пришли с заданием от буржуазии вынюхать и подорвать кружок изнутри.

Что касается отсева. Двери кружка открыты для всех. Это значит, что будут и случайные люди (провокаторы и борьба с ними – это отдельная и непубличная тема). Практика показала нам, что период отсева редко длится больше трёх месяцев. За это время участники кружка, в целом, уже понимают, куда они попали и что должны делать. Но главное, к этому моменту уже должна идти практическая работа кружковцев у себя на производствах, в городе, районе и т. п. И товарищи либо понимают, что теория без практики мертва, т. е. работают с пролетариатом, служащими и т. д. и учатся работать ещё лучше. Либо решают для себя, что они пришли в кружок только за теоретическим курсом МЛ, прослушали его основы, а дальше в кружке не нуждаются, так как считают, что читать классиков и большевиков (выхватывая куски и скользя по верхушкам) могут самостоятельно, а реализовывать свои знания предполагают не в реальной борьбе с правительством и буржуа, а в интернете, в безопасном инкогнито, пописывая статейки на оппортунистских сайтах/группах и ничем не рискуя.

К таким «теоретикам» требуется двойственный подход. Многие из них вовсе не потеряны для революционного движения рабочего класса, их можно использовать хотя бы в каком-то виде, например, им можно и нужно поручать всякого рода переработку информации, техническую работу, рефераты, поиск литературы и другую вполне безопасную и легальную работу. Те же, кто не согласен и на такую работу, кто вообще ничего не желает делать, как правило, рано или поздно переходят на сторону буржуазии и начинают вольно или невольно пакостить кружку. От таких граждан нужно избавляться безжалостно, иначе можно будет потерять кружок – они его развалят.

В кружке встречаются и такие люди, которые, будучи способными к учёбе и быстро схватывающими суть теории, через некоторое время образуют группу передовиков, которая обгоняет остальных кружковцев и уходит вперёд. В этом случае руководитель кружка обязан не тормозить учёбу этой группы, а поднимать до её уровня отстающих – с помощью самих этих передовиков, прикрепляя каждого из них к отстающим товарищам и проверяя такое «репетиторство» каждый раз на занятиях. Отказ передовика от занятий с товарищем – это звонок на выход его из кружка. И жалеть тут нечего.

Тут же: у руководителя кружка, в котором выделилась группа передовых учащихся, часто возникает соблазн проявлять к ним особое расположение, поручать только им подготовку лекций, конспектов, листовок и т. п. Это легко и удобно, меньше мороки, так как заранее известно, что они задание выполнят хорошо — лучше, чем остальные.

Если руководитель проявил такую слабость и пошёл на поводу у передовой группы, то возникает риск фракционности и раскола, а значит гибели кружка. В ряде кружков были случаи, когда руководитель ставил хорошо успевающих в теории и практике кружковцев в пример остальным, но делал это так бестолково, что остальная масса понимала, что в кружке завелись любимчики и «второй сорт». Вместо того, чтобы детально и по-деловому разобрать неудачи отстающей Маши, вместо того, чтобы указать передовику Васе и отстающей Маше, что теперь у них будет общая задача по ликвидации отставания у Маши, и что за отставание Маши именно с Васи снимут три шкуры, руководитель по-мещански противопоставлял Машу и Васю, захваливая Васю и унижая Машу. Такой тупоумно-обывательский подход нам не годится. За такой подход к воспитанию и организации самого руководителя надо гнать из кружка поганой метлой – как классово чуждого элемента.

И тем не менее, актив кружка нужен позарез. На него опирается руководитель во всей своей повседневной работе. К членам актива постепенно переходят некоторые функции руководителя. Тем самым отрабатывается правильное «разделение труда» в будущих большевистских ячейках. И это «разделение труда» касается не только актива – вообще всех членов кружка, в котором не должно быть товарищей, не имеющих в кружке никаких обязанностей.

В актив кружка не обязательно входят только передовики в учёбе. В него желательно включать и постоянно добавлять туда (кооптировать) наиболее сознательных и авторитетных рабочих, даже если у них и есть некоторые прорехи в учёбе. Именно такие рабочие понимают, что сознательность и «грехи» в теории марксизма-ленинизма – это дело несовместимое, и, будучи введены в актив, обязуются подтянуть учёбу и действительно налегают на неё.

На актив ложатся многие организационные и хозяйственно-административные заботы кружка, но всё же его главная задача — создание сети аналогичных кружков и через них, через подготовленные в этих кружках кадры, — работа на производствах и организация цеховых, фабричных, заводских, учрежденческих, институтских, школьных и иных ячеек РП.

Но бывало и так, что руководитель кружка старался за всё хвататься, всю основную работу делать сам, «оберегая» кружковцев от забот и проявляя ложный и гнилой гуманизм. В итоге сам руководитель зашивался, проваливал дело за делом, а кружок расслаблялся и, что называется, балдел, не обременяя себя текущей рутинной работой. Такой подход со стороны руководителя допустим в самом начале кружка, и то на самое короткое время. Если же руководитель, не доверяя никому, сам тащит четыре воза — грош ему цена и как организатору, и как марксисту. Надо помнить, что бойцы растут в боях, а не в яслях.

Иногда передовики, ухватив верхушки большевизма, начинают претендовать на руководство в кружке. В этом случае право на руководство нужно доказать не только знанием теории, но и успехами практической работы. Да, в ходе развития кружковое движение обязательно выдвинет новые способные и выдающиеся кадры, а с другой стороны, оно обязательно задвинет в тень тех руководителей кружков, ядер, секций, которые оказались слабыми, малоспособными к настоящей революционной работе. Без такого движения партийное строительство невозможно — это будет не боевая организация революционеров, а гниль и болото.

Самомнения и амбиций того или иного кружковца для руководства кружком ещё недостаточно. Человека нужно оценивать не по тому, что он о себе говорит или думает, а по его конкретным делам в революционной борьбе.

Но и руководитель кружка, ядра или звена, если вся обстановка выдвинула лучшие кадры для руководства, не должен превращаться в профсоюзного чиновника, вцепившегося в своё кресло, как клещ. Если руководитель перестал соответствовать требованиям момента — он должен уступить своё место более соответствующему моменту кадру, но при этом никаких мелкобуржуазных обид быть не должно, и такой бывший руководитель, если он продолжает стоять на большевистских позициях, если он дело революции ставит на сто порядков выше своей персоны, тогда он, как ценный работник, должен стать лучшим помощником и заместителем нового руководства кружка.

Бывает и так, что в кружок приходили «готовые марксисты», сторонники и постоянные читатели ряда оппортунистических левых сайтов или даже бывшие члены КПУ, РКРП, ПСПУ (Витренко). Та часть из них, которая пришла учиться большевизму с целью стать наконец-то революционером, как правило, очень быстро начинала делать успехи. Это неудивительно, так как у этих товарищей уже была какая-никакая политическая подготовка и некоторые знания марксизма.

Другая часть «марксистов», которая «уже всё знает», больше срывала занятия и мешала учиться, то и дело перебивая лекторов и выступая со своими привычными оппортунистскими и мелкобуржуазными лозунгами, мифами и теорийками. Таких товарищей нужно брать в ежовые рукавицы и ставить на место, попутно разоблачая их заблуждения и ошибки. Очень полезно бывало дать задание на такое разоблачение самому агрессивному кпушнику или витренковцу с тем, чтобы он сам проанализировал указанные материалы и сам – при написании своего доклада – попробовал дойти до корней своих ошибок и заблуждений.

Попадались пару раз верующие рабочие. Сразу же надо сказать, что никаким нахрапом к ним подходить нельзя. Эти рабочие крепко заблудились, они топят, как говорил Ленин, своё человеческое достоинство в религиозной сивухе и ею же глушат своё бессилие изменить жизнь к лучшему. По отношению к ним должно быть ровное, товарищеское, тактичное отношение. Особенность в том, что верующим рабочим надо давать побольше практических заданий по производству и постепенно убеждать их в правоте теории большевизма, в необходимости реальной и решительной борьбы с хозяевами и государством. Учёба и живая практика таких рабочих, шишки, которые они набьют, стычки с буржуазией и полицаями, — всё это убедит и сагитирует их лучше всяких агитаторов и пропагандистов. В самом общем смысле по отношению к ним надо вести кружковое дело так, чтобы вопрос борьбы с церковной сивухой был одним из подчинённых вопросов классовой борьбы рабочих, а не превращался в центр всей работы.

В кружке, который организовался в одном из небольших городов, был такой случай. Руководителю позвонила жена одного из кружковцев и устроила скандал. Его суть: разъярённая женщина обвинила руководителя в том, что «…они втянули мужа в секту» и что «…сегодня он отнесёт в неё ползарплаты, завтра свихнётся, а послезавтра продаст квартиру, а деньги опять-таки отнесёт в секту». Руководитель не сразу понял, о чём речь, но потом дошло, что муж этой женщины значительно изменился. И правда. Успокоившись, женщина рассказала, что муж куда-то пропадает по субботам и воскресеньям, мало-помалу перестаёт после работы пить пиво, не лежит на диване и начал читать. Всё это показалось ей крайне подозрительным, и все свои подозрения она трактовала в сторону религиозных сект. Руководитель самыми простыми словами постарался объяснить ей, что её муж ходит не в секту и не к любовнице, а в марксистский кружок, конечная цель которого – дать этой женщине, её мужу, детям и ещё миллионам таких же семей все богатства и всю культуру общества. Инцидент был исчерпан, однако со стороны подозрительной жены была угроза «…заявить в полицию на секту». Так что и к такого рода случаям надо быть готовым.

Отношения с членами семей кружковцев. Главное внимание — жёнам. Если получается вовлечь их в посильную работу для кружка (не в сам кружок, а в помощники, переводчики, бухгалтеры, швеи и т. п.) — считайте, что добились крупной тактической победы. Женщины обладают выдающимся даром «крутить мужикам яйца», в нашем случае — для пользы кружкового и партийного дела. Были случаи, когда активисты звонили жёнам и просили повлиять на того или иного кружковца в нужную сторону.

Руководитель кружка распределяет учебную и практическую нагрузку, учитывая склонности и способности всех товарищей. Но, как уже говорилось, для самого будущего партийца будет лучше, если он, при всех своих определённых склонностях, всё же старается освоить весь объём навыков партийной работы, которая будет в той или иной степени (пусть и в зачаточном варианте) происходить в кружке. Лучше выучиться и приобрести самые широкие навыки, так сказать, навыки общевойскового командира, чем узкоспециализированного, так как из командира «широкого профиля» будет намного легче стать потом «специальным» командиром – «танковым», или «пехотным», или «артиллерийским».

Если в районе или городе по линии РП появляется ещё кружок или кружки, то актив кружков должен тут же наладить связи и совместную работу с ними. Если же рядом будут существовать оппортунистические кружки или кружки без твердо определенной классовой ориентации, то задача большевистских кружков и секций РП – найти подход к рядовым членам этих кружков и привлечь эти кружки на свою сторону. Показать им правильную дорогу к социализму.

Если поблизости (в одном городе, районе или даже области) работают несколько кружков, то закономерно и постепенно один из кружков становится центральным. Там вырастает наиболее крепкий кадр актива и лекторов, там лучше получается налаживать связи с заводами и другими предприятиями, там формируется более крупная библиотека, там богаче касса. Туда начинают обращаться за помощью. Оттуда же в кружки на местах начинают выезжать т. н. «методисты» или инструкторы — наиболее сознательные и грамотные кружковцы, которые помогают налаживать работу на местах и проводят единую линию, которую задаёт центральный кружок.

Но надо понимать, что такие кружки, несмотря на то, что они уже представляют из себя организацию, далеко еще не ленинская стальная РСДРП(б), и даже не ее часть. Это только определенная основа, на которой в том числе (в том числе!) может сформироваться партия ленинского типа. И раньше, сто лет назад, многие из таких кружковых систем не вошли впоследствии в партию большевиков — и центральная линия у товарищей хромала, и тактика работы кружков содержала тьму ошибок, поэтому превратить сети кружков в прообраз партийной организации, в ее костяк тогда не удалось. Увы, это правда. Хотя данная информация и огорчит, возможно, тех товарищей, которые полагают, что достаточно покрыть страны плотной сетью мл-кружков и партия готова. Нет, до нее еще будет далеко, хотя гораздо ближе, чем теперь.

Но это не значит, что сейчас, на данном витке общественного развития, когда мы вновь вынуждены проходить то, что уже прошли сто лет назад, в том числе восстанавливать заново партию рабочего класса, на этапе кружковой работы центральный кружок не понадобится, или что он будет заведомо плох. Он будет полезен всегда, ибо даст самое ценное молодым большевистским кадрам – опыт серьезной организационной работы. Создать на основе этого опыта, когда понадобится, партийный комитет (городской/районный) не составит большого труда.

Библиотеки и кассы. Занятия. Помещения. В большинстве случаев библиотеки марксистко-ленинской литературы хранились по месту проведения занятий кружка. Эти библиотеки на 90% состояли из распечаток литературы с сайта РП, подшитых в папки-скоросшиватели (У товарищей из украинских кружков не имелось тогда в наличии нужных печатных учебных книг. – Прим. ред. РП). Поэтому тратились в основном на чернила для принтеров и на бумагу. Готовыми покупались лишь те книги, которые имели исключительную ценность («Краткий курс истории ВКП(б)», «Основы ленинизма» и т. п.). Каждую книгу, по которой велась учёба, распечатывали в 6–7 экземплярах, так, чтобы можно было выдать каждому учащемуся или же по одной на двоих. Бывало, что на занятия приходило и больше 15 человек, тогда какую-то книгу делили на троих, а ответственный библиотекарь после занятий распечатывал и сшивал ещё одну дополнительную книгу.

Всего в библиотечке было 40–50 учебных книг, из которых примерно 8–10 основных держали в 2–3 экземплярах. Была в библиотечках и литература типографского изготовления – собрания сочинений, вспомогательные пропагандистские книги и т. п. (В кружковых библиотеках большевиков имелось по несколько тысяч книг – практически по любой теме, которая могла заинтересовать рабочего. – Прим. ред. РП)

Кассу составляли ежемесячные взносы кружковцев. Размер взноса как-то сам собой определился в размере 1 доллара в месяц (в национальном эквиваленте, разумеется). Отвечал за кассу тот кружковец, которого кружок единогласно избирал казначеем. У него и хранились деньги.

Что покупали ежемесячно? Хватало на 1–2 книги, 2–3 пачки бумаги А4,  ручки, тетрадки, чай, чернила для принтера. Большую часть кассы пожирала аренда помещения. Поэтому товарищи стремились проводить занятия на свободных квартирах или в частных домах родственников, которые были в отъезде. Но такие помещения бывали не всегда, поэтому старались находить самые дешёвые варианты аренды, договариваясь с руководством какого-нибудь ПТУ, полуживого ДК и т. п. Был период, когда занятия центрального кружка проводились в подвале жилого дома, в тех помещениях, которые занимали жэковские слесари и электрики. Они и сдавали помещение – даром или же за бутылку, а в конце, когда двое или трое из них отказались от субботней пьянки и остались на занятия, – с этого момента бутылок от кружковцев они не брали.

По организации занятий кружка РП уже писал. К тому же есть целый пласт ценнейших мемуаров большевиков, в которых описаны детали занятий. Наиболее трудно, со скрипом шли первые 3–4 занятия. Долго не удавалось перейти собственно к темам, не удавалось придерживаться расписания и программы. Первые 2–3 недели лекций – это лавина вопросов, это дискуссии, споры, но это и первичное выяснение политических физиономий слушателей. Не всегда точным было это выяснение, и иногда оказывалось так, что тот, кто сперва казался тяжёлым для переделки сознания, потом проявлял рвение в учёбе и хорошую здоровую жадность до марксово-ленинско-сталинской правды. Такие люди обычно говорили так: «Я вот до … лет жил, как в тумане, а вот сейчас я всю правду до конца знать хочу и узнаю», – и т. п.

Очень охотно и хорошо товарищи изучали политэкономию. А вот в вопросах о классах и государстве начинались метания. Люди долго не могли понять, почему государство служит исключительно тому классу, который экономически господствует в обществе. Глаза им до сих пор подсказывали, что государство вроде бы обслуживает всех членов общества: и капиталистов, и рабочих. «Как же так, — спрашивали некоторые, — ведь мы обращаемся и к чиновникам, и в полицию, и лучше, чтобы эти институты были, чем их не было бы вообще. Без них вообще край». Надо было терпеливо объяснять, откуда взялось государство, каковы причины его появления, как именно оно защищает классовые интересы эксплуататоров и почему рабочим нельзя выбирать из двух зол (когда нужно уничтожить их оба), и рассуждать так, что буржуазное государство – всё же лучше анархии.

Ещё одна сложность начального периода обучения – тема насильственной ликвидации капиталистического строя. Часть кружковцев с лёту соглашалась с тем, что миром капиталисты своего господства и средств производства не отдадут. Эти товарищи не могли это объяснить с марксистской позиции, но житейски чувствовали, что история всегда переламывалась силой и большими жертвами.

Другая часть в силу разных причин довольно долго стояла на реформистских позициях. Произносились короткие выступления по мифологии «еврокоммунизма», упоминался «шведский социализм», «благополучные» Австрия и Швейцария, говорилось о «процветании» рабочих в Китае и т. п. В общем, вытаскивались на свет божий все бытующие сейчас в среде трудящихся мифы (активно насаждаемые защитниками буржуазного строя!). Центральный момент их речи всегда следующим: вон там (где-то там!!!) трудящиеся живут неплохо, и обошлось им всё это без революции и гражданской войны.

В два слова таким товарищам не ответишь. Лекцию прочитать можно, они её выслушают, покивают головами и останутся при своём мнении. Таким реформистам на дом давалось усиленное задание сразу по трём учебникам: по Истмату под редакцией Константинова, по «Советскому социалистическому государству» Чеснокова (скан этой книги у нас появился довольно поздно) и по Диамату Митина, что было ошибкой, так как для всех нас больше подходил Диамат М. Корнфорта, как написанный для политически малограмотных рабочих старых буржуазных стран.

Излечение от реформизма шло медленно, но вроде бы шло. В центральном кружке из группы реформистов (это где-то 5 человек) через полгода остался только один. Вот такой был результат. Это для информации.

Ещё раз надо сказать, что к первым занятиям нужно готовиться особенно тщательно. Лектору будет полезно писать готовые куски своей речи, особенно по тем вопросам, в которых он «плавает». При этом, чтобы не превратиться в начётчика, эти куски желательно не переписывать, а конспектировать, расшифровывая самому себе сложные места. Конспект и заготовки нужно писать простым и ясным языком, короткими предложениями без обилия причастных и деепричастных оборотов.

Когда было необходимо что-либо коротко описать и объяснить, то хорошо показала себя запись тезисами — это когда перечисляются те или иные черты, особенности или этапы развития чего-либо: 1, 2, 3 и т.д. Причём нумерацию в своей речи глотать нельзя. Наоборот, её нужно подчёркивать интонацией: «Первое… Второе… Третье…». Так лектор сам приучается к ясности и чёткости изложения и дисциплинирует слушателей, приучая их к ясному и системному мышлению, к причинно-следственным связям.

В первые недели занятий от слушателей было множество жалоб на переутомление и головные боли. Марксизм, как выразился один кружковец, «разрывал череп». Но, как и при восхождении в горы, после трудностей подъёма наступала акклиматизация и адаптация, а затем жадность к увлекательной и глубокой марксистской науке, которая действительно хорошо объясняет окружающий мир. Головы привыкали к напряжённому умственному труду.

Всех возможных вопросов и сторон работы кружка здесь изложить невозможно. То, что будет вспоминаться и восстанавливаться в деталях – будет обязательно описано и включено в следующие материалы РП о кружках.

И, наконец, поскольку автор этой заметки работает в исторической секции РП, постольку будет недопустимым с его стороны оставить эту заметку о кружках без уместного исторического дополнения (но, скорее, вся заметка – это приложение к дополнению).

***

В небольшом документе МВД царской России обер-жандарм Муравьёв доносит царю Николаю II о Тифлисской ячейке РСДРП. Доклад весьма подробно описывает структуру и работу типичного закавказского революционного кружка, подмеченную зорким жандармским глазом.

Источник информации не должен смущать. Многие документы III Отделения лучше рассказывают о том или ином вопросе, чем десяток современных заметок или статей, во всяком случае, думается, что этот ветхий архивный материал будет очень полезен нашим товарищам в срочном и важном деле кружков.

При чтении документа обратите внимание на работу, классово-социальный состав Тифлисского кружка, его структуру и разделение труда.

«Доклад министра юстиции о Тифлисской социал-демократической организации.

В начале 1902 г. среди служащих Закавказских железных дорог стали распространяться в значительном количестве экземпляров противоправительственные воззвания.

На возникшем вследствие сего формальном дознании установлено, что в октябре 1901 г. в Тифлисе образовалось тайное сообщество, которое присвоив себе наименование «Тифлисский кружок социал-демократической рабочей партии», поставила своей ближайшей задачей возбуждение в трудящемся классе недовольства существующим государственным и экономическим строем, в видах достижения политической свободы.

Во главе организации находился «Центральный комитет», члены коего, войдя в сношения с мастеровыми, приглашали последних на сходки, где знакомили их с произведениями подпольной литературы и вели беседы социалистического характера, убеждая присутствовавших объединяться в союзы и вступить в открытую борьбу с капиталистами и правительством путём устройства стачек и уличных демонстраций. Кроме того, для осуществления указанных замыслов деятели «комитета» учредили тайную «кассу взаимопомощи» и образовали из нелегальных книг библиотеку, а затем в интересах развития пропаганды, решили основать типографию и приобрели уже необходимые принадлежности тиснения, но не успели, однако, привести этого намерения в исполнение, так как были арестованы.

Выдающееся положение в сообществе занимали (это руководство и актив кружка – прим. авт.):

1) Василий Захаров Цабадзе (30 лет, из крестьян, православный, женат, окончил курс ремесленного училища, счетный чиновник контроля Закавказских железных дорог),

2) Георгий Артемьев Караджев (39 лет, мещанин, армяно-григорианского происхождения, женат, имеет 2 детей, окончил курс Женевского университета, корреспондент Тифлисского коммерческого банка),

3) Захарий Иосифов Чобришвили (35 лет, мещанин, православный, холост, грамотный, машинист),

4) Георгий Иванов Чхеидзе (25 лет, крестьянин, православный, женат, имеет, 2 детей, грамотный, маляр),

5) Каллистрат Гигоев Гогуа (27 лет, крестьянин, православный, холост, окончил курс технического железнодорожного училища, определенных занятий не имеет),

6) Иосиф Виссарионов Джугашвили (23 лет, крестьянин, православный, холост, не окончил курса духовной семинарии, определенных занятий не имеет),

7) Аракел Григорьев Окуашвили (37 лет, мещанин, армяно-григорианского исповедания, женат, имеет 3 детей, грамотный, машинист),

8) Михаил Зосимов Гурешидзе (21 года, крестьянин, православный, холост, окончил курс ремесленного училища, токарь),

9) Поликарп Николаевич Мачарадзе (24 лет, крестьянин, православный, холост, грамотный, маляр),

10) Севериан Моисеев Джугели (24 лет, сын священника, православный, женат, имеет дочь, не окончил курса духовной семинарии, конторщик),

11) Ясон Ефимов Мегрелидзе (27 лет, сын священника, православный, холост, не окончил курса духовной семинарии, конторщик).

Названные лица, войдя в состав «центрального комитета», председателем коего был избран Цабадзе, сформировали несколько рабочих кружков, произносили на ходках мастеровых противоправительственные речи, убеждая слушателей не только добиваться улучшения своего материального положения, но и стремиться к ниспровержению самодержавной власти, а также распространяли в большом количестве нелегальные издания.

Наряду с этим, Цабадзе и Караджев состояли «контролёрами» вышеупомянутой «кассы», а Чодришвили и Чхеидзе заведывали её операциями. Те же Караджев и Чхеидзе изготовляли преступные воззвания и снабжали таковыми мастеровых, кроме того, Караджев являлся посредником в сношениях «комитета» с иногородними подпольными организациями, Гогуа руководил собраниями «передовых» рабочих, Джугашвили был командирован, в целях пропаганды, в город Батум, Чодришвили и Окуашвили предоставляли занимаемую ими квартиру для заседания «комитета» и хранили приобретённые кружком принадлежности печатания, как-то: металлическую доску, раму и стальной типографский валик. Мачарадзе заведывал тайной библиотекой и принимал участие в делах «кассы». Что же касается Гурешидзе, Джугели и Мегрелидзе, то они энергично распространяли издания сообщества.

По обыску в вещах Караджева найдено 6 недозволенных к обращению сочинений на французском языке, у Чодришвили, помимо указанных предметов, отобраны памятная книжка с собственноручными его записями о количестве изготовленных и распространённых «комитетом» запрещённых изданий, 8 листков со сведениями о движении денежных сумм сообщества, 2 номера подпольной газеты «Искра» и 3 стихотворения преступного содержания. В имуществе Гурешидзе взяты революционная брошюра и стихотворение, у Мачарадзе же оказался отчёт «кассы».

При допросах обвиняемые отвергали справедливость выясненных в отношении их обстоятельств.

Ближайшими сотрудниками означенных агитаторов были (это члены кружка, которые, в основном, вели ячейки на своих производствах и возглавляли периферийные кружки – прим. авт.):

12) Яков Аверьянов Кочетков (23 лет, мещанин, православный, женат, имеет сына, грамотный, рабочий),

13) Георгий Захаров Лелашвили (20 лет, мещанин, православный, холост, грамотный, слесарь),

14) Леонтий Алексеев Золотарев (22 лет, крестьянин, православный, холост, окончил курс городского училища, слесарь),

15) Николай Степанов Ериков (33 лет, мещанин, католик, холост, грамотный, слесарь),

16) Анна Яковлева Краснова (28 лет, дочь священника, православная, незамужняя, окончила курс епархиального женского училища, выдержала  испытание на звание повивальной бабки),

17) Ованес Геворков Унанов, он же Унаньянц (34 лет крестьянин, армяно-григорианского вероисповедания, женат, грамотный, слесарь),

18) Кирилл Алексеев Кахетелидзе (33 лет, сын диакона, православный, холост, неграмотный, слесарь),

19) Владимир Иосифов Иашвили (28 лет, дворянин, православный, холост, не окончил курса учительской семинарии, конторщик),

20) Георгий Гаврилов Арабелидзе (22 лет, крестьянин, православный, холост, окончил курс фельдшерской школы, служил надзирателем городского приюта для душевно-больных в Тифлисе),

21) Вацлав Иванов Пулавский (28 лет, мещанин, католик, женат, имеет сына, грамотный, маляр).

Из них Кочетков, Лелашвили, Золотарёв, Ериков и Краснова, находясь во главе отдельных кружков, устраивали конспиративные собрания, на которых разъясняли ремесленникам сущность социалистических учений, читали нелегальные произведения и обсуждали способы борьбы с капиталистами и правительством. Те же Кочетков, Ериков и Золотарёв раздавали мастеровым запрещённые сочинения. Унанов, Кахетелидзе и Иашвили собирали денежные взносы на нужды агитации. Арабелидзе имел у себя склад подпольной литературы, Пулавский в беседах с товарищами пропагандировал противоправительственные идеи и снабжал знакомых революционными изданиями. Иашвили уступал своё помещение для «деловых» свиданий главарей организации между собою и с рабочими, а также имел близкое отношение к тайной «кассе».

Среди вещей Иашвили обнаружен собственноручно написанный им отчёт о движении денежных сумм «кружка», а копия этого документа, воспроизведённая Иашвили, оказалась у Чодришвили; в квартире же Лелашвили отобрано около 12 воззваний на русском, грузинском и армянском языках, выпущенных «комитетом», и 5 фунтов типографского шрифта.

Поименованные лица не признали себя виновными в приписываемых им преступных деяниях.

К числу членов сообщества принадлежали также (а это кандидаты в кружковцы, помощники  и сочувствующие – прим. авт.):

22) Косьма Дианозов Долидзе (19 лет, крестьянин, православный, холост, грамотный, слесарь),

23) Ираклий Дмитриев Цуладзе (30 лет, крестьянин, православный, холост, малограмотный, токарь),

24) Алексей Петров Закомолкин (21 года, мещанин, православный, холост, окончил курс городского училища, токарь),

25) Георгий Антонов Нинуа, он же Нинуашвили (27 лет, крестьянин, православный, холост, грамотный, литейщик),

которые, участвуя в сходках рабочих, знакомились с произведениями подпольной прессы и входили в обсуждение вопросов, касавшихся агитации.

На допросе перечисленные обвиняемые отрицали прикосновенность свою к противоправительственному движению.

Наконец,  к расследованию привлечены:

26) Луарсаб Георгиев Джанелидзе (28 лет, крестьянин, православный, холост, малограмотный, слесарь),

27) Соломон Сакварелов Долидзе (21 года, крестьянин, православный, холост, грамотный, котельщик),

28) Давил Михайлов Капанадзе (29 лет, мещанин, православный, холост, окончил курс ремесленного училища, конторщик),

29) Дмитрий Григорьев Биланов, он же Биланошвили (38 лет, дворянин, православный, холост, окончил курс кадетского корпуса, управляющий частным имением),

хранившие у себя в незначительном числе запрещенные произведения.

Джанелидзе, Соломон, Долидзе, Капанадзе и Биланов представили уклончивые объяснения.

Под стражею содержатся Гогуа, Чодришвили и Окуашвили – с 16 февраля, а Джугашвили – с 8 июля 1902 г…

Статс-секретарь Муравьёв»[1].

М. Иванов

[1] РГИА, ф. 1405, оп. 521, д. 455, л. 482-486.

К вопросу об организации марксистских кружков: 20 комментариев

      1. Восхищает ваша проницательность — по фразе из 6 слов выявить мое троцкистское нутро.

        1. Можно и по одному слову поставить безошибочный диагноз. Весь вопрос в том, какое это слово. А вы написали целых 6 слов.

          1. Диагноз, конечно, можно поставить и по одному слову. Вопрос в том, что это будет за диагноз. Однако я не о том хотел сказать. Вопрос о кружках поднят правильно и я давно думаю рассмотреть его тщательнее. Но не узко, с точки зрения лишь технической организации, а шире. Ведь, по сути, сегодня все коммунистическое движение сплошные кружки — есть кружок РП, есть кружок «Прорыв», есть кружок КТВ, есть более солидные кружки — например РКРП или КПГреции, и т.д. Каждый варится только в собственном соку, а все остальные для него троцкисты, оппортунисты, реформисты, ревизионисты… Фактически сплошная кружковщина. Задача состоит в том, чтобы все или их большинство с революционно-марксистским содержанием объединить в одном коммунистическом движении. Для этого одних ярлыков недостаточно, а нужна последовательная и систематическая идеологическая работа. Не просто выражение лишь собственной и якобы единственно по-настоящему марксистской позиции, а обоснованное убеждение в своей правоте других и с прямым обоснованным обличением всех прочих. Я уже предвижу Ваш ответ с указанием конкретных ваших работ по данной теме. Правильно. Но еще раз повторю, что разговор идет не о выработке позиций, которые в большинстве хорошо и глубоко разработаны, а в их продвижении в жизни. О спорах и обличениях, не отдельно-случайных, но системных, с четким и открытым обозначением участников, с критикой и самокритикой…

            1. Вы или ломитесь в открытую дверь, или сами толком не понимаете, чего хотите.
              Как следует понимать то, что вы написали? Как перепев чисто обывательской мантры Кота Леопольда — «ребята, давате жить дружно!», так что ли? То есть все левые долны объединиться в единую партию, которая и будет коммунистической? Причем будет сама по себе, по названию, поскольку в этой партии кто в лес, а кто по дрова, в ней собраны идейные выразители РАЗНЫХ общественных классов,РАЗНЫХ классовых позиций.
              Какое может быть «одно (единое в смысле, как я понял) коммунистическое движение», если нет еще и зачатков партии, почти нет еще даже кружков, строго ориентированных на «единственно по-настоящему марксистскую позицию»? Да, единственную позицию, подчеркну это особо. Ибо не может быть двух разных верных позиций у одного класса — пролетариата. Есть только один путь — путь большевистский, революционный. И все, что не по этому пути идет — это оппортунизм, позиция буржуазная, хотите вы того или не хотите, нравится вам это или нет.
              Ваша беда в том, что вы не понимаете, где этот большевистский путь, не понимаете марксизма-ленинизма, который только и позволяет с лету отличить правильное от неправильного, верное от неверного, классово-пролетарское от классово-мелкобуржуазного. Ведь речь же не идет сейчас о мелочах, мелких тактических вопросах при полном согласии в стратегии и идеологии, в целях движения. Речь идет именно что о программных вопросах, основных, коренных. В этом и заключаются все трения и противоречия между, как вы изволили назвать, кружками — РКРП, КПГ, КТВ, РП, Прорывом и пр.
              Да, у нас период кружковщины, об этом РП писал и пишет. Но иного и быть не могло, учитывая тотальность разгрома мирового комдвижения, когда даже в первой стране социализма к концу 70-началу 80-х гг. не осталось НИ ОДНОГО настоящего марксиста! Что уж тут говорить о других странах.
              Настоящие марксисты от сырости не появляются. Они ВЫРАЩИВАЮТСЯ долгой и трудной работой по очистке ленинизма от шелухи оппортунизма. Это необходимый этап воссоздания и настоящей компартии, и настоящего комдвижения, без него дальше двинуться по пути восстановления социализма невозможно.
              Мы это понимаем и работаем в этом направлении, отлично понимая, насколько она громадна и как малы мы и наши силы. А вы только палки в колеса вставляете, не говоря уже о том, чтобы хоть чем-то помочь.

              1. Я был о вас лучшего мнения, но, похоже, что вы так и не выскочите из своего кружка. «Прорыв» трансформировался в кружок и сгнил, как коммунистическое издание, когда уперся в своей идее фикс о научном централизме. Вы же сгниете от упрямства в вере о собственной непогрешимости своего представления марксизма, от иллюзии этой непогрешимости.

                1. Это не наше представление о марксизме, это ленинское, большевистское представление о марксизме. Если оно вас не устраивает, ничем не можем помочь.

                  1. Откуда вы взяли, что именно ваше представление о марксизме ленинское, большевистское? Сами назначили. Вам не смешно, что в каждом (!) кружке представление о марксизме тоже якобы ленинское, большевистское. И у Прорыва, и в РКРП, и у греков… Потому-то и нет общего единого движения, что у каждого Ленин свой, приватизированный. Вот это меня не устраивает. Так что не надо передергивать.

                    1. У нас нет своего представления. У нас просто большевистское представление. А если вы не отличаете большевизм от оппортунизма, то это ваше лиичное половое горе.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь.