О положении рабочих на Ишимбайском станкоремонтном заводе

hqdefaultНа заводе огромная текучка. В условиях безумной безработицы в регионе, на завод постоянно идет набор рабочих с ближайших городов – Стерлитамак, Салават, Ишимбай.  На проходной висит объявление об акции – приведи друга и получи за это денежный бонус. В среднем, новый рабочий, придя на завод, как правило, работает не более 3-х месяцев. Потом увольняется, и причин этому тьма, но главная причина – крайне низкая зарплата.  На каждом участке коллектив в течение года обновляется на 40%, а в цеху «Высокая Зона» – цех, который занимается сборкой станков ЧПУ, – на 60%.

В объявлениях на интернет-ресурсах по трудоустройству указывается заработная плата в размере 25–30 тыс. руб. Пишут, что опыт только приветствуется, а так – не имеет значения, мол, только приходите. Вот только как приходишь в отдел кадров предприятия – зарплата уже падает до 20 тыс. руб., но зато, выражаясь словами начальника отдела кадров, «железобетонных 20 тысяч». После этого клятвенного заявления, попадая непосредственно на участок, куда требуется работник, от начальника цеха узнаёшь, что, зарплата будет составлять максимум 17 тыс. руб. – железобетон оказался слабоват. А вот отработав месяц, узнаешь, что зарплата выходит всего 14 тыс. руб., и железобетон оказывается гипсокартоном.

Требовать объяснений бессмысленно: вместо объяснений лишь заявление о том, что вновь устроившийся рабочий является учеником, на испытательном сроке, и пусть ноги хозяину целует за то, что он соизволил его взять на работу. Хотя в договоре должность рабочего именуется как слесарь-ремонтник или электрик и т.д., смотря кем устраиваешься, но ни слова об ученичестве. При этом такую нестыковку увидеть в трудовом договоре можно только в том случае, если сможешь выбить свой экземпляр. Дело в том, что рабочим этого предприятия максимум – обещают дать договор на руки. На самом деле 90% рабочих предприятия лишь подписывали договор, а на руки не получают. Нанимает рабочих юридическое лицо ООО «Ишимбайский станкоремонтный завод». В его же цехах трудятся ¼ тысячи человек, но все они оформлены в ООО «Технология покраски стали». Суть такой «рокировочки», во-первых, в отмывании денег и уменьшении налоговых выплат, во-вторых, обезопасить основное юр. лицо от судебных тяжб с рабочими.

На этом предприятии, как и на всех остальных предприятиях России, тарифная сетка превращена в форму занижения заработной платы. На завод берут по третьему разряду, и первые три месяца рабочий находится в «звании» ученика. Хотя он не учится, а работает, приносит прибыль хозяину предприятия. В течение 3-х месяцев часть зарплаты в размере 30% именуется «стипендией». И если рабочий в течение года с момента трудоустройства увольняется – у него вычитаются все выплаты по «стипендии». А увольняются часто, и эта подлая система направлена на то, чтобы не рассчитывать уволенного, как положено по закону. В итоге после этого хитромудрого расчета у увольняющегося рабочего остаётся на руках 1,5–2,5 тыс. руб. за последний отработанный месяц.

Оклад на предприятии рассчитывается исходя из присвоенного рабочему квалификационного разряда, а не фактически выполняемой им работы. Нередко зарплату рабочий получает по 3 разряду, а работы выполняет 5, 6 и даже 7-го разряда. Это тоже одна из форм уменьшения цены его рабочей силы. И яркий пример того, как капиталисты выворачивают квалификационную систему в свою пользу.

Попав на завод, рабочий вместе со своим имуществом переходит в распоряжение предприятия. Это не шутка. Например, устроился ты работать слесарем-ремонтником и у тебя есть личный автомобиль – в таком случае директор может тебя, в качестве водителя, и твой автомобиль использовать для нужд производства. Отвезти/привезти кого-то или что-то. Отказаться нельзя: иначе штраф или увольнение. И вообще, когда отказываешься от такой наглости, ханжи из отдела кадров или бухгалтерии выкатывают удивлённые глаза и заявляют: мы же оплачиваем бензин в соответствии с расходом, установленным заводом-изготовителем вашего авто! Про амортизацию автомобиля они конечно не слышали, и то, что это вид работы не оговорен в твоем договоре найма, их не интересует. Устроился на завод – значит делай то, что тебе приказали. Сказали быть водителем – будешь водителем.

Если дальше рабочие станкоремонтного будут молчать и не замечать своего унижения, то скоро им прикажут пойти полы мыть у хозяина завода в квартире и чистить ему унитаз.

Устраиваешься электриком – а будешь уборщиком, водителем или монтажником-сборщиком в командировке.

Те, кто собирает станок, обязаны его подключить и сдать покупателю на его территории. Поэтому рабочие едут в командировки во все концы России и СНГ. Оплата командировочных – 400 рублей в день. Суточные выдаются из расчета: на завтрак, обед и ужин по пачке «ролтона» и ночлежки в пансионе.

Если вдруг где-то у заказчиков «накрылся» станок, то рабочие едут в командировку и не получают за это командировочных вообще, поскольку директор распорядился не оплачивать их при гарантийных работах с формулировкой: в поломке виноваты сами рабочие, ведь они же его собирали.

Станок 1939 года выпуска, семь раз «капиталенный», купленный на базе металлолома, попадая на завод, ремонтируется с помощью того самого металлолома, мата, пота и крови рабочих. Он априори не может работать точно и долговечно. Но за обещание о высоком качестве товара, которые щедро раздаёт руководство завода своим клиентам,  расплачиваются рабочие — своим бесплатным трудом и заработанными в командировках болезнями.

Зарплата на станкоремонтном выплачивается раз в месяц – если повезет, а могут выдавать и раз в полтора месяца. Закон, который обязывает выплачивать кровные раз в две недели, руководству завода не писан. Зарплата выплачивается в первую пятницу месяца и только в том случае, если будет проведено общее собрание, на котором хозяин предприятия получит дозу лизоблюдства от начальников цехов, затем пропоёт песню об общности его интересов и интересов рабочих, которых он эксплуатирует в хвост и гриву. Вся эта процедура означает, что в конце недели наконец-то выплатят зарплату. Если же собрания не было – то это плохая примета. Означает она следующее: деньги пошли в оборот предприятия, чтобы увеличить барыши господину Нагаеву за счёт детей рабочих, посаженных на голодный паёк. Администрация завода задержку зарплаты объясняет традиционно – в стиле «кризис, санкции со стороны США», в общем денег нету, но вы держитесь. Рабочие понимают, что всё это ложь, притом такая ложь, которая начинается на букву П и заканчивается на букву Ж.  Всем понятно, что такими задержками зарплаты хозяин просто дополнительно хапает себе крупную сумму денег. Но рабочие организованному капиталисту противопоставить ничего не могут, ибо своей организованности у них пока нет.

Сам процесс выдачи зарплаты комичен, если бы это не был смех сквозь слезы. Кажется, что попал в прошлое, во времена кровавого царя Романова. Рабочих участками вызывают на склад, а не в бухгалтерию, не в заводскую кассу, и на складе в потёмках пришедший бухгалтер, а иногда и кадровик, выдают зарплату! Рабочие заходят на склад по одному, расписываются в какой-то ведомости, в которой указана фамилия, причитающаяся сумма, и получают деньги. Как начисляется заработная плата – известно только одному дьяволу, который мнит себя богом, ну и его заместителю в лице главного бухгалтера ООО «ИСРЗ». Трудящиеся не получают расчетных листов. Самостоятельно посмотреть, сколько работник отработал часов, какую выполнил переработку, сколько выпустил продукции, невозможно. Не было в этом году ещё дня, чтобы зарплату выплатили полностью – ежемесячно её выплачивают кусками.

Заработная плата на заводе состоит из оклада и «сделки». Казалось бы, что рабочие ИСРЗ защищены от штрафов. Искусственного разделения зарплаты на премию и оклад нет, как на тысячах предприятий в других местах, где рабочих нагло штрафуют на «законных основаниях». Но не тут-то было: на ИСРЗ штрафуют за что угодно. Работодатель не боится ничего, даже буржуазный закон, который требует не употреблять слово штраф, ему ничего не страшно. Хозяин завода издаёт приказы, за нарушение которых он штрафует, и слово «штраф» фигурирует в буквальном смысле.

Ещё бы, штрафы — это способ для капиталиста увеличить свои прибыли за счет урезания зарплаты!

Для выявления поводов для штрафов везде установлены камеры видеонаблюдения. Достал мобильный телефон – получай штраф 500 рублей, и сколько раз в руке увидели у тебя телефон – столько раз будешь оштрафован на 500 рублей. Опоздал на пять минут – получай штраф. Пошел в курилку во время работы, т. к. работодатель не дал объёма, и ты вынужден слоняться без дела, – получай штраф. Были штрафы даже за задержку сдачи станка в ОТК, который не могли сдать по причине отсутствия запчастей!

Штрафы вычитают как из окладной, так и из сдельной части зарплаты. При этом на сколько был оштрафован рабочий и за что – также неизвестно никому, кроме разве что бездельников из администрации и и хозяйстких холуев из бухгалтерии. Рабочие полагают, что штрафы вообще берутся с потолка.

Хозяин завода ощущает себя настолько всесильным, что даже издаёт свои законы. Например, опоздание на работу по ТК РФ более чем на 4 часа без уважительной причины является прогулом, и работодатель имеет право уволить рабочего. На ИСРЗ опоздание более чем на три часа и по любой причине является прогулом, а значит получай расчет и гуляй за ворота. Плевать он хотел на то, что говорит Трудовой кодекс. На своём заводе – он закон. И никакого стеснения: он пишет об этом приказы, ставит подпись и печать. А что ему бояться, если он пока не встречает сопротивления со стороны рабочих? Если они терпят такие издевательства и молчат. А с другой стороны, такое поведение — это проявление количественного роста открытой диктатуры капитала, которая уже начинает переходить в свое качественное состояние, а именно в фазу фашизма.

Бытовые условия на заводе крайне неудовлетворительные. Нет душа, нет достаточного количества умывальников, в бытовках не убираются, спецовку выдают синтетическую и низкого качества, обуви нет, комплекта зимней одежды нет. А ведь Ишимбай находится на Урале (Республика Башкирия), а не в тропиках.

Рабочие ремонтируют станки – это значит спецовка всегда испачкана в машинном масле.  Прачечная при заводе есть, но рабочий может сдать в стирку свой костюм только один раз в неделю, а ИТР – хоть каждый день. Руки помыть нечем, т. к. выдают один (!) кусок низкокачественного хозяйственного мыла на два месяца. Приходится брать из дома своё мыло, которое что-то отмывает. Перчатки выдают одну пару на месяц, и самые дешёвые. От этих перчаток ничего не остаётся уже к середине того дня, когда их выдали. Поэтому приходится постоянно покупать свои. Одна радость: пока за это не штрафуют, за то, что используешь не заводские перчатки. А могли бы, учитывая креативность хозяина и его изобретательность.

Если на улице идет дождь, то рабочие это быстро чувствуют это на себе, т. к. из-за дырявой крыши дождь идёт и в цеху. А самое комичное – это объявления, в которых указывается, что на заводе бытовое обслуживание соответствуют европейским нормам (!). Все лишь плюются на такое заявление, т. к. европейский стандарт бытового обслуживания рабочих означает тотальную экономию на этом самом обслуживании – то, что мы и наблюдаем на ИСРЗ. Трудящиеся отлично знают: эталон обслуживания рабочих – это советские стандарты, которых, конечно же, от этих рабов капитала и наживы не допросишься.

На заводе есть столовая, маленькая, как конура, столов не хватает. Приходится ждать 30 минут в очереди чтобы поесть. Хозяйка столовой арендует площадь у предприятия. Во время выдачи зарплаты она тут как тут: сразу же, как только рабочие получили деньги, требует выплатить долги за питание. А эти долги появляются вот почему. Рабочим выдаются талоны питания на 90 рублей. На этот талон получается взять обед из двух блюд, но они настолько маленькие и низкокалорийные, что есть хочется сразу же, как выйдешь из-за стола. При этом еда просто отвратительного качества. В готовку идут продукты, закупленные на распродаже, т. е такие, у которых заканчивается срок годности. Неоднократно рабочие отказывались есть эту еду, потому что она отдавала душком гнили. Один раз даже была написана коллективная жалоба на имя директора, чтобы он разобрался с качеством питания. Разобрался он мгновенно: душком еда теперь не отдаёт, потому что ее смачно приправляют специями. Поэтому более половины рабочих не ходят в столовую, а талоны меняют на пару пирожков.

Продолжая о быте рабочих на предприятии. На заводе есть премия за чистоту участка. Хозяин завода  участку, победившему в номинации «за чистоту», выделяет ежемесячно 10 000 рублей, примерно по 800 рублей на каждого рабочего. Казалось бы, мотивация для культурного роста рабочего есть. Так считают даже некоторые рабочие. Но действительность иная. Мотивация, конечно, есть, вот только эта самая мотивация оплачивается опять же бесплатным трудом рабочих во благо уменьшения издержек господина Нагаева на уборщиц. На заводе я насчитал только пятерых уборщиц. Они убираются в туалете, управлении завода и цеховом коридоре. На самих участках убираются рабочие за бесплатно, если не считать «бонусных» 800 рублей в год, т. к. каждый участок ровно в год один раз побеждает в «соревновании». Даже тут мы видим перекладывание дополнительных обязанностей работодателя на самих рабочих! Да еще поданная, как забота о культурном росте рабочих! Более того, эта премия – как бы воля господина Нагаева, которая сегодня есть, а завтра нет, она явно исчезнет со временем, как только рабочих приучат постоянно выполнять обязанности уборщиц.

Про субботники, которые проводятся ежегодно весной и осенью в нерабочее время, нечего и рассказывать. Это явление социалистического общества применяется капиталистами на всех предприятиях, ИСРЗ не исключение. Полюбили буржуи заставлять рабочих работать бесплатно с формулировкой: при СССР всегда были субботники. Это верно, вот только при СССР все предприятия принадлежали рабочим, и убирались рабочие на своих предприятиях, а не на господских. Скажу лишь, что последнего многие рабочие не понимают.

Теперь касаемо самих рабочих. Нет ни одного трудящегося, который с лаской отозвался бы о работодателе. Нет ни одного рабочего, который бы не замечал большинства угнетений со стороны работодателя. Все всё видят, вот только что делать не знают.

Одни, как правило это работающие пенсионеры, считают, что нужно терпеть, стиснув зубы. «Другой работы нет, все плохо, но хоть что-то перепадает на жизнь, а задержки можно перетерпеть, в конце концов отдадут», – так они рассуждают. И тут интересно разобраться, почему они так считают.

Во-первых, не от хорошей жизни пенсионер работает, притом он боится потерять работу, т. к. ему найти её сложнее ввиду своего возраста;

Во-вторых, пенсионер может переждать задержку зарплаты, т. к. получает пенсию. Пенсия выступает у него как подушка безопасности, которой нет у других рабочих.

Точку зрения другой части рабочих  можно выразить следующим образом: «Нужно валить за бугор, на север, в Москву, на другое предприятие, там хорошо платят, я в интернете видел. Тут нечего не изменить, пашем как рабы за копейки. Бороться невозможно, ибо не с кем бороться, т. к. никто не поддержит.»

Этой точки зрения придерживаются в основном молодые рабочие. «Невозможность» борьбы с работодателем они связывают с тем, что именно авторитетные рабочие, т. е. рабочие, обладающие огромным опытом работы, выступают в роли штрейкбрехеров, тормозя правильные инициативы молодых. В большинстве случаев, когда рабочие возмущаются какой-либо прижимке со стороны администрации, именно те, кто способен влиять на коллектив своим авторитетом, отказываются протестова, и, ворча, подчиняются требованиям хозяина завода.  Глядя на них, подчиняются воли хозяина и остальные рабочие

Такое поведение что «молодых», что «старых» рабочих есть естественное поведение несознательных рабочих, которые не находятся под влиянием коммунистов и плохо еще понимают, что к чему, откуда все взялось и почему так устроено. Коммунистам нужно больше работать с рабочими, учиться доходчиво разъяснять им на примерах их собственной рабочей жизни все их заблуждения. В первую очередь, необходимо работать с авторитетными рабочими: именно они могут повести на борьбу всех остальных, а значит добиться улучшения своей жизни. Работающим пенсионерам нужно показать, что их пенсия – это их подушка безопасности во время забастовки. Им ведь проще пережить финансовые трудности во время борьбы. Им не нужно особенно бояться, что их уволят, ведь на многих пенсионерах держится вся работа участков или даже цехов, и заменить их некем, т. к. профессиональное обучение рабочих в стране уничтожено, рабочих кадров практически нет – вымерли за 25 лет успешного капитализма.

Молодым же нужно показывать, что кроме борьбы у них вообще нет выбора. Не существует райского места за бугром: там тот же капитализм, те же угнетения. Что в Москве, что в Европе — одинаково. Те подлости, что творятся на ИСРЗ, происходят точь-в-точь и на других предприятиях. И если не бороться за себя и свое человеческое достоинство, за свои трудовые права, то положение рабочих  ухудшится ещё сильнее. Слабого — бьют, и будут бить до тех пор, пока он не начнет огрызаться, или совсем не сдохнет.

Например, в Стерлитамаке на станкостроительном заводе НПО «Станкостроение», входящем в группу компаний «СТАН», молчание и терпеливая покорность по поводу задержки зарплаты привела к тому, что в этом году задержка зарплаты доходила до 3 месяцев. Такая практика, когда работодатели набивают себе карманы дополнительными барышами за счет задержки рабочим зарплаты, в скором времени может появиться и на ИСРЗ. Тем более задержки более месяца уже были.

Пример со стерлитамакским станкостроительным заводом показывает, что рабочим ИРСЗ есть с кем объединяться для общей борьбы за улучшение своей жизни, ведь у них одни проблемы. А значит это нужно делать уже сейчас, не тянуть время и не ждать, пока рак на горе свиснет. Нужно понять, что без борьбы за себя и за всех рабочих лучше не станет, будет только хуже и хуже. Это показывает и доказывает каждодневно сама жизнь. И пора, наконец, из нее делать выводы.

Слесарь-ремонтник завода ИСРЗ. 29.10.2018

О положении рабочих на Ишимбайском станкоремонтном заводе: 9 комментариев

  1. Я думал, что станкостроение ЧПУ у нас совсем загнулось, а оно просто дышит на ладан. С таким подходом пациент скорей мертв, чем жив. По своему западу скажу, что все ещё не так плохо, но это видимо ненадолго. Старожилы говорят, что ещё 7-10 лет назад можно было нормально зарабатывать. Сначала режут нормы, хотя никакого повышения производительности труда и близко нет

    1. Станкостроение у нас загнулись вообще, в том числе и ЧПУ. На ИСРЗ проводится лишь капитальный ремонт старых станков ( рабочие там искренни завод называют горажем). Те модернизации которые они проводят не значительные и опять же вся электроника импортная.. На том же станкостроительном заводе в Стерлитамаке нет станкостроения. Там сборка из импортных деталей и узлов. В том числе и электроника, она вся или китайская, или южнокорейская, или немецкая.

      1. 2 Виктор

        Я много слышу про «вставание с колен», но судя по реальности встаёт какой-то колосс на глиняных ногах. Своей электроники нет, одна тупая болтовня.

  2. 2 Почеширский кот

    А при чём здест ‘нормы’ к ‘производительности’ в данном случае? Банально у тех, кто получает ‘profit’ выросли сыночки, доченьки, а ещё зятья, племяннички и так далее. Вот и приходится расширять ‘кормовую базу’ .. за счёт трудящихся. Отечественный ‘капитализьм’ рассчитан только на то, чтобы ‘срубить бабла по быструхе’. Ну а это можно только путём грабежа в тех или иных формах.

    1. К Ред пестицид

      Нормы на сделке (не знаю у кого как, но это ещё из СССР) выражаются в часах. То есть, если время изготовления детали сократили, то есть норму порезали, значит эту деталь делают быстрее, ввиду новой оснастки, например. А если ничего не вводили, то порезка нормы – банальный грабёж. То есть можно ещё и без системы «оклад+премия» залазить в карман рабочему.

      1. Это и не кто не оспаривает. Формы зарплаты в виде оклада+премии одна из форм не только грабежа, а в первую очередь система штрафов, что бы подчинять рабочих воли капиталиста. А форм грабежа рабочих много, суть их одна — присвоить прибавочное время,т.е. присвоить труд рабочего.
        Что касательно повышения производительности труда, то капитализм в «благодарность» за уменьшение колличества общественнонеобходимого среднего времени в единицы товара платит сокращением рабочего штата и уменьшением стоимости рабочей силы. Что в условиях капитализма увеличивает безработицу и занижает стоимость рабочей силы на рынке труда.

  3. Стало известного, что на днях был уволен рабочий на ИСРЗе за то, что он отказался ехать в командировку за бесплатно. То есть его пытались заставить исполнять гарантийные обязательства, которые дал хозяин завода, и хозяин не желает за это платить рабочим.

  4. Это еще ни слова не сказано об отчислениях в пенсионный фонд. Они ничтожны, как и все налоги, т.к. официальная зарплата — минимальная, насколько позволяет законодательство. Остальное «в конверте».
    Про скотское отношение к людям и так все ясно, особенно касается командировок: «ты главное езжай — а там все збсь будет» А как збсь? И какой ценой? Руководству пох. Выкручивайся как знаешь. И не только это…. Хорошая статья, правдивая.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь.