Награда за доблестный труд от капиталиста

80b19cf805e6ee73

«Мало этого — сказать, что плохо жи­вётся, и призывать к бунту — это и всякий крикун сумеет сделать, да толку от этого немного. Надо, чтобы рабочий народ ясно понял, отчего он бедствует, и с кем ему со­единиться надо для борьбы за освобождение от нужды.»
В. И. Ленин, «К деревенской бедноте» (1903 г.)

Крупнейшая международная монополия Nestlé[1] в рамках кампании по сокращению издержек планирует уволить почти 300 работников (около 85%) отдела корпоративных продаж своего российского подразделения «Нестле Россия». Некоторым из них даже предложили трудоустройство, но только не тем, кто состоит в профсоюзе (об этом было специальное распоряжение руководства).

Крайне показательны методы воздействия на наемных работников — они, по сути, чисто фашистские. Стоит о них рассказать поподробнее, чтобы до каждого трудящегося, до каждого наемного работника, наконец, дошло, что фашизм — это не свастика и зиги, коричневые рубашки и шествия с факелами (всё это внешняя форма фашизма — закономерного и неизбежного явления эпохи империализма, капитализма умирающего, уходящего с исторической арены), а всевластие и ничем не ограниченное насилие финансового капитала, и что фашизм не исчез в 1945 г., а существует до сих пор (и будет существовать, пока будет существовать монополистический капитализм!), что он является закономерным порождением этого финансового капитала, и с углублением общемирового финансового кризиса фашизм все смелее поднимает голову, набирает силу.

Сотрудники «Нестле», от которых компания решила избавиться, занимались тем, что старались увеличивать прибыли своих капиталистических хозяев. Вот как хозяева их отблагодарили эффективную за работу по наполнению своих карманов.

Заявление объединенной профсоюзной организации ООО «Нестле Россия — Черноземье»:

«14 мая “Нестле” развернула беспрецедентную кампанию давления, попытавшись принудить сотни сотрудников отдела продаж “добровольно” покинуть компанию в рамках давно запланированного, но до последнего державшегося в тайне проекта “Суворов”. Мы все попали под этот каток. Это было жестко и унизительно».

«В компании я работаю 15 лет, — рассказывает сотрудник отдела продаж “Нестле” в Санкт-Петербурге. — 14 мая нас собрали для подведения итогов работы, причем разделили по группам. Всем одновременно было заявлено о предстоящих сокращениях. Двери были заблокированы, нас держали до вечера. Имели место фальсификации: на словах предлагали одно, а в документах было написано совсем другое. Прощупывались слабые стороны каждого сотрудника: у кого есть кредиты, у кого маленькие дети, кто находится в декрете, — с целью дальнейшего давления. Задача была одна: заставить подписать документы. Кто-то в итоге согласился. Времени на то, чтобы подумать, у людей не было».

«Чтобы люди не уходили, в зал принесли обед, — рассказывает сотрудник Северо-западного подразделения “Нестле”. — Только биотуалетов не хватало. Людей, от которых решили избавиться, изолировали, чтобы они не делились с коллегами информацией. Была и скорая помощь — нескольким сотрудникам стало плохо».

 Сотрудники отдела продаж «Нестле Россия» на условиях анонимности:

«Со стороны руководителей мне поступали угрозы о проблемах с дальнейшим поиском работы. У меня трое иждивенцев на содержании, двое из них — дети двух и шести лет. А также ипотека и потребительский кредит, который я оформил в мае благодаря тому, что ООО “Нестле Россия” подтвердило сотрудникам банка мою занятость, не указав на планы по сокращению».

«На меня давили морально, чтобы я подписала документ об увольнении по соглашению сторон с 31 мая. Угрожали, что если не соглашусь сейчас, то мне не выплатят задолженность передо мной (не начисляли положенную компенсацию расходов на питание за 2,5 года работы, а это 116 тысяч рублей). Довели меня до истерики. Я пыталась выйти из аудитории — не пустили, сказав: “Если вам плохо, можем пригласить врача”».

«В числе сотрудников, находившихся со мной в зале, был один с ребенком-инвалидом, один с инвалидностью, двое предпенсионного возраста. На вопросы о льготах кадровики и юрист отвечали, что эти люди без проблем подпадают под сокращение — лучше им воспользоваться предложением компании».

«Я была на встрече 14 мая, попала в группу, где предлагали сокращение или компенсацию в шесть окладов[2], несмотря на то, что я мать двух детей — 4,5 и 1,5 года — и одна содержу семью».

«Что, теоретически, может ожидать тех, кто в компании остался? Трудовые договоры составлены с огромным количеством уловок, по которым людей могут просто уволить. Например, основанием для расторжения трудового договора может быть непредоставление персональных данных. Поэтому те, кто подписался на предложенные условия,  — следующие на вылет».

О том, что эта спецоперация готовилась заранее, говорит одновременность ее проведения в 10 регионах (с учетом разницы во времени): Москве, Петербурге, Воронеже, Самаре, Нижнем Новгороде, Ростове-на-Дону, Екатеринбурге, Новосибирске, Иркутске и Владивостоке. Ни о чем не подозревавший персонал отдела продаж «Нестле Россия» был приглашен в арендованные конференц-залы под предлогом подведения итогов, однако двери залов заперли, на входе поставили охрану. Людей не выпускали даже в туалет. Не позволяли пользоваться телефонами.

Везде действовали по одной схеме, разделив людей на несколько групп. В первую вошли те, кого оставляют в компании: высшее руководство и сотрудники, которых невозможно сократить по трудовому кодексу. Во вторую — сокращаемые с предлагаемым трудоустройством и увольняемые по соглашению сторон с переводом на работу к дистрибьюторам. Тех, кто не соглашался добровольно, переводили в третью группу — сокращаемых уже без трудоустройства. По словам очевидцев, в каждой аудитории присутствовали юрист и психолог, еду приносили прямо в конференц-залы, при этом запрещалось пользоваться вилками. Требовали одного: подписать заявление об увольнении «по соглашению сторон» или уведомление о предстоящем сокращении. Подпись должна была стать пропуском на свободу.

Показательна также борьба компании с зачатками рабочего движения: в Брянске восьми сотрудникам филиала, где работает председатель профкома «Нестле–Черноземье» Дмитрий Исаревич, объявлено о ликвидации филиала.

Дмитрий Исаревич:

«Нас всегда воспринимали как инородное тело. Руководство считает, что в отделе продаж условия труда очень легкие. Но мы с первых же дней выявили нарушения, например переработку, фактически 12-часовой рабочий день. Последние действия компании “Нестле” направлены на уничтожение профсоюза. Половина сотрудников нашего подразделения имеет льготы при сокращении: у одного на руках ребенок-инвалид, и этот человек — единственный кормилец в семье; девушка с онкологическим заболеванием; я как председатель профкома и мой заместитель. То есть четыре сотрудника из восьми не подлежали бы увольнению по закону. Вот и решили ликвидировать все подразделение».

«По всем указанным незаконным действиям, происходящим 14–15 мая, есть подробные письма очевидцев, видео и аудио записи. Кроме того, ряд высокопоставленных сотрудников “Нестле” продолжил под надуманными предлогами вызывать в региональные офисы социально незащищенных сотрудников (матерей-одиночек, находящихся в декрете, кормильцев многодетных семей и т. п.) и других. Их запугивали негативными условиями работы в будущем, склоняя к расторжению трудового договора по соглашению сторон, заведомо зная, что этих сотрудников увольнять по сокращению запрещено!»

Естественно, руководство компании сделало вид, что оно ни сном, ни духом не ведало о готовящемся, что это на местах проявили самоуправство: руководитель управления кадрового администрирования департамента по работе с персоналом ООО «Нестле Россия» Светлана Шушкина на вопрос о правомерности действий руководства компании сообщила:

«…приказом ООО “Нестле Россия” № 09-04301 от 30.04.2019 года принято решение о сокращении численности и штата работников ООО “Нестле Россия” и возможном расторжении трудовых договоров с работниками ряда структурных подразделений, занимающихся продвижением продукции “Нестле”».

Однако письмо с этим приказом

«поступило уже после того, как менеджмент компании предпринял возмутительные действия: закрывали людей на ключ и требовали, чтобы те написали заявления об увольнении».

ООО «Нестле Россия» отказывается вести переговоры об альтернативах начатой 14 мая варварской «реструктуризации» и о судьбе 300 работников, которых руководство пытается принудить к увольнению.

Вот так капиталисты относятся к тем, кто помогает им увеличивать их прибыли — ничуть не лучше, чем к рабочим,  непосредственно занятым на производстве. Для них что те, что эти — расходный материал, а не живые люди. Этот материал, когда нужно, можно использовать, а когда не нужно — просто выбросить на помойку.

Как же на всё это отреагировала Федерация профсоюзов? Помогла ли она чем-то своим первичкам, попавшим под такое жесткое давление работодателей?

20 июня в зале исполкома Федерации независимых профсоюзов России (ФНПР) состоялось заседание, на котором было принято решение о поддержке кампании солидарности с работниками «Нестле Россия». Какие же методы были избраны в рамках этой поддержки? Обратиться в членские организации ФНПР с предложением направлять письма в адрес руководства «Нестле» и активно привлекать к отправке писем профсоюзный актив и молодежные советы! И всё! Капиталист нагло и беспардонно громит профсоюзные организации на предприятиях, нарушает закон, вышвыривая членов профсоюза на улицу — а высшее проф\руководство отделывается рекомендациями составлять прошения к капиталистам!

Верхушка «независимых» профсоюзов в очередной раз показала, что служит она не наемным работникам, а капиталу, который щедро вознаграждает её бурную имитацию деятельности и канализацию протестных настроений трудящихся масс. И так будет продолжаться, пока сами трудящиеся не расстанутся с иллюзиями, что «добрый дядя со стороны» грудью станет на защиту их (трудящихся) интересов, и не возьмут рабочие организации, в том числе профсоюзы, в свои руки.

***

История с Нестле, беспринципный и подлый проект «Суворов» — яркий пример того, что либеральные вопли о «социальном партнерстве», «капитализме с человеческим лицом», «правильном капитализме» и проч. — суть лицемерие, подлый обман, ширма, прикрывающая развертывание фашизма — закономерного порождения монополистического капитала. У капитала одна цель, один мотив, одно устремление — беспредельное увеличение прибыли. Прибыль для него — священна, жизнь работника — расходный материал, статья издержек производства. И если содержание работника становится невыгодно — он (работник) немедленно  будет вышвырнут на улицу, невзирая ни на что. Никакой пощады не будет. Никому, даже тем, которые усердно помогали капиталистам богатеть.

Так почему же наемные работники должны щадить капитал? Не пора ли объединиться ротив него и выступить единым фронтом?

 Н.З.


[1] Nestlé — транснациональная корпорация, крупнейший в мире производитель продуктов питания и напитков. «Нестле Россия» контролирует бóльшую часть отечественного рынка кофемашин, растворимого кофе, кулинарии, готовых завтраков и каш быстрого приготовления, детского питания. Также в ее руках — значительная доля рынка кондитерских изделий и кормов для домашних животных. В 2016 г. общий объем продаж Nestlé в европейской части России составил 114,4 млрд руб.

Компания Nestlé «особо отметилась» в 1970-х гг. в «развивающихся странах» (т. е. странах-полуколониях империалистических держав) агрессивной кампанией по навязыванию практики искусственного вскармливания детей при отказе от «устаревшего» грудного вскармливания. Для этого Nestlé не стеснялась в выборе средств, ведь моральные «издержки» с лихвою должны быть покрыты в дальнейшем сверхприбылями. Так в родильные дома и больницы бесплатно или почти бесплатно поставлялись заменители грудного молока (сухие молочные смеси); сотрудницы отдела продаж Nestlé под видом медицинского персонала и купленные или одураченные врачи навязывали эти продукты матерям, «заботливо умалчивая» об опасностях и противопоказаниях. В результате употребления сухих смесей исчезало грудное молоко и семьи становились заложниками искусственного вскармливания, а значит были вынуждены регулярно покупать недешевую продукцию Nestlé. Результат для монополии — громадные барыши, для трудящихся — очередной грабеж и детские смерти (беднейшие слои населения не могли использовать для приготовления смесей чистую воду либо вынуждены были из-за дороговизны сильно разбавлять их (смеси) водой; также при искусственном вскармливании новорожденные не получают необходимых питательных веществ, иммунитет их значительно слабее и организм хуже справляется с болезнями).

Подлая «забота о детях и матерях» Nestlé быстро принесла плоды: в 1978 г. годовой оборот компании составил 11 миллиардов долларов, причем 31% продаж на тот период как раз приходился на страны «третьего мира». Схожими были и показатели по продажам сухих смесей для вскармливания младенцев.

[2] Это даже меньше, чем наемные рабочие получили бы на бирже труда с учетом выплат региональных надбавок в регионах, приравненных к районам Крайнего Севера.

Источники:

https://www.solidarnost.org/articles/ochen-gorkiy-shokolad.html

https://www.solidarnost.org/news/rukovodstvo-nestle-prodolzhaet-otkazyvat-profsoyuzu-v-peregovorah.html

https://www.solidarnost.org/news/fnpr-podderzhala-kampaniyu-solidarnosti-v-zaschitu-rabotnikov-nestle-rossiya.html

https://www.nestle.ru/aboutus/aboutcomp

https://www.nestle.ru/media/facts-and-figureshttps://puzo-karapuza.ru/stati/grudnoe_vskarmlivanie/eto_dolzhen_znat_kazhdyj_roditel_skandalnaja_istorija_iskusstvennyh_smesej/

https://whatisgood.ru/raznoe/detskie-smesi-nestle-vojna-protiv-grudnogo-moloka/

Награда за доблестный труд от капиталиста: 6 комментариев

  1. Картина цинизма и подлости, с которой действует преслуга буржуазии, стремясь ей угодить. И после такого из их уст звучать призывы к сотрудничеству классов.

  2. Ничего нового…
    Отдел продаж (манагеры) это сейчас расходный материал. Специфических знаний и навыков не нужно. Максимум — наработанная база клиентов (связи). Так что ничего удивительного. Чем компания больше тем отношение к конечному работнику хуже. Другое дело, смысл устраивать такое шоу, если всех можно посадить на краткосрочный контракт и набирать и увольнять не толпой, а по мере расширения-сокращения, как делают остальные.

    Мне только одно непонятно. Давно уже ‘манагер’ это временная работа. Почему люди ввязываются в кредиты и ипотеку с таким трудоустройством?

    1. Ну как бы даже в российском бурзуазном законодательстве нет оснований для заключения срочных трудовых договоров с манарегами. Срочные существуют только для определенной категории наемных работников. Поэтому срочные контракты — произвол буржуазии. Но только пока.

      1. > Ну как бы даже в российском бурзуазном законодательстве нет оснований для заключения срочных трудовых договоров с манарегами.

        Трудовые договора — уходят в прошлое. Нынче рулят договоры ГПХ.

        1. Трудовые договора уходят в прошлое только по тому, что наемные работники не желают отстаивать свои трудовые права. Нынче рулят договоры ГПХ только потому что рулит буржуазия

    2. > Мне только одно непонятно. Давно уже ‘манагер’ это временная работа. Почему люди ввязываются в кредиты и ипотеку с таким трудоустройством?

      Надеются на лучшее. А потом лезут в петлю от безысходности. Но делают это тихо, не нарушая покой больших денег.

      Вообще, отличный материал.
      Менеджеры продаж это максимальная текучка, которую я видел. У нас например, из 20 человек в отделе каждый месяц 3-4 увольняют и 3-4 нанимают. В итоге, насколько я понимаю, большей части платят гроши за испытательный срок.
      Зато начальник отдела ездит на охеренной даже по нашим провинциальным меркам тачке и недавно купил квартиру за 7 лимонов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь. Если вы собрались написать комментарий, не связанный с темой материала, то пожалуйста, начните с курилки.